Книга 6 "софия"




НазваниеКнига 6 "софия"
страница9/15
Дата публикации05.09.2013
Размер2.19 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > История > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

Ты являешься Божественным Существом, которое способно в одно и то же «время» на более чем один жизненный опыт — и можешь делить свое «Я» (свою сущность) на столько «я» (сущностей), сколько ты выбираешь.

Ты являешься существом Божественной Величины, не ведающим ограничений. Часть тебя выбирает познать себя в качестве личности, которая сейчас приобретает свой жизненный опыт. Но это далеко не предел твоего Бытия, хотя ты думаешь, что это так.

Существует ли такая штука, как «окно в Вечность», в которое мы можем заглянуть и вынести оттуда воспоминания?

Ответ... да. И снова... да. Я знаю это из опыта.

Вечером 8 января 1980 года я ужасно поскандалил со своей тогдашней женой. Несомненно, виноват был именно я. В те дни так оно обычно и случалось. Я был довольно тяжелым человеком. Мне хотелось стать поуживчивее. Искренне хотелось. Но, казалось, я ничего не могу с собой поделать, я был не в состоянии положить всему этому конец.

Теперь я уже даже не помню, почему мы сцепились. Какая-то мелочь. Возможно, выясняли, чья очередь выносить мусор. Не важно. Но я очень хорошо помню, что случилось После этого. Нечто, о чем я никогда не забуду.

Посреди нашего бурного спора я просто отмахнулся от жены, удалился из гостиной и, хлопнув дверью, скрылся в спальне.

В полном отчаянии я повалился на кровать, уставился в потолок и заплакал. «Иисусе, — думал я, — почему мы не можем ужиться? Что нужно людям для того, чтобы просто ладить друг с другом?»

На моем счету уже было два неудачных брака, и я не мог понять, что же я делаю не так. «Что нужно? — спрашивал я у Бога. — Что нужно для счастья?»

Я уткнулся лицом в подушку и захныкал: «Пожалуйста, Боже, помоги мне. Я не хочу быть человеком, который скандалит из-за пустяков. Помоги мне. Помоги...»

Совершенно выбившись из сил, я заметил, что быстро соскальзываю в сон. Словно кто-то подключил ко мне разъем и вытянул всю энергию. Я просто расслабился и почувствовал, как проваливаюсь в матрац, в подушку. Помню последнюю мысль, промелькнувшую у меня в голове прежде, чем я совсем заснул: «Это будет самый глубокий сон в моей жизни». Так и вышло.

Где-то посреди сна — может быть, через час, через минуту, через полночи, не знаю — я проснулся от странного ощущения. Словно что-то вытягивало меня из постели. Вам когда-нибудь казалось, что вы падаете с кровати? Так вот, это то же самое, только наоборот. Не вниз, а вверх.

Попробую описать иначе. Представьте себе, что на столе очень спокойно сидит муха. Потом кто-то подходит с пылесосным шлангом и ухитряется накрыть муху открытым концом. Затем говорит: «О'кей!» — и включает пылесос.

Я чувствовал именно то, что ощутила бы муха. Я лежал на животе и вдруг почувствовал, что меня буквально всосало, и через миг я оказался над матрацем. Перехватило дух.

Глаза испуганно раскрылись, но еще больше я испугался, когда увидел, что вишу над кроватью и смотрю на огромный кусок глины, из которого вылеплена моя точная копия. «Но это не я, — сказал я себе, — поскольку я здесь, наверху, и я смотрю вниз». Кроме того, в этом знакомом теле на кровати нет жизни. Нет жизненной энергии. Оно безжизненно.

В этот миг на меня спустилось первое из важных откровений, которые я вынес из этого опыта.

«Боже мои, я — не вон то тело, — сказал я себе. — Я — это. ЭТО.

Я — эта... сущность, эта... энергия... которая сейчас НАБЛЮДАЕТ вон то тело».

Может быть, эта мысль покажется вам элементарной, но Тогда она была для меня огромным откровением. И оно, Несомненно, оказало на меня колоссальное воздействие, поскольку было не просто идеей или теорией, но опытом, который я обрел прямо там и тогда.

Едва я осознал и принял этот факт, как меня развернуло лицом к потолку и — фьють — вынесло прочь через крышу.

Я сразу же очутился в каком-то темном месте, будто бы в туннеле, что-то толкнуло или потянуло меня вперед и понесло вперед на бешеной скорости. Страха не было абсолютно, лишь ощущение невероятной скорости.

Скоро впереди показалась крохотная искорка, и я понял, что мчусь именно к ней. Искорка все росла и росла, пока я внезапно не вылетел из туннеля. Меня выстрелило прямо в этот свет.

А сейчас кое-что интересное. Я был в свете и, казалось, одновременно вне его — смотрел на него со стороны. Я очень остро помню, что смотреть на него было почти невозможно — так прекрасен он был.

Не знаю, смогу ли объяснить, как свет может быть прекрасным, поскольку свет — он и есть свет, правильно? Правильно, но только этот свет был прекрасен. Может быть, дело в том, как я ощущал его. Не знаю. Знаю только, что красота была необъятная. Этот свет был слишком велик, слишком восхитителен, чтобы его могло объять человеческое сознание. А я чувствовал себя таким маленьким и растерянным. Помню, мне подумалось:

«Нет, только не я. Я недостоин быть в этом свете. Я недостоин того, чтобы видеть его. После всего, что я сделал, после того, как запятнал свою душу, после того, как столько раз предавал себя и других, — нет, я недостоин».

Затем я устыдился, ибо, подумав обо всех этих вещах, вспомнил их во всех подробностях. И я заплакал от стыда и чувства вины. Сотрясался в рыданиях. Почему я не вел себя лучше? Почему так часто делал наихудший выбор? Как глубока была моя печаль... Я и не помню, чтобы когда-нибудь так горько сожалел о чем-то. И тут меня наполнило — в тот самый миг, — наполнило чувство, описать которое я не в силах. Я не раз пытался подобрать слова, но так и не нашел подходящих. Сейчас я сказал бы, что мне был дарован мир, истинный мир, полный мир — впервые в моей жизни. Я почувствовал, словно огромный ласковый палец прикоснулся к моему подбородку и заставил поднять голову. И в моем сердце прогремели слова:

— Ты совершенен, такой, как ты есть. Ты неописуемо прекрасен, и Я люблю тебя безо всяких условий. Ты — Мое дитя, и Я очень рад тебе.

Я почувствовал, что меня обняли и баюкают. Теперь свет был со всех сторон, и я мягко колыхался в его центре. Вся печаль ушла. Даже раскаяние исчезло. Я исцелился и обрел целостность. Душа исполнилась благодарности, сердце — любви.

Затем пришло второе осознание:

«Я никогда не получу прощения за все, что я сделал».

Как бы я ни сожалел о своих действиях и решениях, как бы ни каялся, я не получу прощения.

^ Потому что в прощении нет необходимости.

Я — Божье дитя, отпрыск Божественного, и я не способен нанести Божественному ущерб, ибо Божественное совершенно неуязвимо, причинить ему вред просто невозможно. Я всегда желанный гость в сердце и в доме Божьем, мне позволено учиться на своих ошибках, позволено приближаться к тому, Кто Я Действительно Есть, любым путем, какой я изберу, — даже во вред себе и окружающим. Ибо ни мне, ни окружающим причинить вред тоже невозможно. Нам только кажется, что мы можем сделать это.

Это откровение несомненно оказало на меня колоссальное воздействие, поскольку было не просто идеей или теорией, но опытом, который я обрел прямо там и тогда.

Осознав это, я сразу же оказался в третьей реальности. Меня окружали миллионы, нет, сотни миллионов крохотных... частичек энергии — иначе это и не опишешь. Они были везде. Передо мной, позади, справа, слева. Они напоминали мне крохотные клетки, молекулы. У каждой своя форма и цвет.

А что за цвета! Господи! — поразительно, изумительно, захватывающе красивые цвета. Синейшая синь, чистейшая зелень, воплощение красного и самые дивные сочетания и оттенки, каких я прежде и не видел. А для меня это что-нибудь да значит... я, видите ли, дальтоник...

Так что для меня это было поистине захватывающее зрелище.

Итак, передо мной и вокруг танцевали эти частички цвета. Танцевали, окружив меня мерцающим пологом красоты, который скрывал собой все — он и был Всем.

Я знал: то, что я вижу, — Сущность Всей Жизни. Это была жизнь в ее суб-суб-суб-молекулярной форме. Ее мельчайшие частицы. Ее основа. Ее корень. А дальше я увидел нечто совершенно очаровательное.

Глядя, как танцуют и мерцают передо мной эти изумительные частички света, я заметил, что они все время изменяются! Казалось, они загораются и гаснут, сами себя поглощают и возникают снова — в новой форме и новом цвете. И с изменением формы и цвета каждой частички изменяли цвет и форму и все окружающие, взаимоприспосабливаясь и стремясь дополнять друг друга. А затем частички, окружающие эти частички, и дальше, дальше, дальше... и тогда я понял, что все это — постоянно изменяющаяся, обновляющаяся и при этом всегда целостная головоломка-мозаика Пульсирующая, дрожащая мозаика чистой энергии.

Меня переполнило желание прикоснуться к этим невыразимо прекрасным частичкам, стать с ними одним. Я хотел с ними слиться. Растаять в них. Не знаю почему. Это был внутренний зов, внутренняя страсть, зародившаяся где-то в самой глубине моего существа.

Я попытался приблизиться к частичкам, но с каждым моим движением мозаика отстранялась. Я пытался «перехитрить» частички, двинулся вперед, а потом, внезапно, в сторону. Не сработало. Я не мог обмануть матрицу. Она понимала каждое мое движение. На самом деле она их просто предвидела.

Я не мог к ней приблизиться и заплакал. Этот отказ, этот запрет так опечалил меня, что казалось, я просто не переживу. А потом печаль сразу прошла, ибо я осознал: я не могу приблизиться к этой энергии, поскольку я сам и есть эта энергия! Когда двигаюсь я, движется и она. Конечно. Я уже слился с нею!

Все вещи — Одна Вещь Есть Только Одна Вещь, и нет Ничего, что не было бы Частью этой Одной Вещи.

Это откровение, несомненно, оказало на меня колоссальное воздействие, поскольку было не просто идеей или теорией, но опытом, который я обрел прямо там и тогда.

И снова, едва я это понял, реальность сменилась. Теперь я стоял перед огромной книгой. Она была вдвое, нет, втрое больше, чем самая большая из книг, которые я видел прежде. Она была как сотня телефонных справочников Манхэттена, склеенных вместе. А шрифт настолько мелкий, что на каждой странице — на каждой странице — вмещалась информация сотни энциклопедий.

Я стоял перед этой громадиной, и тут снова услышал голос, говоривший со мной, когда я оказался в объятиях света. Очень нежно, почти снисходительно, но ни в коем случае не насмешливо Он сказал...

^ Ладно, Нил, ладно. Ты всю свою жизнь искал ответы на вопросы. Все искал и искал — и это был истинный, искренний, честный поиск Итак, вот они Вот ответы

Туг страницы замелькали, словно их пролистывал некий гигантский палец или священный ветер. Все это произошло очень быстро, и весь документ прошел передо мною за малую долю секунды. И все-таки я сумел прочесть и впитать каждое слово на каждой странице.

И я узнал. Узнал все, что люди знали прежде, знают сейчас и узнают в будущем. Я постиг вселенскую космологию и тайну всей жизни. Я увидел, насколько все просто. Абсолютная, очень элегантная простота.

Это откровение несомненно оказало на меня колоссальное воздействие, поскольку было не просто идеей или теорией, но опытом, который я обрел прямо там и тогда.

Это четвертое, что я осознал. И, когда передо мной промелькнула последняя страница книги и хлопнула тяжелая обложка, я сказал...

Конечно.

Вот и все, что я сказал. Просто:

Конечно.

И тогда я проснулся. Я снова оказался в своем теле, и оно было тяжелым как никогда. Казалось, что один только мизинец весит тонну. Я хотел дотянуться до столика и взять бумагу и ручку, — чтобы записать все, что мне довелось пережить, чтобы не забыть, чтобы получить какое-то подтверждение своего опыта. Но не сумел пошевелить рукой. Все, что я мог, — моргать.

И тогда я снова услышал тот голос, мои Особый Голос, который обращался ко мне во время этого сна, этого путешествия, этого, этого... что бы это ни было. Голос сказал:

— В этом нет нужды. Неужели ты думаешь, что забудешь случившееся? И все равно, доказать ты ничего не сможешь, да это и не нужно. Истину нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Она просто есть.

И тогда я заснул.

Наутро я проснулся в состоянии эйфории. Пританцовывая, я направился в душ, открыл кран, и на меня хлынул поток холодной воды, — но я был совсем не против. Холодный поток захватывал дух и бодрил. Я добавил горячей воды и стоял, глядя, как она падает из душа на мое тело.

Я чувствовал, что я — Одно с водой, Одно с душем, Одно с кафелем душевой. Я чувствовал, что я — Одно со всем сущим, и подумал, что, должно быть, именно так ощущают себя люди под психоделиками. Я растопырил пальцы на руке и прижал ладонь к стене, ожидая, что она пройдет сквозь кафель, ибо я видел молекулы плиток и молекулы руки и понял, что проходить сквозь стены можно, — нужно лишь расположить молекулы своего тела так, чтобы они проходили там, где нет молекул стены. На это способен каждый проницательный человек. То есть тот, кто может проникать в суть вещей, кто видит их насквозь.

Я все стоял под душем и силился вспомни ты, что я прочел, что увидел в той книге. Про себя я называл ее Большой Книгой и сейчас пытался припомни ты хоть одно слово из того, что прочел в пей.

И тогда ко мне снова обратился голос:

^ Тебе нельзя помнить.

...И мне было дано понимание того, что, если бы я попытался сохранить в сознании все увиденное, у меня бы просто «перегорела» схема. Слишком много, как бы это сказать... электричества... слишком много энергии... для такого небольшою физического образования, как мой мозг.

Потом я услышал:

— Просто знай, что ты знаешь. И знай, что каждый знает Все, что тебе нужно для того, чтобы вспомнить конкретную вещь, необходимую тебе в конкретный момент, — обратиться к своей внутренней мудрости. И ты вспомнишь.

Оставшееся у меня после этого чувство слишком невероятно, чтобы даже описывать его. Я стоял в душе еще двадцать минут, осознавая каждую отдельную капельку, которая на меня падала. Затем вышел из душевой, и мое тело приветствовал прохладный воздух. Словно на меня вылили бутылку свежей искрящейся жизни. Во всем теле ощущалось покалывание, душа широко раскрылась. Я вытирался, наслаждаясь тем, как необычайно отчетливо чувствую каждое волоконце своего полотенца.

На работе в тот день всем было любопытно, отчего это я такой странный. Одна сотрудница все поглядывала на меня с момента моего прихода и наконец подошла и спросила...

— Что у тебя произошло? Ты как будто на двадцать лет помолодел.

— Правда? — спросил я.

— Просто посмотри на себя в зеркало, — был ответ.

Ощущение того, что я «в мире, но не от мира сего» оставалось со мной еще не одну неделю. Со временем оно понемногу блекло, но на каком-то уровне сохранялось довольно долго. И все эти годы с того дня и до сих пор я способен вернуть то ощущение и нестерпимую радость своего опыта, просто вспомнив обо всем.

Это мой опыт. Я могу хранить его в тайнике души, могу прикоснуться к нему, могу пережить его заново. Голос был прав: я этого никогда не забуду.

Итак, я говорю вам из опыта: путешествия души, вроде того, что случилось сорок лет назад с Джейсоном Гардхэмом, не просто возможны, они случаются постоянно. Их предпринимает каждый из нас. Каждый. Ибо ни одна душа не остается в теле постоянно от рождения до физической смерти.

Когда душа покидает тело — либо во сне, либо в моменты, которые люди называют медитативным «трансом», либо Просто во время прогулки по лесу (или в темной спальне), — тут нечего бояться, беспокоиться, смущаться, и нечего утаивать друг от друга.

Об этом стоит говорить. Ибо это — Моменты Благодати, и, делясь таким опытом с окружающими, мы дарим миру частицу чуда, магии, частицу энергии, которая изменяет жизнь.

Как изменилась жизнь Джона Стара, однажды пережившего интереснейший опыт на берегу озера Мичиган..
13

^ МИР ТЕНЕЙ
Джон Стар сидел за кухонным столом, обхватив голову руками. На столе стыл завтрак.

— Нет аппетита, Джон? — спросила мать. Она заметила, что в последние дни сын хандрит, безучастно бродит по дому... Все это на него не похоже.

— Мам, я ничего не могу понять, — Джон решил поделиться своими тревогами с матерью, хотя ему и не хотелось ее беспокоить. — Мне кажется, что я никуда не двигаюсь. И в последнее время меня постоянно преследуют все эти вопросы... просто не выходят из головы. Важные вопросы... например, что действительно имеет значение? Почему я здесь? Откуда я? — он умоляюще посмотрел на мать. — Я не пойму, почему мне нет покоя. И при этом мне как будто бы не хватает энергии.

Она села около сына.

Родной мой, эти вопросы всю жизнь преследуют каждого из нас. Ты должен дать себе время. В конце концов, ты ведь только что закончил школу. У тебя впереди целое лето — вот и подумаешь как следует. Для того чтобы проработать все это, нужно время. И помни, что большинство людей так и не находят ответы.

Джон вздохнул. «Милая мамочка, — подумал он, — она все правильно говорит. Но от всех этих слов не так уж много проку».

Вдруг мама оживилась:

— А пойди-ка поплавай! Это всегда поправляло тебе настроение.

«Действительно, — подумал Джон, — почему бы и нет? Все равно делать нечего. Можно немного поупражняться».

В это время года озеро Мичиган всегда теплое. Но в тот день небо было укрыто облаками, и вода выглядела скорее серой, чем голубой. Джон плавал хорошо. С самого детства он чувствовал себя в воде как рыба. Много лет выступал на соревнованиях по плаванию за городскую команду. Ему нравилось заплывать за волнорезы — в полумиле от берега вода была прохладнее и чище.

Юноша быстро и ровно поплыл свободным стилем. Пронзая волны, он вошел в то особое состояние сознания, которое всегда так успокаивало его: не думаешь ни о чем, просто сливаешься с водой, скользишь в ней, растеряв все мысли, доверившись силе своих рук. и ног, и видишь лишь формы подводного мира и тени, отбрасываемые ими на дно. Это было место, которое Атлеты называют Зоной.

Но в тот день воды озера были неспокойны. В очередной раз вынырнув из воды, чтобы набрать воздуха, Джон захлебнулся встречной волной. Пока он отплевывался и пытался восстановить дыхание, его захлестнула еще одна. Джон был хорошим пловцом и все же знал, что сейчас ему есть о чем беспокоиться. До берега было больше полумили, плыть вперед ему стало тяжело. Он развернулся и отправился обратно.

Не успел он проплыть и десятка метров, как в ушах зазвенело, голова закружилась. Вдруг позади раздался громкий щелчок. Волны сразу же улеглись. Джон остановился и посмотрел на небо. Небо прояснилось, над головой ярко светило солнце. Вода в озере стала голубой.

«А это еще как понимать?» — удивленно подумал Джон, глядя в ясное небо. Казалось, солнце ярче, чем обычно, но смотреть на него было не больно. Вдруг что-то словно подтолкнуло его посмотреть вниз. Взгляду открылась невероятная картина.

Там, под ним, к берегу плыло его тело. Оно неслось прямо и быстро, словно моторная лодка. Джон смотрел на все это в страхе и изумлении. Он был тут, его сознание — тут, так где же он на самом, деле и что с ним происходит?

Казалось, сзади на него падает свет. Особый свет, свет, в котором... есть чувство. Джон повернулся к нему лицом. Восхитительно! Свет омыл его удивительнейшим теплом, юноша впитывал его, как губка. И тут им овладело чувство полнейшей свободы. Словно он полностью освободился от любого жизненного груза. Наконец открылся некий клапан, внутреннее давление упало. Он снова мог дышать свободно.

В него потекла энергия, освобождая и смягчая те части его существа, о которых Джон прежде и не ведал. Юноша испытал изумительное, радостное чувство. Он знал, что когда-то, когда-то он уже ощущал подобное, но не мог вспомнить когда. Он словно... вернулся домой.

Казалось, само время размягчилось. Ибо, насколько помнилось Джону, минуты, дни и годы его жизни всегда были величинами неизменными — как отметки на линейке. Сейчас линейка времени стала мягкой и эластичной. Она растягивалась и сокращалась, как резиновая лента.

Он мог видеть события своего прошлого, рассматривать их более четко и подробно, чем в те моменты, когда они, собственно, происходили, и оставаться в этих воспоминаниях сколь угодно долго. При этом казалось, что время не идет вообще.

Джон глубоко окунался в эпизоды своего прошлого, а затем возвращался к свету. Может быть, мир, который он знал прежде, отступал в небытие? Жизнь, которую он считал единственной реальностью... несомненные факты, сомнения, гордость и стыд, удовольствия и страхи... все они таяли. Единственное, что оставалось, — свет и благоговейное чувство благополучия, которое он в себе нес.

Это было похоже на пробуждение — словно Джон глубоко спал и ему снился яркий подробный сон, а теперь он проснулся и сон развеялся.

Глаза медленно приспосабливались к яркому сиянию, и Джон стал различать в свете очертания. Вокруг него стояли люди! Люди, которых он знал и любил. Более того, само это место было ему хорошо знакомо.

— Ну как тебе понравилось путешествие? — спросил один из друзей. Все остальные задорно расхохотались. Они подшучивали над ним. Джон интуитивно почувствовал, что они спрашивают у него не о путешествии в это дивное место, но о земных блужданиях. И он рассмеялся вместе с ними.

Как здорово смеяться так свободно! Он снова жил полной жизнью — жизнью без начала и конца, жизнью вечной.

Космический мир, в который он вступил, казался теперь настолько же прочным и реальным, как тот, что Джон оставил позади. Но по-прежнему было видно, что мир этот соткан из света. Это живой свет. Он просто сфокусирован в виде живых существ, как при помощи лупы можно собрать в точку солнечные лучи. Были тут и цвета. Не только цвета, встречавшиеся ему на Земле, но и целая палитра красок, которых он прежде никогда не видел.

Всех его друзей, и вообще всё живое, окружали цвета, — замысловатые геометрические узоры, и каждый из них был оригинален и уникален. Все краски и узоры пропитаны звуком — неисчислимые октавы. Казалось, эти цвета можно слышать. Звуки были очень слабыми, почти неощутимыми, но они достигали вечности.

На весь этот богатый жизнепорождающий гул накладывалась мелодия, составленная из личных звуков каждого существа. Свет, и звук, и цвет, и геометрические узоры — вместе складывались венскую целостность, в гармоничное совершенство.

Возможно, прошли годы. Годы, или часы, или минуты — тут не определишь. Осталась лишь реальность бытия. Быть-ия, неотделимого от текущего момента, от вечного сейчас, от жизни, которая во всех существах.

И хотя этот мир так же устойчив и реален, как оставленный позади, тут нет временных и пространственных ограничений. Здесь нет мнений, суждений, верований. Здесь лишь внушающие благоговение красота и радость.

Затем в сознании Джона стали пробегать образы из его другой жизни, — вначале они были мимолетны, но постепенно становились все устойчивее и отчетливее. Ему явились милые сердцу люди, явилось все, что он хотел увидеть и сделать. Наконец, из глубины его существа пробился настойчивый голос...

Достаточно. Ты посмотрел на вечность. Еще не время оставаться тут Пора вернуться в Мир Теней привычных, Иди туда, где игры смертных ждут.

«Ш-ш-ш-ш-урх, ш-ш-ш-ш-урх», — Джон поднял голову, чтобы посмотреть, откуда этот звук. На краю зеркальной водной глади плескались крохотные волны, шурша мелкой прибрежной галькой. Он лежал на берегу озера Мичиган всего в нескольких дюймах от воды. Ощущение было просто невероятное — он чувствовал себя таким отдохнувшим, как никогда прежде. Юноша встал на ноги и поглядел вокруг.

На западном горизонте вырисовывался Чикаго, его дома, омытые лучами красно-оранжевого солнца, отражались в воде. Он посмотрел на небо — никогда прежде ему не доводилось видеть такой глубокой сини, посмотрел на деревья — какая чистая зелень. Словно с глаз его спала пелена. Как долго он отсутствовал? Минуты? Годы? Он чувствовал себя как человек, проживший долгую бурную жизнь и вернувшийся в места своей молодости, чтобы бросить взгляд на некогда знакомые пейзажи... все вокруг было таким, как и прежде, и все же что-то изменилось.

«Это был сон? — спросил он себя. — Или я просто увидел, что значит настоящее, истинное бодрствование, а теперь снова заснул?»

Он шел домой, прохладный ветерок ласкал его влажное тело. Теперь он больше не задавал себе вопросов о собственном месте в мире. Джон увидел свое место в Космосе, и оно было совершенным.

Он вошел через заднюю дверь. Мама возилась на кухне.

— Привет, мам, — прощебетал он.

— Привет, родной Как искупался?

— Космически! — ответил Джон, широко улыбнувшись. — Космически!

Когда я в первый раз прочел историю Джона, меня изумило то, насколько все это похоже на происшествия со мной и с Джейсоном. Каждое из этих «посещений» «потустороннего мира», или «высшей реальности» — называйте, как хотите, — сопровождалось видением невероятно прекрасного, вселяющего благоговение света и неописуемых цветов.

И я, и Джон видели энергию в форме уникальных и оригинальных геометрических узоров. Вместе с энергетическими узорами Джону являлись звуки довольно распространенная особенность подобных переживаний. Мистики издавна утверждают, что у Вселенной и у Самой Жизни есть свой специфический звук — Ом.

Слушая рассказы о подобных переживаниях или вспоминая свой собственный опыт, я всегда возвращаюсь к ключевому посланию, которое то и дело всплывает на полутора тысячах страниц книг из серии «С Богом»: мы все — одно.

Все и вся сделано из совершеннейших кирпичиков, которые только можно себе вообразить. Я видел это единство. Я пережил его. Однако для того, чтобы впустить его в свою реальность, не обязательно его видеть. Нужно просто ощутить его в своем сердце и обнять душой. И это легко. Это решение, а не реагирование. Как любовь. Любовь — это решение, хотя большинство людей считают, что это реагирование.

И еще одно поразило меня в опыте Джона: момент, когда он познал, что «осталась лишь реальность быть-ия». Это прекрасно гармонизирует с последним из трех утверждений первой книги «Бесед с Богом»:

1. Мы все — одно.

2. Всего достаточно.

3. Нет ничего, что нам нужно было бы делать

Все, что нужно, — Быть.

Разница между «быть-ностью» и «деланием» подобна разнице между днем и ночью. Большинство людей всю свою жизнь глубоко вовлечены в «делание». Они бегают туда-сюда, делают то, делают это, делают то, делают это, и единственным результатом всей этой возни оказывается огромная куча каких-то нелепых делать-делать.

В ближайшие пятьдесят лет на нашей планете появится новый тип человека — Новый Человек, и родится он не из «делания», но из «быть-ности» в каждый момент времени Многие совершают эту трансформацию уже сейчас. Это возможно даже в обычном мире — дома, на работе, в транспорте. Для этого не нужно на двадцать лет уединяться в пещере или медитировать по девять часов в день — ничего подобного. Нет, это все вовсе не плохой опыт. Просто в нем не! необходимости.

Для того чтобы ощутить, как в вас и через вас выражается блаженство Быть-ности нет нужды становиться отшельником, нет нужды «уходить от мира». Вы можете испытать то же самое, выполняя свою повседневную мирскую работу, фактически, благодаря своей мирской работе.

Вы даже можете использовать процесс обретения Быть-ности как средство найти свое Дело Жизни (Right Livelihood) Все, что нужно для этого знать, — кем вы хотите «быть». То есть какое состояние или состояния бытия вы хотите переживать и выражать собой и через себя? Сделав этот выбор, просто откажитесь от любой деятельности (и, конечно, oт любой работы), которая не сулит вам возможность выражать это.

Как работает этот процесс и как он может привести человека к делу eт о мечты, дать ему наконец Дело Жизни, описано в маленькой книжке «Носители света», которую можно прочесть буквально за сорок минут. Я написал эту книжечку в ответ на просьбы сотен людей из разных уголков мира, которые прочли в «Беседах с Богом» о Быть-ности и захотели узнать о ней побольше.

Есть тысячи людей, переживших Быть-ность во время путешествий за пределы тела, и их рассказы во многом похожи на то, что описали Джексон, Джон и я. Может быть, вы тоже знаете кого-то, кто это пережил. Может быть, вы пережили это сами. Я привел здесь эти истории для того, чтобы люди, которым знаком подобный опыт, отбросили любые возможные сомнения в собственном психическом здоровье. И я снова повторяю: подобный опыт не так уж редок и совершенно нормален.

Однако небесная почта не всегда отправляет Моменты Благодати к дверям нашей души в таких огромных красочных ящиках Иногда они приходят в выцветших конвертиках или крошечных коробочках Мне не хотелось бы, чтобы вы чувствовали себя обделенным и считали, что ваша жизнь лишена Моментов Благодати только оттого, что у вас никогда не было подобных Потрясающих Переживаний.

Люди, пережившие что-то подобное тому, что описали Джексон, Джон и я, ничем особенным от остальных не отличаются — разве что, возможно, мы несколько любознательнее! Мне и вправду нередко кажется, что люди, бесконечно задающие внутри себя вопросы о космической реальности, тем самым притягивают к себе Моменты Благодати того типа, о котором мы говорим. Однако этот тип не единственный и не обязательно наилучший. Многие приносили из подобных путешествий больше вопросов, чем ответов, и запутывались еще сильнее, чем прежде!

Бог творит Моменты Благодати по-разному, и для того, чтобы подзарядить нас электричеством, вовсе не нужен эффектный удар молнии. Момент Благодати может привести вас к колоссальным переменам в жизни, а может просто помочь сделать незначительное на первый взгляд открытие. И то, и другое может очень сказаться на том, как вы проживете остаток своих дней.

Вот послушайте-ка, что рассказывает Маргарет Хиллер из Эшленда, штат Орегон...
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

Похожие:

Книга 6 \"софия\" iconКнига издана с разрешения Writers House и Synopsis Literary Agency © «София»
Исцеление днк: Перенастройка вашего генетического кода для здоровой и успешной жизни / Перев с англ. — М.: Ооо издательство «София»,...

Книга 6 \"софия\" iconЯ верю «софия» 2004 Рампа Лобсанг я верю Перев с англ. М.: Ооо издательский...
Эта книга расскажет о жизни до рождения, о жизни на Земле и о возвращении с Земли на ту сторону

Книга 6 \"софия\" iconМудрость древних «софия» ид «Гелиос» 2002 Рампа, Лобсанг. Мудрость...
Эта книга не просто давно ожидаемый читателями словарь эзотерических символов и понятий от а до Я, хотя она достаточно ценна уже...

Книга 6 \"софия\" iconЛобсанг рампа мудрость древних «софия» ид «Гелиос» 2002 Рампа, Лобсанг....
Эта книга не просто давно ожидаемый читателями словарь эзотерических символов и понятий от а до Я, хотя она достаточно ценна уже...

Книга 6 \"софия\" iconЛобсанг рампа жизнь с ламой «софия» ид «Гелиос» 200 2 Лобсанг Рампа....
Все те, кто делал эту книгу, получили искреннее удовольствие, читая ее. Надеемся, что и Вы, читатель, не будете разочарованы. Эта...

Книга 6 \"софия\" iconСофия 2005
Полное руководство по системе Рэйки / Пер с англ. — М.: Ооо издательский дом «София», 2005. — 320 с

Книга 6 \"софия\" iconКарлос Кастанеда. Путешествие в Икстлан. Перев с англ. К: "София",...

Книга 6 \"софия\" iconКарлос Кастанеда. Огонь изнутри. Перев с англ. К: "София", 2003;...

Книга 6 \"софия\" iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...

Книга 6 \"софия\" iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов