Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница12/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25
корреспонденция из Оренбурга, помещенная в «Колоко­ле» № 16 от 1 июня 1858 г. поведала о том, как гене­рал-губернатор А. А. Катенин задумал «радикально» улучшить кадетский корпус в Оренбурге в духе сослов­ной дискриминации. Герцен высмеял эту нелепую ме­ру, когда в кадетском корпусе вместо существовавших двух классов образовали два батальона, причем в один стали принимать «только из родовитых дворян и учить их больше, а в другой принимать всякую всячину и учить меньше».

Оренбург выделялся среди других провинциальных городов значительным числом подписчиков передового журнала «Современник» (десятое место среди тридцати городов). В этом журнале и других демократических из­даниях 50—60-х годов печатались произведения писате-ля-оренбуржца Степана Николаевича Федорова. Совре­меннику начала 60-х годов не без основания казалось, что оренбургское общество глубоко проникнуто «идеей эманципации» (освобождения) и совершенно чуждо со­словных «подразделений».

Важное место в освободительном движении занима­ли народники 70-х годов. Они стремились вести револю­ционную пропаганду среди крестьянства, готовя его к революции, к установлению справедливого «народного» строя. В начале 70-х годов в Петербурге и ряде других городов стали возникать тайные народнические кружки.

В 1871 г. такой кружок, возглавляемый гимназис­том Сергеем Голоушевым, возник и в Оренбурге. В его состав входили учащиеся мужской гимназии Павел Ор­лов, Евгений Малышевич, Леонид Щиголев, Степан Стуколенко, Степан Телесницкий, Леонид Шиманский, Ной Вейнбаум, ученик военной гимназии при Неплюев-ском кадетском корпусе Дауд Аитов, гимназистки Ека­терина Кузьмина-Караваева, сестры Юлия и Мария Решко. Возникший как кружок самообразования, он вскоре приобрел революционный характер. Этому спо­собствовал М. Д. Муравский, вернувшийся в 1871 г. по­сле сибирской ссылки в Оренбург. Собираясь прямо под самым носом у жандармов в доме С. С. Голоушева (его отец был начальником губернского жандармского уп­равления), кружковцы вели горячие споры о борьбе против несправедливости и насилия, за социальное ос­вобождение трудового народа.

В 1873 г. С. Голоушев, Л. Щиголев и некоторые другие члены кружка по окончании гимназии поступи­ли в Петербургскую медико-хирургическую академию и образовали там кружок «оренбуржцев», ставший, фак­тически, филиалом оренбургского.

Д. А. Аитов, поступив в Петербургское Михайлов-ское артиллерийское училище, стал одним из организа­торов кружка «артиллеристов».

Так кружковцы, находясь в двух центрах — Орен­бурге и Петербурге, — вели активную подготовку к ре­волюционной пропаганде в народе, под которым они по­нимали прежде всего крестьянство. Они создали на личные средства студентов небольшую «народную биб­лиотеку» агитационно-пропагандистских изданий — «Сказка о четырех братьях», «Дедушка Егор» и др.

После отъезда С. Голоушева в Петербург руководст­во оставшейся в Оренбурге частью кружка возглавили М. Д. Муравский и П. А. Орлов. Они осуществляли пе­реписку с Петербургом, получали оттуда необходимую литературу, вовлекали новых членов, устроили тайную типографию.

Об идейных позициях и исканиях участников круж­ка свидетельствуют показания Л. М. Щиголева на след­ствии: «Вскоре по приезде из Оренбурга в Петербург в 1873 году при встречах и разговорах с знакомыми и то­варищами, которых назвать не желаю, мы выяснили, что существующий ныне строй общества основан на на­чалах несправедливости и потому должен подлежать изменению. Средствами достижения желанной цели, т. е. улучшения народного быта, мы признали револю­цию... Подготовлением народа к восстанию против су­ществующего порядка мы предполагали заняться не­медленно и для этого порешили не продолжать занятий наукою и отправиться в народ под видом учителей, пе­рерядившись в крестьян, рабочих, мастеровых».

Идея «хождения в народ» получила широкое рас­пространение. С. С. Голоушев в письме матери от 5 ян­варя 1874 г. писал: «Надо не только сблизиться с наро­дом, надо просто идти в него и слиться с ним, иначе мы никогда не сможем вполне уяснить себе всех нужд его, да и он-то сам не отнесется к нам доверчиво».

В письмах, дневниках, других бумагах С. С. Голо­ушева, П. А. Орлова, Л. М. Щиголева, М. Д. Муравско-


120

121

го встречались глубокие мысли и оценки, касающиеся отношений собственности, сущности буржуазного госу­дарства и необходимости его слома, процесса социаль­ного расслоения крестьянства, истинных причин народ­ного голода в Поволжье в 1874 г. и т. д.

Характерна в этом отношении переписка 19-летнего Сергея Голоушева с матерью, Надеждой Виссарионов­ной. В письме в Оренбург от 5 января 1874 г. он отме­чал грабительский характер крестьянской реформы 1861 г.: «В чем заключалось освобождение? В том, что крестьянин переменил хозяина. Место помещика заня­ло в отношении к нему государство, и только». Голо-ушев так определяет сущность государства: «Так что же государство при настоящих условиях? Это целая систе­ма, построенная привилегированными классами для эксплуатации так называемого народа... По мере разви­тия формы государства меняются.., а сущность, основа остается все та же». В письме от 26 января того же го­да интересны рассуждения о необходимости и перспек­тивах борьбы трудящихся: «Так можно ли ждать рабо­чим массам откуда бы то ни было улучшения своего по­ложения? Нет у них надежды ни на кого, кроме самих себя. Они принуждены будут выдержать страшную борьбу, быть может, прольются реки крови, но они по­бедят рано или поздно в этой святой борьбе, потому что все-таки сила на их стороне».

В этом проявлялось влияние идеологов народниче­ства, а также знакомство с идеями марксизма и I Ин­тернационала. Оренбургские народники проявляли большой интерес к трудам К. Маркса, особенно к пере­веденному в 1872 г. на русский язык первому тому «Капитала». Тетрадь с выписками из «Капитала» имел С. С. Голоушев. Эту книгу читали и конспектировали Л. М. Щиголев, П. А. Орлов, М. И. Веревочкина. Пер­вый том «Капитала», а также произведения А. И. Гер­цена, Н. Г. Чернышевского, журналы «Современник», «Отечественные записки», «Вперед» имел в своей лич­ной библиотеке М. Д. Муравский. Имя Маркса не раз упоминалось в переписке оренбургских народников. Так П. Орлов в одном из писем, говоря о знакомстве с деревней, изменении своих прежних оценок монолит­ности крестьянства, проявлении процесса его диффе­ренциации, прямо указывал, что он «об очень многих

вещах переменил мнение совершенно» под влиянием чтения Маркса.

Интересовались оренбуржцы и I Интернационалом. Они читали книгу «I Интернационал», принадлежав­шую П. А. Орлову. Л. М. Щиголев перевел на русский язык некоторые его документы, составил прокламации о необходимости создания секций Интернационала в России, подготовил проект устава русской секции. М. Д. Муравский в своих письмах в Петербург неодно­кратно размышлял о связях с Интернационалом.

В Оренбурге в августе 1874 г. распространялась про­кламация народников за подписью «Агенты революци­онного интернационального общества». В ней говори­лось: «Призываем граждан оренбургских, в особенности из низших классов, и всех, кто сознает свое человеческое достоинство, к восстанию или по крайней мере к подго­товке восстания против верховной власти... Девизом зна­мени нашего служат слова: «Свобода, равенство, труд».

Исходя из своих представлений, революционная молодежь предприняла весной и летом 1874 г. массо­вое «хождение в народ», охватившее 37 губерний, в том числе и Оренбургскую. Активно участвовали в этом и члены оренбургского кружка. Сергей Голоушев и Мария Веревочкина в мае приехали в Оренбург, не­сколько недель работали в столярной мастерской, орга­низованной членами кружка. В июне сюда приехали В. Усачев, Ф. Фомин, С. Аронзон и другие, а в июле они пошли «в народ». Голоушев и Веревочкина, двига­ясь по Уфимскому тракту, вели революционную пропа­ганду среди крестьян. Из Уфы Веревочкина направи­лась к Казани, где была в августе арестована. Голо­ушев отправился в Пермскую губернию, где выступал на Суксунском заводе, в ряде селений Вятской губер­нии и в августе был арестован в Яранске. Павел Орлов вел пропаганду в селе Куроедово при содействии мест­ного учителя Алексея Акимова. Дауд Аитов выехал во Владимирскую губернию, затем в Нижний Новгород, Орел, Калугу.

Длинный 1200-верстный маршрут от Оренбурга до Челябинска, насыщенный многими встречами более чем в трех десятках крестьянских, казачьих и завод­ских селений, прошел в течение двух месяцев Митро-фан Данилович Муравский. Днем он помогал крестья-


122

123

нам в поле, а вечером вел беседы, читал запрещенные книги, оставлял их крестьянам, отыскивал надежных помощников, единомышленников. Для сбора сведений о социально-экономическом положении деревни он ис­пользовал разработанную им совместно с Орловым спе­циальную программу-вопросник. В записную книжку он заносил сведения о крестьянах, их земельных наде­лах, отношении к властям, помещикам, церковникам. В своих беседах он сообщал крестьянам, что в некото­рых селах мужики «изгнали попов», не желая терпеть на своей шее дармоедов. В селе Ташла Муравский отме­тил резкое недовольство бывших крепостных крестьян действиями помещика Тимашева. На Преображенском медеплавильном заводе Муравский, беседуя с людьми, отметил, что «рабочие — тоже народ не богатый». Он обсуждал с ними план возможного вооруженного вос­стания в районе завода. 11 сентября в Челябинске Му­равский был арестован.

Полиция схватила и многих других участников «хождения в народ», в том числе почти всех членов оренбургского кружка. Всего «по делу о пропаганде в империи» жандармами было арестовано около 8 тыс. человек. Во время длительного (более трех лет) следст­вия, находясь в заключении, революционеры-народни­ки держались стойко и мужественно, требовали гласно­сти суда. Муравский выдвинул идею и попытался осу­ществить составление арестованными сборника о «хож­дении в народ» и о суде над его участниками.

В октябре 1877 г. в Петербурге начался большой су­дебный процесс, названный «процессом 193-х». Царизм жестоко расправился с революционными народниками: убежденный и активнейший революционер-демократ М. Д. Муравский был приговорен к 10 годам каторги и умер в заключении в ноябре 1879 г.; С. С. Голоушев, Д. А. Аитов, Л. М. Щиголев высланы под надзор поли­ции; некоторых власти вынуждены были освободить, зачтя им в наказание пребывание в Доме предваритель­ного заключения.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Подготовьте реферат о революционере-демократе М. Д. Мурав-

ском по кн.: «Сподвижники Чернышевского». (ЖЗЛ). М.,

1961.

Расскажите о создании и деятельности оренбургского кружка

народников.

Проанализируйте идейные взгляды оренбургских народников

по кн.: «Революционное народничество 70-х гг. XIX в.» Сб.

док. Т. 1.

^ НАШИ ЗЕМЛЯКИ В РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ 1877-1878 ГОДОВ

Крупнейшее внешнеполитическое событие второй половины XIX в. — война России с Портой Оттоман­ской (Турцией) — определялось прежде всего борьбой за решение давнего, традиционного «восточного вопро­са», за позиции на стратегически важном Балканском полуострове.

Существенным моментом, повлиявшим на характер и ход войны, было освободительное Движение славян­ских народов против многовекового османского ига, придававшее ей во многом освободительные черты. Не случайно, что эта война нашла широкую поддержку по всей России. Пример тому — Оренбургский край, зна­чительно отдаленный от театра войны, но близко к сердцу принимавший ее события и нужды.

Здесь, как и по всей стране, стало шириться обще­ственное движение «в помощь славянам, пострадавшим от турок». В его зарождении и развитии немалая заслу­га местной прессы, в особенности первой частной газе­ты «Оренбургский листок». В числе организаторов и активных участников этого движения были представи­тели губернской администрации, купечества, интелли­генции. Благодаря их усилиям в самом начале войны стало активно действовать местное отделение Общества попечения о раненых и больных воинах. При нем воз­ник Дамский комитет под председательством О. К. Крыжановской, супруги генерал-губернатора. Орен­бургский городской голова обратился к гражданам с призывом принять участие в сборе пожертвований в пользу учреждений Красного Креста. Уже в первый день Дамским комитетом было собрано 1244 рубля 94 копейки. По инициативе ахуна Караван-Сарайской ме­чети и имама соборной мечети в Оренбурге жители-му­сульмане стали охотно вносить деньги и вещи для лаза­ретов русской армии.


124

125

Важным делом оренбургской общественности стало создание на народные средства передвижного госпиталя на 100 коек. В короткий срок для него были подготов­лены кибитки, пожертвованные казахами, необходи­мые медикаменты, перевязочные средства, постельные принадлежности, теплая одежда, подобран медперсо­нал. Направившись ближе к району боевых действий, госпиталь расположился в селе Голта близ города Оли-виополя Херсонской губернии и работал с августа 1877 по май 1878 гг. Только за январь-февраль 1878 г. он принял на излечение 355 человек. Преодолевая массу трудностей и неудобств, сотрудники госпиталя самоот­верженно трудились, выхаживая раненых и больных воинов. Главный врач госпиталя Б. Шапиро особеннс высоко ценил подвижническую деятельность старшей медсестры баронессы Марии Карловны фон Гершау, от­мечая ее «беспредельную преданность делу», «радуш­ное и гуманное отношение к больным». Оренбургский госпиталь посетил и высоко оценил великий русский хирург Н. И. Пирогов.

Патриотический подъем охватил все народы края, все слои общества. Местная пресса из номера в номер публиковала списки тех, кто приносил пожертвования:" крестьяне Репьевской волости Оренбургского уезда от­дали 140 руб.; Каликинской волости — 247 руб., села Исаево-Дедово — 200 руб., служащие Оренбургского уе­здного училища — 6 руб. 50 коп., врач Смирнов — 3 руб., директор Троицкой гимназии — 20 руб. и т. д.

Находилось немало добровольцев, изъявлявших же­лание пойти воевать за освобождение «братьев-славян». Широкую известность получил уникальный случай, когда на войну отправилась уральская казачка «деви­ца» Татьяна Жукалина. После настойчивых просьб и «домогательств», она, наконец, получила разрешение поступить на военную службу в один из конных полков, действовавших в Турции. При молодости лет она была «очень бедного состояния» и поэтому с трудом собрала средства на столь дальнюю дорогу.

С началом войны в Оренбургском крае срочно были приведены в боевую готовность части Оренбургского и Уральского казачьих войск. Проводилась мобилизация в армию на основе недавно введенной воинской повин­ности. Ближе к театру военных действий были направ-

лены второочередные (8—11) и третьеочередные (12—14) полки Оренбургского казачьего войска, Башкирский конный полк, Первый уральский казачий полк и Уральская казачья сотня, составленная из лучших гребцов.

В действующей армии оказались лишь Первый уральский казачий полк, прибывший в декабре 1877 г. в Болгарию, 6 и 7 полки Оренбургского казачьего вой­ска и Уральская казачья сотня. 7-й полк участвовал в сражении на Аладжинских высотах 3 октября 1877 г. и при взятии штурмом турецкой крепости Карс 6 ноября 1877 г. Кроме того, несколько месяцев полк занимал сторожевые посты под Эрзерумом. 6-й полк отличился в боях за Ардаган.

Геройски сражалась Уральская казачья сотня. Она первой переправилась через Дунай и перешла Балканы. В ходе войны 3 офицера и 75 казаков сотни положили свои головы за освобождение братьев-славян. Среди от­личившихся — казак Жерихов, который первым «про­топал дорожку» через Балканский хребет для отряда генерала Гурко; он был награжден двумя Георгиями; унтер-офицер сотни Соболев, служивший ординарцем у генерала Гурко, — тремя Георгиями. Когда храбрые за­щитники Шипкинского перевала выбились из сил и го­товы были отступить, казаки Уральской сотни пришли им на помощь и спасли положение. В составе Иметлий-ского отряда генерала Скобелева сотня участвовала в трудных и опасных рекогносцировках перевала через Балканы, завершившихся пленением турецкой армии. Вслед за этим она участвовала в быстром походе к сте­нам Константинополя.

В приказе от 5 декабря по Оренбургскому военному округу отмечалось, что оренбургские и уральские каза­ки «показали себя достойными представителями своих войск, честно исполнили свой долг перед Государем и Отечеством, обновили и упрочили славу знаменитых Оренбургского и Уральского казачьих войск». За учас­тие в войне казаки были награждены знаком на голо­вном уборе с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов».

Примеры мужества и геройства показывали орен-буржцы, воевавшие в составе пехотных полков русской армии. Многие сложили головы на полях сражений. На


126

127

Шипкинском перевале погибли рядовые Т. И. Томилин из деревни Бараковой, Р. Е. Ермоленко из деревни Бе-лозерки, М. Д. Болотов, М. О. Евсеев, М. Н. Зеленин из Дмитриевской волости, X. Сабитов из деревни Султака-евой. В этом печальном списке и житель деревни Кула­гиной фельдфебель Семен Кулагин, рядовой 56-го пе­хотного полка Абдул Рахматулла из Сеитовского поса­да и многие другие. В июле 1877 г. под Плевной убиты рядовые Тимофей Григорьев, Тимофей Логинов, Сай-фулла Юсупов. Умер от ран Федор Баканов из Шарлы-ка. Под Карсом погиб казак из станицы Сакмарской Александр Чердинцев. Пропали без вести рядовые Ва­силий Проскурин из села Буланово, Гавриил Воронов из города Илецка, унтер-офицер 56-го Житомирского полка Аким Попов, житель села Богородского и т. д.

Общественность Оренбургского края живо отклика­лась на события и известия с фронтов войны. В газетах постоянно публиковались сообщения с театра военных действий. Своеобразным отражением народных настро­ений был поток стихов, откликов, хлынувший в редак­ции местных газет. И хотя стихи эти зачастую были на­писаны рукой неопытных, начинающих стихотворцев, они ярко отражали настроения людей:

Смело, весело навстречу Турку мы пойдем, Зададим ему мы сечу, В плен пашу возьмем.

Бог нам в помощь! Карс схватили,

Взяли Ардаган,

И Мухтарку мы побили,

Сдался и Осман. Лишь врага в оковах плена Пустит Днестр, река Кура. В Плевне, в Карсе чьи знамена? Наши русские. Ура!

В конце ноября 1877 г. после получения известия о взятии Плевны в Оренбурге на рыночной площади со­бралось множество народу и был отслужен молебен «с коленопреклонением». Музыканты башкирского диви­зиона сыграли гимн «Боже, Царя храни». Затем через Гостиный двор народ по Большой улице прошел торже­ственным шествием к дому генерал-губернатора. 21 фе­враля 1878 г. в кафедральном соборе преосвященный

128

Митрофан, епископ Оренбургский и Уральский, отслу­жил благодарственное молебствование по случаю за­ключения мира с Турцией в Сан-Стефано.

Оренбуржцы внесли посильный вклад, а некоторые отдали и свои жизни делу освобождения братских сла­вянских народов.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Расскажите о поддержке многонациональным населением Оренбургского края освободительного движения славянских народов Балканского полуострова. Какое участие принимали воины-оренбуржцы в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.?

5 Заказ 3267

^ НАУЧНЫЕ ОБЩЕСТВА

ОРЕНБУРГСКИЙ ОТДЕЛ ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Инициатива создания Оренбургского отдела принад­лежала генерал-губернатору Н. А. Крыжановскому. Свою инициативу губернатор объяснял острой потреб­ностью изучения богатств вверенного ему края для практических нужд. 5 (17) июля 1867 г. был издан указ Сената — император высочайше соизволил согласиться на создание отдела Русского географического общества в Оренбурге. Это был четвертый по счету региональный отдел общества — вслед за Сибирским в Иркутске, Кав­казским в Тифлисе, Виленским в Вильно (Вильнюсе).

На учредительном собрании в Оренбурге губернатор Крыжановский особо подчеркивал задачи, стоящие пе­ред учеными. «Незнание собственного края не только странно, но в государственном отношении вредно, — за­явил он. — Будемте изучать наш край с целью опреде­лить: какую может он принести пользу нашему общему отечеству».

Оренбургский отдел охватывал своим влиянием весь Урал, Казахстан, всю Среднюю Азию. Первый предсе­дательствующий отдела Л. Ф. Баллюзек — военный гу­бернатор Тургайской области — намеревался превра­тить его в центр ориенталистики, по образцу аналогич­ных в Лондоне, Калькутте, Париже, но сил на такое на­чинание не хватило. Официально было объявлено, что Оренбургский отдел создан для изучения истории, при­родных условий, ресурсов, этнографии и статистики на­селения, экономики и торговли края.

130

Отдел сразу развернул активную исследовательскую работу, но до начала 80-х годов это были, в основном, наблюдения и съемки малоизученных территорий. В 1874 г. было определено семь основных программ ис­следовательской деятельности: по общей географии, ис­торической географии, о быте киргиз (казахов), по эт­нографии вообще, по статистике, по «естественным про­изведениям» (гербарии, коллекции) и по народной ме­дицине. Корреспонденты по губернии, в основном учи­теля и священники, активно помогали ученым.

С 80-х годов XIX в. начался новый этап в работе от­дела. Границы империи оказались отодвинутыми на юг, и Оренбургская губерния из пограничной преврати­лась в обычную. На новые места службы убыли многие военные специалисты — геодезисты, картографы, нема­ло сделавшие для Оренбургского отдела. Но он продол­жал существовать. Теперь большинство в нем составля­ли учителя гимназий и школ, совмещавшие преподава­ние с научной работой. Основное внимание уделялось природе и ее богатствам, стали создаваться многочис­ленные коллекции. Но преобладание учителей не озна­чало падения уровня работ. Так, например, учитель мужской гимназии Оренбурга А. Носков, увлекаясь изучением местной флоры, в 1909—1919 гг. все свобод­ное время проводил в Петербургском ботаническом са­ду, обрабатывая там накопленный дома материал. Столкнувшись с необходимостью ознакомиться с рабо­тами немецких ботаников, он самостоятельно перевел на русский язык ряд статей. Итогом исследований про­стого учителя гимназии были публикации в авторитет­ном и престижном «Ботаническом журнале» Академии наук. А. Носков был далеко не одинок.

С 1868 г. отдел издавал свои научные труды. Всего в 29 выпусках было опубликовано 140 статей, многие из которых не потеряли научной ценности и сегодня. Отдел вел активную переписку с иностранными науч­ными обществами (на 1916 г. их было 135 в пределах империи и 50 иностранных). Издания Оренбургского отдела рассылались по всему миру. Их можно было встретить в Рио-де-Жанейро, Перу, Монако, Южной Африке, Гватемале...

Отдел заслужил уважение своей постоянной науч­ной работой. Пожизненными действительными члена-


5*

131

ми его были такие видные ученые, как академик М. А. Рыкачев, зоолог Н. М. Книпович, геолог Ф. Н. Черны­шев, метеоролог А. В. Колосовский, ботаник Б. А. Фед-ченко. Среди членов общества, работавших в Оренбур­жье, встречаются имена, известные далеко за его преде­лами: путешественник и ботаник Г. С. Карелин, В. И. Даль, А. А. Тилло, ставший в 1892 г. членом-коррес­пондентом Академии наук и вице-председателем Рус­ского географического общества. Не утратили ценности работы историка и этнографа Р. Игнатьева, геолога, па­леонтолога, этнографа и пушкиноведа Д. Соколова, ор­нитолога Н. А. Зарудного, казахского педагога-просве­тителя И. Алтынсарина, энтомолога Н. А. Воронцов-ского, историков А. И. Добросмыслова, Н. А. Бравина, В. М. Черемшанского. Отдел активно сотрудничал с Оренбургской ученой архивной комиссией.

^ ОРЕНБУРГСКАЯ УЧЕНАЯ АРХИВНАЯ КОМИССИЯ

13 апреля 1884 г. император утвердил представле­ние Комитета министров об открытии губернских ар­хивных комиссий. В нем указывалось, что «для сосре­доточения и вечного хранения дел и документов» в гу­берниях создаются исторические архивы. «Собирание и приведение в порядок означенных архивных дел и до­кументов возлагаются на учреждаемую в губернии уче­ную архивную комиссию».

В декабре 1887 г. возникла Оренбургская ученая ар­хивная комиссия (ОУАК), просуществовавшая три де­сятилетия, до 1918 г. 9 декабря 1887 г. на квартире оренбургского губернатора Н. А. Маслаковца состоя­лось учредительное заседание в составе 25 человек, при­нявшее решение о создании по примеру других губер­ний этой комиссии, ставшей первой на Урале и восьмой в России. Первым председателем комиссии стал извест­ный краевед и общественный деятель П. Н. Распопов, а секретарем — журналист И. И. Евфимовский-Миро-вицкий. Первые руководители ОУАК были людьми яр­кими, талантливыми. Павел Николаевич Распопов (1834—1893) был известен как активный деятель Орен­бургского губернского статистического комитета, орга­низатор ряда статистико-экономических и демографи-

132

ческих исследований на территории края, редактор не­официальной части газеты «Оренбургские губернские ведомости». Выпускник Петербургского университета, он вел преподавательскую деятельность, одно время был директором народных училищ Оренбургской губер­нии. В местных изданиях появлялись и его поэтические произведения. Иван Иванович Евфимовский-Мировиц-кий, университетски образованный, являлся редакто­ром-издателем первой частной газеты края «Оренбург­ский листок». Он неизменно оказывал помощь ОУАК в опубликовании ее научной продукции, печатал и порой бесплатно выпуски «Трудов» комиссии.

В состав архивной комиссии вошли преимуществен­но представители местной интеллигенции — преподава­тели мужской гимназии К. А. Белавин, В. Я. Смирнов, женской гимназии — М. В. Голубков, Г. С. Хрусталев, татарской учительской школы Г. X. Еникеев, М. М. Да­нилов, Ш. Ш. Шагиахметов, духовной семинарии—А. В. Васильев, П. И. Чижов, И. Ф. Горский, X. Д. Дроботов, законоучители гражданской гимназии М. Я. Божуков, женской прогимназии А. К. Шильнов, юнкерского учи­лища П. С. Словохотов, а также военные и чиновники. В дальнейшем численность состава комиссии значительно увеличилась за счет притока новых сил. В 1917 г. в ОУАК было 138 действительных и 13 почетных членов. Среди них имена многих знаменитостей: историки В. О. Ключевский, Н. Ф. Дубровин, В. В. Бартольд, И. Е. За­белин, писатель-демократ Ф. Д. Нефедов и др.

Деятельность ученой архивной комиссии отлича­лась многоплановостью и комплексным характером. Начав с разборки и составления описей богатейшего ар­хива Оренбургского генерал-губернаторства, упразднен­ного в 1881 г., деятели комиссии неизбежно и скоро пе­решли к научно-исследовательской работе по истории, этнографии, археологии. Немало внимания уделялось охране памятников старины и воссозданию краеведчес­кого музея. Работать приходилось в нелегких условиях. После ликвидации генерал-губернаторской канцелярии ее архив находился на антресолях Казенной палаты. Там же полутемную каморку отвели для членов комис­сии. Затем архив переместили в сырые и холодные лав­ки Гостиного двора, где немало ценных архивных доку­ментов находилось в россыпи, гибло от «мышеяди и

133

пробития дождями». После долгих поисков и сбора де­нежных средств ОУАК приобрела небольшое кирпичное здание на набережной Урала и разместила здесь и ар­хив, и библиотеку, и музей.

Кропотливая, трудная работа по разборке и описа­нию генерал-губернаторского архива продолжалась многие годы, ведь в нем содержалось около 150 тыс. «дел». Деятельное участие в этой работе принимали члены ОУАК П. В. Жуковский, С. Н. Севастьянов, Д. Н. Соколов, И. С. Шукшинцев, М. Л. Юдин и др. Всего было составлено более двадцати описей дел граж­данского, казачьего, башкирского, пограничного и сек­ретного отделов. Работа велась при остром недостатке материальных средств, на одном энтузиазме сотрудни­ков комиссии и при поддержке (взносами и пожертво­ваниями) общественности.

На регулярно проводимых заседаниях архивной ко­миссии заслушивались и обсуждались рефераты и до­клады, подготовленные на основе архивных поисков и находок. Члены комиссии публиковали свои работы на страницах местных газет, в трудах Географического об­щества. С 1896 г. стали издаваться «Труды Оренбург­ской ученой архивной комиссии». Они начались с пуб­ликации документальных материалов: указов Екатери­ны II и Павла I оренбургским военным губернаторам. Деятельный член комиссии ветеринарный врач Тургай-ской области А. И. Добросмыслов опубликовал в двух томах правительственные указы, касающиеся управле­ния и устройства Оренбургского края. Новые материа­лы о башкирском восстании 1735—1740 гг. были поме­щены им в VIII выпуске «Трудов». В VII и X выпусках увидела свет крупная монография члена комиссии, пре­подавателя Оренбургского духовного училища Н. М. Чернавского «Оренбургская епархия в прошлом ее и на­стоящем». Всего комиссией издано 35 выпусков своих трудов, но много материалов и исследований осталось неопубликованными.

Тематика и проблематика исследования членов ОУАК широка и разнообразна. Оренбургские исследова­тели как правило интересовались важными и еще со­вершенно не разработанными темами, такими, как за­селение и хозяйственное развитие края, международ­ная торговля с Востоком, горные заводы и промыслы,

золотопромышленность, пугачевское и другие народные восстания, научные экспедиции, политическая ссылка, история и быт казачества, башкир, казахов и других народов края.

Ученая архивная комиссия стала крупным явлени­ем общественной жизни края. По ее инициативе отме­чались широко 100-летие со дня рождения А. С. Пуш­кина, 200-летие русской прессы, 200-летие со дня рож­дения П. И. Рычкова и др.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Подготовьте рефераты по альманаху «Гостиный двор» (вып. 1, 2, 3, 1995) о развитии географических исследований в Орен­бургском крае.

Какова роль Оренбургской ученой архивной комиссии в изуче­нии истории нашего края и развитии музейного дела?

^ ЗНАТОК ДРЕВНОСТЕЙ КРАЯ

Научное изучение Оренбуржья в XIX в. продолжил Руф Гаврилович Игнатьев — историк, этнограф, собиратель фоль­клора, первый археолог края. Р. Г. Игнатьев родился 19 сен­тября 1818 г. в семье дворянина, отставного поручика Гаври­лы Кузьмича Игнатьева и воспитанницы князя С. А. Меньши­кова Варвары Сергеевны.

Он получил хорошее образование: окончил Лазаревский (армянский) институт восточных языков в Москве. Знание тюркских языков пригодилось Игнатьеву в его исследова­тельской работе по истории и этнографии многонациональ­ного Оренбуржья. Он легко разбирался в старинных манус­криптах, текстах и других памятниках тюркской письмен­ности, записывая татарский, башкирский и казахский фоль­клор.

По окончании института Р. Г. Игнатьев отправился во Францию и поступил в Парижскую консерваторию, где в те­чение двух лет основательно изучал музыку, совершенствовал игру на фортепиано, скрипке и других инструментах.

Служебную деятельность Игнатьев начал в ноябре 1837 г. в качестве канцелярского служителя первого разряда Москов­ской казенной палаты, затем произведен в коллежские регис­траторы, но после нескольких перемещений по службе в сен­тябре 1844 г. из-за болезни был уволен в отставку.

Новый период служебной деятельности Р. Г. Игнатьева, связанный с почтовым департаментом, продолжался семь лет.


134

135

В декабре 1854 г., будучи почтмейстером в одном из сел Нов­городской губернии, за недостачу казенных денег Игнатьев по суду был лишен чина и отдан в солдаты «с выслугой», а 24 ноября 1855 г. зачислен рядовым в батальон № 10, затем в ба­тальон № 2 Оренбургского линейного полка.

В солдатах Игнатьев пробыл недолго. В том же 1855 г. он был произведен в унтер-офицеры, а в феврале 1858 г. «за хо­рошее поведение и усердие к службе» уволен в отставку, но помилован был гораздо позже — лишь в 1873 г.

В середине 60-х годов Р. Г. Игнатьев приехал в Уфу, по­ступил на службу библиотекарем в губернский статистичес­кий комитет. Начал он свои научные исследования с выявле­ния и подробного описания памятников древности Оренбург­ского края. Вскоре им была впервые составлена археологиче­ская карта Оренбургской и Уфимской губерний, представлен­ная в Московское археологическое общество, где получила высокую оценку. В 1865 г. это общество избрало Р. Г. Игна­тьева своим членом-корреспондентом и поручило ему произ­водить археологические раскопки за свой счет.

С 1865 г. Игнатьев стал активно публиковать статьи по археологии, истории и этнографии в местных газетах, издани­ях Оренбургского и Уфимского статистических комитетов.

Важным событием в его жизни было участие в работе пер­вого археологического съезда, который состоялся в Москве в марте 1869 г.

Помимо археологии, Р. Г. Игнатьева интересовали самые различные вопросы исторического прошлого народов много­национального края. Заинтересовавшись историей раскола церкви, он с целью сбора сведений, переодевшись крестьяни­ном, в 1866 г. исходил пешком все места Уфимской губернии, где проживали раскольники, составив обстоятельное описа­ние и карту расположения раскольничьих сект.

Привлекла Игнатьева история образования и заселения губернии. Он написал работы об основателях и первых на­чальниках Оренбургского края И. К. Кирилове, В. И. Татище­ве, В. А. Урусове, И. И. Неплюеве. Он составил ряд статей о Рычкове, где дал обстоятельную характеристику его исследо­вательских трудов, сделал попытку систематизировать его опубликованные и неопубликованные работы.

Имея музыкальное образование, Игнатьев интересовался песенным творчеством народов края. В 1879 г. на антрополо­гической выставке в Москве он прочитал рефераты о песнях белорусов, переселившихся в Оренбургский край, а также песнях русского и татаро-башкирского населения края. В записках Оренбургского отдела Русского географического об­щества в 1875 г. была опубликована его работа «Сказания, сказки и песни, сохранившиеся в рукописях татарской пись­менности и в устных пересказах у инородцев-магометан Орен-

бургского края». Перу Игнатьева принадлежат «Этнографиче­ские очерки Оренбургского края», оставшиеся неопублико­ванными.

Заветной целью исследователя было написать «Полную историю Оренбургского края», но смерть, наступившая 2 ян­варя 1886 г., помешала довести ее до конца.

Вышедшая в 1881—1883 гг. работа Р. Г. Игнатьева «Взгляд на историю Оренбургского края» являлась как бы проспектом и введением будущей исторической монографии. В этом очерке и в одновременно с ним опубликованных стать­ях историк уделил основное внимание событиям XVIII столе­тия в крае. Рассказывая об основании Оренбурга и укреплен­ной пограничной линии, Игнатьев подробно характеризует начавшееся в связи с этим башкирское восстание 1735— 1740 гг. Явно сочувствуя восставшим, он с осуждением писал о жестоких экзекуциях, учиненных над ними в 1740 г. у Ор-ской крепости и Сакмарского городка В. А. Урусовым.

Исследователь, проявляя явный интерес к народным дви­жениям в крае, не мог пройти мимо и такого крупнейшего со­бытия, как Пугачевское восстание. Ему посвящены почти по­ловина содержания очерка «Взгляд на историю...» и ряд от­дельных работ, в которых чувствуется хорошее знание авто­ром литературы и источников по этой теме.

Всего Руф Гаврилович Игнатьев опубликовал свыше 400 работ (по другим данным — 500), и много трудов его осталось в рукописи «за неимением средств ни у Комитета, ни у Об­ществ, ни у самого автора издать их». Научное наследие Иг­натьева остается до сего времени не полностью выявленным, собранным и изученным.

Разносторонний исследователь — археолог и историк, фольклорист и этнограф, архивист и источниковед, наконец, журналист — Р. Г. Игнатьев, вместе с тем в жизни, как отме­чают современники, был скромным, простым и непрактич­ным человеком, жившим в постоянной нужде. Великий тру­женик, настоящий подвижник науки, он всего себя отдал ис­следовательской деятельности.

ЗАДАНИЕ

Подготовьте сообщения о наиболее известных деятелях Орен­бургской ученой архивной комиссии.

136



^
НА ПЕРЕЛОМЕ ВЕКОВ


В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

На рубеже XIX — XX вв. в России возникло острое противоречие между утвердившимся капитализмом и феодальными пережитками, тормозившими его разви­тие. Устранить это противоречие можно было либо пу­тем последовательных реформ, либо революционными средствами.

В этот период Оренбуржье было одним из крупных аграрных районов империи. На ее территории прожива­ли 1,6 млн. человек, свыше 80% которых занимались сельскохозяйственным трудом. Наибольшее развитие в крае получили земледелие и скотоводство. Губерния от­носилась к району торгового зернового хозяйства. Рост производства зерновых культур шел за счет освоения новых земель. Оренбургская пшеница вывозилась в другие районы страны и продавалась за границу.

Наличие обширных пространств свободной земли, небольшой удельный вес помещичьих владений создали условия для быстрого распространения в деревне капи­талистических отношений. Усилилось расслоение крес­тьян на кулаков и бедноту. В 1912 г. кулацкие хозяй­ства составили в губернии 17,5%, бедняцкие — 46,5%. Незначительная часть крестьян-кулаков постепенно превращалась в фермеров. Бедняки же, разоряясь, по­полняли ряды городского пролетариата или станови­лись сельскохозяйственными рабочими-батраками. В помещичьих и кулацких хозяйствах края ежегодно ис­пользовался труд свыше 30 тыс. пришлых батраков.

138

Главные железнодорожные мастерские

Развитию капитализма способствовало железнодо­рожное строительство. В конце XIX — начале XX вв. че­рез территорию края были проложены железные дороги от Челябинска до Владивостока и от Оренбурга до Таш­кента. Они связали Оренбуржье не только с Центральной Россией, но и с Сибирью, Казахстаном и Средней Азией. Это ускоряло товарооборот, облегчало сбыт сельскохо­зяйственной и промышленной продукции. Оренбург и Челябинск стали превращаться в крупные торгово-про­мышленные города. В 1914 г. население Оренбурга соста­вило 100 тыс. человек. Он стал самым крупным по чис­лу жителей городом Урала и вошел в число 28 наиболее крупных городов Российской империи.

Дальнейшее развитие получила промышленность. В 1904 г. в губернии было 185 предприятий, в том числе 7 металлургических заводов, 22 рудника, 165 золотых приисков, на которых трудились 20,8 тыс. рабочих. Фа­брично-заводская промышленность была представлена паровыми мельницами и просообдирками, бойнями, са­лотопнями, кожевенными, кирпичными и лесопильны­ми заводами, занятыми, главным образом, переработ­кой сельскохозяйственного сырья. В 1904 г. на пред­приятиях этой отраслевой группы трудились 6,4 тыс. рабочих. Мелкая промышленность получила повсемест­ное развитие. В городах, селах и станицах губернии ее представляли клееварни, шорно-седельные, шубные,

139




С ^ ОЦИАЛЬНЫЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1912 ГОДУ

духовенства 0,33%

войск 0,44%

казаков оренбургского



казачьего войска



купцов 0,15%



22,81%



почетных граждан 0,20%

прочих 0,05%



мещан (в т. ч. и рабочие) 10,90%



швейные, войлочно-валяльные, сапожные, кузнечные, слесарные, столярные и прочие мастерские. За 1904— 1909 гг. число'ремесленников-кустарей увеличилось с 15,5 до 19,4 тыс. человек.

Рост промышленности сопровождался концентраци­ей производства и сосредоточением рабочей силы на крупнейших предприятиях. В губернии появились за­воды и фабрики с числом рабочих свыше 500 человек. Это Белорецкий, Тирлянский, Верхне- и Нижне-Авзя-нопетровские, Зигазинский металлургические заводы в Верхнеуральском уезде. Главные ремонтные мастерские Ташкентской железной дороги в Оренбурге и Сибир­ской в Челябинске, овчинно-шубная фабрика Хусаино-



Завод «Орлес»

ва, колбасно-консервная фабрика Серова и Попова, ле­сопильный завод общества «Орлес» в Оренбурге и др.

Всего наемным трудом в промышленности и на транспорте в 1905 г. было занято, по неполным дан­ным, около 60 тыс. рабочих.

Хозяйственное освоение природных богатств края способствовало вовлечению различных слоев населе­ния в торгово-предпринимательскую деятельность. В 1902—1909 гг. жителям губернии было выдано 26 тыс. свидетельств на право заниматься такой деятельностью. Развитию торговли способствовало открытие в Оренбур­ге и других городах губернии отделений 6 коммерчес­ких (Государственного, Волжско-Камского, Торгово-


140

141

Промышленного, Азовско-Донского, Внешней торгов­ли, Взаимного кредита) и 3 земельных (Крестьянского, Нижегородско-Самарского, Донского) банков. Все они предоставляли кредиты владельцам торговых и торго­во-промышленных предприятий.

Местные купцы и промышленники торговали зер­ном, мукой, лесом, скотом и продуктами животноводст­ва с большим размахом. В 1914 г. в Оренбурге было 14 купцов первой гильдии, имевших право на междуна­родную торговую деятельность.

Оренбургский купец М. Г. Хусаинов владел 11 тор­гово-промышленными конторами в 8 городах России и 3 конторами за границей: в Берлине, Константинополе и Кабуле. Купец и промышленник А. И. Зарывнов имел 2 паровых мельницы, кожевенный завод в Оренбурге и 10 торговых контор и лавок в разных городах страны. Акционеры общества «Орлес», основанного в 1904 г., в короткий срок монополизировали продажу леса, пило­материалов, дров в Оренбуржье, Казахстане и восточ­ной части Средней Азии.

Капиталистические отношения дали мощный тол­чок развитию сельского хозяйства, промышленности и торговли на территории губернии.

Однако успехи в экономическом развитии имели се­рьезные социальные издержки. Обогащение небольшо­го числа жителей края сопровождалось обнищанием остальных, в первую очередь, наемных рабочих. Рабо­чий день на фабриках и заводах длился 10—12 часов, на рудниках и приисках — 14—16. Заработная плата была низкой — 10—-14 руб. в месяц. Ее снижали мно­гочисленные штрафы, которым подвергались рабочие при малейшем нарушении «порядка» на предприяти­ях. Самыми высокооплачиваемыми в губернии были рабочие-железнодорожники. Их средний годовой зара­боток составлял 381 руб., но этих средств рабочим не хватало. Так, рабочие депо станции Оренбург писали в 1913 г. в газету «Правда»: «...средний наш поденный оклад 1 рубль в день, считая 25—30 рабочих дней в ме­сяц. За такое ничтожное вознаграждение приходится нам нести каторжный труд, полуголодными, полуоде­тыми, в грязном и холодном депо». Заработная плата в других отраслях была еще ниже: фабрично-заводские рабочие губернии получали в среднем 196 руб. в год,

рабочие-металлурги — 100—150, рабочие-ремесленни­ки — 80—120 руб. в год. Это было значительно ниже уровня оплаты труда в основных промышленных цент­рах России. В 1913 г., например, средний заработок ра­бочего Путиловского завода в Петербурге составлял 495 руб.

На предприятиях края довольно широко использо­вался труд женщин, детей и подростков. К 1917 г. в фа­брично-заводской промышленности Оренбуржья 16,7% рабочих составляли женщины, 8,3% — дети и подрост­ки. За свой труд они получали в полтора, два раза мень­ше, чем мужчины. Газета «Оренбургский край» так описывала труд рабочих шерстомоен в Оренбурге: «Ра­бота начинается с восходом солнца и кончается с зака­том. Следовательно, в летний день, часов выходит 14— 15. Если к этому прибавить, что работают девочки-под­ростки от 14—18 лет, что все эти 15 часов приходится работать не разгибая спины, то станет ясным, что... та­кой тяжелый труд оплачивается слишком дешево (35— 40 копеек), пользуясь их беззащитностью».

Жестокое угнетение приносило предпринимателям колоссальные прибыли. Содержание 500 рабочих лесо­пильного завода стоило 38 акционерам общества «Ор­лее» 74 тыс. руб. в год, а ежегодный доход от эксплуа­тации их труда равнялся 600—700 тыс. рублей.

Экономический кризис 1900—1903 гг. ухудшил по­ложение трудящихся. Эксплуатация и политическое бесправие поднимали рабочих на борьбу. В 1900 г. со­стоялась забастовка на Илецких соляных рудниках, в 1901 — стачка на строительстве железной дороги Орен­бург-Ташкент. В 1900—1904 гг. в губернии произошло 13 забастовок и волнений рабочих.

Нелегким было положение крестьян. Приток пересе­ленцев уменьшил земельные наделы. В 1904 г. за кресть­янами губернии числилось 4 млн. руб. недоимок по госу­дарственным налогам и выкупным платежам. Помещики и кулаки беззастенчиво эксплуатировали труд батраков, поденная зарплата которых составляла 25—50 копеек. Крестьяне начинают открыто протестовать против суще­ствующих порядков. В 1901-—1903 гг. в губернии произо­шло 6 стихийных крестьянских выступлений.

Рабочее движение в губернии в начале XX в. разво­рачивалось под идейным влиянием организаций социа-


142

143

листической ориентации: социал-демократов, эсэров и др.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов