Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница15/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25

^ ГУБЕРНСКИЕ КОМИССАРЫ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ХОЛОДОВСКИЙ НИКОЛАЙ АПОЛЛОНОВИЧ (31 июля 1873 — ?). Родился в дворянской семье. Учился в Оренбург­ском Неплюевском кадетском корпусе, откуда был переведен в Пажеский корпус Его Императорского величества, который закончил по 2 разряду. С 1 сентября 1892 г, зачислен пажом императорского двора, а через год переведен в его камер-юн­керы, затем становится корнетом 3-го Драгунско-Сумского полка. В 1901 г. утвержден кандидатом в Земские начальники Оренбургского уезда, стал коллежским секретарем. С 1906 г. — Земский начальник 4-го участка Оренбургской губернии. Ти­тулярный советник с 1906 г., надворный — с 1911 г. Награж­ден за службу многочисленными орденами и медалями, отли­чился в борьбе с голодом в 1911 — 1912 гг. Девятого сентяб­ря 1913 г. утвержден председателем Оренбургской губернской земской управы. В соответствии с приказом Временного пра­вительства власть в Оренбургской губернии перешла к Пред­седателю земской управы, однако из-за отсутствия Н. А. Хо-лодовского в городе несколько дней обязанности управления губернией исполнял член Земской управы Базилев. По воз­вращении в Оренбург Н. А. Холодовский был назначен Орен­бургским губернским комиссаром Временного правительства. К исполнению обязанностей он приступил не позднее 14 мар­та 1917 г. Произвел смену старого аппарата, вместо полиции создал в Оренбурге милицию во главе с меньшевиком Маста-евым, сменил весь судебный аппарат. О взглядах Холодовско-го в какой-то мере говорит тот факт, что помощником губерн­ского комиссара, по его ходатайству, Временное правительст­во утвердило бывшего секретаря Оренбургской губернской земской управы видного большевика С. Е. Чуцкаева. Однако с мая 1917 г., когда Холодовский более четко определил свою позицию и встал на путь применения репрессий к волновав­шемуся крестьянству, Чуцкаев поставил вопрос о своей от­ставке, и 23 июня он был освобожден от должности. Прохо­дивший с 20 мая 1917 г. Оренбургский губернский съезд гражданских комитетов, на котором преобладали эсеры, под­нял вопрос об отставке Холодовского. Временное правительст­во приняло об этом решение в конце июня 1917 г.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ. Товарищ председателя Челябинского Совета крестьянских депутатов, член Челябинского Совета рабочих, солдатских и крестьян­ских депутатов. Председательствовал на майско-июньском Оренбургском губернском съезде гражданских комитетов. Съезд рекомендовал его на должность губернского комиссара. Временное правительство удовлетворило ходатайство съезда и 27 июня 1917 г. назначило эсера Архангельского новым ко­миссаром Оренбургской губернии. 1 июля 1917 г. Николай Васильевич был избран от эсеров в Оренбургскую городскую думу. В земельном вопросе Архангельский требовал ее изъя­тия из рук частных владельцев без выкупа, с запрещением ее купли и продажи. Он считал, что земля должна быть в руках крестьян и казаков по трудовой норме, твердо выступал про­тив использования наемного труда. Архангельский разделял взгляды Временного правительства на июльские события, за­являл, что попытка «призыва населения против Временного правительства и беспорядок... будут подавлены в корне», что указанные события — «предательство, удар в спину». Он рез­ко выступил против крестьянских захватов земли, считая, что аграрный вопрос должно решать Учредительное собрание. Твердо протестовал против Корниловского мятежа. С победой Октябрьского восстания в Петрограде Архангельский солида­ризировался с Дутовым, призывал встать на защиту Времен­ного правительства. Он вошел в местный комитет «Спасение Родины и революции», поддержал перевод ряда уездов губер­нии на военное положение, разделял террористические мето­ды подавления масс, санкционировал аресты большевиков в Оренбурге.

ВОПРОС

Назовите комиссаров Временного правительства по Оренбург­ской губернии? Что Вы знаете о них?

^ ОКТЯБРЬСКИЕ ДНИ.

СОСРЕДОТОЧЕНИЕ ВЛАСТИ В РУКАХ А. И. ДУТОВА. НАЧАЛО БЕЛОГО ТЕРРОРА

Весть о победе Октябрьского вооруженного восста­ния в Петрограде и переходе власти в руки Советов бы­ла злобно встречена местной печатью, даже газета кре­дитных кооперативов «Народное дело» «Южный Урал» 26 октября 1917 г. в передовой статье «Ва-банк» призы­вала: «Надо надеть на большевиков железный наморд-


172

173

ник». В адрес большевиков со страниц газет Оренбурга сыпались выражения: «Звериная власть», «Кровавый хам» и т. п. О большевиках, только что пришедших к власти, писали как «о врагах России и друзьях Герма­нии», провозглашая лозунг: «Довольно большевистско­го хамодержавия». Со страниц газет шли призывы: «Большевики должны быть раздавлены беспощадно на­всегда».

Наказной атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов в приказе № 816 объявил, что принимает на себя всю полноту власти «в силу совершенной недо­пустимости власти большевиков». В тот же день губерн­ский комиссар Временного правительства Н. В. Архан-гельский по договоренности с Дутовым, городским го­ловой правым эсером Барановским, начальником гар­низона и земством решили объявить Оренбург с 27 ок­тября на военном положении с передачей всей военной власти в городе атаману. Архангельский разослал теле­граммы по уездам губернии, в которых призывал не ос­танавливаться ни перед какими мерами в пресечении попыток захвата власти.

Во все учреждения Оренбурга были направлены во­инские караулы. По улицам разъезжали казачьи патру­ли. Была разгромлена большевистская газета «Пролета­рий», арестован ее редактор А. А. Коростелев, но вско­ре выпущен под давлением рабочих. Обращение к насе­лению о переходе Оренбурга на военное положение бы­ло опубликовано в местных газетах 28 октября. При этом заявлялось о поддержке Временного правительст­ва, сообщалось, что против данного решения только «большевики, социал-демократы и идущие за ними си­лы».

4 ноября 1917 г. в Оренбург прибыл С. М. Цвил-линг — видный деятель большевистской партии, деле­гат II Всероссийского съезда Советов, назначенный СНК чрезвычайным комиссаром Оренбургской губернии. Он тут же заявил губернскому комиссару Временного пра­вительства Архангельскому, что полномочия прежней власти окончены, а в случае сопротивления развернет­ся борьба за власть Советов в городе и губернии.

Пламенный оратор и умелый организатор масс 26-летний Самуил Цвиллинг и его соратники выступа­ли на многочисленных митингах, прежде всего среди

солдат. Оценивая результаты этой работы, С. М. Цвил­линг писал: «Успех очень большой, солдаты требуют перевыборов Совета солдатских депутатов, говорят, что они не знали, кто такие большевики, что их все время обманывали».

Возросшее влияние большевиков вызвало тревогу среди дутовцев. В ночь на 7 ноября в Оренбурге ими бы­ли арестованы депутаты Совета — большевики А. А. Ко­ростелев, В. И. Мискинов, М. М. Макарова, С. А. Ки-чигин, И. Г. Лобов и др.

Тогда же захватившие власть в городе объявили, что они действуют по поручению «революционного ко­митета». Так теперь назывался «объединенный» орган власти губернского комиссара Временного правительст­ва Архангельского, Дутова, комитета общественной бе­зопасности и земства.

7 ноября в «революционный комитет» явилась деле­гация от Совета рабочих и солдатских депутатов и от профсоюзов с требованием освободить арестованных большевиков, но «революционный комитет» им в этом отказал.

Введение военного положения в Оренбурге, начав­шиеся аресты, применение вооруженных сил для изъя­тия «излишков» хлеба в селах и станицах — все это свидетельствует, что дутовская власть была диктату­рой, носила террористический характер. В чем же при­чины, почему дутовцам удалось сосредоточить власть в городе в своих руках, почему задержалось здесь уста­новление Советской власти?

Основная причина заключалась в тактических про­счетах местных большевиков. Долгое время находясь в единой социал-демократической организации, они после размежевания с меньшевиками не сумели создать блок левых сил для борьбы против дутовцев. В городе отсут­ствовали вооруженные организации рабочих, способные взять власть в случае сопротивления буржуазии.

Дутовцы же, опираясь на казачьи и юнкерские учи­лища, находящиеся в Оренбурге, верхушку казачества, зажиточное крестьянство, имевших относительно боль­шой удельный вес в губернии, местную буржуазию и мусульманских националистов, сумели взять власть.

7—8 ноября 1917 г. в Оренбурге на Ташкентской и Орской железных дорогах на основе постановления об-


174

175

щего собрания Совета солдатских и рабочих депутатов и Оренбургского комитета РСДРП(б) в знак протеста против ареста депутатов от рабочих, а также с целью мобилизации сил для свержения дутовцев, началась за­бастовка рабочих города, вскоре ставшая всеобщей и охватившая более 7000 рабочих.

Тогда же состоялись перевыборы Оренбургского Со­вета солдатских депутатов. Председателем был избран прапорщик-большевик Мухритский. В члены президиу­ма также вошли большевики.

Потерпевшие провал на этих выборах другие поли­тические партии, как и «революционный комитет», бы­ли потрясены этим событием. Дутовцы почувствовали, что почва уходит из-под их ног, и решили срочно, на­сколько это возможно, расширить «представительство» своей власти. С сообщением о том, что солдатский Со­вет стал большевистским, два прежних его члена Глу-хов и Лисун явились в думу. В связи с этим на экстрен­ном заседании Оренбургской городской думы 8 ноября был создан «Комитет спасения Родины и революции». Состав его мало отличался от «революционного комите­та». В него вошли губкомиссар Временного правитель­ства, городской голова, председатель земской управы, председатель губкомитета общественной безопасности, войсковой атаман, начальник гарнизона и несколько человек от городской думы, губернского земства, воен­ных и политических организаций губернии. Состав это­го комитета обеспечивал господство в нем военных и сторонников свергнутого Временного правительства. Представительство партий и Советов было настолько мало, что их голоса должны были тонуть в хоре пере­численного большинства.

Тогда же на заседании думы было предложено обсу­дить проблему начавшейся в Оренбурге стачки-протес­та. Забастовка оценивалась на заседании как «больше­вистское движение». Гласный думы Бырдин поставил вопрос об аресте лидеров большевиков, говоря, что они вели себя мирно, не прибегали к оружию. Был дан от­вет, что «большевики как все люди партийные должны были бы выполнить приказ о переходе власти к Сове­там, что с целью предупреждения этого они были арес­тованы». На заседании думы слышались голоса о том, чтобы не давать хлеб забастовщикам. Тогда от рабоче-

176

го поступила записка, что пекари с 10 ноября присое­диняются к забастовке железнодорожников. Представи­тели последних выразили протест против ареста членов Совета и большевиков.

Забастовка железнодорожников привела к прекра­щению движения товарных поездов. Стачечное движе­ние в Оренбурге ширилось.

Обеспокоенные активизацией солдатского Совета атаман и его окружение вынашивали идею роспуска за­пасных полков, включая призывников 1905 г. Такое предложение, якобы в связи с продовольственными трудностями, сделал начальник 18-й запасной бригады, однако тогда из-за протеста Совета солдатских депута­тов осуществить это не удалось.

В это же время «Комитет спасения Родины и рево­люции» приступил к созданию так называемой «Добро­вольческой революционной армии», а формирование ее первого батальона было доверено поручику Студенчани-ну. При этом заявлялось, что на эту войсковую часть будет возложена «охрана города и его окрестностей».

Важнейшим шагом в борьбе за установление власти Советов было заседание Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов, состоявшееся в ночь с 14 на 15 ноября 1917 г. в Караван-Сарае во главе с С. М. Цвил-лингом. В центре внимания была телеграмма В. И. Ле­нина, призывающая к установлению Советской власти в Оренбургской губернии. На заседании присутствовали полковые, ротные и командные комитеты, всего 125 че­ловек. Собрание было созвано прежде всего для созда­ния Военно-революционного комитета. Соответствую­щий орган и был учрежден. Тут же им был издан при­каз № 1 о переходе всей полноты власти в городе и гар­низоне в его руки. Документ подчеркивал, что подле­жат исполнению только те приказы военачальников, которые будут утверждены Военно-революционным ко­митетом. Для связи с ВРК во всех ротах и командах должны были быть выбраны представители.

По распоряжению «Комитета спасения Родины и ре­волюции», Дутов оцепил Караван-Сарай милицией, ка­заками, но ввиду отказа последних в само помещение ввел юнкеров школы прапорщиков. Дутов объявил, что все присутствующие считаются арестованными по при­казу войскового правительства. Председательствовав-

177

ший на собрании С. М. Цвиллинг заявил, что считает арест незаконным, нарушающим свободу собраний. Из­битых 86 арестованных доставили в войсковое правле­ние, где Подвергли допросу и обыску, после чего, оттту-стив меньшевиков.и эсеров, 25 наиболее видных боль­шевиков направили в станицы с целью спровоцировать казаков на самосуд для физического уничтожения аре­стованных. Избитого до полусмерти Цвиллинга отпра­вили на автомобиле в станицу Павловскую, где заперли в «надежное» помещение. Первые два дня,после арвстд. угроза расправы была реальной, однако вскоре в ре-зультате бесед казаков с Цвиллингом станица Павлов­ская оказалась распропагандированной. Боясь, что Цвиллинг будет отпущен казаками на свободу, Дутов на двенадцатый день ареста отдал приказ перевести Саму­ила Моисеевича в губернскую тюрьму, где уже было 32 человека.

Второй арест теперь уже всех известных большеви-ков во главе с С. М. Цвиллингом показал их недоста­точную бдительность. Заседание Совета проходило без выставления караула, который мог бы известить об ок­ружении Каравая-Сарая. Совет и большевики теперь уже не могли не сделать выводы о необходимости иметь надежные вооруженные силы, на которые могли бы опереться в борьбе с дутовщиной.

И 23 ноября рабочие-железнодорожники Главных мастерских единодушно поддержали предложение боль­шевистского партийного комитета о создании подполь­ного отряда Красной гвардии, создали для его руковод­ства штаб, начальником которого был избран А. Е. Ле-вашев.

В отряд Красной гвардии желала вступить половина рабочих Главных железнодорожных мастерских, но не было оружия. Положение несколько выправилось, ког­да из Бузулука в воде тендера паровоза машинист Ф. Г. Кравченко привез три пулемета, 86 винтовок и несколь­ко ящиков с патронами. Развернулось обучение такти­ке уличных боев, владению оружием. При Красной гвардии был создан санитарный отряд, для которого в аптеках запасали бинты, медикаменты. Подготовкой санитаров занимался фельдшер-большевик Н. Е. Мут-нов, в организации отряда ему помогала М. Е. Постни­кова.

178

После ареста большевиков «Оренбургский комитет спасения Родины и революции» вновь заявил, что счи­тает забастовку, «продолжавшуюся в городе, преступ­ной и недопустимой». В ответ на репрессии забастовка ширится, недовольство рабочих растет. Об этом свиде­тельствовало и сложение полномочий гласными от эсе­ров в Оренбургской городской думе Ильиным и .Фона-риным. Приказы не выдавать бастующим хлеб, заявле­ния о том, что зарплата за период-забастовки им не бу­дет выплачена, не подействовали.

Энергично и твёрдо добивались своего избранники рабочих города — Центральный-стачечный комитет во главе с Иваном Ильичей Андреевым. Стачка играла большую роль в ослаблении дутовцев, утрате ими дове­рия со стороны граждан, поставила их перед лицом продовольственно-финансового кризиса. С известием о наступлении красногвардейских отрядов со стороны Бу­зулука на Оренбург, значение забастовки возрастало. Рабочие были истощены от голода, но продолжали борьбу. Дутовцы, «Комитет спасения Родины и револю­ции» заявляли о готовности выпустить из тюрьмы боль­шую часть большевиков, оставив наиболее известных, однако бастующие на это не пошли и продолжали ре­шительно требовать освобождения всех членов Совета и большевиков из тюрьмы. К этим требованиям присое­динился и краевой съезд Советов Екатеринбурга.

Всеобщая стачка рабочих вызывала сочувствие даже в среде рядового казачества; налицо были казачьи час­ти, готовые поддержать войска гарнизона.

Массовым показателем настроений народа, его отно­шения к процессам, начатым Октябрем и его противни­ками, были итоги выборов в Учредительное собрание. Выборы проходили в стране в конце ноября 1917 г., когда во многих регионах еще не установилась Совет­ская власть. Так было и у нас в Оренбургском крае. Пе­чать большевиков и левых эсеров была либо разгромле­на, либо запрещена. Созданные в такой обстановке из­бирательные комиссии, публикация итогов выборов не могли быть абсолютно объективными, во всяком случае не способствовали поправкам в пользу большевиков.

Выборы в Учредительное собрание в Оренбургской губернии проходили с 26 по 28 ноября 1917 г. в основ­ном по партийным спискам. В зависимости от количе-

179

ства поданных голосов проходили представители той или иной партии. Попадал в Учредительное собрание тот депутат, который в списке какой-либо партии зна­чился первым, вторым, третьим, четвертым. Всего по Оренбургской губернии должны были попасть в Учре­дительное собрание 12 человек. Для прохождения хотя бы одного депутата партии надо было набрать не менее 8% голосов. Голосование проходило по 9 избиратель­ным спискам: кадетскому № 1, казачьему № 2, социа­листов-революционеров (эсеров) № 3, меньшевистскому № 4, мусульманскому № 5, кооперативному № 6, народ­ных социалистов (энесов) № 7, большевистскому № 8, башкир-федералистов № 9. Следует подчеркнуть, что из 9 списков 4 были партиями, которые свои цели так или иначе связывали с социализмом. К партии народ­ных социалистов были близки кооператоры.

Поскольку в Оренбуржье был значительный удель­ный вес казачьего населения, следует сказать, что скрывалось под списком № 2, выставленным так назы­ваемой «казачьей» партией. Текст ее избирательной программы был опубликован впервые 23 ноября 1917 г. и ежедневно повторялся до 28 ноября на страницах га­зеты «Оренбургский казачий вестник»: «Казаки за спа­сение Родины. Казаки за закон и порядок. Казаки за демократическую федеративную республику. Казаки люди труда и братья трудящихся. Казаки за мир, до­стойный великой Родины. Казаки против захвата влас­ти и насилия народной воли». Программа, как видно, носит вполне демократический характер, но четко не определяет своих симпатий или антипатий по отноше­нию к тому строю или власти, которые существовали в Оренбургском крае или в центре страны. Больше, чем эта программа, говорит список № 2, в котором на пер­вом месте шел атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов, близкий по своим взглядам к кадетам.

Каковы же итоги выборов в Учредительное собрание по Оренбургской губернии? Нами проведена тщатель­ная работа по анализу документов центральных и мест­ных архивов, периодической печати различных полити­ческих направлений, в результате чего удалось воссоз­дать картину итогов голосования прежде всего по горо­дам губернии: Оренбургу, Челябинску, Илецкой Защи­те, Орску, Троицку, Белорецку и Верхнеуральску.

В указанных городах проголосовало 101033 человека. Самой влиятельной и авторитетной была РСДРП(б). За большевиков проголосовало 41437 городских избирате­лей, или 40,8%; за эсеров — 11573, т. е. 11,5%; за мень­шевиков — 4,7%, за народных социалистов — 2,8%, за кооператоров — 0,8%. Всего за социалистические пар­тии по городам губернии проголосовало 62,6% избирате­лей. Кадеты получили 14,8% голосов, казаки — 10,5%, мусульмане — 10,5%, башкиры — 3,3%. Таким обра­зом, в городах губернии получили преобладание партии, связывающие будущее России с социализмом.

Несколько иным было голосование по уездам, селам и станицам Оренбуржья. За кадетов проголосовало 3,5% избирателей, за казаков — 31%, за эсеров — 15,9%, за меньшевиков — 1,4%, за мусульман — 20,5%, за боль­шевиков — 24,2%, за башкирских федералистов — 2,5% . Итак, за социалистические партии проголосовало 41,5%, т. е. на 10,5% больше, чем за казаков. Следует напомнить, что после отказа Учредительного собрания признать власть Советов его покинут не только больше­вики, левые эсеры, но и мусульманская секция. Очевид­но, последние больше тяготели к большевикам и левым эсерам, чем к другим политическим партиям.

Подчеркивая, что большинство избирателей прого­лосовало за социалистические партии и по губернии в целом, надо сказать, что к концу ноября — началу де­кабря оформился блок большевиков и левых эсеров. Между левым социалистическим блоком и правыми со­циалистами не было единства. У них были разные под­ходы и неоднозначное понимание идей перехода к соци­ализму, что весьма трагично скажется на последующем ходе событий, не даст возможности предотвратить гражданскую войну.

Итоги выборов в Учредительное собрание убедитель­но показали всю шаткость режима Дутова, особенно в городах. Рабочие Оренбурга, красногвардейцы теперь еще более уверенно продолжали борьбу.

Первым боевым крещением Красной гвардии стала организация побега из губернской тюрьмы 32 видных большевиков. Когда сюда доставили С. М. Цвиллинга, все заключенные депутаты Совета — большевики нахо­дились в общей камере. Поступило распоряжение дер­жать Цвиллинга отдельно, но его товарищи по партий-


180

181

ной организации устроили такую кутерьму, что тюрем­ное начальство вынуждено было тут же перевести его к остальным. В начале декабря заключенные большевики объявили голодовку, которая была прекращена по просьбе бастующих рабочих. Голодовка помогла некото­рому ослаблению тюремного режима. Дверь камеры те­перь днем не закрывалась, и большевики имели право выйти в коридор; был смягчен и режим свиданий с за­ключенными, разрешено приносить передачи.

Этим и воспользовались заключенные. Через связ­ную Соню Божанову договорились о том, что в ночь с 12 на 13 декабря 1917 г. отряд Красной гвардии окру­жит тюрьму, «займется» наружной охраной, а в это время заключенные большевики около 10 часов вечера нападут на внутреннюю охрану. В назначенное время С. М. Цвиллинг запел: «Отречемся от старого мира». Это был сигнал к началу операции. Натиск был стреми­тельным, и скоро караул из 5 ударников, его началь­ник, а также 4 надзирателя были разоружены и поса­жены в камеру, дверь которой заперли, заявив, что ес­ли кто-либо попытается ее открыть, взорвется бомба. Как позднее выяснилось, под дверью лежала обыкно­венная свекла. Перепуганные же до смерти карауль­ные, надзиратели и их начальник так и не сделали по­пытки вырваться наружу, пока не пришла очередная смена. Отряд Красной гвардии сумел без шума обезвре­дить наружную охрану. Ждавшие у тюрьмы пролетки лихо унесли А. А. Коростелева, С. М. Цвиллинга и дру­гих большевиков.

Коростелев, Цвиллинг, Мартынов вскоре были пере­правлены в Бузулук для организации наступления формировавшихся там частей красногвардейцев. Основ­ная же масса бежавших из тюрьмы большевиков воз­главила борьбу за власть Советов в самом Оренбурге.

22 ноября 1917 г., учитывая усталость и истощение рабочих, но считая необходимым продолжать всеобщую стачку, Центральный стачечный комитет, Военно-рево­люционный комитет при ЦИК Советов рабочих и сол-_ датских депутатов по Оренбургской губернии, Орен­бургский комитет РСДРП(б) обратились к Совету народ­ных комиссаров с просьбой принять быстрые и реши­тельные меры по ликвидации контрреволюционного мятежа в Оренбургской губернии, а также выдать в экс-

тренном порядке заимообразно полмиллиона рублей для оказания помощи бастующим рабочим. Документ был передан в Бузулук, а оттуда на Всероссийский съезд железнодорожников в Петроград. Именно с этим наказом оренбургские железнодорожники Бебин и Гер­ман побывали 26 ноября у В. И. Ленина и рассказали о положении дел в губернии. В. И. Ленин пишет записку в штаб Подвойскому или Антонову с требованием экс­тренной военной помощи против Дутова. На обороте за­писки Антонов-Овсеенко сообщает, какие военные час­ти, матросы и красногвардейцы будут направлены на Урал.

Когда в Петрограде стало известно об аресте С. М. Цвиллинга, чрезвычайным комиссаром по борьбе с ду-товщиной был назначен П. А. Кобозев. 30 ноября 1917 г. от него в Оренбург поступила телеграмма о прибытии его в Бузулук с вооруженными отрядами. Кобозев за­явил, что в его распоряжение переходит участок желез­ной дороги от Кинеля до Новосергиевки, и если аресто­ванные большевики не будут освобождены, то движе­ние поездов на Оренбург прекратится. Газета «Южный Урал» сообщала, что в распоряжении П. А. Кобозева находится 10 эшелонов.

В середине ноября 1917 г. из Самары в Оренбург­скую губернию прибыл революционный отряд во главе с В. К. Блюхером. В день появления его в Челябинске местный Совет взял власть в свои руки. Вскоре сюда прибыл направленный по распоряжению Антонова-Ов­сеенко отряд моряков во главе с мичманом С. Д. Павло­вым.

Первое серьезное столкновение сформированного в Бузулуке красногвардейского отряда с дутовцами про­изошло 29-30 ноября, однако оно закончилось для боль­шевиков неудачно. Подкреплений, обещанных для дей­ствий на Оренбургском направлении, не поступило. Об этом сообщал в разговоре по прямому проводу Совнар­кому П. А. Кобозев. В разговоре были отмечены финан­совые затруднения и недостаток вооруженных сил.

Весть о подготовке наступления красногвардейцев вызвала переполох в стане Дутова. Обнаружилось, что в городе нет сил, готовых бороться с наступающими. Спешно начали формирование добровольческой дружи­ны. Первый эшелон из 500 человек отправили плохо


182

183

экипированными, многие обмерзли. В последующем брали людей, имевших хоть - какой-нибудь военный опыт, стали готовить и санитаров. В Оренбург на по­мощь Дутову прибывали добровольцы из Казани.

Среди наркомов советского правительства, занимав­шихся проблемами борьбы с дутовщиной, были не толь­ко большевики Антонов-Овсеенко, Подвойский, Троц­кий, Сталин, но и левые эсеры, например, А. Л. Коле-гаев, который стал членом Совнаркома 17 ноября 1917 г. Теперь блок с левыми эсерами во ВЦЙКе дополнялся правительственным. Оренбургский городской голова, эсер В. Ф. Барановский, 20 декабря вышел из совета «Комитета спасения Родины и революции», заявив о несогласии со многими его членами, а также с создани­ем диктаторской пятерки, которой комитет спасения без его ведома передал власть. Очевидно, на решение Барановского повлияла позиция левых эсеров, вошед­ших в блок с большевиками. Именно такой блок начи­нает складываться в это время и в губернии. Он сыграл определенную роль в ликвидации дутовского мятежа, установлении Советской власти.

Оппозиционные отношения к дутовцам нарастали даже в казачьей среде. Об этом свидетельствуют много­численные документы. 20 декабря П. А. Кобозев вновь предъявил ультиматум Дутову.

Наступление на Оренбург было начато 22 декабря 1917 г. после того, как стал ясен отрицательный ответ Дутова на ультиматум о немедленной передаче власти в руки Советов. Красногвардейскими отрядами командо­вали комиссар капитан Массальский и прапорщик Та-расенко. Они тогда дошли до Каргалы, но 29 декабря вынуждены были отступить назад в Бузу лук. Общее ко­мандование силами дутовцев осуществлял полковник Нейзель, в ходе развернувшихся боев со стороны дутов­цев активно действовал есаул Федоров.

Численность красногвардейцев, наступавших тогда на Оренбург, была около 1300 бойцов. У них имелось несколько аэропланов, орудий и пулеметов. Что касает­ся сил Дутова, то в них насчитывалось не более 2000 бойцов.

Каково же было положение дутовцев в январские дни в Оренбурге? К тому времени Советская власть уже установилась не только в Челябинске, Троицке, но и в

Актюбинске, Акбулаке и других местах. Чувствуя, что положение ухудшилось, дутовцы лихорадочно пытают­ся спастись. Местные газеты публикуют приказы о мо­билизации всех служащих с 18 до 55 лет «для несения караульной службы и работ по обороне города». Объяв­ляется о продолжении записи в дружины уже не на до­бровольческой основе, а с угрозами привлечения к от­ветственности за отказ. Публикуется постановление схода Оренбургской станицы, который решил «при­знать немедленно все население от 20 до 55 лет мобили­зованным, а уклоняющихся исключить из казачьего со­словия». Что же касается неказачьего населения стани­цы Оренбургской (Форштадта), то объявлялся призыв мужчин с 20 до 35 лет включительно, а уклоняющихся было решено выселять из поселка. В последнем номере газеты «Южный Урал», выпущенном при Дутове, под­черкивалось: «Оренбург остался беззащитным. Сопро­тивление небольшой части оказалось напрасным. Оно не было поддержано населением. Вся наша военная ор­ганизация была дутая и не стоила мыльного пузыря».

В завершающих боях у дутовцев в районе 16-го разъезда было всего 130 человек.

С прибытием 12 января из-под Челябинска отряда под командованием мичмана Павлова, в котором было около 400 матросов, начался новый этап наступления на Оренбург, приведший к активизации действий под­польной Красной гвардии в городе. Чтобы пополнить свой скудный арсенал красногвардейцы часто нападали на дутовские участки милиции. Они намечали захват вокзала, однако, когда летучий отряд мичмана Павло­ва, а вслед за ним и красногвардейцы приблизились к Оренбургу, посланный на вокзал от подпольщиков раз­ведчик Федоров обнаружил убегающих дутовцев, а к моменту окружения его, противника там уже не было. Так, 18 января 1918 г. красногвардейские войска всту­пили в Оренбург.

Бои за Оренбург в этот период носили в основном «эшелонный» характер, ограничивающийся линией же­лезной дороги. В сражения были вовлечены с обеих сто­рон небольшие силы, а значит не было и значительных жертв. В телеграмме 17 января 1918 г. Самарского гу­бернского комиссара по военным делам Герасимова бы­ло сказано: «Во всех боях и схватках у нас выбыло из


184

185

строя убитыми и ранеными шестьдесят пять человек». Что касается жертв у противника, то приводимые дан­ные о них в документах красных противоречивы: в од­ном случае — 50 убитых и 150 раненых, в другом — 600. На наш взгляд, жертв со стороны дутовцев было меньше, чем указано в этих документах. Данные газеты «Оренбургское земское дело» говорят, что в последние дни декабря дутовцы потеряли убитыми 13, ранеными — 21 человек. Малочисленность жертв в боях за Оренбург на этом этапе подтверждает, что борьба за город не но­сила ожесточенного характера. Судьбу Оренбурга реши­ли, главным образом, всеобщая стачка и агитация боль­шевиков и левых эсеров, т. е. мирные формы борьбы, которые сочетались с военными действиями.

^ ФОРМИРОВАНИЕ КРАСНЫХ

И БЕЛЫХ ЧАСТЕЙ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

(ноябрь 1917 — ноябрь 1918 гг.)

Вскоре после издания декрета о создании Красной Армии 9 (22) февраля 1918 г. на заседании Оренбургско­го военно-революционного комитета был заслушан во­прос об организации частей Красной Армии на Южном Урале и был создан штаб. Большую роль в этом деле сы­грали агитаторы Всероссийской коллегии по организа­ции и управлению рабоче-крестьянской Красной Армии. 14 февраля 1918 г. в Оренбург прибыли ее первые пред­ставители. В начале марта в составе группы коллегии ра­ботало пять человек во главе с комиссаром М. М. Киб-рицким, участником революции 1905—1907 гг., кото­рый еще тогда активно действовал среди солдат и каза­ков Оренбургского гарнизона.

По свидетельству документов, в апреле 1918 г. формирование 28-го Уральского полка в Оренбурге проходило на основе добровольческого принципа. К се­редине апреля в него вступили 700 человек. Так созда­вались и другие части. В конце апреля по Оренбург­ской губернии в Красную Армию записались 6818 до­бровольцев, из них 3800 — из Оренбурга. Это были, в основном, местные рабочие, солдаты и крестьянская беднота.

Налет белоказаков на Оренбург, гибель под стани-

186

цей Изобильной отряда С.М. Цвиллинга указали орен­бургским рабочим на необходимость защиты револю­ции. 10 апреля Оренбургский губернский комитет Цен­трального комитета фабзавкомов предложил всем рабо­чим от 18 до 45 лет вооружиться для отражения воз­можных новых набегов. 14 мая был опубликован при­каз, в котором объявлялась мобилизация рабочих и служащих всех заводов, фабрик и железных дорог. Призывались все мужчины указанного возраста, а стар­ше — могли вступать добровольно. Все мобилизованные по этому приказу равнялись в правах с красноармейца­ми. Вскоре мастеровые и рабочие заводов и фабрик Оренбурга составили 1-й Красногвардейский полк, а со­здававшиеся на базе фабрик и заводов части стали на­зываться красногвардейскими. Такова была специфика организации здесь сил революции.

Важное значение имела и организация первых крас-ноказачьих полков. Налет белоказаков на Оренбург вы­звал ответный орудийный обстрел казачьих станиц. Эти события привели к возникновению как красных, так и белых казачьих формирований. 13 мая 1918 г. на засе­дании Оренбургского губисполкома выступил военный комиссар Оренбургского казачьего войска А. С. Шере­метьев, который сообщил о желании трудовых казаков первого округа организовать свой отряд для борьбы с контрреволюцией. Губисполком поддержал инициати­ву, но оружие им пришлось добывать в бою. Вскоре на базе этого отряда началось формирование 1-го советско­го Оренбургского трудового казачьего полка.

Еще в мае в Оренбург и Орск стали прибывать от­ряды из других районов губернии. Из Верхнеуральска поступили 800 человек под командованием Н. Д. Ка-ширина, затем отряды В. К. Блюхера, С. Я. Елькина, Г. В. Зиновьева. Наличие нескольких отрядов потребо­вало их объединения, и 27 мая 1918 г. был создан объ­единенный штаб, подчиненный местному губисполко-му. Во главе частей стал Г. В. Зиновьев.

К лету 1918 г. на территории Оренбургской губер­нии из рабочих, крестьян, трудовых казаков было со­здано 16 полков. Из них 9 (3-й Советский Бузулукс-кий, Илецкий, 28-й Уральский, 1-й Оренбургский Красногвардейский, Покровский, два Орских, 1-й Со­ветский трудового казачества, 3-й Интернациональ-

187

ный) составили Туркестанскую армию, сформирован­ную 10 июля 1918 г. во главе с Г. В. Зиновьевым в рай­оне Актюбинска — Орска; 7 полков (Верхнеуральский, 1-й Уральский, Архангельский, Богоявленский, 17-й Уральский стрелковый пехотный, Оренбургский каза­чий им. Ст. Разина, Верхнеуральский казачий кавале­рийский) составили отряд южноуральских партизан под командованием Н. Д. Каширина, а позднее В. К. Блюхера. Численность Туркестанской армии была 17 тыс., у партизан Каширина — 9—12 тыс. бойцов, т. е. всего на территории Южного Урала \части Красной Армии и красногвардейцы составили летом 1918 г. 26—29 тыс. человек. У Дутова в октябре 1918 г. было несколько больше 20 тыс. человек (по данным М. Д. Машина — не более 14 тыс.)

Особую роль в организации белоказачьих частей сыграл «Съезд объединенных станиц Первого окру­га». Съезд открылся 26 апреля (9 мая) 1918 г. в стани­це Нижне-Озерной и объявил своей главной целью «борьбу с большевиками». Первоначально здесь было по одному казаку от станиц Кардаиловской, Красно­холмской, Городищенской, Мертвецовской, Ветлян-ской, Покровской, Татищевской, но позднее число ка­заков возросло. Работа съезда во многом сводилась к определению разнарядки на казаков, которые должны были быть выставлены той или другой станицей для борьбы с Советской властью. Съезд стремился расши­рить число станиц, участвующих в его работе и, опере­жая события, свое обращение к оренбургским казакам написал от 27 станиц. При этом руководителей съезда не смущало отсутствие такого представительства на нем. Из-за недовольства жителей съезду несколько раз пришлось менять свое местонахождение: из Нижне-Озерной он переехал в Кардаиловскую, затем — в Ли-невскую и т. д.

В воззвании от 28 апреля (11 мая) съезд призывал «уничтожать большевиков до единого». Протоколы пе­стрят проклятиями и руганью в адрес казаков, отказы­вающихся воевать против красных, содержат конкрет­ный осуждающий материал и предлагают применять жестокие меры к тем, кто уклоняется от борьбы с Со­ветской властью.

На съезде говорилось о нежелании краснохолмцев

188

сражаться с большевиками, о том, что казаки станицы Рассыпной не стали выполнять требование начальства о разрушении железнодорожного полотна. Столкнув­шись с подобными фактами, съезд решил возродить телесные наказания «в количестве 50 ударов розгами по мягким частям зада». 18 (31) мая съезд принял ре­шение «немедленно разоружить станицу Верхнекрас-нохолмскую за сочувствие большевикам». В Верхне­павловской станице за отказ бороться с большевиками съезд решил арестовать зачинщика выступления. Был предан полевому суду казак Рычковской станицы Ру-симов, призывавший бросить борьбу с красными. По­становлением от 26 мая (9 июня) вынесли порицание Дедуровской сотне за отказ воевать с красными. 31 мая (12 июня) было решено создать отряд для окруже­ния станицы Краснохолмской и ареста всех, призыва­ющих идти за большевиками; 4 (17 июня) съезд при­нял решение о воспрещении общих собраний в сотнях и разгоне казачьих комитетов во всех частях; 19 июня (2 июля) он постановил конфисковать у жителей ста­ниц Нежинской и Каменно-Озерной «20 жатвенных машин за агитацию в пользу большевиков». 21 июня (4 июля) решили исключить из казачьего сословия и лишить земельного пая тех казаков, которые не воева­ли против красных, а 23 июня съезд принял решение о применении карательных мер к казакам, возвраща­ющимся из Красной Армии, с целью «очищения» ста­ниц от большевиков.

Уже 8 (21) июня съезд объявил себя малым кругом Оренбургского войска, заявляя тем самым о своих пре­тензиях на полную власть над казачеством. Съезд де­сятками и целыми станицами исключал из казачьего сословия тех, кто уклонялся от борьбы с большевика­ми.

В тылу белых действовало на Восточном фронте бо­лее 25 тыс. красных, что обусловило здесь одну из при­чин побед Красной Армии. В сентябре-октябре 1918 г. Южный Урал в целом не превратился в Вандею револю­ции, стал лишь ареной ожесточенной борьбы.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Как встретила известие о переходе власти в руки Советов в цен­тре страны оренбургская печать?

189

Какой приказ издал атаман Дутов?

Каковы были его меры по отношению к рабочим и большеви­кам?

Почему задержалось установление Советской власти в Оренбур­жье?

Каков был состав «Комитета спасения Родины и Революции»? Когда был создан Оренбургский военно-революционный коми­тет?

Как был организован побег из дутовской тюрьмы? Как развивалась всеобщая стачка в Оренбурге? Когда был создан подпольный отряд Красной гвардии и во гла­ве с кем?

Каковы были основные итоги голосования в Учредительное со­брание по городу Оренбургу и Оренбургской губернии? Каково было соотношение сил в борьбе за власть с ноября 1917 г. по январь 1918 г. в нашем крае?

Что Вы знаете о формировании белых и красных частей в Орен­буржье?

^ КОРОСТЕЛЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ (1887—1939)



А. А. Коростелев

Родился в Самаре в семье извозчика, рано потерял отца. У матери осталось пятеро детей. С 14 лет Александр стал уче­ником токаря на механическом заводе, затем — квалифици­рованным специалистом. В феврале 1905 г. он вступил в чле­ны РСДРП, Самарский городской комитет РСДРП направил его на сахарный завод в село Богатое, где он организует кру­жок социал-демократов, руко­водит стачкой. Коростелев пе­реезжает снова в Самару. Его избирают в Совет в аграрную группу Самарского комитета РСДРП(б). В 1907 г. Коростелев был арестован. По выходе на свободу он оборудует в городе подпольную типографию, где печатают прокламации. 30 ап­реля 1908 г. снова арест и вы­сылка на 2 года в Усть-Сы-сольск. Затем он переезжает в Оренбург, где устраивается в токарный цех Главных желез­нодорожных мастерских, ста­новится признанным вожаком рабочих предприятия. Налажи­вает связь с ленинским «Соци­ал-демократом», затем — с

190

«Правдой», номера которой он распространяет среди рабочих в городе. Под псевдонимом А. Алексеев Коростелев публику­ет в «Правде» заметки и письма оренбургских рабочих, кото­рые активно собирают средства на эту газету.

После начала первой мировой войны Коростелев продол­жает вести разъяснительную работу в массах, отстаивая пози­цию большевиков. При его участии был организован кружок самообразования, в котором занималось более 200 рабочих. После свержения царизма Коростелева избирают в Совет от Главных железнодорожных мастерских, и он становится его председателем. А когда в Оренбурге был создан Объединен­ный Совет рабочих и солдатских депутатов, то председателем избирают А. А. Коростелева. 10 сентября был создан Орен­бургский комитет РСДРП(б) во главе с Коростелевым. Почти тогда же открылся партийный клуб организации при Алек­сандровской больнице, при котором действовали курсы марк­систского просвещения рабочих, наладилось издание листо­вок, вышла в свет газета «Пролетарий», редактором которой был Коростелев. В газету хлынул поток корреспонденции с оренбургских заводов. В конце сентября 1917 г. состоялась первая Оренбургская конференция большевиков. В списке, выдвинутом ею в Учредительное Собрание, на первом месте значился Коростелев, на втором — Цвиллинг, на третьем — С. Е. Чуцкаев. После победы Октябрьского вооруженного вос­стания в Петрограде, Оренбург был объявлен Дутовым на во­енном положении. Коростелев был арестован, но под давлени­ем возмущенных рабочих освобожден. Вскоре, 8 ноября, пред­седатель Оренбургского Совета рабочих и солдатских депута­тов и еще 6 большевиков были брошены в тюрьму. В знак протеста против ареста в городе началась всеобщая стачка ра­бочих. Но 14 ноября 1917 г. весь Совет был арестован. Ока­завшись в Беловской тюрьме, Коростелев и Цвиллинг разра­ботали дерзкий план побега, который был осуществлен, и 12 декабря они отправились в район Бузулука, где формирова­лись красногвардейские отряды для освобождения губернско­го города. Всеобщая стачка рабочих, наступление красногвар­дейских отрядов вынудили Дутова бежать из Оренбурга. 18 января 1918 г. здесь установилась Советская власть. К работе приступил Военно-революционный комитет, его председате­лем был Цвиллинг, а заместителем — Коростелев (он же был редактором газеты «Известия Оренбургского ВРК»). Коросте­лев многое делал по подготовке первого Оренбургского губерн­ского съезда Советов и реализации его решений. Но этой ра­боте мешали частые налеты белоказаков. После гибели Цвил-линга председателем Оренбургского губисполкома был избран А. А. Коростелев. С марта 1920 г. он стал комиссаром Таш­кентской железной дороги. В 1921 г. переведен на работу в Москву членом коллегии рабоче-крестьянской инспекции. На

191







IV съезде профсоюзов страны избран членом президиума ВЦСПС, а затем возглавил профсоюз учителей страны.

В 1939 г. А. А. Коростелев стал жертвой сталинских реп­рессий.


^ ЦВИЛЛИНГ САМУИЛ МОИСЕЕВИЧ (1891—1918)

Родился в Тобольске в се­мье парикмахера. Заработка родителей едва хватало, чтобы прокормить семью из семи че­ловек. Учился Самуил в Ом­ской гимназии, преуспевал по всем предметам, проявляя неза­урядные способности. В 12 лет переехал в Иркутск к старшему брату Григорию, работавшему в одной из компаний. Григорий активно включился в зарожда­ющееся в Иркутске социал-де­мократическое движение, к ко- . торому стал приобщаться не по годам серьезный и вдумчивый Самуил.

С. М. Цвиллинг

В начале 1904 г. старший брат был арестован и пригово­рен к двум годам ссылки в Ба-лагинский уезд Иркутской гу­бернии, вместе с ним отправился и Самуил. Потом последова­ла ссылка Григория в далекую Якутию, а Самуил вернулся в Омск, где стал работать секретарем городского общества при­казчиков. Шел бурный 1905 г. Вскоре Самуил был арестован и за малолетством выдворен из города. Он отправился в Томск, где устроился письмоводителем к адвокату. За актив­ное участие в агитационной работе среди рабочих и попытку экспроприации средств для организации Цвиллингу грозила смертная казнь, замененная в 1908 г. 15-летним тюремным заключением. Наказание отбывал в Омской, Иркутской, Том­ской тюрьмах, а затем был сослан в Тобольск.

В начале первой мировой войны Самуил Моисеевич пере­езжает на Урал, связывает всю оставшуюся жизнь с борьбой трудящихся этого региона. В 1916 г. он был призван в армию, сблизился с солдатами, стал пламенным оратором. Именно тог­да он вступил в ряды большевистской партии, настойчиво про­пагандировал ее идеи. 8 марта 1917 г. на общем собрании Че­лябинского Совета рабочих и солдатских депутатов он был

192

избран товарищем председателя, а в апреле стал председате­лем исполкома. Вскоре Цвиллинг — признанный руководи­тель челябинских большевиков. Он был делегатом VI съезда РСДРП(б), а затем и Второго Всероссийского съезда Советов. До этого Уральский областной комитет РСДРП(б) решил на­править Цвиллинга в Оренбургскую губернию. Совнарком на­значил его правительственным комиссаром Оренбургской гу­бернии. В начале ноября 1917 г. он возвращается со II съезда Советов в Оренбург, где власть захвачена Дутовым. В ночь на 7 ноября дутовцы арестовали 6 видных членов Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов и большевиков. Цвил­лингу удалось избежать ареста. На многочисленных митин­гах, выступая перед рабочими, он разъяснял суть событий в Петрограде. В городе в знак протеста против дутовских реп­рессий началась всеобщая стачка рабочих. Вечером 14 ноября в здании Караван-Сарая на заседании Советов рабочих и сол­датских депутатов, полковых и ротных комитетов был заслу­шан доклад Цвиллинга об итогах II Всероссийского съезда Советов. Принято решение о создании Военно-революционно­го комитета во главе с Цвиллингом. По распоряжению Дуто­ва Караван-Сарай был окружен. Более ста человек были аре­стованы и избиты, депутаты-большевики брошены в тюрьму. Стачка в Оренбурге продолжалась. Заключенные в тюрьму 12 декабря 1917 г. совершили побег. Цвиллинг и Коростелев, ко­торых в городе хорошо знали, решили перебраться в район Бузулука с тем, чтобы участвовать в организации красногвар­дейских отрядов для освобождения Оренбурга. К 18 января 1918 г. Оренбург был освобожден от дутовцев. Приступил к работе Военно-революционный комитет. А. А. Коростелев пи­сал: «Цвиллинг был словно создан для революции. Ему не бы­ли свойственны сомнения и колебания. В самой сложной об­становке он быстро ориентировался, действовал смело и ре­шительно». Комитет проводил работу по упрочению Совет­ской власти, по ее организации в губернии, по осуществлению первых шагов в строительстве новой экономики.

193

Особую роль в реализации всех этих задач сыграл Первый губернский съезд Советов, проходивший в марте 1918 г. Цвиллинг был избран председателем Оренбургского губиспол-кома. В связи с начавшимися мятежами белоказаков он сфор­мировал отряд добровольцев-красногвардейцев и выехал в на­иболее тревожные районы. Он не считал необходимым приме­нять к мятежникам оружие, полагая, что важнее разъяснять трудовым казакам политику Советской власти, предпочитая действовать убеждением. Станицы Мертвецовская и Ветлян-ская встретили Цвиллинга хлебом и солью. Однако у стани­цы Изобильной небольшой отряд его был окружен и уничто­жен. Вместе с бойцами в сражении пал смертью храбрых С. М. Цвиллинг.

7 Заказ 3267

^ ДУТОВ АЛЕКСАНДР ИЛЬИЧ (1879—1921)

Родился в городе Казалинске в казачьей семье. Отец — от­ставной генерал-майор, принимавший участие в походах по покорению Средней Азии. Александр был приписан к стани­це Оренбургской (казачий форштадт города). В десять лет по­ступил в Неплюевский кадетский корпус. По окончании его -в казачью Николаевскую сотню Кавалерийского училища. Служил в 1-м Оренбургском казачьем полку в Харькове. По­сещал занятия в технологическом институте, овладел телегра­фом, телефоном, экстерном сдал курс Николаевского инже­нерного училища. Служил в 5-м саперном батальоне г. Киева.



А. И. Дутов

В 1904 г. Дутов поступил в Академию генерального штаба, откуда отправился на русско-японскую войну, а затем, вер­нувшись, продолжил учебу в академии. Закончил ее по пер­вому разряду и был назначен в штаб 10-го корпуса в Харькове, затем перевелся на службу в ' Оренбургское казачье училище помощником, а затем и инспек­тором классов. В 1912 г. произ­веден в войсковые старшины. С 1912 по 1913 гг. Дутов коман­довал 5-й сотней 1-го Оренбург­ского казачьего полка. С нача­лом первой мировой войны он служил в 10-й кавдивизии в 1-м Оренбургском казачьем полку в 9-й армии на Юго-За­падном фронте командиром стрелкового дивизиона. В боях

на территории Румынии контужен. Вскоре стал командиром 1-го Оренбургского казачьего полка. В марте 1917 г. Дутов участвовал в работе Учредительного общеказачьего съезда, во­шел в избранный Совет Союза казачьих войск в качестве то­варища председателя, а затем стал его председателем. Он был одним из тех, кто активно поддержал Корниловский мятеж. На II съезде Оренбургского казачьего войска в сентябре 1917 г. Дутов был избран атаманом. С победой Октябрьского воору­женного восстания он возвращается в Оренбург, где, опираясь на «Комитет спасения Родины и революции», разгромил боль­шевистскую газету «Пролетарий», арестовал видных деятелей Совета рабочих депутатов, что вызвало в Оренбурге всеобщую стачку рабочих. Силы, на которые опирался Дутов, станови-

194

лись меньше, началось разложение и в самом войсковом пра­вительстве. Против атамана на войсковом круге выступили в декабре фронтовики-казаки.

Всеобщая стачка, наступление красногвардейских отря­дов, действия подпольщиков вынудили Дутова уйти из Орен­бурга. Против него выступило несколько станиц, через кото­рые он двигался на северо-восток. В марте пребывание Дуто­ва в Верхнеуральске стало невозможным, и он перебрался в станицу Краснинскую. Силы были незначительны. Под вли­янием усилившихся позиций революционных сил в стани­цах Дутов бежал в Тургай с небольшим отрядом в 240 чело­век.

Мятеж белочехов изменил ситуацию. К атаману прибыл представитель чехов. Начавшаяся интервенция, новый этап аграрной революции, мятеж кулаков и колебания середня­ков снова поставили Дутова на ноги. Этому способствовала и та помощь, которую англофранцузские, американские и японские империалисты оказывали ему. После вступления Дутова в Оренбург рабочие окраины города были обложены контрибуцией в 200 тыс. руб. 2 июля 1918 г. красные час­ти вынуждены были оставить Оренбург. Дутов заявляет о верности Комитету Учредительного собрания (КомУчу), но затем едет в Омск на встречу с Гришиным-Амазовым и Ива­новым-Рыковым. 2 июля 1918 г. по решению войскового круга Дутов стал генерал-майором. Основные силы он сосре­доточил на осаде Орска, но когда по приказу красного ко­мандования город был оставлен, Дутов попытался изобра­зить этот факт, как свою «великую победу», за что получил звание генерал-лейтенанта. Хотя части, о полном разгроме которых он рапортовал, продолжали действовать на актю-бинском участке почти в полном составе. С освобождением Оренбурга 22 января 1919 г. Дутов снова отправляется на северо-восток губернии, в Троицк. Поход Колчака воодуше­вил его. Он заявляет о своем подчинении верховному, вос­создает армию, в которой насчитывалось теперь 10—14 тыс. человек, наседает на Оренбург в апреле—мае 1919 г. Дутов надеялся взять штурмом город, овладеть Нежинкой, Мено­вым двором, Донгузской. Развернулся бой на Салмыше, а в середине мая Дутов приблизился к горе Маяк. Однако по­пытки овладеть Оренбургом и в апреле, и мае провалились. К сентябрю 1919 г. были добиты основные силы южной ар­мии Колчака и Дутова. В плен сдалось 30 тыс. пехоты и 7 тыс. казаков. Остатки дутовской армии отступили через Тургайские степи и пески Балхаша к Сергиополю на соеди­нение с Анненковым в Семиречье. К марту 1920 г. близ го­рода Чугучака они перешли китайскую границу. Дутов пы­тался сколотить здесь силы для нового похода против Совет­ской власти. Чекистами была задумана операция с целью

7* 195





«выманить» Дутова на Советскую землю или похитить и предать суду. В ходе операции чекист Уйгур Ходжамкатов, когда стало ясно, что похитить Дутова не удалось, застре­лил атамана. Таков был его конец.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов