Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница18/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25
I

229

тельного искусства под руководством художника Н. М. Ледяева, в следующем году состоялась выставка, пред­ставляющая художников различных направлений.

В 1921—1922 гг. в мастерской Главполитпросвета Киргизской республики работал в качестве художника-декоратора талантливый график Н. Д. Прохоров. Вер­нувшись в 1935 г. в Оренбург, он написал серию работ, посвященных пребыванию в этих местах А. С. Пушки­на и В. Даля. В 1926 г. в Оренбурге был организован филиал Ассоциации художников революционной Рос­сии (АХРР) под председательством К. В. Николаева. Творческая жизнь периода нэпа была представлена ху­дожниками различных направлений.

К 1927 г. в губернии действовало семь кинотеатров, работали кинопередвижки.

Несмотря на объективные трудности, образованш и культуре в период нэпа уделялось большое внима­ние, но их развитие имело противоречивый характер. Наряду с демократическими проявлениями — поис­ком разнообразных форм обучения, одновременной по­становкой на сцене противоположных по духу и на­правленности пьес, возможностью сосуществование различных художественных стилей — прослеживают­ся задатки будущего тоталитаризма: появление 1924 г. органа цензуры, постепенная политизаци школьных программ.

Как достижение, следует отметить стремление к об­разованию, массовость культуры, создание условий дл* ее активных преобразований.

Все это говорит о важности периода нэпа для разви­тия образования и культуры как в целом по стране, та* и по Оренбургской губернии.

ВОПРОСЫ

Каким образом аграрный характер губернии повлиял на разви­тие образования и ход ликвидации неграмотности? Объясните, почему количество детей рабочих и служащих при переходе в школы II ступени уменьшалось? Чем объяснить различия культурного уровня проживающих в губернии национальных меньшинств?

Верно ли, что ликвидация неграмотности служила только по­литическим целям?

^ ОРЕНБУРГ — СТОЛИЦА КАЗАХСТАНА

С победой революции Советская власть старалась ре­ализовать принцип равноправия народов. Чтобы оно стало не только юридическим, но и фактическим, необ­ходимо было добиться выравнивания социально-эконо­мического и культурного уровней развития народов, а для этого преодолеть отсталость многих национальных окраин, которые в своем развитии задержались на це­лые исторические эпохи.

Почему же на первых порах столицей Киргизской (Казахской) АССР стал именно Оренбург? Во-первых, он был одним из крупных городов России, по численно­сти населения занимал 28 место. В Оренбурге прожива­ло более 100 тыс. человек, а в городах Казахстана, на­пример, население составило в Кустанае — 22 тыс., Ак­тюбинске — 11 тыс. человек. Оренбург был самым крупным городом на Урале. По итогам Всероссийской переписи населения 1920 г. в Уфе проживало 92 тыс. человек, Перми — 72, в Екатеринбурге — 70 тыс., в Че­лябинске примерно столько же.

Во-вторых, Оренбургская губерния занимала пят­надцатое место в России по численности фабрично-за­водских рабочих. В Оренбурге в 1920 г. их насчитыва­лось 9542, столько, сколько во всей Армении. В горо­дах Киргизии их было значительно меньше: в Акмо­линске — около 4 тыс., в Семипалатинске — 4800, во всей Уральской губернии — 4,4 тыс., в Кустанае — 1560 рабочих. В целом в Киргизии в 1923 г. было 36473 рабочих, причем 20,5 тыс. — в Оренбургской губернии, а четвертая часть в самом Оренбурге.

Для всего региона Оренбург был тогда не только са­мым крупным городом, но и важным промышленным и культурным центром.

10 июля 1919 г. СНК принял подписанный В. И. Ле­ниным декрет «О революционном комитете по управле­нию Киргизским краем». Председателем Кирревкома был утвержден С. Пестковский, а членами — А. Джан-гильдин, Б. Каратаев и др. На заседании Оренбургско­го губкома РКП(б) 3 и 10 сентября председатель Кир­ревкома обосновал необходимость превращения Орен­бурга в столицу Казахстана. Он подчеркнул, что нужно иметь «хоть один пролетарский центр» для правильно-

231

го проведения в жизнь линии ЦК по национальному во­просу. При этом учитывалось, что «съезды киргиз вы­сказывались все за совместную работу с русскими».

Оренбургский губком РКП(б) поддержал просьбу ка­захского населения. Идея вскоре была одобрена при­бывшим в Оренбург М. И. Калининым и М. В. Фрунзе.

3—11 января 1920 г. в Актюбинске было созвано первое совещание Советов Киргизии. На нем присутст­вовало 150 делегатов. Был избран новый состав Киргиз­ского ревкома, в который вошли Пестковский, Байтур-сунов, Мендешев, Джангильдин, Айтиев, Мирзагалиев, Арганчев, Сидельников и др.

В мае 1920 г. С. Пестковский был направлен на За­падный фронт уполномоченным СНК по созданию Ли­товско-Белорусской ССР, а председателем Кирревкома стал В. Радус-Зенкович.

На заседании политбюро ЦК РКП(б) 25 августа 1920 г. было утверждено Киргизское бюро в составе В. Радус-Зенковича, И. Акулова, А. Джангильдина, А. Коростелева и др., а 26 августа декретом ВЦИК и СНК была образована Киргизская АССР. Дополнение к дек­рету от 22 октября 1920 г. предусматривало включение Оренбурга с прилежащими к нему районами в состав Киргизской республики на правах губернии. Оренбург стал столицей Казахстана.

Учредительный съезд Советов Киргизской АССР проходил в Оренбурге с 4 по 12 октября 1920 г. в зда­нии клуба им. Свердлова (ныне Дом учителя). На съез­де было представлено 273 делегата, из них 128 — каза­хов, 127 — русских, 18 делегатов — представители дру­гих национальностей. Съезд избрал ЦИК Киргизской АССР. В состав президиума КирЦИК вошли С. Менде­шев, В. Радус -Зенкович, А. Джангильдин, С. Сейфулин и др. Председателем СНК республики был избран Ра­дус-Зенкович.

Казахский народ обрел с помощью русского свою го­сударственность. Правительство РСФСР, жители Орен­бурга помогали Казахстану кадрами, продовольствием, денежными средствами, промышленными товарами. Много сил и энергии отдавалось подготовке казахских кадров. Эту проблему решали Оренбургская совпарт­школа, Институт народного образования, а также от­крытый в столице Киргизии рабфак, где 30% составля-

ли казахи. Среди его выпускников были выдающиеся писатели Сабит Муканов и Габит Мустенов.

12 июня 1924 г. ЦК РКП(б) принял постановление «О национальном размежевании республик Средней Азии», на основе которого территория Казахской рес­публики увеличивалась почти на 700 тыс. квадратных километров, т. е. на одну треть, а население — на 1,5 млн. человек. Осенью 1925 г. столица Казахстана была первоначально перенесена в Кзыл-Орду, а затем с при­нятием решения о строительстве Туркестано-Сибирскои железной дороги — в Алма-Ату, превратившуюся в крупный индустриальный центр.

Оренбург и Оренбургская область, выполнившие свои задачи по обеспечению помощи казахскому наро­ду, теперь воссоединились в качестве самостоятельной губернии с РСФСР.

ВОПРОСЫ

Почему Оренбург стал временной столицей Казахстана.' Какую роль сыграли оренбуржцы в развитии Казахстана в пе­риод становления его государственности?

232

^ В ГОДЫ ПРЕДВОЕННЫЕ

ПЕРВЫЕ ШАГИ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Индустриализация в крае началась со строительства в Оренбурге водонапорной башни на 80 тыс. ведер, с пу­ска городского фильтра для очистки питьевой воды, с сооружения насосной станции, которая помогла преодо­леть кризис в снабжении питьевой водой города. Орен-буржцы ликовали. Еще одна стройка тех лет — элект­ростанция «Красный маяк», начало которой было поло­жено 1 мая 1928 г. Выработка электроэнергии с ее пу­ском в 1935 г. должна была возрасти более чем в б раз. Принятый план первой пятилетки предусматривал строительство в крае двух электростанций, 32 мастер­ских для ремонта сельскохозяйственной техники, пост­ройку 22 элеваторов. Намечалось построить в Саракта-ше завод по производству растительного масла, соору­дить 29 скотобоен, Оренбургский хлебозавод, швейную и шорно-седельную фабрики, обеспечить строительство комбикормового завода и завода запчастей к сельскохо­зяйственным машинам, расширить сеть железных до­рог. Капиталовложения по нашему краю должны были составить 430 млн. руб. Задачи были чрезвычайно труд­ными и напряженными.

Мощным рычагом в их осуществлении стало удар-ническое движение. Первые ударные бригады появи­лись в Оренбуржье в марте 1929 г. В паровозосборочном цехе Главных железнодорожных мастерских 20 марта была создана первая показательная арматурная бригада из 5 комсомольцев во главе с Сергеем Киселевым. Че­рез несколько дней на этом же предприятии возникли

234

еще две ударные бригады. К декабрю в разных цехах их было уже 29. Весной 1929 г. они возникли на заводе «Орлее», металлозаводе № 3, в депо, на швейфабрике, у мукомолов. Благодаря развернувшемуся ударническо-му движению план первого года пятилетки был перевы­полнен на 13%.

С 1 ноября по 1 декабря 1929 г. проходил смотр ра­бочего изобретательства. В результате было организова­но 20 ячеек общества «Техника — массам» и 45 круж­ков повышения квалификации, переквалификации и изобретательства. Все это делалось не только в Оренбур­ге, но и в Орске, Сорочинске. Организованную выставку технического творчества посетило более 10 тыс. человек. К маю 1930 г. в Оренбургском округе насчитывалось 94 ударные бригады. В 1930—1931 гг. возникают новые формы ударных бригад: общественный буксир, сквоз­ные, первые бригады ДИП (догнать и перегнать), раз­вернулось движение за хозрасчет. Дело шло к тому, что целые цехи приблизились к званию ударных.

Однако сталинское заявление о «крохоборчестве» Троцкого, который предлагал 18—20% ежегодного при­роста промышленной продукции, а Сталин требовал 32— 40%, привело к резкому увеличению заданий пятилетне­го плана, подрыву сил, дисбалансу всех отраслей промы­шленности и в стране, и в Оренбуржье. В результате у нас в крае по натуральным показателям задания пяти­летки не были выполнены. За второй год планы были выполнены только на ПВРЗ и в мелкокустарной промы­шленности. На крупных предприятиях произошло сни­жение показателей более чем на 9%. В следующем году план был выполнен только за один месяц, а в 1932 г. он был осуществлен только по местной промышленности. Таковы были плоды сталинского «подхлестывания».

Несмотря на недовыполнение плана со сверхзадача­ми, перемены, происшедшие за годы пятилетки, были заметны.

Труд рабочих Оренбуржья дал хорошие результаты. Валовая продукция промышленности округа выросла в 3,1 раза. Особенно интенсивно развивалась металлооб­работка, ее результаты выросли в 6 раз. Выработка эле­ктроэнергии увеличилась в 2,3 раза. Этот результат в значительной мере был достигнут благодаря вступле­нию в строй первой очереди электростанции «Красный

235

маяк». Стали давать продукцию шорно-седельная и две швейные фабрики, хлебозавод производительностью 60 т в сутки, реконструированный мясокомбинат. Строился комбикормовый завод, более мощным стал деревообра­батывающий завод «Орлее». В 1931 г. дал первые запас­ные части для сельскохозяйственных машин завод «1рактородеталь» (позднее им. Кирова), заработал изве­стковый завод, вступили в число действующих мастер­ские по ремонту оборудования мельниц и крупозаводов. а начале 1929 г. завершилось строительство железнодо­рожной линии Оренбург-Орск, расширен узел станции Оренбург и депо.

В 1928—1929 гг. начались работы по укреплению берегов Урала.

Выполнению планов помогал энтузиазм людей без которого было бы невозможно сдвинуть положение дел в промышленности, сельском хозяйстве, культуре.

^ ОБРАЗОВАНИЕ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

7 декабря 1934 г. Президиум ВЦИК принял поста­новление об образовании Оренбургской области. Тогда же был утвержден состав оргкомитета Советов Орен­бургской области, председателем которого был назначен К. h. Васильев. Выделение самостоятельной области из состава Средневолжского края было обусловлено пере­менами, происшедшими в годы первой пятилетки в на­шем крае, а также задачами создания новых опорных баз индустриализации на востоке. Одной из таких баз должен был стать Орский район, так как здесь нашли крупные залежи медной, железной и никелевых руд асбеста, каменного угля и др. Эти открытия были сде­ланы под руководством академика А. Е. Ферсмана ко­торый организовал одну из экспедиций на Южный Урал. Именно он и назвал Оренбуржье «жемчужиной Урала». Непосредственные изыскания проводил в Ор-ско-Халиловском районе И. Л. Рудницкий. Он приехал в наш край на практику, но полюбил его и остался на­всегда. С его именем были связаны все новые и новые открытия подземных богатств. Не случайно, что позд­нее он стал лауреатом Ленинской премии, почетным гражданином города Новотроицка.

236



И. Л. Рудницкий

Освоению природных богатств края, развитию тяже­лой промышленности способствовала прокладка в 1929 г. железнодорожной ветки Оренбург—Орск и магистрали Орск—Карталы в 1930 г. Кроме того, выход области из состава огромного Средневолжского края давал возмож­ность повышения эффективности ее управления.

14 февраля 1934 г. был сделан первый шаг в этом направлении, и в составе пока еще Средневолжского края выделился Орский промышленный округ. А вско­ре образовалась и Оренбургская область, территория ко-

237

торой была определена в современных границах с площа­дью в 124 тыс. кв. км и численностью населения в 1 млн. 682 тыс. человек.

В состав области вошли города Оренбург, Орск, Бу-зулук, Бугуруслан, Абдулино, а также районы Абду-линский, Боклинский, Бугурусланский, Пономарев-ский, Сорочинский, Покровский, Соль-Илецкий, Каши-ринский, Шарлыкский, Саракташский, Буртинский, Орский, Кваркенский и Домбаровский. Кроме этого, в область были включены западная часть Адамовского, северные части Акбулакского и Степного районов, вся северная территория Тепловского Казахской АССР и южная Зиянчуринского районов Башкирской АССР. Вскоре началось издание областной газеты «Оренбург­ская коммуна» тиражом 85 тыс. экземпляров.

8 января 1935 г. открылся первый областной орен­бургский съезд Советов, на котором был избран испол­ком областного Совета, его председателем стал К. Е. Ва­сильев. Вскоре было образовано 52 района.

СТАХАНОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

В годы второй пятилетки по всей области особое вни­мание уделялось овладению новой техникой. Коллекти­вы электростанции «Красный маяк», паровозоремонтно­го завода, шорно-седельной фабрики и других предпри­ятий Оренбурга и области организовывали курсы, сдава­ли технические экзамены, устраивали викторины, кон­курсы, технические бои. Все это стало ступенью к раз­вертыванию стахановского движения. В области стали распространяться стахановские сутки, пятидневки, де­кадники и месячники, способствующие переходу на но­вые методы работы. Именно массовость движения позво­лила вдвое повысить производительность труда на заво­де им. Кирова, в два с половиной раза выросла програм­ма комбикормового завода, который был тогда вторым по мощности среди такого рода предприятий в Совет­ском Союзе. В промышленности области к концу второй пятилетки было около 10 тыс. стахановцев и более 4,5 тыс. ударников. Они составляли 15% городских рабо­чих, т. е. охватывали лучшую их часть, но не основную массу. Росло число рационализаторов и изобретателей, к

238

началу 1936 г. их было в области более 3 тыс. человек. Стахановское движение распространилось и в сельском хозяйстве. Однако оно имело и отрицательные стороны. На некоторых предприятиях увлеклись постановкой ре­кордов, иногда погоня за сверхрезультатами приводила к выходу из строя дорогостоящей техники.

^ ИТОГИ ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ПЯТИЛЕТОК В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Стахановское движение помогало в решении задачи повышения производительности труда. Во второй пяти­летке она была выполнена. После образования области был сделан крупный шаг в ее промышленном развитии. Завершилось строительство нефтепровода Каспийск— Орск, успешно возводились гиганты цветной металлур­гии, тяжелого машиностроения, химической промыш­ленности. Вступили в строй первые мощности Крекинг-строя и мясокомбината в Орске, на Бляве была закон­чена проходка двухкилометровой штольни. Оренбургская железная дорога вышла в число передовых. В 1935 г. бы­ла отменена карточная система.

Выработка электроэнергии к 1940 г. выросла более чем в 8 раз. Добыча нефти составила 29 тыс. тонн, поч­ти вдвое увеличилась добыча железной руды, в три ра­за больше стали изготавливать кирпича. Наращивал мощности Орский индустриальный комплекс.

ВОПРОСЫ

Каковы были первые шаги индустриализации?

Как возникло и развивалось ударничество в Оренбуржье?

Как вырос промышленной потенциал Оренбуржья за годы 1-й

пятилетки?

Каковы были причины образования Оренбургской области?

Как развивалось стахановское движение в Оренбуржье, какова

была его роль?

Каковы были итоги второй и третьей пятилеток в развитии

промышленности Оренбургской области?

РЕПРЕССИИ

С 1927 г. в Оренбургский край, как и до 1917 г., стали прибывать судебно и административно выслан-

239

ные. Первая партия насчитывала 160 человек. Рассма­тривая этот вопрос на заседании горсовета, было отме­чено «весьма вероятное увеличение их в будущем». До­кладчик информировал, что прибывшие «в болынинст- 1 ве случаев не имеют никаких средств к существованию и не пользуются поддержкой в смысле получения рабо­ты». В обстановке безработицы в городе проблема тру­доустройства ссыльных была чрезвычайно острой.

В это же время проводилась кампания по закрытию церквей, мечетей, кирх, костелов, синагог, молитвен­ных домов со снятием колоколов и передачей их в фонд индустриализации, переходом зданий под клубы и шко­лы. Сохранившиеся подписные листы собраний, на ко­торых решались вопросы закрытия Нового собора, Воз­движенской, Петропавловской, Дмитриевской, Бого­словской и Михайловской церквей, а также упраздне­ния мечети в поселке Карачи, говорят о том, что реше­ния не всегда принимались единогласно. В мае 1932 г. в центре Оренбурга был взорван Кафедральный собор.

В Оренбурге в 1930 г. уже проживало 7 тыс. лишен­цев (лишенных избирательных прав), а с членами их семей — примерно 35 тыс. человек. На второй Орен­бургской конференции ВКП(б), учитывая продовольст­венные трудности, была дана команда «не кормить классового врага», т. е. не выдавать им продовольствен­ных карточек.

Десять месяцев в 1932 г. просидели в тюрьме не­сколько студентов Оренбургского железнодорожного техникума за «недовольство материальными условиями жизни работников путей сообщения». Так кратко ска­зано в документе.

С конца 20-х — начала 30-х годов создаются внесу­дебные репрессивные органы — двойки и тройки, в 1934 г., еще до убийства С. М. Кирова, было создано особое совещание при НКВД. Эти органы стали орудия­ми массового конвейера репрессий, а после убийства СМ. Кирова начался поистине их разгул. Было издано постановление ЦИК «О порядке ведения дел о подготов­ке и совершении террористических актов», принятое по предложению Сталина в срочном порядке. Никогда в истории юридические документы не создавались в столь короткий срок. На его основе дела стали рассма­триваться не более, чем в 10 дней, без сторон обвинения

240

и защиты. Кассационное обжалование не принималось, приговор немедленно приводился в исполнение. Число арестованных по этому виду преступлений резко возрос­ло. 29 июля 1936 г. была издана инструкция о допусти­мости любых методов следствия.

Террор, проходивший в 1928—1938 гг., означал уничтожение лучших партийных и советских руково­дителей, вожаков комсомола и профсоюзов, органов ин­дустрии, организаторов сельскохозяйственного произ­водства, крупных ученых, писателей, сотен тысяч про­стых честных и даровитых тружеников страны.

Из делегатов XVII съезда ВКП(б) было уничтожено тогда более двух третьих их числа, недаром его стали называть «съездом расстрелянных». В их числе были и делегаты от Оренбуржья: председатель облисполкома К. Е. Васильев, его заместитель Н. А. Сорокин. Ответст­венность за гибель миллионов людей несут прежде всего Сталин, Берия, Ворошилов, Жданов, Каганович, Моло­тов, Маленков и другие, долго работавшие со Сталиным. Репрессии в Оренбуржье развернулись после расст­рела Зиновьева, Каменева и других. Прежде всего мо­лот репрессий обрушился на выдающихся хозяйствен­ников края. Первой жертвой 1936 г. стал Сергей Миро­нович Франкфурт — член ВКП(б) с 1904 г. Много лет он был в эмиграции, окончил политехнический инсти­тут в Гренобле. Возвратившись в 1917 г. в Россию, ак­тивно включился в революционную работу. Одно время он находился на дипломатической работе, затем стал заместителем председателя Сибирского совнаркома. Че­рез несколько лет С. М. Франкфурт был назначен началь­ником строительства Кузнецкого комбината, затем — Уполномоченным наркомата тяжелой промышленности по Орско-Халиловскому промышленному району. На этом посту он проявил большие организаторские спо­собности. С. М. Франкфурт был избран на VIII Всесоюз­ный съезд Советов, по возвращении в Орск 23 декабря 1936 г. его арестовали в рабочем кабинете, обвинили в шпионаже, измене Родине, терроризме, в создании контрреволюционной организации. На первом же со­брании, когда Сергея Мироновича Франкфурта стали поносить как врага народа, комсомолец Колчинский за­явил, что знал его и не верит в то, в чем его обвиняют. Этот комсомолец был не единственным. Выступивший

241

на собрании второй секретарь Орского горкома ВКП(б) А. Е. Цвилиховский сказал: «Мы и мысли не допуска­ем, что Франкфурт связан с троцкистами». Позже этим людям дорого обошлись попытки защитить без вины виноватого С. М. Франкфурта.

Вскоре жертвой репрессий стал другой выдающийся хозяйственный руководитель — начальник «Ормедьзо-лота» Бронислав Юрьевич Кудиш. Он был весьма обра­зованным человеком, первым послом страны Советов в Турции. Его как руководителя высоко ценили замести­тели наркома тяжелой промышленности Г. П. Пятаков и А. П. Серебровский, не говоря уже о самом наркоме — Г. К. Орджоникидзе. Кудишу, как и Франкфурту, предъявили целый список обвинений. Одно из них бы­ло совершенно нелепым, будто Кудиш построил Медно-горск в форме фашистского знака. Правда, в то время находились те, кто этому верил. В 1937 г. Кудиш был исключен из рядов ВКП(б), а в марте того же года аре­стован. Такова была судьба основателя Медногорска. Репрессии среди хозяйственников носили поистине мас­совый характер. Так из 130 директоров было тогда «за­менено», репрессировано, 92, или 71% их числа. Это был полный разгром хозяйственных кадров.

Настоящий разгул репрессий развернулся после фе-вральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) и особенно после приезда в Оренбург на III пленум обкома партии секретаря ЦК ВКП(б) А. А. Жданова. По его команде было распущено бюро Оренбургского обкома ВКП(б), все члены которого (за исключением А. Ф. Горкина) объявлены «матерыми бандитами, врагами народа». Та­кая же участь постигла секретарей обкома Гришаева Петра Григорьевича, Митрофанова Петра Васильевича, семерых заведующих отделами, двух заведующих сек­торами, многих инструкторов. Из 65 членов пленума 31 был объявлен «врагом народа». Из 55 секретарей горко­мов и райкомов ВКП(б) были разоблачены как «враги народа» 28. Борьба с «врагами народа», их выявление стали тогда, как это ни страшно, важнейшей задачей. Даже в плане отдела социального обеспечения горсове­та на первый квартал 1938 г. ставилась задача «Об оживлении работы секции по вовлечению нового акти­ва и развертыванию выявления врагов народа и чу­жих». Организация, которая призвана защищать инте-

242
ресы пожилых людей, сирот, инвалидов, быть воплоще­нием гуманизма, стала выполнять функции вылавлива­ния и репрессий по отношению к ни в чем не повинным людям.

Среди репрессированных немало было председате­лей райисполкомов, директоров фабрик, заводов, совхо­зов, МТС, председателей колхозов, рядовых тружени­ков. Только в 1938 г. в Оренбуржье были «освобожде­ны» от работы 97 служащих наркомата земледелия, 71 директор МТС, 59 их заместителей по политчасти, 26 начальников политотделов совхозов. Аресты носили массовый характер.

В числе репрессированных наших земляков писате­лей и поэтов были А. И. Завалишин, В. П. Правдухин, В. Ф. Наседкин. Последний был не только другом, но и родственником Сергея Есенина. Чудовищна была рас­права над журналистами области. Из 55 редакторов рай­онных газет подвергнуты репрессиям в 1937—1938 гг. 32. Был объявлен врагом народа талантливый редактор газеты «Оренбургская коммуна» С. А. Колесниченко, исключенный из партии «как не заслуживающий поли­тического доверия». Предателями были объявлены многие сотрудники областной газеты «Большевистская смена», арестованы редакторы «Орского рабочего» А. И. Иванов, А. К. Попов и многие другие.

Только райкомы ВКП(б) Оренбургской области за 1937 г. исключили из партии как «врагов народа» 841 человека и 570 — «за связи и пособничество им». Тер­рор обрушился и на комсомольских работников, и на рядовых членов ВЛКСМ. Был репрессирован весь со­став бюро обкома комсомола. С должности первого сек­ретаря снят и объявлен врагом народа Виктор Калаш­ников, а также второй секретарь обкома ВЛКСМ Пру­саков, вскоре они были арестованы. Ярлык «враг наро­да» был навешен на четырех заведующих отделами об­кома. Только за четвертый квартал 1937 г. были исклю­чены из комсомола в Оренбургской области 1064 юноши и девушки, в основном как «враждебные элементы». С таким клеймом трудно было найти место в жизни.

Волна террора захлестнула и рядовых тружеников. Вопли о врагах народа тогдашнего наркома путей сооб­щения Л. М. Кагановича толкали на упорный поиск и фабрикацию таких дел. На Оренбургской железной до-

243

роге была раскрыта «троцкистская организация». Пер­вая «вредительская группа» на транспорте была «разоб­лачена» в конце 1936 г. Вскоре были расстреляны на­чальник Оренбургской железной дороги Георгий Васи­льевич Подшивалин и начальник политотдела дороги Георгий Евсеевич Чигеров. Затем такая же участь по­стигла и нового начальника Степана Терентьевича Ко-вылкина. По данным Оренбургского центра документа­ции новейшей истории, с июня 1937 по июнь 1938 гг. было уволено с работы на железной дороге 1602 челове­ка, а НКВД арестовало ИЗО «врагов народа», работаю­щих на транспорте.

Жертвами репрессий в тот период стали видные бор­цы за власть Советов на территории края и страны: маршалы А. И. Егоров, В. И. Блюхер, командармы 2-го ранга Н. Д. Каширин, М. Д. Великанов, комкор Г. Д. Гай, председатели Оренбургского губкома и губисполко-ма А. И. Акулов, А. А. Коростелев, С. П. Терехов, П. Д. Каширин, герои Октября и гражданской войны И. Д. Каширин, П. С. Курач, А. Е. Левашов, К. А. Ха-кимов, М. А. Шарапов и многие другие.

Репрессии 1937—1938 гг. в Оренбурге привели к рез­кому ухудшению дел на производстве. План выпуска продукции за 1937 г. был выполнен на 82,4%, а план 1938 г. за 5 месяцев — только на 32%. Срок пуска Ни-келькомбината был сорван. Южуралтяжстрой январ­ский план выполнил только на 56,4%, февральский — на 58,3%, мартовский — на 66,7%. Строительство Бля-винского комбината осуществилось только на 53,4%.

Суровые репрессии не обошли и культуру, и народ­ное образование. Из 25 сотрудников областного отдела народного образования находились под подозрением и следствием 23. Репрессии настигли сотрудников крае­ведческого музея, в результате чего он на несколько лет прекратил свою деятельность.

Установлено, что репрессии в 1937—1938 гг., по данным архива Оренбургского УКГБ, коснулись 12 тыс. оренбуржцев.

ВОПРОСЫ

Каков был размах репрессий в Оренбуржье, когда они начались и кто стал их жертвой?

244

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

С лета 1928 г. Оренбург стал центром округа, кото­рый входил в Средневолжский край. В 1930 г. округа были ликвидированы. На созданный Оренбургский го­рисполком и горком ВКП(б) было возложено руководст­во двумя городскими и двумя сельскими (Оренбургским и Краснохолмским) районами по осуществлению госу­дарственной власти на местах, в колхозах, совхозах, МТС. Это была не шефская работа, а постоянное и не­посредственное руководство. Вопросы жизни села со­ставляли значительную часть всех, постоянно обсужда­емых на заседаниях бюро, пленумах горкома партии, сессиях исполкома и горсовета.

Недород 1927 г. привел к тому, что товарного хлеба в Оренбуржье было получено не 16 млн. пудов, как в 1926 г., а всего только 5 млн. пудов. Переход к чрезвы­чайным мерам в осуществлении хлебозаготовок, навя­занный Сталиным и его окружением, означал отказ от принципов нэпа. Переход к репрессиям вызвал стремле­ние крестьян к сокращению посевов, так как наличие их больше минимальных или средних размеров было небезопасно.

Насильственные меры по отношению к крестьяни­ну стали применяться и в Оренбургском округе. Доку­менты местного Центра документации новейшей исто­рии свидетельствуют о широком применении обысков крестьянских дворов и амбаров, о запрещении торгов­ли хлебом, о конфискации зерна по дороге на рынок, о допросах и репрессиях, об интенсивном применении статьи 107 УК. Народным судам руководство дало команду, чтобы дела по данной статье рассматрива­лись «в ускоренном порядке с обязательной конфиска­цией». Удары репрессий не всегда направлялись про­тив кулаков. Так, в селе Софиевка Шарлыкского рай­она 17 мая 1928 г. суд осуществил санкции по статье 107 к братьям Илье и Михаилу Свиридовым, лишив их свободы на три месяца с конфискацией имущества. У Ильи в хозяйстве было 2 коровы и 1 лошадь, у Ми­хаила — 2 лошади и 1 корова. Их хозяйства никак нельзя было отнести к кулацким. Братья подали обжа­лование в губернский суд, однако кто-то из Оренбург-

245

ского губкома ВКП(б) дал команду приговор оставить в силе.

Аресты применялись и к середнякам, и даже бедня­кам. Практиковались ночные вызовы к уполномочен­ным по хлебозаготовкам, что порождало панику среди сельчан. Для обеспечения хлебозаготовок применялись заградительные отряды, которые препятствовали выво­зу хлеба на рынок. В Шарлыкском и других районах использовалась и такая мера, как снятие сит на мель­ницах, чтобы нельзя было перемалывать зерно на муку. Была установлена норма помола — 4 пуда на едока на 3 месяца, т. е. меньше 700 г на человека в день. Запре­щалась продажа крестьянам промышленных товаров без справок о сдаче хлеба.

Крестьяне стали прятать хлеб, скармливать скоту, отдавать на хранение беднякам. Жители сел Оренбур­жья говорили: «Опять настал 19-й год. Начали отбирать хлеб и ввели непосильные налоги». В письме крестьяни­на Торокина из села Зобова говорилось: «Нет ничего глупее, как насилие в хозяйственных отношениях». В Новопокровском районе из 25 человек, привлеченных по статье 107, большинство были середняки, имевшие «излишки» до 50 пудов, тогда как на одного человека в год необходимо было в среднем 25 пудов. Но ведь в кре­стьянской семье тогда обычно было 4—5 человек.

Положение осложнялось насильственными метода­ми распространения государственного займа. В Илекс-ком районе тех, кто не выкупал облигаций, сажали под арест и держали там до тех пор, пока родственники не вносили полностью соответствующую сумму. Так было и в селе Красноярском Краснохолмского района.

На апрельском, а затем июльском пленумах ЦК РКП(б) был взят курс на форсированную коллективиза­цию. К октябрю 1928 г. в Оренбургском округе было 532 колхоза, объединявших 7237 крестьянских хо­зяйств, или 4,8% от всех. А на пленуме Оренбургского окружкома ВКП(б) 5—7 декабря 1928 г. было принято решение к весне 1929 г. увеличить сеть колхозов и про­стых объединений до 7,2%.

Весной 1929 г. была организована Саракташская МТС. Вслед за ней возникли Переволоцкая, Каргалин-ская, Гамалеевская, Сорочинская. К весне 1930 г. уже имелось 8 МТС, а к концу этого года — 20. При этом 4

246

тракторные колонны были кооперативными. К 1 мая 1930 г. в Оренбуржье прибыло еще 900 тракторов, что позволило увеличить посевные площади.

Любопытны данные о динамике роста коллектив­ных хозяйств по Оренбуржью. В 1927 г. было 185 ком­мун, 383 артели, 761 тоз, 379 машинных товариществ, 573 мелиоративных, 396 животноводческих. Через год стало 373 коммуны, 666 артелей, 3436 тозов, 1270 ма­шинных товариществ, 265 семенных, 360 мелиоратив­ных. Наблюдается значительный рост большинства форм, особенно тозов и машинных товариществ. Были созданы совхозы-гиганты в Каргале и в Бузулукском округе (позднее совхоз Электрозавод), где только под зябь вспахали 10 тыс. гектаров.

Уже на этом этапе складывающаяся командно-адми­нистративная система проявляла себя во всякого рода ограничениях. Так, окружком ВКП(б) осудил построй­ку отдельных домиков, дележ скота и птицы в комму­не «Правда» и предложил изжить эти болезненные ук­лоны. В Переволоцком районе коллективу «Трудовое казачество» было запрещено сдавать землю в аренду.

Первый пятилетний план предусматривал охват колхозами 18—20% крестьянских хозяйств. Коллекти­визация первоначально была рассчитана на 20—25 лет. В Оренбуржье предполагалось, что колхозное поле в 1933 г. составит 28,7% всех посевных площадей.

На ноябрьском пленуме ЦК ВКП(б) в 1929 г. Сталин дал установку на подхлестывание коллективизации. Об этом он писал в своих статьях «Год великого перелома» и «К вопросам аграрной политики СССР». Сложивший­ся к тому времени культ Сталина способствовал абсолю­тизации его высказываний, как важнейших директив партии. Это проявлялось и в. том, что уже тогда шесть колхозов Оренбургского округа носило его имя. О скла­дывании культа свидетельствовало письмо Сталину вто­рой Оренбургской городской партконференции, которое начиналось словами: «Тебе, лучшему ученику Ленина, вождю нашей партии и международного пролетариата». Задания пятилетнего плана, тщательно проработан­ного и весьма напряженного, стали произвольно пере­сматриваться в сторону увеличения. Началась безумная гонка коллективизации. В стране насчитывалось около 30 тыс. тракторов, а уже была провозглашена сплош-

247

ная коллективизация, хотя в колхозах страны к осени

1929 г. находилось всего лишь 7% крестьянских хо­
зяйств. Поскольку соответствующих материальных и
духовных предпосылок было явно недостаточно, в ход
пошли насильственные меры, развернулась кампания
«ударничества» по созданию колхозов.

Оренбургский окружком в декабре 1929 г., отбро­сив прежние решения, распорядился вовлечь к весне

1930 г. 80%, а к осени — 90% крестьянских хозяйств
в колхозы.

Кулацкие хозяйства в 1927—1928 гг. сократились до 1,3%. В период сплошной коллективизации в 1929— 1930 гг. были подвергнуты раскулачиванию 4% кресть­янских хозяйств. Это означает, что более половины рас­кулаченных составляли середняки. К октябрю 1929 г. коллективизация в округе охватила 14,7% крестьян­ских хозяйств.

Под страхом раскулачивания в результате дробле­ния численность крестьянских хозяйств в Оренбуржье с 1928 по 1930 гг. выросла на 50 тыс.

Коллективизация, осуществляемая методом давле­ния и репрессий, вызвала недовольство среди крестьян­ства и нанесла урон сельскому хозяйству. При вступле­нии в колхоз крестьяне забивали скот. Согласно пере­писи 1930 г., поголовье всего скота сократилось на 21%; лошадей — на 10%, крупного рогатого — на 27%, овец — на 19%, свиней — на 73%. В дальнейшем этот процесс продолжался, и в 1931 г. сокращение поголовья составило уже 35,4%, а по пятилетнему плану предпо­лагался ежегодный прирост поголовья на 19,3%. Зерна было заготовлено к концу ноября 1931 г. всего только 42,4% того, что намечалось по Оренбургскому району.

Проявившееся в многообразных формах сопротивле­ние населения заставило Сталина и его окружение «осу­дить» насильственные методы коллективизации. По­явилась его статья «Головокружение от успехов», пори­цавшая командные и репрессивные меры и взвалившая всю вину за их применение на местных работников, но оценившая достигнутый 50% уровень коллективизации как большой успех.

Обычно извращения, допущенные в период коллек­тивизации, оценивались как перегибы, на самом деле это было попрание самих принципов кооперирования. В

результате уровень коллективизации с 81% в марте до­шел к концу мая до 48,5%.

Из урожая 1930 г. в среднем на едока в колхозах Оренбургского района оставалось 13, а на единолични­ка — 10 пудов зерна на год. Это значит, что тогда у кре­стьянина было по полкилограмма зерна на день. Но район должен был сдать еще тысячу тонн зерна, и нор­ма сократилась бы еще больше. Даже в годы граждан­ской войны и продразверстки в среднем у крестьян на едока приходилось 17 пудов хлеба.

Положение рабочих в 1930 г. было не намного луч­ше, чем у крестьян. В Оренбурге, как и в других горо­дах страны, они получали по карточкам, введенным в 1928 г., по 700 г хлеба на день, нормы других категорий населения были еще ниже. В магазинах выстраивались длинные очереди, печеного хлеба в Оренбурге не хвата­ло. Именно в тот период создается система закрытых распределителей. Их тогда в Оренбурге было 16, из них 7 — для железнодорожников. Но и они не гарантирова­ли благополучия в обеспечении рабочих. Так, в столо­вых Оренбурга были периоды, когда отсутствовали жи­ры и крупы. Имелись и большие трудности с топливом. Для оказания помощи в осуществлении коллективи­зации из Оренбурга были посланы в 1929—1930 гг. 1506 коммунистов, а для оказания поддержки во всех видах сельхозработ — 6913 комсомольцев, из них на постоянную работу — 181. Из Москвы и Орехово-Зуево в село прибыло около 400 представителей рабочего

класса.

Шефская работа сосредоточивалась тогда прежде всего на ремонте тракторов. При оренбургских авиама­стерских, артели «Красный партизан», при техникуме механизации сельского хозяйства создавались ударные бригады из рабочих для ремонта сельскохозяйственной техники. Рабочие Оренбурга изготовляли щиты для снегозадержания, оборудовали теплые конюшни, скот­ные дворы, вагончики для полевых станов.

По инициативе авиамастерских, взявших шефство над Сакмарской МТС, предприятия Оренбурга опреде­лили конкретные участки работы: 17-й металлозавод стал шефствовать над Нежинской, паровозоремонтный завод — над Каргалинской, 7-й металлозавод — над Нижне-Павловской МТС и т. д.


248

249

Ветеринарная служба Оренбурга, преподаватель­ский состав зоотехникума периодически проводили профилактические осмотры тягла в колхозах и совхо­зах. В Оренбурге была организована подготовка кадров трактористов. Городские организации оказывали по­мощь в приобретении культинвентаря, в осуществлении агитационно-пропагандистской работы на селе.

Коммунистам и комсомольцам Оренбургского окру­га приходилось участвовать в выполнении известного постановления ЦИК от 7 августа 1932 г. Этот закон был написан собственноручно Сталиным. В народе его назы­вали законом о «пяти колосках». При этом разверну­лись такие «мероприятия», как «позорный столб», «по­казательные процессы». Создавались особые бригады для борьбы с хищениями зерна. Только с января по май 1933 г. в Оренбургском округе были осуждены по это­му закону 353 человека. Среди вынесенных приговоров была и смертная казнь.

Урожайность зерновых в Оренбургском округе в 1932 г. составила только 2—2,5 центнера с гектара, и крестьяне сумели сдать государству только 1 млн. пу­дов. Поголовье скота продолжало снижаться.

В годы первой пятилетки ни увеличение тракторно­го парка, ни расширение посевных площадей не приве­ли к повышению производства зерна.

В 1932—1933 гг. в стране разразился голод, так как был получен меньший урожай, а вывоз зерна за грани­цу не сократился. Голод заставлял принять срочные ме­ры для укрепления колхозного строя, улучшения орга­низации труда. Изменение психологии крестьянства по существу только началось. Не было опыта ведения крупного хозяйства.

Для ликвидации этих трудностей январский пленум ЦК и ЦКК 1933 г. принял решение о создании политот­делов при МТС и совхозах. Среди коммунистов, направ­ленных начальниками политотделов в крае были А. А. Ростовщиков, Н. П. Марков, Т. Ф. Ильин. Первыми по­лучили направление в политотдел секретарь комсо­мольской ячейки электросварочного цеха ПВРЗ Д. Кор­нилов, затем Вошанин и Терехов. Со швейной фабрики отправились на работу в деревню Каширин, Курочкин, Мишанин. Политотделы помогали рационально расста-

250

вить силы, наладить оплату труда в соответствии с лич­ным вкладом.

Однако 1933 г. был в Оренбуржье снова недород­ным. В среднем с гектара собрали по 3—4 центнера. В тот год выселение кулаков, теперь уже с участием по­литотделов, продолжалось. 13 сентября 1933 г. на засе­дании бюро горкома партии совместно с начальниками политотделов МТС обсуждали вопрос о кулацких посе­лениях НКВД и постановили: «Признать, что спецпере­селенцы находятся в исключительно тяжелом положе­нии: поселки не организованы, землянок нет, люди на­ходятся в степи под открытым небом, накануне массо­вых заболеваний». Далее в постановлении отмечалось, что необходимо обеспечить поселки лесоматериалами для строительства землянок, разрешить спецпереселен­цам произвести уборку урожая со своих огородов.

Политотделы при МТС были чрезвычайными, вре­менными органами. Вскоре они были ликвидированы, а в МТС появилась должность зам. директора по полит­части.

Начавшееся в стране в конце августа 1935 г. стаха­новское движение нашло последователей в Оренбуржье. Федор Колесов из Погроминской и Федор Широков из Переволоцкой МТС были первыми стахановцами среди хлеборобов. Их имена стали известны всей стране, их примеру последовали В. Дубский, И. Варакин, Н. Ко-мов, А. Ненашев, А. Оськин, В. Широков и многие дру­гие.

1935 г. стал годом большого урожая в Оренбуржье. Валовой сбор зерна составил 160 млн. пудов. Область дала стране 70 млн. пудов хлеба.

Коллективизация на 1 июля 1935 г. достигла в Оренбуржье 91,7% . Одним из методов активизации ши­роких масс было поощрение лучших коллективов: зане­сение на Красную доску, вручение Красных знамен, на­граждение наиболее инициативных и результативных орденами. Свою роль сыграла организация соцсоревно­вания.

Когда в 1936 г. прославленная трактористка стра­ны П. Ангелина призвала организовать соревнование женских тракторных бригад, первое место в Оренбург­ском крае заняла бригада Анны Лаптевой из Благове­щенской МТС, а затем третье место в стране. После при-

251

зыва Прасковьи Ангелиной: «Девушки, на трактор!»-за его руль в Оренбуржье сели 7059 человек.

Летом 1936 г. в области соревновались сотни меха­низаторов-стахановцев. Одержали победу братья Алек­сандр и Архип Оськины. Они тогда убрали 3058, а 1939 г. за сезон осилили 6012 гектаров.

Отмечая энтузиазм коммунистов и комсомольце! тех лет, нельзя не сказать о господстве командно-адми­нистративной системы, которая с помощью террора и репрессий пыталась жестко регламентировать жизнь простых людей. «Мы имеем уже ряд безобразий, — от­мечалось в докладе секретаря окружкома Акулинушки-на, — которые творятся в колхозах, у колхозников соб­ственный интерес еще не совсем изжит. В Краснохолме колхозники решили оставить по 25 пудов хлеба на едо­ка. По этим настроениям мы должны ударить разверну­той работой».

Тех, кто пытался отстоять интересы колхозни­ков, обвиняли в том, что они являются «кулацкими приспешниками», «оппортунистами». Их исключали из партии, комсомола, увольняли с работы, а позд­нее стали расстреливать как «врагов народа».

3 августа 1933 г. на заседании бюро горкома ВКП(б) было заявлено: «В Черноречье уборка проходит в условиях развертывания классовой борьбы. Здесь классовый враг ударил по коню, конь гробится, ухода за ним нет. В колхозе 2-й пятилетки из 103 лошадей выбыло из строя 38. В этом колхозе выявлено 10 клас­совых врагов — чуждого элемента, начиная с колхозни­ков и кончая учетчиками». Любой промах в работе мог быть тогда расценен как вредительство со всеми выте­кающими из этого последствиями.

Во многих партийных документах тех лет существо­вание единоличного хозяйства рассматривалось как чуждое социальное явление. Так, на бюро горкома 29 декабря 1933 г. секретарь горкома Гришаев подчерки­вал: «Нужно твердо знать, что в СССР нет места для развития единоличного хозяйства. Колхозник, купив­ший лошадь, уже не колхозник. Он будет неизбежно изнутри подрывать колхоз».

Массовые репрессии, насильственные методы кол­лективизации, проведение индустриализации любой це­ной, бюрократизация в руководстве страной и партией

252

являлись серьезным препятствием на пути прогресса страны. И все, что достигалось тогда, было не благода­ря Сталину, а вопреки ему.

ВОПРОСЫ

Когда произошел переход к чрезвычайным мерам в хлебозаго­товках?

Каковы были трагические ближайшие последствия коллекти­визации для сельского хозяйства в 1928—1934 гг.? Когда наметился позитивный сдвиг в развитии сельского хо­зяйства Оренбуржья?

Как подавлялась личная инициатива и продолжалось исполь­зование методов насилия в 30-е годы?

^ СУДЬБЫ КУЛЬТУРЫ В 1928—1940 ГОДЫ

В конце 20-х годов в СССР развернулось форсиро­ванное осуществление «культурной революции».

Индустриализация страны потребовала решающих сдвигов в сфере народного образования. ВКП(б) призва­ла превратить первую пятилетку в важнейший этап ликвидации неграмотности. По призыву ЦК ВЛКСМ начался Всесоюзный поход против неграмотности, пьянства, грязи, неряшливости в быту. Только в Орен­бургском районе комсомольцы создали 32 ликпункта. К концу 1930 г. были обучены грамоте 65 тыс. оренбурж-

цев.

В течение первой пятилетки осуществился переход к всеобщему начальному образованию, а в городах об­ласти — к всеобщему семилетнему. К началу Великой Отечественной войны в Оренбуржье было 355 тыс. школьников, почти в 4 раза больше, чем до Октябрь­ской революции. Количество учителей за это же время возросло примерно в 6 раз. Появились новые технику­мы, научно-исследовательский институт ветеринарии и мясного скотоводства, педагогический и сельскохозяй­ственный институты.

Однако потребность в высококвалифицированных

кадрах не уменьшалась.

Наряду с позитивными сдвигами в культурном стро­ительстве сталинская «культурная революция» вклю­чала в себя чудовищные репрессии против интеллиген-

253

ции, уничтожение целых пластов культуры, ее вершин. В результате погибла значительная часть поколения творческой интеллигенции, в том числе новой — рево­люционной, свято верившей в идеалы Октября и само­отверженно служившей народу. И воплощавшая обще­человеческие ценности старая интеллигенция, и под­линные коммунисты — революционеры-романтики ока­зывались не ко двору.

Среди студентов сельскохозяйственного института «выявили» «подпольную» группу Круглова, издавав­шую «антисоветский» журнал. В 1938 г. оклеветан и расстрелян ученик А. В. Чаянова, заведующий кафед­рой растениеводства профессор С. С. Бажанов. Подвер­глась репрессиям большая часть созданной в 1936 г. при облисполкоме комиссии по охране памятников ре­волюционного движения, гражданской войны, искусст­ва, культуры. Очаги духовной жизни стремительно ис­чезали.

По постановлению ЦК ВКП(б) в 1932 г. были распу­щены все группы и организации в литературе и искус­стве.

В 1935 г. в Оренбурге образовано отделение Союза советских писателей. Активное участие в его создании приняла писательница Л. Н. Сейфуллина, автор попу­лярных повестей «Виринея», «Перегной».

В преддверии 100-летия со дня гибели А. С. Пушки­на в Оренбурге организовали юбилейный пушкинский комитет. Вскоре из 22 членов его 17 были репрессиро­ваны.

На Лидию Сейфуллину обрушился с «марксистской критикой» журнал «На литературном посту».

В 1933—1936 гг. в административной ссылке в Оренбурге находился талантливый писатель Виктор Серж — автор повестей «Полночь века», «Дело Тулае-ва». Он остался в живых лишь благодаря требованиям международной общественности и личному обращению Ромена Роллана к Сталину.

Был расстрелян Михаил Герасимов, наш земляк-бу-гурусланец. Он не входил в Оренбургскую писательскую организацию, но его творчество неотделимо от родного, питавшего душу поэта края. С. А. Есенин писал, что стихи Герасимова «обещают в нем поэта весьма и весь­ма несредней величины среди своих собратий».

254

Литературная жизнь угасала. В 1938 г. для восста­новления Оренбургского отделения Союза писателей из Москвы приехал писатель И. Ф. Жига. Он оказал по­мощь начинающим авторам И. Бортникову, Н. Хохло-ву, А. Возняку и др. С 1938 г. в городе стал издаваться литературно-художественный альманах «Степные ог­ни».

Однако в результате репрессий, ужесточения кон­троля над интеллигенцией прежний, довольно высокий уровень литературной жизни был утрачен. Публиковав­шиеся в конце 30-х годов сочинения имели, в основном, официально-пропагандистский характер.

Идеологизация изобразительного искусства отчетли­во проявилась на выставке картин местных художни­ков, открывшейся 7 ноября 1930 г. в областном крае­ведческом музее. Наиболее тенденциозны были полотна Ольшевского «Колхозница», «Тракторная бригада»; Ку-дашева «Молотьба в коммуне им. Ленина». Это тем бо­лее досадно, что последний в целом был талантливым художником. Коллективизация представлена им как событие, вызвавшее у крестьян лишь чувство глубокого воодушевления и массовый энтузиазм.

Первой попыткой создания художественной летопи­си гражданской войны стали картины мастера баталь­ной живописи Е. А. Тихменева: «Разгром колчаковцев на Салмыше в 1919 г.», «Доставка оружия Красной Ар­мии», «Разгром обоза белых» и др.

Широкое признание получили произведения талант­ливого графика Н. Д. Прохорова. Его лист «Поп, кулак и подкулачник» был приобретен Государственным Рус­ским музеем; цикл рисунков «На торфяных разработ­ках» и иллюстрации к книге Л. Савельева «Комната № 13» экспонировались на международной выставке ис­кусства книги 1932 года. Художник много работал, выполняя задания газет и областного книжного изда­тельства, активно участвовал в праздничном оформле­нии улиц Оренбурга. Среди лучших произведения Н. Д. Прохорова — цикл гравюр и акварелей, посвя­щенных пребыванию в Оренбургском крае А. С. Пуш­кина — «Пушкин и Даль в Оренбурге», «А. С. Пушкин с крестьянами», «Пушкин на базаре» и др.

Поэзией в красках можно назвать пейзажи Н. В. Кудашева, запечатлевшего самые дивные уголки

255

оренбургской природы. Любовью к родному краю про­никнуты не только акварели, но и вся жизнь худож­ника. Десятки деревьев были посажены им в Оренбур­ге и его окрестностях. В шелесте их листвы — мело­дия, исполненная памяти о талантливом и добром че­ловеке.

В конце 30-х годов в областной драматический театр были приглашены художники Д. Н. Фомичев и С. Н. Александров, плодотворно сотрудничавшие более трид­цати лет. Немногие дошедшие до нас театральные эски­зы говорят об их неустанных творческих исканиях, умении воплотить в цвете и пластике образное начало драматического произведения. С. Н. Александров мно­го работал и как живописец-станковист.

Единственным по сути скульптором 30—40-х годов в Оренбурге был Г. А. Петин. Ученик сапожника, затем бетонщик, штукатур, лепщик Гаврила Алексеевич бла­годаря редкому дарованию и гигантскому трудолюбию вырос в течение второй половины 30-х годов в самобыт­ного мастера пластического искусства.

В конце 20-х годов начале 30-х становятся более ожесточенными идеологические атаки на «буржуазные тенденции» в музыкальном искусстве. В связи с этим в местных газетах появились обличительные материалы. В одном из них преподаватели Оренбургского музы­кального техникума с негодованием объявляли бойкот «произведениями Рахманинова, как ... выражающим упадническую идеологию мелкобуржуазного мещанст­ва».

С волной ненависти столкнулась артистка Снежин-ская на вечере работников искусства 11 апреля 1931 г., где она читала стихотворения Игоря Северянина и при­зывала к примирению враждующих слоев общества. Артистку немедленно обвинили в забвении классовой борьбы и в проповедовании эсеровщины. И. Северянина при этом окрестили «белым поэтом, певцом прогнив­шей богемы».

Характерной чертой театра с конца 20-х годов стало обращение к образам современников. При областном драматическом театре был организован художествен­ный совет, в который вошли представители партийных, советских и профсоюзных организаций. Вопрос о репер­туаре был главным на его заседаниях. В результате уже

в 1928 г. из 25 пьес, включенных в репертуар предсто­явшего сезона, 11 были советскими. В этот период по­ставлены спектакли «Темп», «Поэма о топоре», «Мой

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов