Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница10/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25

96

4 Заказ 3267

97

было тогда переселение. Они умирали в дороге от голо­да и болезней, подолгу скитались в поисках подходя­щей для водворения земли, а порой, не найдя приста­нища, вконец разоренные, возвращались домой. Но, не­смотря на все препятствия, миграция крестьян продол­жалась.

Наиболее массовое переселение происходило в 1826—1832 гг. В это время возникло много новых селе­ний и быстро росли старые. Так, в деревне при Полтав­ском редуте в 1824 г. числилось 69 ревизских душ ясач­ных крестьян, а в 1826—1832 гг. было причислено кре­стьян и однодворцев из Воронежской губернии 796 душ мужского пола; удельных крестьян из Пензенской гу­бернии — 122 и отпущенных на волю бывших помещи­чьих крестьян из Тамбовской губернии — 35. В 1828 г. русскими и украинскими переселенцами в количестве 400 душ мужского пола из Курской губернии в Оренбург­ском уезде была основана деревня Белозерка. В июле то­го же года часть этих крестьян перешла за Урал на сво­бодную казенную землю при речке Николке, близ Крас-нохолма, основав деревню Дедуровку. В 1829—1831 гг. в Краснохолмской слободе, основанной в начале 20-х годов XIX в., поселилось 529 крестьян-украинцев из Острож-ского уезда Воронежской губернии и 282 из Слободско-Украинской губернии. В 1826 г. на речке Кургазе пере­селенцы из Курской губернии основали деревню Сло-новку. В следующем году крестьяне украинцы из Кур­ской губернии во главе с поверенным Максимом Була­новым поселились на берегу реки Салмыш по Казанско­му тракту, положив начало большому селу Буланово. В Ново-Кардаиловской слободе Оренбургского уезда, где числилось 516 душ мужского пола бывших солевозцев и 319 других переселенцев, в 1829 г. временно посели­лось 1000 душ из Тамбовской губернии, направлявших­ся в Омскую область; в 1830-1831 гг. — 600 крестьян из Курской и Слободско-Украинской губерний. Пересе­ленцы из Краснослободского уезда Пензенской губер­нии (882 человека) основали в эти годы деревню Крас­ный Яр на левом берегу Урала у озера Лебяжьего.

Наиболее интенсивный поток переселенцев направ­лялся в Бузулукский, Бугурусланский и Оренбургский уезды. О высоких темпах заселения в это время Бузу-лукского уезда свидетельствуют данные по Курманаев-

ской волости. Как показывает составленная в 1832 г. «Ведомость о переходцах разных губерний, с разреше­ния правительства и самовольно прибывших Бузулукс-кого уезда Курманаевской волости в разные селения», всего сюда прибыло 6123 души мужского пола пересе­ленцев, которые разместились в 43 селениях. Наиболее крупные партии переселенцев водворились в деревне Ефимовке (506 душ), заселенной на даче казаков Тоц-кой крепости, деревне Покровке, возникшей на баш­кирской земельной даче (555 душ), в Невежкиной (359 душ), Липовке (337 душ), Бурдыгиной (294 души), Су­риковой (273), Романовке (236), Сергиевке (264), Анд-реевке (222 души) и др.

В июне—июле 1832 г. с разрешения военного губер­натора П. П. Сухтелена в этих трех уездах были учреж­дены специальные переселенческие комиссии, состоя­щие из чиновников казенной палаты, земских исправ­ников, депутатов от казаков. В Бузулукскую комиссию, например, входили асессор Сплендоринский, дворян­ский заседатель Толмачев и есаул Оренбургского каза­чьего войска Сильное.

В задачу этих комиссий входило выявлять числен­ность переселенцев, зашедших в эти уезды, не допус­кать самовольного поселения на казачьих, калмыцких и владельческих землях, причем «в случае упорства употреблять к тому полицейские меры, требуя нужное число воинской команды», определять наличие и коли­чество свободных казенных земель и размещать на них переселенцев из расчета 15-десятинной душевой «про­порции», оставлять на приисканной земле тех пересе­ленцев, «которые уже сами обзавелись прочной оседло­стью ".

При первом же ознакомлении с состоянием дела члены комиссий обнаружили, что старожилы не дают поселенцам землю, притесняют их, требуют деньги за квартиры, «от чего переходцы приходят в бедность и разорение и нуждаются в продовольствии хлебом». Бед­ственное положение переселенцев, усугубленное неуро­жаем 1832 г., не могла особо улучшить выдача хлеба из казенных запасных магазинов (складов), хотя его было отпущено на сумму 15545 рублей.

Переселенческие комиссии и вся местная админист­рация не в силах были остановить или даже сдержать


98

4*

99

волну самовольных и возвратных переселений. Казен­ная палата в 1832 г. отмечала, что самовольные пересе­ленцы по годовым паспортам и трехмесячным билетам, выдаваемым для отхода на промыслы, «заезжают в сию губернию в большом количестве со всеми своими семей­ствами». Здесь они находят родственников или одно­сельчан, переселившихся ранее, и поселяются в их се­лениях. В числе самовольных переселенцев оказыва­лись и беглые помещичьи крестьяне.

Всего по сведениям Оренбургской казенной палаты с конца 1820-х по 1832 год включительно переселилось 60360 душ мужского пола крестьян из 20 разных губер­ний.

Обеспокоенное большим наплывом переселенцев правительство 5 апреля 1833 г. издало сенатский указ о приостановке переселения государственных крестьян в Оренбургскую губернию. После этого миграция хотя и не прекратилась, но пошла на спад.

Об общей численности государственных крестьян, переселившихся в Оренбургскую губернию в течение первой половины XIX в., косвенно говорят данные ре­визий (переписей) населения. По V ревизии (1795) в гу­бернии проживало 158225 душ мужского пола государ­ственных крестьян. По данным же IX ревизии в 1850 г. их числилось уже 521505 душ. Увеличение составило 3,3 раза.

Массовое переселение крестьян из центральных гу­берний привело к увеличению удельного веса русского населения в крае. Если в начале XIX в. русские состав­ляли 37%, то в 1850 г. — 55%. Самый высокий удель­ный вес 81,9% русское население имело в Челябинском уезде, а самый низкий — 23,3% — в Верхнеуральском, в котором преобладало землевладение башкир, горных заводов и казаков.

Стремясь увеличить численность военных сил на Оренбургской пограничной линии, правительство ука­зом 17 марта 1832 г. разрешило государственным крес­тьянам поселяться на землях Оренбургского казачьего войска с причислением в казачье сословие и отправле­нием линейной службы. К этому времени на казачьих землях края скопилось немало переселенцев, особенно в Кардаиловской волости и на землях Тоцкой и Ново-сергиевской казачьих станиц. Но многие крестьяне от-

назывались переходить в казаки. Оренбургская пересе­ленческая комиссия в октябре 1832 г. сообщала военно­му губернатору, что переселенцы, водворившиеся на за­уральских землях Новоилецкого района, «находятся в чрезвычайном страхе от одной мысли, что они должны будут поступить в казаки».

Новоилецкий район был образован в 1811 г. в целях защиты Илецкого соляного промысла и солевозного тракта, проложенного к Самаре. Пограничная линия в районе Оренбурга была отодвинута далеко на юг, за Илецкую Защиту, и стала проходить от Нежинского форпоста на юго-запад по реке Бердянке, далее по ре­кам Курале и Илеку до его устья и Илекского городка. Образовавшийся участок и район между старой и новой линиями площадью 600 тыс. десятин власти решили заселять уральскими и оренбургскими казаками. Так возникли форпосты Изобильный, Буранный, Линев-ский, Угольный, Ветлянский, крепость Бердянка с ре­дутом Ханским. Но жителей в них было крайне мало, так как казаки не желали переселяться добровольно. Когда в 1820 г. была упразднена Красноуфимская ста­ница, ее казакам предписали переселиться на эту ли­нию. Но они отказались от переселения, подав проше­ние царю. Лишь после жестокого подавления этого вол­нения в 1826 г. казаков силой заставили переселиться. В 1832 г. часть казаков Оренбургской станицы, прожи­вавших в предместье Форштадт, по предписанию воен­ного губернатора П. П. Сухтелена переселилась на мес­то, где находился 1-й Бердянский форпост, и основала станицу Благословенку.

В 1835 г. по представлению оренбургского военного губернатора В. А. Перовского правительство приступи­ло к сооружению так называемой Новой линии, проле­гавшей от Орска на северо-восток на протяжении 500 верст до станицы Березовской. Образовавшийся между старой и новой линиями обширный Новолинейный рай­он площадью 4 млн. 13 тыс. десятин был передан Орен­бургскому казачьему войску.

На Новой линии в 1835 г. были основаны укрепле­ния Императорское, Наследницкое, Михайловское; в 1836 г. — Константиновское, Николаевское, станицы Ново-Орская, Елизаветинская, Мариинская, Атаман­ская, Екатерининская, Княжнинская, Еленинская, На-


100

101

деждинская, Веринская, Варваринская; в 1838 г. — Ку-макская, Петровская, Павловская, Андреевская, Ан­нинская, Георгиевская, Ольгинская, Владимирская, Александровская, Софийская, Натальинская, Алексеев­ская и Кириловская. В них были поселены вместе с се­мьями солдаты четырех расформированных линейных батальонов, расположенных в Орской, Кизильской, Верхнеуральской и Троицкой крепостях, казаки со ста­рой линии и из внутренних кантонов Оренбургского ка­зачьего войска, несколько сотен уральских казаков и тысяча башкир. К 1 января 1839 г. в этих 28 селениях насчитывалось 1929 душ мужского пола.

«Устроенные укрепления, — отмечал историк орен­бургского казачества Ф. М. Стариков, — окапывались рвами и возводился вал с одними крепостными ворота­ми, а в станицах Наследницкой и Николаевской, в ко­торых построены церкви, ограды вокруг них сложены каменные с башенками и бойницами так, чтобы в слу­чае нападения киргиз представляли надежное убежище для жителей».

Поселения стали создаваться и в пограничной поло­се вдоль Новой линии, и внутри Новолинейного района. В 1842—1844 гг. здесь их было основано 32, они полу­чили названия в честь побед русской армии, а также обозначались номерами: № 1 называлось Кассель, № 2

  • Остроленская, № 3 — Фершампенуаз, № 4 — Париж,
    № 5 — Великопетровская, № 6 — Полтавская, № 7 —
    Елизаветинская, № 8 — Требия, № 9 — Кацбах, № 10

  • Полоцкая, № 11 — Нови, № 12 — Рымникская, № 13

  • Бреда, № 14 — Аландская, № 15 — Бриент, № 16 —
    Кваркен, № 17 — Андрианополь, № 18 — Кульм, № 19

  • Измаильская, № 20 — Браиловская, № 21 — Нава-
    ринская, № 22 — Варшавская, № 23 — Краснинская,
    № 24 — Арси, № 25 — Березнинская, № 26 — Бородин­
    ская, № 27 — Чесминская, № 28 — Тарутинская, № 29

  • Лейпциг, № 30 — Варна, № 31 — Куликовская, № 32

  • Берлин.

Первыми жителями этих селений были семьи бело-пахотных солдат из Бузулукского уезда, крещеные калмыки упраздненного Ставропольского калмыцкого войска, нагайбаки-казаки 3-го кантона из станиц На-гайбацкой и Бакалинской Белебеевского уезда, казаки 5-го кантона из станиц Красносамарской, Бузулукс-

кой, Елшанской, Тоцкой, Сорочинской и др. Все эти переселенцы были зачислены в казаки и получили в надел по 30 десятин земли на душу мужского пола и по 15 десятин на душу мужского пола в запасный зе­мельный фонд.

На территории Новолинейного района проживали и 28 тысяч казахов, занимавшихся кочевым скотоводст­вом.

По положению от 12 декабря 1840 г. в состав Орен­бургского казачьего войска была передана часть терри­тории Оренбургского, Троицкого и Челябинского уез­дов, а проживавшие там государственные крестьяне бы­ли зачислены в казаки и подлежали переселению на Новую линию. Но 17 тысяч крестьян из Верхне-Увель-ской, Нижне-Увельской и Кундравинской волостей Тро­ицкого уезда не пожелали переходить в войсковое со­словие и отказались от переселения. Тогда по приказу властей они были выселены со своих родных мест в Бу-зулукский уезд, а в их селения водворили казаков вну­тренних кантонов. Отказались поступать в казаки и пе­реселяться крестьяне сел Павловка, Городище, Донец­кое Оренбургского уезда, но их волнение было подавле­но силой.

В результате этого за первую половину XIX в. значи­тельно выросла численность Оренбургского казачьего войска. Прирост особенно был значительным в 30—40-е годы XIX в., когда правительство, понимая, что казаче­ство представляет собой самообеспечивающую и вместе с тем надежную военную силу, проводило курс на рез­кое увеличение контингентов нерегулярных войск на юго-восточной окраине, откуда открывались пути на Восток. За 25 лет с 1825 по 1850 гг. численность Орен­бургского казачьего войска увеличилась в три раза и со­ставила 172,5 тысячи человек.

Заселение Новолинейного района продолжалось и в последующие годы, но уже не столь интенсивно, как в начале 40-х. В 1856 г. из Новоилецкого района в стани­цы на Новой линии были переведены русские крестьяне-переселенцы, обращенные в казаки. Всего в 50-х годах XIX в. в Новолинейном районе насчитывалось 87 насе­ленных пунктов с числом жителей в 72 тысячи человек. Этнический состав этого района был неоднородным. Бо­лее половины (52,5%) составляли русские, 37% — каза-


102

103

хи, незначительное количество — калмыки, башкиры, ногайцы, мишари.

В первой половине XIX в. продолжалось образова­ние новых помещичьих имений и насильственное пере­селение крепостных крестьян. Как и прежде, наиболь­шее количество этих имений возникало в Бузулукском, Бугурусланском, Уфимском и Оренбургском уездах. За пять предреформенных десятилетий численность дво­рян в губернии увеличилась с 910 душ мужского пола до 4767, но удельный вес их был невелик — 0,45%. Дворяне, составлявшие ничтожную часть населения края, сосредоточивали в своих руках управление, зани­мали руководящие посты в местных гражданских, во­енных и пограничных учреждениях, имели тысячи кре­постных душ и большие земельные владения.

В Оренбургской губернии 43 крупным владельцам принадлежало более половины всех крепостных кресть­ян и земель. Среди них выделялись Тимашевы, завод­чик поручик Бенардаки, Дурасов, Пашкова, Чемоду-ров, Мезенцева, Кротков, Мордвинов и др. Из нерус­ских помещиков самыми крупными были потомки и наследники известного переводчика и дипломата Мег-мета (Алексея Ивановича) Тевкелева. Татарские поме­щики Алкины, Чанышевы, Яушевы, Максютовы имели по 10—20 крепостных душ. Мусульманский муфтий М. Гусейнов владел 10 тыс. десятин земли, но имел все­го 3 души мужского пола крепостных. Многие другие татарские и башкирские феодалы вообще не имели кре­постных.

Развитие крепостного хозяйства сопровождалось дальнейшим возрастанием численности помещичьих крестьян в Оренбургской губернии. За первую полови­ну XIX в. она увеличилась в 3,5 раза, что было больше, чем во многих других губерниях. А в целом по стране в этот период наблюдалось сокращение численности и удельного веса крепостного населения.

Большой прирост крестьянского населения обусло­вил высокие темпы земледельческого освоения плодо­родных земель, значительный рост всего сельскохозяй­ственного производства. Посевные площади хлебов за 1794—1850 гг. возросли с 859 тыс. десятин до 3,2 млн. десятин, или в 3,6 раза. Правда урожайность почти не повысилась, оставаясь на уровне сам—3, сам—3,5.

Ведущую роль в производстве хлеба играли кресть­яне. На долю государственных, помещичьих и удель­ных крестьян в 1856 г. приходилось 52% посевов хле­бов; башкир, мишарей, тептярей — 32,8%; оренбург­ских казаков — 11%; горнозаводского населения — 2,6%; уральских казаков — 1,6%. Доля посевов поме­щиков, купцов и мещан была крайне незначительна.

Развивалось и скотоводство, особенно у башкир, ка­заков и крестьян южной, степной полосы, где было много сенокосных и пастбищных угодий. Несмотря на частые падежи, поголовье скота в губернии росло и к середине XIX в. составило более 5,6 млн. голов, в сред­нем на душу населения приходилось 2,5 головы. Сред­няя обеспеченность населения Оренбургской губернии скотом была почти вдвое выше среднероссийского уров­ня. Скот в большом количестве поступал на продажу: его закупали казна, скотопромышленники и крупными партиями отправляли в Поволжье и центр страны.

На основе развития земледелия и скотоводства в крае росла промышленность по переработке сельскохо­зяйственного сырья. Число винокуренных, кожевен­ных, суконных, салотопенных, мыловаренных и других предприятий увеличилось со 145 в начале XIX в. до 268 к 1850 г.

Богатства недр способствовали развитию горной промышленности. На крупном Илецком соляном про­мысле в первой половине XIX в. ежегодно добывалось по 1,5—2 млн. пудов соли.

С середины 1830-х годов в крае стала развиваться золотопромышленность. На базе Златоустовских заво­дов были созданы казенные золотодобывающие пред­приятия. С соизволения военного губернатора к поис­кам и разработке золотых приисков приступают гене­рал Жемчужников с компанией, объединявшей мест­ных и московских дворян и купцов, полковник Жуков­ский с компанией, полковник Аничков, казачий есаул Колбин, полковник Циолковский, заводчик Гусятни­ков, купцы Болотов, Бакакин, Белов, Горячев и др. По сведениям 1845 г. казне принадлежало 48 приисков, а частным лицам — 13. К 1851 г. частных приисков ста­ло 30. Они располагались на казенных, башкирских и казачьих землях Оренбургского, Верхнеуральского, Троицкого и Челябинского уездов. В пределах совре-


104

105

менной Оренбургской области золото добывалось у по­селков Кваркено, Кумак и др. В отличие от горнозавод­ских и вотчинных предприятий золотопромышленность Южного Урала в крепостное время основывалась на труде вольнонаемных рабочих, что способствовало ее сравнительно быстрому росту. В середине XIX в. еже­годная добыча золота в крае составляла более 50 пудов, а всего в 1811—1864 гг. было добыто 3503 пуда золота.

Производство металлов на медеплавильных и желе­зоделательных заводах Южного Урала в начале XIX в. составляло 1641,8 тыс. пудов, в 1834 — 1744,8, в 1851 — 2819,8 тыс. пудов. Южноуральская металлургия в середине XIX в. давала около 15% общероссийского производства металлов.

Материальное производство лежало в основе разви­тия товарно-денежных отношений, местного рынка. Оренбургский край уже прочно находился в составе все­российского рынка, имел устойчивые связи с соседними районами Среднего Поволжья, Среднего Урала, Запад­ной Сибири. Он играл видную роль во внешней торгов­ле России. На меновых, гостиных дворах Оренбурга, Троицка и других городов велась широкая торговля с Казахстаном и Средней Азией как привозными товара­ми, так и продукцией местного производства. В 1850-е годы на Оренбургском и Троицком меновых дворах при­возилось ежегодно товаров на сумму 1,7 — 2,1 млн. рублей и вывозилось на 1,1 —1,3 млн. рублей.

Развивалась и внутренняя торговля, особенно с 30-х годов XIX в.: увеличивалось число сельских и город­ских ярмарок и базаров, рос объем торгового оборота. В 1835 г. на ярмарки губернии было привезено товаров на сумму 5,1 млн. руб., продано на 2,4 млн. руб.; в 1850 г. привезено на 7,1 млн. руб., продано на 2,8 млн. руб. Ввоз товаров рос быстрее и превышал сбыт, что объяс­няется относительной узостью местного рынка, слабос­тью купеческого капитала, неразвитостью городов.

Города губернии являлись военно-административ­ными центрами и были слабо развиты в промышленном отношении, имели, как отмечал современник, «более деревенскую наружность». В начале XIX в. (1811) в Оренбурге насчитывалось 6839 жителей. Это был самый крупный город края. В Уфе, ставшей с 1802 г. губерн­ским городом, было 3545 жителей, в Стерлитамаке —

2096, Челябинске — 1543, Мензелинске — 1303, Бир-ске — 1050, Бугульме — 947, Бугуруслане — 927, Бу-зулуке — 814, Троицке — 622, Верхнеуральске — 420, Белебее — 177. Через пять десятилетий в 1860 г. чис­ленность городского населения губернии увеличилась. В Оренбурге проживало в это время 20268 человек, в Уфе — 14730. Население других городов края возросло, но оставалось в целом малочисленным. Удельный вес городского населения к середине XIX в. составлял 3,1%, что было ниже, чем в среднем по стране.

Несмотря на тормозящее влияние крепостничества, в первой половине XIX в. в Оренбургской губернии, как и в целом по стране развивалось народное образование. Если в начале XIX в. в губернии существовало всего пять учебных заведений — городские училища в Орен­бурге, Уфе, Бузулуке, Бугуруслане и Мензелинске, то к 1860 г. число учебных заведений составило более 360, а количество учащихся — 14,7 тыс. Но для обширного края с населением более двух миллионов человек, это­го было явно недостаточно. Среди основной массы насе­ления царили темнота и неграмотность.

ВОПРОСЫ

В чем основная причина переселения крестьян на новые места?

Какова политика властей по отношению к переселенцам?

Какое влияние оказывало переселенческое движение на наш

край?

106

^ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД ОТМЕНЫ КРЕПОСТНИЧЕСТВА

Сила экономического развития втягивала Россию на путь капитализма. Кризис феодально-крепостнической системы в середине XIX в. достиг наибольшей остроты. Массовые антикрепостнические крестьянские волнения и революционно-демократическое движение привели к созданию в стране революционной обстановки, которая вынудила царя и помещиков в 1861 г. отменить крепо­стное право.

В Оренбургской губернии, как и по всей стране, уси­лились нужда и бедствия народных масс. Крепостные помещичьи крестьяне (239 тыс. человек) и заводские рабочие (110 тыс. человек) задыхались от малоземелья, бедности и бесправия. Их земельные наделы зачастую составляли менее 5 десятин на душу мужского пола и едва обеспечивали полуголодное существование. В ру­ках же помещиков и горнозаводчиков находилось око­ло 5 млн. десятин земли и лесов. В имениях царили же­сточайшая эксплуатация и дикий произвол. Так Тима-шевы, владевшие огромными массивами земли, обман­ным путем согнали с наделов 700 крепостных крестьян-татар деревни Ал мала (ныне Тюльганский район), вы­нудив их долго скитаться по губернии в поисках при­станища. Генерал Жадовский отобрал у своих крестьян землю, имущество, скот, запретил пользоваться лесом, огородами, уходить на заработки, часто штрафовал и жестоко избивал крепостных, отдавал их в рекруты, от­правлял на каторгу в Сибирь. В имении был создан ре­жим самого настоящего рабства. О грязных делах этих

108

I

«плантаторов» с гневом писал в 1859 г. А. И. Герцен в «Колоколе».

В крайне угнетенном положении находились и гор­нозаводские рабочие. По 12 часов в день трудились они в рудниках, шахтах, получая менее 3 коп. в день. Рабо­чие, по признанию губернатора, «если бы имели поня­тие о положении каторжных на Сибирских рудниках, с радостью согласились бы поступить туда».

Жестокая эксплуатация крепостных не спасала дво­рян от упадка их хозяйств. Накануне реформы 1861 г. в губернии более половины всех помещичьих имений было заложено в кредитные учреждения за долги их владельцев, которые составляли около 3,5 млн. рублей.

Усиление феодального угнетения вызывало актив­ное противодействие. Антикрепостническая борьба кре­стьян и заводских рабочих приняла наиболее массовый и острый характер накануне реформы. Крепостные са­мовольно рубили помещичьи леса, захватывали землю.

Слухи о готовящемся «освобождении» вызывали по­всеместное неповиновение крестьян помещикам. В гу­бернские учреждения поступало небывалое количество жалоб и прошений. Земские исправники сообщали о многочисленных случаях отказа от барщинных работ, об убийствах помещиков. По селениям посылали воин­ские карательные команды для усмирения крестьян. Так, в апреле 1857 г. воинская команда была введена в село Куроедово Бугурусланского уезда, а в августе — село Микулино Бузулукского уезда.

В селах Шарлык, Исаево-Дедово, Буланово, Ратчи-но, Никольское, Черепанове, Софиевка Оренбургского уезда, в некоторых селах Бугурусланского, Бузулукско­го, Белебеевского и Стерлитамакского уездов летом 1859 г. крестьяне, не желая более терпеть злоупотреб­ления откупщиков, владельцев винных лавок и каба­ков, спаивавших народ и наживавших на этом большие состояния, громили питейные заведения.

Усилилась и борьба горнозаводского населения про­тив угнетателей. В декабре 1860 г. на Каргалинских рудниках прекратили работу и разошлись по домам 1300 крепостных рабочих. Всего за 1858—1860 гг. в гу­бернии произошло 30 выступлений помещичьих и за­водских крестьян.

Нарастающая революционная активность масс уг-

109

лубляла «кризис верхов» и вынудила их приступить к подготовке крестьянской реформы. В декабре 1858 г., по примеру других губерний, был образован Оренбург­ский губернский дворянский комитет по крестьянскому делу. Выработанные им предложения предусматривали «освобождение» крестьян без земли при сохранении в неприкосновенности помещичьего землевладения.

В марте 1861 г. был обнародован царский манифест об отмене крепостного права. Помещичьи крестьяне ос­вобождались от крепостной зависимости и получали личные и имущественные права. За свои земельные на­делы (в среднем по 6 десятин на душу мужского пола) они должны были выполнять барщинные работы в те­чение 90 дней в году или уплатить помещику оброк в размере 22 рублей. Высокая плата — по 26 руб. за де­сятину была установлена за землю, которую крестьяне могли получить в собственность. Всего в губернии по уставным грамотам крестьянам было отведено 212 тыс. десятин земли, а до реформы в их пользовании находи­лось 248 тыс. десятин. Таким образом, 36 тыс. десятин, или 15% всех крестьянских земель, было захвачено по­мещиками в виде так называемых «отрезков».

При проведении реформы на частных горных заво­дах крепостное население было разделено на мастеро­вых и сельских работников. Мастеровые наделялись лишь сенокосными угодьями по десятине на мужскую душу, а пахотных земель не выделяли вообще. Сель­ские работники получали наделы по тем же нормам, что и помещичьи крестьяне.

В 1865 г. реформа была распространена на башкир. Отменялась кантонная система управления, башкиры из военного сословия переводились на положение крестьян.

В Оренбуржье народные массы выражали недоволь­ство реформой. Они понимали, что она является обма­ном, что и после «освобождения» помещики будут по-прежнему владеть землей, угнетать и грабить их. При зачтении манифеста 19 февраля 1861 г. в народе разда­вались возгласы: «Не того мы ждали», «Не за что и бла­годарить», «Нас обманули». Крестьяне отказывались исполнять повинности, более половины из них не стали подписывать уставные грамоты. За первые два года проведения реформы в села 13 раз высылались воин­ские команды для подавления волнений.

Вслед за отменой крепостного права были проведе­ны другие реформы буржуазного характера: земская, городская, судебная, военная. В Оренбургской губернии некоторые из них проводились с запозданием, другие вообще не осуществлялись. В 1871 г. в губернии были созданы городские думы, в которые избирались гласные преимущественно из дворян и купцов. В городскую ду­му Оренбурга входило 145 купцов и почетных граждан, 15 дворян, 10 мещан и ремесленников, 2 крестьянина. Городская дума избирала из своего состава исполни­тельный орган — управу во главе с городским головой. Земская реформа, начатая в стране 1 января 1864 г., в Оренбуржье была проведена лишь в 1913 г.

В соответствии с судебной реформой в Оренбургской губернии в 1879 г. были созданы мировые суды; для рассмотрения уголовных и тяжких гражданских пре­ступлений в 1895 г. образован окружной суд, в работе которого, кроме судей, участвовали присяжные заседа­тели. Суд стал общесословным и гласным.

ЗАДАНИЕ

Расскажите, как осуществлялась в Оренбургской губернии ре­форма в отношении помещичьих, заводских крестьян и баш­кир.

^ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В ПОРЕФОРМЕННОЕ ВРЕМЯ

После того, как в 1861 г. крепостное право в России было отменено, в стране стал быстро развиваться капи­тализм. В городах и промышленных центрах возника­ли новые фабрики и заводы, рос рабочий класс. В де­ревне среди крестьянства, получившего в результате ре­формы личное освобождение, но потерявшего часть на­дельных земель, стало наблюдаться все более глубокое социальное расслоение: с одной стороны, выделялась небольшая часть зажиточных крестьян, с другой, — ос­новная их масса беднела, разорялась и вынуждена бы­ла уходить в города в поисках заработка и пропитания или же отправляться на южные и восточные окраины, на Урал, в Сибирь.

Помещики, потерявшие после реформы безраздель-

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов