Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница2/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

^ В эпоху «Великого переселения народов»

Передвижения с одной территории на другую, мас­совые миграции населения были характерной чертой древности. Особенно это было свойственно азиатским кочевникам, у которых при кочевом скотоводстве, тре­бовавшем значительных пастбищ, любой демографичес­кий скачок создавал относительное перенаселение и вы­нуждал жителей совершать далекие, полные опаснос­тей перемещения.

Начало великому переселению народов положили


10

11

гунны, хлынувшие в конце IV в. за пределы Средней Азии на запад, вытеснив из степей аланов (поздних сар­матов). Гуннское нашествие, массированное и опусто­шительное, по своему размаху сравнимо только с наше­ствием монголов в XIII в. Стремительно форсировав ре­ки Яик (Урал), Волгу, Дон, они в 375 г. наголову раз­били находившихся в приазовских и причерноморских степях остготов. Достигнув Днепра, гунны разбили го­тов, незадолго до этого переселившихся сюда с южного побережья Балтики. Скоро гунны заняли Паннонию (территорию современной Венгрии) и основали свою державу во главе с Атиллой.

Проходя по степям Приуралья и Нижнего Повол­жья, гунны сгоняли прежнее население, частично увле­кая его за собой, частично истребляя и обращая в раб­ство. Полагают, что в составе гуннских орд были неко­торые угорские племена Приуралья.

Новая мощная волна перемещений кочевых племен из заволжских степей на запад приходится на IX сто­летие. Под давлением печенегов, кочевавших в прикас­пийских степях, угорские племена мадьяр в начале это­го века уходят из Южного Приуралья за Волгу, в юж­но-русские степи. Но вскоре под натиском печенегов, появившихся в низовьях Днепра, они движутся дальше на запад и в конце IX в. поселяются на среднем Дунае, на территории современной Венгрии.

Кочевники-скотоводы, входившие в печенежский со­юз и называвшиеся «башкорт» (башкиры), в VIII—IX вв. продвинулись на север и заняли бассейн реки Белой. Они постепенно ассимилировали местное финно-угор­ское население, передав ему свой язык и название. По­бывавший в Волжской Булгарии в 922 г. арабский пу­тешественник Ибн-Фадлан в своих записках упомянул страну народа из тюрок, именуемых «башкирд». Но еще в XIII в. в Европе знали о существовании далеко на Востоке «Великой Венгрии», что отразилось в отчетах знаменитых путешественников-монахов Плано Карпи-ни и Гильома Рубрука. Венгров-язычников нашел по­бывавший здесь венгерский монах Юлиан.

Половцы, именуемые западноевропейскими автора­ми команами, а восточными — кыпчаками, первона­чальные кочевья имели на Иртыше, в степях восточно­го Казахстана. В первой половине XI в. они по уже сло-
жившимся традиционным путям, проложенным в тече­ние многих столетий ордами кочевников, также двину­лись на запад. Половцы быстро вытеснили печенегов и торков, и вскоре Киев, которому казалось, что «страш­нее печенега зверя нет», столкнулся с еще более опас­ным врагом — половчанином. Началась долгая борьба Руси с Половецкой степью. Это были годы, полные дра­матизма и крови, когда успешные походы в степь чере­довались с горькими поражениями.

Но не все половецкие племена переселились к запа­ду от Волги. Немало их продолжало кочевать в заволж­ских и казахстанских степях. Арабские, персидские и другие средневековые авторы обширную степную об­ласть от Днепра до Иртыша и Средней Азии именуют Дешт-и-Кыпчак, т. е. Половецкая степь. В ее состав входили и наши, южноуральские степи. У половцев, как и у их предшественников на юге Восточной Евро­пы, не было единого государства. На больших степных пространствах периодически складывались отдельные племенные объединения во главе с ханами. Условно вся Половецкая степь делилась на две части: Западный и Восточный Дешт. Граница между ними проходила по реке Яик.

Половцы, входившие в Восточный Дешт, оказали заметное влияние на формирование башкирских пле­мен Приуралья. Археологические и письменные источ­ники позволяют воссоздать характерные черты хозяйст­венного уклада и духовной жизни половцев, а также печенегов, гузов и др., объединенных в археологичес­кой науке термином «поздние кочевники».

Имея много общего в жизни и быту с ранними ко­чевниками — скифами и сарматами — поздние кочев­ники имели и отличительные черты: вошли в употреб­ление конские седла со стременами, вместо длинного сарматского меча стала применяться в бою более легкая и удобная сабля, изменились формы лука и наконечни­ков стрел. Для перевозки семей половцы применяли не телеги, как сарматы, а передвижные разборные юрты, наподобие тех, что будут потом у казахов.

При исполнении погребального обряда половцы ста­вили на могилах или соседних с ней холмах и возвыше­ниях грубо высеченную из камня фигуру человека — «каменную бабу». Такие скульптуры находили и про-

должают находить в южнорусских и заволжских сте­пях. Немало их затеряно, засыпано землей, разбито, уничтожено. В 1967 г. у села Петропавловка Новосер-гиевского района Оренбургской области такая фигура человека была случайно обнаружена при распашке по­ля. В стене школьного сарая в селе Степановка Перево-лоцкого района была найдена голова «каменной бабы». Эти и другие подобные находки были переданы в обла­стной краеведческий музей.
В составе Золотой Орды

В XIII в. по территории Азии, Восточной и части За­падной Европы прокатилось еще одно массированное вторжение азиатских кочевых племен — монголов. Опустошительные завоевания тяжело отразились на жизни многих народов и государств. Были разорены и сожжены города Средней Азии, под ударами полчищ Батыя погибла Волжская Булгария, превращены в пе­пелища многие города и селения Руси. В значительной мере было истреблено население половецких степей, а то, которое осталось, было обращено завоевателями в рабство, включено в состав образовавшегося в 1242 г. нового государства — Золотой Орды. Многие районы Половецкой степи запустели, получив название «Дикое поле».

Золотая Орда включала огромную завоеванную тер­риторию от нижнего Дуная на западе до Иртыша и То­бола на востоке, от нижней Камы и Южного Урала на севере до Арала на юге. Однако между ее частями и об­ластями не было тесной связи, единства. Уже с конца XIV в., после поражения в Куликовской битве, Золотая Орда начинает дробиться на части: отдельные ханства и орды.

Основную массу населения Золотой Орды составля­ли жившие в степях еще до прихода завоевателей по­ловцы (кыпчаки). Монголы же быстро ассимилирова­лись, растворились в половецкой среде, забыв свою культуру и язык. Этому способствовало и принятие в начале XIV в. новой религии — ислама. Процесс тюр-кизации пришлого монгольского населения происходил по всей Золотой Орде.

На степных просторах Заволжья в золотоордынское

время долго не было городов, что вполне соответствова­ло кочевому способу ведения хозяйства. Но в XIV в. при ханах Узбеке и Джанибеке в Орде начинают возни­кать поселения и города, создаваемые завоеванным оседлым населением и переходившими к оседлости ко­чевниками.

В источниках упоминается город Сарайчик, нахо­дившийся в Заволжье на Яике (его следы сохранились у села Сарайчиково к югу от Уральска). Он был важ­ным административным и торговым центром, связую­щим звеном между Золотой Ордой и Средней Азией. Здесь чеканили монету, имевшую хождение во всем ре­гионе. Подтверждением этого являются находки кладов монет. Так, по сообщению газеты «Оренбургские гу­бернские ведомости», в Бузулукском уезде в 1847 г. был найден клад из 1572 монет на правом берегу реки Большой Уран (ныне — окрестности села Ключевка Но-восергиевского района).

Внутренне непрочная, раздираемая на части посто­янными междоусобицами феодальной аристократии в борьбе за власть Золотая Орда с конца XIV в. вступила в период своего распада. Этому способствовали пораже­ния ордынцев от русских на Куликовом поле в 1380 г. и от войск Тимура (Тамерлана) в 1391 и 1395 гг. Поход Тимура в 1391 г. связан с Оренбургским краем. Войско грозного среднеазиатского правителя, двинувшееся из Ташкента в северном направлении, спустя несколько месяцев пути по степям в конце мая 1391 г. подошло к Яику. Переправа состоялась выше того места, где ныне располагается город Орск, хотя есть предположение, что Тимур преодолел Яик где-то в районе нынешнего села Красногор. Через несколько дней, форсировав реки Сакмару, Ик, войска Тимура вышли на речку Кундур-чу (ныне в Самарской области). Здесь 18 июня 1391 г. произошло ожесточенное сражение с золотоордынски-ми войсками хана Тохтамыша, в котором последние бы­ли наголову разбиты. Победителю Тимуру досталась большая добыча: тысячи пленных, огромное количест­во коней.

В первой трети XV в. золотоордынская держава окончательно распалась на ряд отдельных владений. Возникли Казанское, Астраханское, Крымское, Сибир­ское ханства, Ногайская орда. Последняя получила

свое название от имени одного из ордынских предводи­телей — Ногая, кочевавшего с группой племен на юго-востоке по степям междуречья Волги и Яика. В ее со­став входили различные тюркские (кыпчакские) и тюр-кизированные монгольские племена (мангыты и др.) В середине XVI в. Ногайская орда разделилась на три ча­сти: несколько улусов откочевали в приазовские и севе­рокавказские степи и образовали там Малую ногайскую орду; другая группа ушла дальше на восток на реку Эм-бу; оставшиеся в заволжских степях улусы стали назы­ваться Большими ногаями. С ними-то и связана исто­рия нашего края в течение полутора столетий. Ногай­ские кочевья временами доходили до среднего течения Яика и Самары. Приняв в 1557 г. российское подданст­во, Большая ногайская орда во многом еще сохраняла самостоятельность и вела себя достаточно агрессивно.

Основание в 1586 г. города Самары положило нача­ло включению Заволжья в состав Российского государ­ства и усилило его контроль за положением в ногай­ских кочевьях.

В первой половине XVII в. обстановка в Заволжье обострилась, У ногайцев появился новый опасный про­тивник — кочевники-калмыки, вторгшиеся с востока. Под их натиском большинство улусов Больших ногаев покинуло заволжские степи и откочевало к Приазовью и Северному Кавказу, в районы кочевий Малой ногай­ской орды. После ухода ногайцев степные просторы За­волжья обезлюдели. Посетивший эти места в середине 30-х годов XVIII в. англичанин Джон Кэстль писал: «Эта страна кругом пустынна и необитаема. Поэтому тогда, когда увидишь людей, то это обычно оказывают­ся киргизские или башкирские разбойники».

Башкиры, известные по письменным источникам с X в., занимали лесостепные и лесные районы Южного Урала. Южным пределом башкирских кочевий и полу-коневых поселений, как полагают, были реки Самара и Сакмара. Те из башкир, которые появлялись для зверо­ловства на берегах Яика, сталкивались здесь с казаха­ми, кочевавшими по левобережью и в глубине степей.

Процесс формирования казахского этноса занял длительное время. Он происходил еще в золотоордын-ские времена и особенно усилился после распада этого государства. В рамках образовавшихся Ногайской орды
и Узбекского ханства в этом процессе участвовали пле­мена кыпчаков, аргыны, карлуки, канглы, найманы и некоторые монголоязычные племена, ассимилирован­ные местным населением. В XVI в. в основном заверша­ется консолидация казахской народности и образование Казахского ханства. Вначале население ханства назы­вали то узбеками, то казахами, а часто и узбек-казаха­ми. В середине этого столетия состав казахов пополнил­ся племенами, перекочевавшими из-за Урала после рас­пада Ногайского ханства, а также родоплеменными группами из Сибири и восточного Семиречья. В составе казахской народности исторически сложились три группы племен, каждая из которых была спаяна общи­ми интересами кочевого хозяйства и обособлена терри­ториально. Они получили названия жузов. Старший жуз локализовался в Семиречье, Средний — в цент­ральных районах казахстанских степей, а Младший — в западном Казахстане. В начале XVIII в. кочевья каза­хов Младшего жуза под давлением джунгарского наше­ствия вплотную приблизились к Яику.

^ Русские на Яике

Появление русских в заволжских степях стало воз­можным лишь со второй половины XVI в., когда после завоевания Казанского ханства войсками Ивана IV были устранены преграды продвижению на восток. В состав России добровольно вошла Башкирия и признала под­данство Ногайская орда. Важное значение для включе­ния Заволжья и Приуралья в состав Российского госу­дарства имело строительство городов и укреплений, со­оружение оборонительных линий, заселение их русским служилым и земледельческим населением. По инициа­тиве царских властей в 1574 г. была основана Уфа, в 1586 г. — Самара, в XVII в. сооружена Закамская укреп­ленная линия с целой цепью городов и крепостей.

Эта колонизация, проводившаяся по инициативе и на средства государства, дополнилась колонизацией вольнонародной, когда на восток, в Заволжье в поисках свободы от феодального угнетения устремлялись всевоз­можные беглые люди, пополнявшие ряды формирую­щегося на Яике вольного казачества и населения ново-построенных крепостей.


16

17


Первые казачьи городки и их первопоселенцы на бе­регах Яика появились в 1586 г., когда в связи с заклад­кой города Самары ватаги вольных волжских казаков, укрывавшихся в Жигулевских горах на Самарской лу­ке, вынуждены были искать себе новое пристанище в необжитых местах, подальше от царских воевод. Их выбор пал на реку Яик, богатую прекрасной рыбой, ди­чью, пастбищами и сенокосными угодьями. Приволь­ные берега этой реки были тогда безлюдны. Весной это­го года отряд волжских казаков численностью от 500 до 700 человек на речных судах, а некоторые сушей на ко­нях двинулся вверх по реке Самаре. Дойдя почти до ее истоков, казаки переволокли свои струги в протекав­шую неподалеку речку Камыш-Самару, правый приток Яика, и по ней вышли на славную реку в надежде най­ти здесь себе новое пристанище. Проплыв вниз по Яику несколько десятков верст, они остановились на боль­шом лесистом острове, образованном двумя рукавами реки, и решили закрепиться в этом достаточно безопас­ном месте. Оттуда открывались пути вниз и вверх по Яику, а по впадающему здесь Илеку — в глубь заяиц-кой степи.

О том, что казаки закрепились здесь и построили казачий городок, свидетельствует составленная в конце XVI в. первая русская карта страны «Большой чер­теж», дошедшая до нас лишь в описании. В ней отме­чено, что на Яике, у устья Илека находится остров Кош-Яик, а на нем Казачий городок. Кош-Яик в пере­воде с тюркского — двойной Яик, разделенный на два рукава, между которыми и лежал указанный остров.

В этом же году казаки совершили набег на ногай­ские улусы и вернулись с богатой добычей, захватив около 300 пленных, 3 тысячи голов скота, 15 панци­рей. В числе пленников оказалась и сестра князя Уру-са. В ответ ногайцы подступили к казачьему городку, стремясь разгромить его. Но все их приступы были от­биты.

На Яике тогда было заложено еще два казачьих го­родка. История сохранила имена некоторых казаков-первопоселенцев на Яике: атаманы Матюша (Матвей) Мещеряк, Ермак Петров, Артюха Болдырев, Никита Ус, Богдан Барабаш, Иванко Дуда, Нечай Шацкий, Якуня Павлов, Первуша Зезя, Янбулат Ченбулатов.

Как видим, преобладали славянские — русские и укра­инские — имена, прозвища и фамилии.

Поселение казаков на Яике имело важное последст­вие. Вслед за ними на восток и юго-восток устремляют­ся массы переселенцев, в основном русских, что ведет к заселению края и включению его в состав Российского государства.

Отдельные казачьи отряды и городки постепенно объ­единяются в единое Яицкое войско с центром в Яицком городке (ныне город Уральск), основанном в 1613 г. Ка­зачий же городок Кош-Яик в 1614 г. был оставлен ка­заками. Лишь в 1737 г. в этом районе возникло новое поселение — Илекский городок, вошедший в состав Оренбургской укрепленной пограничной линии (ныне село Илек — центр одноименного района Оренбургской области).

Длительный исторический путь, пройденный на­шим краем за последние четыре тысячи лет, свидетель­ствует о том, что обширные степные пространства При-уралья с глубокой древности были освоены и обжиты человеком, что здесь формировались и веками сущест­вовали, сменяя друг друга, самобытные и разнообраз­ные культуры народов древности и средневековья.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Расскажите о древних городах на Южном Урале.

Какова материальная и духовная культура сарматов?

Опишите народы и племена, обитавшие в нашем крае в эпоху

средневековья.

18

^ ПЕРВЫЕ ШАГИ

ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Новая страница в истории Оренбургского края от­крывается с середины 30-х годов XVIII в., и связана она с деятельностью Оренбургской экспедиции, которая осуществила практическое включение в состав Россий­ского государства обширнейших пространств Южного Приуралья и Казахстана, открыв возможности для их широкого освоения и развития.

Еще со времен Петра Великого Россия проявляла интерес к прокладыванию путей в Среднюю Азию.

В 1731 г. Малая киргиз-кайсацкая (казахская) орда во главе с ханом Абулхаиром добровольно вступила в российское подданство, надеясь найти в ее лице надеж­ную защиту от нашествия джунгар. В связи с этим обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов (1695—1737), видный русский ученый-географ, карто­граф, экономист, автор первого отечественного эконо­мико-географического описания России «Цветущее со­стояние Всероссийского государства» (1727), разработал обстоятельный проект-обоснование специальной экспе­диции «Изъяснение о киргиз-кайсацкой и каракалпак­ской ордах». В нем автор подробно описал казахстан­ские и каракалпакские земли: природные условия, по­лезные ископаемые, торговые пути, — доказывая воз­можности и выгоды установления торгово-экономичес­ких связей России с этими народами и странами. Во второй части «Изъяснения» обосновывались необходи­мость и задачи специальной экспедиции на Яик, к гра­ницам Казахстана. Центральным пунктом проекта бы­ло основание в устье реки Орь нового города-крепости и

цепи укреплений по Яику и другим рекам, которые со­ставили бы пограничную линию. Это, по мнению Кири­лова, обеспечило бы прочное закрепление России на юго-восточных рубежах и открывало пути в Среднюю Азию и даже далекую Индию. В проекте предусматри­валось основать порт на Аральском море в устье Сыр-Дарьи, доставить туда корабли, привезенные в разо­бранном виде из намечавшегося к постройке Оренбурга.

Сенат рассмотрел и 1 мая 1734 г. утвердил проект, выделив средства на снаряжение экспедиции, рабочую силу и вооруженную охрану. В целях секретности экс­педиция сперва называлась «Известной», а затем стала именоваться «Оренбургской». Начальником ее был на­значен И. К. Кирилов, получивший широкие полномо­чия в «Новой России» — Оренбургском крае. По его предложению будущему городу была дана особая «При­вилегия», подписанная 7 июня 1734 г. императрицей Анной Иоановной. В ней городу давалось имя — Орен­бург и предоставлялись существенные льготы и преиму­щества.

Энергичными действиями в короткий срок И. К. Кирилов сформировал экспедицию численностью около двухсот человек и военный отряд — около двух с поло­виной тысяч человек. Среди участников были специа­листы различного профиля, в том числе известные уче­ные: астроном и математик Д. Эльтон, ботаник И. Г. Гейнцельман, геодезисты П. Чичагов, А. Клешнин, М. Пестриков, живописец Д. Кэстль, специалисты-ру­дознатцы, студенты Славяно-греко-латинской акаде­мии. В качестве бухгалтера в экспедицию входил П. И. Рычков, вскоре прославивший себя как выдающийся исследователь Оренбургского края. Понимая государст­венную важность и научную ценность экспедиции, изъ­являл желание участвовать в ней и М. В. Ломоносов, но его стремление не осуществилось.

Весной 1735 г. из Уфы, которая стала опорной ба­зой, экспедиция И. К. Кирилова отправилась на юг, к Орскому устью. Медленно продвигаясь по территории Башкирии вдоль западных склонов Уральского хребта, она в начале августа достигла намеченного места, и 15 августа при впадении Ори в Яик была заложена неболь­шая крепость «о четырех бастионах, с цитаделью ма­лою на горе Преображенской». Две недели спустя нача-

ли строить и сам город Оренбург, переименованный по­том в Орскую крепость.

Закладка города имела важное значение и далеко идущие последствия для страны. Понимая это, И, К. Кирилов писал в донесении в Сенат, что «Новая Россия» впредь не меньше почетна быть может иных от европей­ских держав сысканных новых же и прославленных ме­таллами и минералами земель». И действительно, прой­дет 10—15 лет и в новоприсоединенном крае заработают многие горные заводы, соляные и другие промыслы. Южный Урал, вслед за Средним, станет крупным цент­ром металлургического производства и внесет весомый вклад в превращение России во второй половине XVIII в. в крупнейшего производителя металлов.

Осенью следующего 1736 г., Кирилов заложил целую цепь укрепленных населенных пунктов по Яику, Самаре и Сакмаре, которые должны были защитить новоприсое-диненные земли от набегов степных кочевников.

Деятельность экспедиции, присутствие здесь доста­точно большого военного отряда вызвали беспокойство и тревогу местного башкирского населения, вполне ос­новательно опасавшегося проникновения и закрепле­ния здесь царской администрации, российского дворян­ства и купечества, что привело бы к отторжению луч­ших башкирских земель, богатых лесами, рудами и ми­нералами. В ответ на деятельность экспедиции и за­кладку Оренбурга началось башкирское восстание, про­должавшееся в перерывами с 1735 по 1740 гг.

В трудных условиях противодействия части местно­го населения, нехватки продовольствия, материальных средств экспедиция продолжала работу как по заклад­ке новых населенных пунктов, так и по исследованию природы и недр края. Кирилов, руководивший до этого крупными работами по составлению карт и общего ат­ласа России, прежде всего обратил внимание на карто­графические работы. На основе проведенных топогра­фических съемок были составлены первые географиче­ские карты значительных участков территории вдоль Яика и Белой, где обозначены реки, озера, леса, степи, населенные пункты, дороги и другие объекты. Экспеди­ция проводила поиски полезных ископаемых, особенно рудных месторождений меди, железа, драгоценных ме­таллов. Для этой цели Кирилов затребовал из Екате-

ринбурга горного офицера с помощниками. И результа­ты не замедлили сказаться. У Сакмарского городка Та-бынска и на реке Большой Ик нашли медную руду, ме­стами выходящую на поверхность. Стремясь как можно быстрее начать добычу и выплавку меди, уже в 1736 г. начали строить недалеко от Табынска казенный Воскре­сенский медеплавильный завод.

Участники экспедиции обследовали богатейшее Илецкое месторождение соли, начали добычу и отправ­ку ее в Уфу. Образцы этой высококачественной соли, а также яшмы, мрамора, агата и других южноуральских горных пород были доставлены в Петербург, в Акаде­мию наук. Ботаник И. Г. Гейнцельман первым изучил флору края, собрал ценный гербарий, включавший 400 видов растений. Астроном Джон Эльтон и другие участ­ники экспедиции наблюдали в начале 1736 г. в Уфе лунное затмение. Проводились и другие исследователь­ские работы, положившие начало научному изучению Оренбургского края.

В разгар своей деятельности руководитель экспеди­ции И. К. Кирилов, не успев многое завершить из нача­того и задуманного, в апреле 1737 г. умер в расцвете сил от тяжелой болезни. После Кирилова на пост на­чальника Оренбургской экспедиции, которая стала на­зываться комиссией, был назначен не менее яркий и та­лантливый человек Василий Никитич Татищев (1686— 1750) — основоположник исторической науки в России, географ, государственный деятель, руководитель ураль­ских горных заводов, основатель Екатеринбурга. Он продолжил созидательную деятельность экспедиции по закладке новых и строительству уже основанных горо­дов, крепостей, форпостов, редутов. В 1738 г. Татищев вел переговоры с ханом Малой орды Абулхаиром в Оренбурге (Орске) и, заручившись его поддержкой, сна­рядил первый торговый караван в Среднюю Азию. Най­дя неудачным выбор Кириловым места для закладки Оренбурга, Татищев предложил перенести столицу края на новое место, на 150 верст ниже по течению Яика в урочище Красная гора. Указом правительства от 20 ав­густа 1739 г. это предложение было принято, и предпи­сывалось осуществить строительство Оренбурга на но­вом месте, а прежний Оренбург называть Орской кре­постью. Однако отозванный в начале 1739 г. в столицу

В. Н. Татищев не смог реализовать свой план, и Орен­бург на этом месте так и не был построен.

В. Н. Татищев продолжил начатые его предшест­венником исследовательские работы в крае. Покинув край, Татищев не порвал связи с ним. Он вел ожив­ленную переписку с П. И. Рычковым и некоторыми



В. Н. Татищев

другими оренбуржцами. Тонкий политик, он ста­рался не жестокостью, а гуманным отношением, ус­тупками умиротворить край, погасить пламя вос­стания в Башкирии. Тати­щев требовал от чиновни­ков доброго отношения к башкирскому населению, пресекал злоупотребления местной администрации. За грабеж капитан Жит­ков, по настоянию Татище­ва, был приговорен к смертной казни, за взятки и казнокрадство предан су­ду уфимский воевода Ше­мякин; Татищев пресек грубое самоуправство Тевкелева и других чиновников, чем нажил себе немало врагов, которые, в свою оче­редь, обвинили его во многих злоупотреблениях и по­слали донос в Петербург, что и послужило причиной отстранения Татищева от должности начальника Орен­бургской комиссии.

Новый начальник комиссии князь В. А. Урусов про­явил необычайную жестокость, огнем и мечом наводя «порядок» во вверенном ему крае, что вызвало новую вспышку восстания в Башкирии. Урусов бросил на его подавление около 6 тысяч человек с артиллерией. За­хваченные в плен участники восстания были подвергну­ты жестокой экзекуции.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

В чем заключались причины и обстоятельства создания Орен­бургской экспедиции?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов