Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница17/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25
и способны прекрасно маневрировать. У нас нет надеж­ных войск против этих сил».

За блестящее завершение рейда ВЦИК наградил В. К. Блюхера первым в республике орденом Красного Знамени. Несколько позже таким же орденом был на­гражден Н. Д. Каширин.

7 октября 1918 г. Первая армия освободила Самару,
28 октября — Бузулук, в начале ноября — Сорочинск.
Прибытие каравана Джангильдина, доставившего бое­
припасы и деньги, позволило бойцам Туркестанского
фронта перейти в наступление. 22 января 1919 г. в 15
часов при невероятно трудных условиях и 30-градусном
морозе Оренбург был взят. t

К концу 1918 г. середняцкое крестьянство и даже середняцкое казачество повернули в сторону Советской власти^ Многие факты свидетельствуют о нарастающем недовольстве трудового казачества дутовцами, о их не­желании служить в рядах белых. В приказе Дутова от 31 декабря осуждалось дезертирство казаков из его ар­мии. Как одну из причин прорыва фронта белых в де­кабре 1918 г. атаман считал измену 13-го полка, каза­ков Краснохолмской станицы, предательство 8-го пол­ка, добровольную сдачу и переход на сторону Красной Армии 24-го полка. Несколько позднее были расформи­рованы 15-й, 23-й, 25-й и 27-й оренбургские казачьи полки. Вскоре на переформирование за его революцион­ные настроения был отправлен 14-й полк оренбургских казаков.

Критическое положение для Советской республики создалось вновь весной 1919 г. в результате организо­ванного странами Антанты объединенного похода ин­тервентов и белогвардейцев, основной ударной силой которого стали войска адмирала Колчака.

Наступление колчаковских войск, сведенных в три оперативные группы, началось 4—6 марта 1919 г. На северном направлении действовала армия генерала Гай-ды (48 тыс. штыков и сабель), в центре располагалась Западная армия генерала Ханжина (50 тыс. штыков и сабель), на юге находилась армия генерала Белова (14,5 тыс. штыков и сабель) и войска атаманов Дутова и Тол-стова, которые должны были действовать в направле­нии Оренбурга. 14 марта белые захватили Уфу, 7 апре­ля — Белебей, 10 апреля взяли Бугульму, а 15 апреля

овладели Бугурусланом. Весной и летом 1919 г. Восточ­ный фронт стал главным фронтом республики.

Назначенный командующим Южной группы Вос­точного фронта М. В. Фрунзе, исходя из плана, разра­ботанного командованием Восточного фронта, сосредо­точивает силы в районе Бузулука, чтобы ударом на се­вер, по левому флангу основной группировки противни­ка, сорвать его наступление.

В Южную группу Восточного фронта вошли из 4-й армии 25-я Чапаевская дивизия, Туркестанская армия и одна бригада 24-й дивизии Первой армии.

28 апреля 1919 г. Южная группа войск Восточного фронта перешла в наступление. В ходе его были осуще­ствлены бугурусланская (с 28 апреля по 4 мая), бугуль-минская (с 6 по 13 мая) и белебейская (с 15 по 19 мая) операции. Особенно отчаянным был бой под Белебеем. Колчак бросил сюда на выручку свой лучший резерв — 10-тысячный корпус под командованием генерала Кап-пеля, предназначавшийся ранее для взятия Москвы. «С нашей стороны в этом бою, — писал Д. Фурманов, — участвовала исключительно кавалерия. Вместе с нами бились против белых красные казачьи полки». Орен­бургские 13-й и 14-й казачьи полки бригады И. Д. Ка-ширина за отвагу, проявленную в сражении под Беле­беем, приказом РВС республики от 9 июля 1919 г. бы­ли награждены Почетным революционным Красным знаменем. С 25 мая по 19 июня силами Туркестанской армии и 25-й Чапаевской дивизии была проведена Уфимская операция. Сложившаяся обстановка требова­ла скорейшего завершения освобождения Урала, и час­ти Красной Армии вскоре перешли Уральский хребет. Во всех этих сражениях отличились 5-я, 2-я и Туркес­танская армии. Красноармейцам и командному составу этих армий Совет обороны вынес особую благодарность.

ВОПРОСЫ

Каковы были причины обострения гражданской войны в крае с весны — лета 1918 г.? Каковы были связи Дутова с интервентами? Какое значение имела оборона Орска? Что Вы знаете о Туркестанской армии?

Какое значение имел рейд Каширина-Влюхера по тылам бе­лых?

206

^ ОБОРОНА ОРЕНБУРГА

В период, когда почти все военные силы ушли на фронт в район Бузулука, белые усилили нажим на Орен­бург. Оборона города приобрела важное значение. В слу­чае взятия Оренбурга колчаковцы могли выдвинуться в тыл ударной группы и сорвать готовящееся контрнас­тупление красных войск. К концу апреля 1919 г. под го­родом было около 21 тыс. колчаковцев и белоказаков. Оренбург защищали 5600 бойцов.

6 апреля 1919 г. состоялась общегородская конфе­ренция профсоюзов и фабрично-заводских комитетов, на которой выступил председатель губкома РКП(б)



И. А. Акулов. Конференция приняла обращение «Ко всем рабочим, крестьянам и трудовым казакам», в кото­ром призвала трудящихся Оренбуржья «стать в ряды борцов за республику трудя­щихся». Тут же началось формирование рабочих пол­ков. В те дни Оренбург дал Красной Армии 7000 бой­цов, из которых Главные железнодорожные мастер­ские — 1200, завод «Орлее» — 700. Старики, женщины, подростки обслуживали тыл обороны города.

И. А. Акулов

7 апреля на заседании Оренбургского губкома РКП(б) было составлено письмо к партийным ячейкам с призывом «провести усиленную агитацию за вступление крестьянства и ка­зачества в ряды Красной Армии». Письмо было быстро доставлено на места. Его обсуждали на общих собрани­ях граждан. Так, в резолюции собрания, проведенного в селе Васильевка 9 апреля, говорилось: «Мы, гражда­не села Васильевка, все как один станем в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии в помощь нашим товари­щам, чтобы разбить буржуазию и сибирскую реакцию».

В результате принятых мер в Оренбурге было сфор­мировано 4 полка: 210-й (рабочий), 216-й (крестьян­ский), 217-й (в большинстве своем рабочий) и 218-й (ра­боче-крестьянский) .

Когда стало известно, что Красная Армия покидает территорию Орского уезда, на пространстве в тридцать верст растянулись устремившиеся к Оренбургу кресть­янские телеги. Из одного только этого уезда доброволь­но вступили в ряды Красной Армии 40 тысяч крестьян. Для организации из них воинских частей не хватало оружия и боеприпасов. Тогда же из трудовых оренбург­ских казаков была сформирована еще одна часть — 4-й Советский казачий полк, численностью до трех тысяч человек.

Первые критические дни в обороне Оренбурга были с 19 по 21 апреля, когда Дутов пытался штурмом овла­деть городом. 19 апреля ему удалось захватить Нежин­скую, а во второй половине дня они уже находились в 5 км от северо-восточной части города. «Дутов рассчи­тывал, — писал председатель Оренбургского губиспол-кома, комиссар штаба обороны А. А. Коростелев, — од­ним ударом захватить город и на второй день пасхи — 20 апреля, въехать победителем под колокольный звон». Он настолько был уверен в победе, что в прика­зе от 23 апреля 1919 г. обязал войскового инженера Ер­шова выехать в Оренбург и приступить к приведению в порядок войсковых зданий и Европейской гостиницы, в которой он намечал разместить штаб канцелярии вой­скового правительства.

Утром 20 апреля красные полки под командованием начальника обороны Э. Ф. Вилумсона освободили Не-жинку и закрепились на старых позициях. В этом бою Э. Ф. Вилумсон был тяжело ранен. Дутовцы снова ри­нулись в бой и ворвались в Нежинку. Только в трех ки­лометрах от города 216-й полк остановил продвижение противника на город с востока, тем самым сорвал замы­сел врага.

Окруженный полукольцом дутовских войск, Орен­бург переживал тяжелые дни. 21 апреля 4-й армей­ский корпус белых под командованием генерала Баки-ча форсировал Салмыш в районе несколько севернее впадения его в Сакмару и двинулся на Оренбург. В корпусе было 4600 штыков и сабель. Наступление Ба-


208

209

кича с севера должны были поддержать белоказачьи корпуса, находившиеся восточнее и южнее Оренбурга. Командование красных узнало о планах врага. Новый командующий обороной М. Д. Великанов и командарм Первой армии Г. Д. Гай решили не мешать корпусу Ба-кича переправиться на правый берег Салмыша с тем, чтобы позади него осталась широко разлившаяся река с единственной паромной переправой, а затем, органи­зовав наступление 20-й дивизии с севера и оренбург­ской группы войск с юга, прижать противника к реке и уничтожить.

Переправив часть своих войск через Салмыш, про­тивник занял станицу Сакмарскую и поселок Майор­ский. Попытка взять хутор Белова была отбита. Белые, потеряв около 400 человек, отошли.

Но и после этих неудач враг перешел в наступление. В ночь с 25 на 26 апреля почти весь 4-й армейский кор­пус Бакича переправился и занял плацдарм в районе деревни Архипово.

К решающей схватке с неприятелем готовились и красные бойцы 277-го Орского, 211-го кавалерийского полков 20-й дивизии.

На рассвете разгорелся ожесточенный многочасовой бой. К полудню артиллерия 11-го полка заняла пози­цию, с которой начала обстрел прямой наводкой пере­правы Бакича. Белых охватила паника, когда на их глазах был вдребезги разбит один из паромов. К 13 ча­сам плацдарм, занимаемый корпусом Бакича, оказался замкнутым с трех сторон бойцами красных полков. Прижав белых к реке, части Красной Армии приступи­ли к их уничтожению и к 18 часам все было кончено.

За боевой подвиг и массовую отвагу воинов 277-й Орский стрелковый полк был награжден РВС республи­ки Почетным революционным знаменем. Величайшую отвагу в этом сражении проявил комиссар М. Терехов, о подвиге которого писала «Правда» 29 апреля 1919 г. в заметке «Крупная победа советских войск».

Победа на Салмыше была первым серьезным ударом по Колчаку. Корпус Бакича был разгромлен, натиск на Оренбург отбит. Салмышский бой отвлек внимание и силы Колчака от Бузулука, дал возможность Красной Армии успешно начать оттуда контрнаступление на главном направлении.

Но и после разгрома корпуса генерала Бакича поло-ясение под Оренбургом оставалось тяжелым. С юга со стороны Илецка двигался 1-й казачий корпус под ко­мандованием генерала Жукова; с востока вдоль желез­ной дороги Оренбург — Орск — 2-й генерала Акулина. Эти два корпуса, составлявшие армию Дутова, имели 10 тыс. штыков и сабель. Юго-западнее Оренбурга дей­ствовала уральская белоказачья дивизия. Ситуация ос­ложнялась тем, что в ряде прифронтовых районов Са­марской, Оренбургской и Уральской областей вспыхну­ли восстания зажиточной части казачества.

Для организации обороны Оренбурга была сформи­рована особая группа войск, в состав которой вошли: 277-й Орский стрелковый полк 31-й дивизии, 211-й полк 24-й дивизии, первая бригада 3-й кавалерийской дивизии, 224-й стрелковый полк, оборонявший район Илецкого городка, 210-й, 216-й, 217-й и 218-й полки. Командующим этой группой войск был М. Д. Велика­нов, а комиссаром — А. А. Коростелев. В мае—июне 1919 г. бои шли на подступах к Оренбургу. Центром обороны города стал губком РКП(б), руководимый И. А. Акуловым, который вместе с А. А. Коростелевым, И. Д. Мартыновым и другими большую часть времени проводил на фронте, организовывая митинги среди бой­цов, изучая положение дел, налаживая снабжение красноармейцев боеприпасами и продовольствием.

Сражаясь с врагом, отдали свои жизни председатель Оренбургского губпрофсовета Прокопов, секретарь губ-кома РКП(б) Е. Герасимов, товарищ председателя Ор­ского исполкома Батаев, были ранены комиссары М. Башилов, А. Бутузов и многие другие. Всего за ме­сяц боев за Оренбург было ранено около 3600 и убито свыше 800 бойцов и командиров Красной Армии.

2 мая 1919 г. Колчак потребовал: «...все больше­вистские войска, сбившиеся в районе Самара—Орен­бург—Уральск, окружить и уничтожить». Опираясь на численное превосходство, стремясь выполнить эту ди­рективу, 8 мая белые двинулись в отчаянное наступле­ние: 1-й корпус дутовцев — с юга, 2-й — с востока. Бе­локазаки подошли к Гребеням, к разъезду Сакмарско-му. 8 мая бои были особенно кровопролитными. На юге белые продвинулись к Меновому двору. Большие поте­ри понес 217-й полк, состоявший из рабочих-орлесов-


210

211

цев. Через несколько дней город был почти полностью окружен. «Правда» тогда сообщала: «Под Оренбургом в результате боев наши части уничтожили мост через Урал и отошли на правый берег. Станция Оренбург об­стреливается артиллерийским огнем противника». У защитников города не было никаких резервов. В ночь с 14 на 15 мая Оренбург горел в нескольких местах. Пе­редвижение от центра к Уралу было сопряжено со смер­тельным риском. 15, 16 и 17 мая противник беспрерыв­но атаковал город на всех участках.

Именно в эти дни В. И. Ленину была послана теле­грамма, в которой сообщалось о трудностях, выпавших на долю защитников города, а также содержалась просьба об оказании немедленной помощи. В. И. Ленин дважды телеграфировал командующему Южной груп­пой М. В. Фрунзе об оказании поддержки Оренбургу. М. В. Фрунзе отвечал, что «...все, что только позволили средства, находившиеся в моем распоряжении, сдела­но...», но в то же время подчеркивал, что «...этих средств для исчерпывающей помощи Оренбургу и одно­временно с этим решения задач на основном Уфимском направлении совершенно недостаточно».

Все же прибывшее пополнение позволило оренбург­ской группе войск перейти в наступление. Белые были выбиты из хутора Белова, Нижних Чебеньков и стани­цы Нежинской.

В ночь с 21 на 22 мая 1919 г. 217-й полк внезапным ударом очистил от белоказаков Шерстомойку и Мено­вой двор. Однако белые, по-прежнему находясь в 10— 20 км от города, продолжали его артиллерийский обст­рел с горы Сулак.

Значительная работа проводилась в тылу врага. В приказе № 110, подписанном Дутовым, говорилось: «В последнее время в связи с подпольной организацией большевиков были случаи неисполнения населением приказа о мобилизации восстания против существую­щей власти и вооруженного сопротивления админист­рации. Для водворения порядка на места посылались воинские части, которые действовали нерешительно». Об этом же заявлял командир 2-го Оренбургского каза­чьего корпуса генерал Акулин командующему отдель­ной Оренбургской белой армии, отмечая, что основной причиной срыва наступления на Оренбург был начав-

212

шийся переход отдельных частей на сторону красных. 4 августа 1919 г. Красной Армией был освобожден Троицк. Значительная сила Колчака — Южная группа под командованием генерала Белова, была отрезана от основных сил. Начавшееся отступление этой группы на юг обусловило выделение самостоятельного Туркестан­ского фронта, командующим которого был назначен М. В. Фрунзе. К концу августа Туркестанский фронт проводит ряд операций, в результате которых Южная группа противника была разгромлена. Важную роль в ликвидации этой группы сыграли Первая армия и Баш­кирская кавалерийская бригада, сформированная в Оренбурге, За это им была объявлена благодарность Ре­волюционным Советом Туркестанского фронта.

13 сентября части Туркестанского фронта, действо­вавшие от Оренбурга, соединились с частями Советско­го Туркестана, наступающими с юга. К этому моменту на сторону красных перешли первый казачий конный корпус, а затем — 5-й и 11-й пехотные корпуса. В ре­зультате в Оренбурге скопилось около 30 тыс. пленных пехотинцев и до 7—8 тыс. казаков, перешедших на сто­рону Советов.

Постановлением ВЦИК от 8 октября 1920 г. было решено «...рабочих Оренбурга за их боевую деятель­ность, героизм и боевые подвиги, проявленные при за­щите города, во время наступления Колчака, наградить Почетным революционным Знаменем». 12 июня 1921 г. представитель ВЦИК Е. М, Ярославский вручил орен-буржцам Почетное революционное Красное знамя и Грамоту ВЦИК.

ВОПРОСЫ

Какова была роль обороны Оренбурга?

Какую роль играли оренбуржцы в контрнаступлении Южной

группы Восточного фронта?

^ ПОЛИТИКА ВОЕННОГО КОММУНИЗМА

Мобилизация сил на борьбу с интервентами и бело­казаками требовала осуществления чрезвычайных мер. К концу 1920 г. была в основном проведена национали-

213

зация промышленности. В первую очередь это касалось военных предприятий, продукция которых шла на нужды армии. Так, в Оренбурге была создана 1-я Соци­алистическая кожевенная фабрика, на которой б тыс. рабочих выпускали тысячи пар сапог и ботинок для Красной Армии. Все торговые учреждения были сосре­доточены в руках государства. Строжайшая централи­зация в расходовании продовольственных, топливных, сырьевых и других ресурсов давала возможность обес­печить минимум необходимого для фронта.

На территории Оренбургской губернии переход к продовольственной монополии был осуществлен позже, чем в центре страны. В период наступления Колчака Советской властью были сняты ограничения торговли хлебом, так как в осажденном Оренбурге не хватало продовольствия. Только с освобождением губернии от дутовцев с сентября—октября 1919 г. стала реализовы-ваться продовольственная разверстка, была введена и карточная система снабжения населения. Для подвоза продовольствия создавались дружины для очистки же- , лезнодорожного полотна от снежных заносов. Особое внимание обращалось на осуществление всеобщей тру­довой повинности. Уклоняющихся от ее исполнения ис­пользовали для строительства фортификационных со­оружений, заготовки топлива и т. д. С августа 1920 г. в Оренбургской губернии было введено бесплатное дет­ское питание.

Обеспечение рабочих и служащих продуктами пита­ния в этот период было важнее денежной оплаты труда, так как в стране шла обвальная инфляция.

Оказывалась продовольственная помощь центру страны. Осуществленная продразверстка в губернии да­ла 3,5 млн. пудов хлеба, правда разнарядка, данная из центра, не была выполнена.

Одной из массовых форм мобилизации рабочих, жи­телей городов и сел Оренбуржья на возрождение стра­ны стали с осени 1919 г. коммунистические субботни­ки. Первый из них состоялся 24 августа в Оренбурге.

Гражданская война стала страшной бедой для наше­го Отечества. Разруха от интервенции и военных дейст­вий в крае составила более 200 млн. руб. золотом. Но ничем не измерить человеческие потери.

214

ВОПРОСЫ

Когда в Оренбуржье начала осуществляться продовольственная разверстка и почему ее не проводили в период обороны Орен­бурга? Что Вы знаете о всеобщей трудовой повинности в Оренбуржье?

^ ПОЧЕМУ И КТО ПОБЕДИЛ?

Почему победила Советская власть в Оренбургском крае и по всей стране? Были ли вообще победители в гражданской войне? Четкий ответ на эти вопросы мож­но найти в книге видных белых генералов А. И. Дени­кина и А. А. фон Лампе «Трагедия белой армии». В ней сказано, что на стороне белых было больше подготов­ленных офицеров, военных специалистов, бывших ко­мандующих крупными воинскими соединениями рус­ской армии. Они, в том числе дутовцы, располагали по­мощью со стороны Японии, США, Англии, Франции и других государств. Им платили в долларах, фунтах стерлингов, франках, обеспечивали вооружением и бое­припасами, продовольствием, обмундированием. Круп­нейшие специалисты этих стран находились в белых войсках, помогая в разработке военных операций. Вой­ска интервентов только на Урале, в Сибири и на Даль­нем Востоке насчитывали более 220 тыс. человек. У бе­лых было большое преимущество в военном и техниче­ском отношении. И все-таки они потерпели поражение. Почему?

Во-первых, потому что у белого движения не было идеи, которая сумела бы привлечь массы трудящихся, они преследовали цель реставрации. Красные боролись за справедливость, ликвидацию пропасти между богат­ством и бедностью. Деникин и Лампе писали: «И враги и друзья белого движения, и более левые и более пра­вые — указывали не раз, как на причину неудачи, на так называемое отсутствие положительной идеологии на белой стороне». И далее: «Бичом белого тыла была красная пропаганда. В этом вопросе красные преоблада­ли... лозунги, проводившиеся ими в жизнь, были всегда бесконечно более заманчивыми для массы».

Во-вторых, страны Антанты, так называемые «союз­ники» белых преследовали в России свои цели, а рус-

215

ские национальные интересы были им чужды. В-треть­их, одна из важнейших причин поражения белых — стремление к единой и неделимой России, выступление против прав народов на автономию.

Переход основной массы середняцкого крестьянства на сторону Советов произошел у нас в Оренбуржье вес­ной 1919 г., а оренбургских казаков — в октябре 1919 г. Выбор был сделан в пользу Советов, или как говорил Л. Д. Троцкий, «из двух зол» крестьяне и казаки Орен­буржья «выбрали меньшее». Гражданская война, преж­де всего, стала трагедией для тех, кто был на стороне белых, но и красные и народ в целом понесли в ходе ее неисчислимые потери и разрушения, погибли миллио­ны человек — самое дорогое, наибольшая ценность на­шего Отечества. Понадобилось около десяти лет, чтобы ликвидировать основные последствия первой мировой и гражданской войн, но людские потери были невосполнимы.

ВОПРОС

Каковы причины поражения белых, указанные генералами

А. И. Деникиным и А. А. фон Лампе?

В ГОДЫ НЭПА

^ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В 1921 г. был сделан первый конкретный шаг в де­ле возрождения экономики страны. В марте состоялся X съезд РКП(б), взявший курс на новую экономичес­кую политику, а декретом от 17 мая каждому гражда­нину было дано право заниматься промыслом, органи­зовывать мелкие промышленные предприятия с числом рабочих не более 10—15 человек. Главными принципа­ми нэпа провозглашались возрождение и развитие рын­ка и товарно-денежной системы, а в промышленности — переход на коммерческий расчет, преодоление уравни­ловки в оплате труда, развитие кооперативных и дру­гих негосударственных видов предприятий.

Гражданская война подорвала экономику края, и нэп в Оренбуржье начинался при почти полном развале промышленности. Из 69-ти предприятий ГСНХ в 1921 г. бездействовало 41, т. е. около 60%. Обеспеченность ра­бочей силой, по сведениям Промбюро, в Киргизской АССР составляла в среднем 41%. Численность рабочих с 1917 по 1921 гг. сократилась на заводе «Орлее» с 860 до 200 человек, в железнодорожных мастерских — с

3000 до 1,5 тыс.

Катастрофическая нехватка рабочих, возникшая в 1921 г. вследствие роспуска трудмобилизованных и воз­вращения беженцев в родные места, усугублялась край­не низкой дисциплиной на производстве. Производи­тельность труда в среднем по губернии была вдвое ни­же довоенного уровня, а на отдельных предприятиях составляла всего 5%. Распространенными стали прогу-

217

лы, чаще всего вынужденные. Люди в рабочее время стояли в очередях за хлебом, отправлялись в деревню в надежде купить или выменять продукты.

С целью нормализации экономической жизни в ап­реле 1921 г. при президиуме Оренбургско-Тургайского губисполкома было организовано экономическое сове­щание (ЭКОСО) как губернский орган Совета труда и обороны (СТО). Деятельность ЭКОСО приходится на са­мые трагические годы, когда губерния переживала же­сточайший голод. Вплоть до ликвидации в 1923 г. ЭКО­СО успешно справлялось с решением сотен неожидан­ных проблем, проявляя гибкость, оперативность и ини­циативу, столь необходимые при переходе к новым ме­тодам ведения экономики.

С августа 1921 г. началась реорганизация крупной и средней промышленности. За государством оставались лишь жизненно необходимые и рентабельные предпри­ятия, обеспеченные рабочей силой, сырьем и топливом. Остальные предназначались к сдаче в аренду коопера­тивам, товариществам и частным лицам либо закрыва­лись до лучших времен. Была объявлена денационали­зация мелкой промышленности. Мастерские, которые не успели национализировать, оставались у прежних владельцев; по национализированным процедура воз­врата была более сложной и длительной. С января 1922 г. почти все предприятия, оставшиеся в ведении ГСНХ, были сняты с государственного снабжения, а за­воды «Орлее» и механический № 3 переведены на ком­мерческий расчет по обеспечению необходимым оборот­ным фондом.

На подобное самообеспечение постепенно переводи­лись и другие предприятия, что позволило уменьшить расходы государства на промышленность при одновре­менном расширении производства. Этому способствова­ла и передача значительной части предприятий в арен­ду — на 95% это были мельницы.

С появлением негосударственных предприятий, ис­пользующих наемную рабочую силу, возросла роль профсоюзов, менялось их место в структуре государст­ва. Это стало предметом большой дискуссии в 1920— 1921 гг., в результате которой профсоюзы были призна­ны добровольной демократической организацией, защи­щающей права и интересы рабочих, что сделало их еще

218

более популярными и авторитетными. С переходом к нэпу профсоюзы стали заниматься вопросами нормиро­вания и оплаты труда, строго следили за исполнением декретов и распоряжений правительства по охране тру­да и социальному обеспечению рабочих и служащих, особенно на частных предприятиях.

Несмотря на усилия профсоюзов, положение рабо­чих оставалось очень тяжелым. Особенно трудными яв­лялись «дровяной и жилищный вопросы». Рабочие ме­ханического завода № 3 жили, в основном, в районах Форштадта и Слободки, откуда через весь город на ра­боту ходили пешком. На заводе «Орлее» рабочий день на сплаве продолжался 12 и более часов. На всех без ис­ключения предприятиях отсутствовала элементарная охрана труда. Но были и положительные нововведения. Для всех вводилось социальное страхование, между трудящимися и заводоуправлением заключался трудо­вой договор со взаимными обязательствами.

Трудности этого периода были многократно преум­ножены тем, что в крае свирепствовал голод. В Орен­бургской губернии в 1922 г. в той или иной степени го­лодало 89% населения.

Для борьбы с голодом была создана специальная ко­миссия — Губпомгол, которая координировала деятель­ность всех органов в этом вопросе. Большую помощь оказывала Американская администрация помощи (АРА), которая действовала до июня 1923 г. АРА орга­низовала питание в столовых Оренбурга для 31780 де­тей и больных, в основном рабочих и служащих. Нуж­но отметить и помощь Коминтерна. В октябре 1922 г. его представители привезли продукты, которые были выданы всем рабочим «для восстановления здоровья», а в последующем распределялись в зависимости от успе­хов в работе.

В результате голода и болезней население губернии сократилось с 1921 по 1922 гг. на 115142 человека. Произошло уменьшение численности сельского населе­ния, но городское увеличилось за счет притока из де­ревни на 7736 человек.

В этот период происходят крупные изменения в по­ложении трудящихся. В условиях спада производства, переход предприятий на хозрасчет, а также закрытие некоторых из них, роспуск артелей, вели к массовому

219

увольнению рабочих. Первые безработные появились уже к осени 1921 г. В дальнейшем безработица посто­янно росла, обгоняя темпы восстановления промышлен­ных предприятий.

Своеобразной отправной точкой в развитии нэпа стал 1923 г. Именно тогда прекратился спад производ­ства, стабилизировалась и начала расти численность ра­бочих. Одновременно с этим увеличивалась и усилива­лась безработица. В первую очередь, она охватила поли­графическую, швейную и пищевую промышленности. В июле 1923 г. была создана оренбургская биржа труда, которая оказывала безработным как социальную по­мощь, так и содействие в организации общественных работ, артелей и коллективов. Однако численность без­работных увеличилась с 1589 человек в 1923 г. до 8708 в 1928 г.

К 1924 г. на предприятиях появляется конкуренция рабочей силы. Она была вызвана как сокращением ра­бочих мест, так и начинающимся притоком обученной молодежи из школ фабрично-заводского ученичества. Только в Оренбурге в 1923 г. было три школы ФЗУ с числом учащихся 92, а в 1924 г. в пяти школах обуча­лось 123 человека для последующей работы в металло­обрабатывающей, деревообрабатывающей, кожевенно-меховой, соляной и мукомольной промышленности. Кроме этого действовали профессионально-технические школы, различные государственные и частные курсы. Конкуренция побуждала рабочих повышать свою ква­лификацию, увеличивать производительность труда.

Стремление к повышению производительности тру­да толкало хозяйственные органы на переход к сдель­ным формам оплаты труда. На заводе «Орлее» при пе­реходе на сдельную оплату производительность труда на 30% превысила норму. Когда ликвидационная ко­миссия с 15 декабря 1924 г. запретила ее, повысив нор­му выработки, производительность упала на 30%. Пер­выми на сдельщину перешли кожевники и печатники.

В 1924 г. из-за плохого урожая предприятия, пере­рабатывающие сельскохозяйственную продукцию, рабо­тали убыточно, ведь 74% сырья для промышленности поставляло именно сельское хозяйство. Производствен­ные программы на 1924—1925 хозяйственный год, с учетом последствий неурожая, по всем отраслям были

составлены со сравнительно небольшим приростом. Од­нако итоги года превзошли самые смелые ожидания. Местная государственная промышленность, к примеру, увеличила показатели по объединениям: металлопром — на 34%, сельпром — на 94%, силикатному — на 90%, кожевенному — на 20%. План на этих предприятиях был перевыполнен.

Это был период интенсивного развития промышлен­ности. Во всех отраслях быстрыми темпами шел про­цесс восстановления и расширения заводов. В организа­цию труда все больше внедрялись элементы социалис­тического соревнования. Из 180-ти предприятий губер­нии в 1924 г. работали уже 132. Удельный вес государ­ственного сектора составлял 72,6%.

Улучшалось положение рабочих. Заработная плата в промышленности за последний год увеличилась на 24% и в 1925 г. составила 78% довоенного уровня. Про­изводительность труда также возросла, но отставала от роста заработной платы и равнялась 75% довоенной.

Восстановление народного хозяйства было в основ­ном завершено в 1925—1926 гг. По объему выпуска промышленной продукции, по численности занятых ра­бочих достигнут уровень 1913 г., хотя полное восста­новление не было закончено и к 1927 г. Завод «Орлее» и Илецкий соляной промысел вплотную подошли к до­военному рубежу.

Существование различных форм собственности, на­личие нескольких секторов в промышленности рожда­ло здоровую конкуренцию, поощряло поиск нового. В государственном секторе в 1925 г. было занято 84% ра­бочих, в кооперативных организациях — 6%, на част­ных предприятиях — 10%. Но уже с 1926 г. отчетливо прослеживается тенденция к увеличению доли госсек­тора за счет других. По отношению к частной промыш­ленности требования и санкции все более ужесточают­ся. Экономическое состязание этих секторов заменяет­ся волевыми решениями государственных органов. В результате такой политики в 1927 г. на госпредприяти­ях трудилось уже 94% всех рабочих. В кооперативной и частной промышленности оставшиеся 6% обеспечива­ли 15,5% выпуска продукции, что позволяет сделать вывод о большей производительности этого сектора эко­номики.


220

221

Таким образом, в течение 1921—1926 гг. было в ос­новном осуществлено восстановление промышленности на рельсах нэпа.

ВОПРОСЫ

Когда и как была восстановлена промышленность Оренбуржья на путях нэпа?

Какова была численность рабочих и предприятий края к кон­цу нэпа?

^ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Первая мировая и особенно гражданская войны на­несли серьезный ущерб сельскому хозяйству края. На­половину уменьшились посевные площади, посевы, приходящиеся на одну крестьянскую семью, сократи­лось количество рабочего скота. Военные действия больно ударили по коневодству.

Падение уровня сельскохозяйственного производства было связано и с продразверсткой, отсутствием экономи­ческого стимулирования и рыночных отношений. Откро­венный произвол местных властей тоже внес свою лепту.

Переход к новой экономической политике обещал снизить уровень напряженности между государством и крестьянством. Однако этот процесс затормозил голод, охвативший в 1921—1922 гг. Оренбургский край. По­севные площади с 1920 по 1923 гг. сократились на 50,3%, количество рабочего скота уменьшилось на 38,9%. Имеющиеся данные позволяют сделать вывод, что голод нанес сельскому хозяйству губернии более ощутимый урон, чем мировая и гражданская войны вместе взятые.

Естественно, что в данном положении без помощи государства обойтись было очень трудно. Голод, как из­вестно, был не только в Оренбургской губернии, но и стал причиной трагедии в Поволжье, на Северном Кав­казе, части Украины. Несмотря на общее тяжелое поло­жение, в Оренбуржье шли сотни тонн пшеницы. Уже к концу 1921 г. в город поступило 264 тыс. пудов ржи, тысяча пудов риса. Конечно это количество зерна не могло спасти положение, но уже сам факт поступления

хлеба и риса говорил о стремлении государства спасти голодающих людей.

Климатические условия 1923 г. позволяли надеять­ся на улучшение положения в сельском хозяйстве края. И это произошло. С 331304 десятин в 1923 г. до 582000 в 1927 г. возросло хлебное поле Оренбуржья. Одновре­менно сокращается количество крестьянских хозяйств, не имеющих посевов вообще, или засевающих мини­мальную площадь. Если в1923г. из 81541 хозяйства не имело посевов вообще 9377 (11,5%), то в 1927 г. это число сократилось до 4308, что составило 4,5%. Возра­стает доходность крестьянского хозяйства. Свое матери­альное положение смогли поправить и бедняки, и кула­ки. Доход на одно хозяйство, засевающее до 3-х деся­тин, составил в 1923 г. 168 руб.; в 1927 г. он возрос до 261 руб. В хозяйствах, засевающих 10 десятин и боль­ше, он возрос в 2 раза.

За годы нэпа у крестьянства возросло поголовье ско­та. Если в 1923 г. рабочего скота не было в 42,6% хо­зяйств губернии, то в 1927 г. этот процент сократился до 30. Налицо благотворное влияние нэповских начал на экономику села.

В экономическом развитии Оренбуржья в этот пери­од велика была роль сельскохозяйственной кооперации. Добровольные объединения крестьянства прошли не­сколько этапов, в ходе которых менялось их количест­во и направления деятельности. С началом нэпа возро­дилась потребительская кооперация крестьянства, ко­торая к 1923 г. стала объединять 38205 хозяйств (46,7% всех крестьянских семей Оренбуржья).

С вступлением в действие механизмов нэпа и пере­водом всех кооперативов на принципы добровольности, самоокупаемости и хозрасчета число сельских жителей, входящих в них, стремительно сокращается и достига­ет своего минимума — 5054 хозяйств. С 1924 г. наблю­дается постепенный рост кооперированных товари­ществ, и в 1927 г. в них входило 25626, или четвертая часть всех хозяйств края.

В условиях новых экономических законов в Орен­буржье кооперативная система смогла приступить к снабженческо-сбытовой, кредитной и торгово-заготови-тельной деятельности, что способствовало развитию то­варно-денежных отношений, но налоговая политика,


222

223




государственное регулирование цен, ограничения торго­вых операций не позволяли обеспечить полную самосто­ятельность сельской кооперации.

Но нэп сумел оказать благотворное влияние на сель­ское хозяйство Оренбуржья. Так, посевная площадь края к 1927 г. увеличилась более чем в два раза по сравнению с 1922 г., наполовину сократилось число хо­зяйств, не имевших посевов вообще, почти в два раза возросло поголовье скота.

Прогресс аграрного комплекса продолжался бы и далее, но ему помешали чрезвычайные меры 1928 г. и последующая насильственная коллективизация.

Крестьянство Оренбургской губернии по своему со­циальному составу было далеко не однородным. Особен­но быстрый рост социальной поляризации между крес­тьянскими семьями идет после введения нэпа. Выделя­ются группы бедняков, зажиточных и середняков. Об­щепринято подразделять крестьянские хозяйства на ку­лацкие, середняцкие и бедняцкие. На самом деле суще­ствовал еще один слой — люмпенизированное кресть­янство, паразитирующее на лозунгах Советской власти. В состав последних входили те представители сельско­го сообщества, которые не имели посевов и нужной в селе специальности, например, кузнеца или плотника. Они перебивались случайными заработками, выставля­ли на передний план свое «пролетарское» происхожде­ние и поэтому требовали от государства различных льгот и привилегий. В 1924 г. в Оренбургском крае на­считывалось 4—5% хозяйств подобного типа.

Для кулацкого хозяйства в регионе было характер­но наличие 2—3 рабочих лошадей, 2 волов, 3—4 коров и всего инвентаря для ведения сельскохозяйственных работ. Как правило, они засевали от 16 десятин и боль­ше. К концу 1927 г. численность зажиточных крестьян приближалась к 4 тысячам.

Ведущей фигурой деревни восстановительного пери­ода становится середняк. Главное отличие его от бедня­ка — это возможность постоянно расширять свое произ­водство. Теоретически этому слою соответствовали хо­зяйства, засевавшие от 6 до 16 десятин. Несмотря на повторяющиеся неурожаи, эта часть сельскохозяйст­венных производителей стабильно увеличивалась, со­ставив к 1927 г. 56,6% хозяйств.

224

Численность бедняков в Оренбургской губернии со­кращалась на протяжении всего периода нэпа и соста­вила в 1927 г. 16%. Большую часть их дохода опреде­ляла продажа собственной рабочей силы, сдача земли в аренду, лично-промысловые производства. Нередко они засевали от 2 до 6 десятин земли, но урожая этого по­ля на удовлетворение собственных нужд не хватало.

Гражданская война тяжелее, чем в иных местах, ударила по районам традиционного расселения казаче­ства. Поэтому восстановление хозяйств в казачьих ста­ницах шло медленнее, чем у крестьянства. К 1928 г. в казачьих хозяйствах табун лошадей был восстановлен только наполовину. Во все время нэпа местный аппарат продолжал видеть в казачестве враждебную силу, и по­тому принимает против него дискриминационные ме­ры. Казачество было переведено в податное сословие, произошло перераспределение чиновничьих и офицер­ских земель. Размеры ссуды для крестьян были гораз­до больше, чем для казаков, их районы хуже снабжа­лись промышленной продукцией. Эти действия местной власти вызвали недовольство среди казачества. Только в 1925 г. было принято постановление, временно попра­вившее положение.

Таким образом, в период нэпа постепенно менялось социальное лицо деревни. Росло количество зажиточ­ных крестьян и середняков, уменьшалось число бедня­ков. Это выступает еще одним подтверждением положи­тельного влияния новой экономической политики на крестьянство Оренбуржья.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Назовите причины, тормозившие развитие сельского хозяйства

Оренбуржья после окончания гражданской войны и в начале

1921 г.?

Докажите, что нэп оказал благотворное влияние на развитие

сельского хозяйства края.

Почему с введением нэпа происходит резкое временное сокра­щение сельскохозяйственной кооперации? Перечислите категории крестьянских хозяйств Оренбургской губернии и дайте характеристику господствующей группе. Приведите известные Вам из художественной литературы при­меры люмпенизированного крестьянства.

Объясните, почему в казачьих районах восстановление сель­ского хозяйства шло медленнее, чем в среде остального кресть­янства?

8 Заказ 3267

^ ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА В 1921—1927 ГОДЫ

Развитие культуры Оренбургской губернии в период нэпа представляет особый интерес. Это было сложное время, полное противоречий и творческих поисков. Пе­реход к нэпу, означавший хозяйственный расчет, при­вел к временному сокращению ассигнований на культу­ру и образование.

Система образования, сложившаяся к 1921 г., состо­яла из школ I ступени (3-4 года обучения), в которые были преобразованы ведомственные учебные заведения (земские, церковно-приходские и др.); школ-семилеток (бывшие городские, уездные училища, высшие началь­ные и т. д.); школ II ступени, появившихся после рево­люции и дававших право поступления в высшие учеб­ные заведения.

К началу нэпа в Оренбургской губернии действовало 537 школ. Однако голод в 1921 г. и смена экономичес­кой политики сильно ударили по системе образования, подвергнув ее резкому сокращению. Газета «Степная правда» в 1922 г. писала: «Следует бить тревогу, ибо школы, сады, профессиональное образование на грани ликвидации». В этих условиях содержание школ в зна­чительной степени легло на местное население. Была введена плата за обучение, но это давало незначитель­ные результаты, так как 61% детей освобождался от нее (дети красноармейцев, инвалидов труда), а средств, предоставляемых на образование центром и местным бюджетом, катастрофически не хватало.

Учителя, особенно сельские, оказались в критичес­ком положении. В губернии известны случаи найма учителей к зажиточным крестьянам в батраки и пас­тухи. Возникли частные или «договорные» школы, в которых по договору учитель получал за учебный год 20-50 пудов зерна. Часто эти условия не соблюдались и, проработав год, учитель не получал ничего. Финан­сируя образование, население определяло его содержа­ние. Так, в одном из сел Орского уезда крестьяне из­гнали учителя и пригласили батюшку учить детей за­кону божьему. В Уральской волости Оренбургского уезда замена учителей стала делом обычным. Хотя до­говорная школа появилась как вынужденная времен­ная мера, она сыграла положительную роль, так как

226

позволила в тяжелое для страны время обучить тыся­чи детей.

Нелегко приходилось и национальной школе. Состо­яние образования у национальных меньшинств в губер­нии не было на одном уровне. У татар, немцев оно было относительно благополучно, у мордвы, киргизов, чува­шей поистине плачевным. Это объясняется различием экономического уровня, местопроживанием, а также традициями этих народов. Тем не менее, за годы нэпа было сделано немало, и в 1927 г. в губернии насчитыва­лась 131 национальная школа, 5 из них — II ступени.

Сокращение школьной сети продолжалось до сере­дины периода нэпа. В 1925 г. благодаря высокому уро­жаю бюджет губернии возрос, что позволило увеличить расходы на образование. Из 93 договорных школ 56 бы­ло включено в местный бюджет, впервые выделены средства на отопление и их капитальный ремонт. В 1927 г. в Оренбургской губернии действовало 588 школ, из которых 17 — II ступени.

Одной из основных проблем школьного развития была нехватка учительских кадров. Учителей готовили Татарский, Киргизский и Практический институты на­родного образования, а также педагогический техни­кум, созданный в 1921 г. на базе трехгодичных учи­тельских курсов. Эти учебные заведения выпускали учителей не только для губернии, но и для республики в целом. В 1921 г. для подготовки в вузы в Оренбурге был создан первый рабфак. Из 125 слушателей выпуск 1-го года составил 35 человек.

Для повышения уровня образования учителей (только 34,9% из них имели высшее и специальное об­разование) и оказания методической помощи с 1925 г. начала работать сеть повышения квалификации. От­крылись губернские и уездные курсы, проводились кон­ференции, однако зачастую вместо реальной помощи на них прорабатывались только вопросы марксизма-лени­низма, усиливалось идеологическое воздействие со сто­роны партийных органов. Политический облик учите­ля, особенно преподавателя обществоведения и заведу­ющего учебным заведением, становился все более важ­ным.

Ликвидация неграмотности, активно начавшаяся после революции, в период нэпа сбавила темпы. Голод,

227

эпидемия, бегство работников просвещения сделали не­возможной работу среди населения. В 1921—1922 гг. ликвидация неграмотности в основном проводилась лишь среди красноармейцев и милиции. В губернии ра­ботала 31 школа, 20 из которых — в Оренбурге.

В 1925 г. был проведен учет неграмотного населения Оренбуржья, к которому причислялись лица, не умею­щие читать и писать. Их численность составляла 47872 человека, из которых 80% — женщины. Практикова­лись индивидуально-групповые методы обучения, про­водились агитационные кампании, однако результаты были скромными. Ввиду недостатка средств пропускная способность ликпунктов была чрезвычайно мала. Так, в Каширинском уезде, где грамотных было 20543 челове­ка, таких пунктов было всего 9, они могли охватить лишь 2,4% от числа неграмотных.

Ликвидацию неграмотности в Оренбургской губер­нии планировали закончить к 10-летию Октябрьской революции, но к 1927 г. 42038 человек еще не умели ни читать, ни писать. В основном с неграмотностью было покончено к началу 30-х годов.

Театральная и художественная жизнь периода нэпа очень интересна. Для первых послереволюционных лет характерны массовые агитационные постановки, прохо­дившие под открытым небом с участием нескольких сот человек («Сцены из жизни крестьянского казака Еме-льяна Пугачева» на Форштадской площади в Оренбур­ге). К 1921 г. эти тенденции стали исчезать и встала проблема репертуара. Хороших пьес нового содержания практически не было, поэтому на оренбургской сцене ставились пьесы классиков Н. А. Островского «Беспри­данница», «Гроза», Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», А. М. Горького «На дне», а также мест­ного драматурга Макаровского.

Однако нэп оказал свое влияние и на такую далекую от экономики сферу, как театр. В 1921 г. все театры бы­ли сняты с государственного бюджета. Но необходимы были средства на афиши, реквизит, уплату многочис­ленных налогов и заработную плату актерам. Поэтому многие театры передали в частные руки (в 1922— 1923 гг. треть театров на Урале находилась в руках ча­стных предпринимателей).

Театры Оренбурга и Орска оставались государствен-

ными, хотя и им приходилось нелегко. В таких услови­ях надо было ставить то, что пользовалось наибольшим успехом. На сцене появились комедии Бара «Солда­тик», Арцыбашева «Ревность». Эти постановки помог­ли театру продержаться и стать доступными широким массам. Бесплатные места, система скидок на билеты позволяли рабочим и красноармейцам быть в числе зри­телей, хотя цены были высокими.

С 1925 г. появились детские постановки «Степка— Растрепка», «Мороз — красный нос». В 1926 г. впервые на Урале на оренбургской сцене был спектакль «Шторм» Билль-Белоцерковского. В литературе эта пьеса трактуется как этапное произведение советской драматургии. В 1927 г. зрители увидели «Любовь Яро­вую» с А. Я. Садовской в главной роли.

Выбор репертуара был не случаен, им руководило созданное в 1924 г. Оренбургское губернское управле­ние по делам печати и зрелищ, которое осуществляло политическую и идеологическую цензуру. Из Москвы присылались списки разрешенных к постановке пьес, а репертуарный комитет, созданный при управлении, ут­верждал готовую постановку. Контроль сводился к ме­тоду личного просмотра и часто руководствовался вку­сом проверяющего. Можно представить, какой вред на­носили подобные контролеры театру и зрителю.

Большим успехом пользовались опера и оперетта. Это были гастролирующие труппы, которые обычно приглашались на сезон. Во время гастролей в Оренбурге побывало много известных артистов. Яркими события­ми культурной жизни стали приезд народного артиста республики Давыдова, Л. В. Ростроповича с «Концертом Восточной музыки», Айседоры Дункан, итальянского тенора Витторио Дориани, пианиста Барера и др.

В жизни оренбургских художников большую роль сыграло творчество С. М. Карпова. В местном музее изобразительного искусства хранятся его работы, в том числе «Автопортрет» (1923). По его инициативе в 1918 г. был создан Союз художников и живописцев, объединивший художников Оренбуржья. С. М. Карпов и его жена — художница Рянгина, были в числе орга­низаторов воссозданного краеведческого музея в Орен­бурге.

В 1921 г. в городе была открыта студия изобрази-


228

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов