Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница7/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

70

71

пять уральских, пятнадцать башкирских, два тептяр-ских и один калмыцкий.

Оренбургский атаманский полк действовал в блока­де и взятии сильной крепости Данциг. Пять урядников были произведены в офицеры, а четырнадцать рядовых казаков удостоены военных наград. Полк некоторое время находился в составе гарнизона Данцинга, а во второй половине 1814 г. отправился домой.

Третий оренбургский казачий полк участвовал в бит­ве под Лейпцигом, в сражениях при Веймаре, Франк-фурте-на-Майне, во взятии Берлина и Парижа. По воз­вращении в пределы России эти полки использовались командованием для охраны западных границ от Гродно до Бреста, и домой они вернулись лишь в 1821 г.

Являясь глубоким тылом, Оренбуржье оказало не­малую материальную помощь фронту. На Меновых дво­рах Оренбурга и Троицка были закуплены десятки ты­сяч казахских и башкирских лошадей. В марте 1813 г. оренбургскому губернатору было ассигновано на закуп­ку лошадей 200 тыс. рублей. За недоимочных рекрутов было взято 2124 лошади, башкиры пожертвовали 4139, калмыки — 930 лошадей. Немаловажное значение для снабжения армии имела и другая товарная продукция, поступавшая в Россию через оренбургский рынок. В 1811 г. здесь было принято заграничных товаров на сумму 3,2 млн. рублей, отпущено за границу на 1,8 млн. рублей.

Проводились сборы пожертвований. Мещане и куп­цы Оренбурга и Бузулука на снабжение лошадьми и уп­ряжью Костромского пехотного полка выделили 1875 рублей. В пользу воинов, «положивших живот свой за отечество, раненых и всех тех, кои потерпели бедствие от неприятеля», жители Оренбурга внесли 7240 руб., Уфы — 565, Челябинска — 990, Стерлитамака — 49, Бирска — 165, крепости Верхнеозерной — 40, а всего с уездами — 10613 рублей.

С крепостных крестьян края помещики собирали в счет пожертвований на войну по 1 руб. с души, что со­ставило около 60 тыс. рублей. Само же местное дворян­ство, имея огромные доходы с имений, внесло лишь 3493 рубля. Иными словами, не дворянство, а трудовой народ вынес основное бремя тягот войны.

Оренбургский край использовался правительством

как место ссылки военнопленных наполеоновской ар­мии, которых направляли сюда большими партиями и размещали по гарнизонам пограничной линии. Во вто­рой половине 1812 г. прибыло 923 рядовых и 14 офице­ров, затем еще 492 рядовых и 15 офицеров. Местным властям предписывалось «присматривать за поступка­ми... военнопленных французов». Некоторые из них пытались бежать в казахскую степь и Бухару, другие впоследствии вернулись на родину, но определенная часть военнопленных была зачислена в Оренбургское казачье войско. К концу XIX в. среди оренбургских ка­заков насчитывалось 48 французских фамилий — по­томков пленных французов.

Один из причисленных в Оренбургское казачье вой­ско Дезире Дандевиль долгое время состоял младшим учителем французского языка в Оренбургском Неплюев-ском училище. Его сын Виктор окончил это училище (корпус), затем — Военную академию; в 1859 г. он руко­водил экспедицией на восточное побережье Каспийского моря, а впоследствии был произведен в генералы и ут­вержден наказным атаманом Уральского казачьего вой­ска, отличился в русско-турецкой войне 1877—1878 гг.

Память об Отечественной войне хранят некоторые географические названия на карте современных Орен­бургской и Челябинской областей: Бородинское, Тару­тино, Кульм, Бриенн (Бриент), Лейпцигский, Париж, Берлин, Фершампенуаз и др.

Отечественная война 1812 г. оставила глубокий след в сознании народа. В. Г. Белинский писал, что «12-й год, потрясши всю Россию из конца в конец, пробудил ее спящие силы и открыл в ней новые, дотоле неизве­стные источники сил.., возбудил народное сознание и народную гордость». Народы России героически отстоя­ли национальную независимость своей Родины и воз­главили освободительное движение в Западной Европе против наполеоновского владычества.

Отечественная война способствовала единению всех народностей России.

ЗАДАНИЕ

Подготовьте сообщения по книге «Любовь и Восток» об орен­бургских губернаторах Г. С. Волконском и П. П. Сухтелеяе, внесших вклад в победу над наполеоновскими войсками.

72

^ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

ОТЗВУКИ ДВИЖЕНИЯ ДЕКАБРИСТОВ

Народ, освободивший страну от французского наше­ствия, надеялся и на свое освобождение от крепостни­чества. Но возвращаясь домой, большинство воинов должно было снова нести ярмо крепостного гнета, тер­петь помещичий произвол. Не случайно, что после вой­ны 1812 г. в среде передовых людей русского общества с большой силой проявились освободительные идеи и умонастроения, вылившиеся в движение декабристов. Видный деятель этого движения Александр Бестужев писал: «Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу, тогда-то пробуди­лось во всех сердцах чувство независимости, сперва па­триотической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России».

Восстания 14 декабря 1825 г. в Петербурге и Черни­говского полка на юге страны были подавлены прави­тельственными войсками. Но передовые идеи «героев 14 декабря" не умерли с разгромом восстания, а про­должали жить и распространяться вширь, вплоть до са­мых отдаленных уголков великой страны. Идеи декаб­ристов имели своих сторонников и продолжателей в ок­раинном Оренбуржье.

Здесь среди передовой части дворянской и разно­чинной молодежи в те годы распространялись свободо­любивые, демократические идеи и убеждения, проявля­лось стремление быть готовым к борьбе за освобожде­ние народа от крепостничества и деспотизма. В Орен­бурге оформилась тайная организация, ведущая свое начало от местного отделения масонского Московского

74

новиковского общества, возникшего в конце XVIII в. К сожалению, имена основателей этого общества не най­дены. Известно лишь, что в первое десятилетие XIX в. его душой, признанным руководителем был Павел Ели­сеевич Величко, занимавший пост директора Оренбург­ской таможни, а затем — начальника Оренбургского таможенного округа. Он имел широкие связи и возмож­ности вовлечения в организацию людей надежных, сво­бодомыслящих. Среди соратников Величко выделялись офицер Александр Лукич Кучевский, служивший в чет­вертом Оренбургском линейном батальоне, и Александр Павлович Величко, сын руководителя, магистр физики и математики.

Новая страница в истории тайного общества связана с именем Петра Михайловича Кудряшева, возглавивше­го его после смерти П. Е. Величко. П. М. Кудряшев (1797—1827) — выходец из солдатской семьи. В восем­надцатилетнем возрасте поступив на службу, он выпол­нял работу бригадного писаря, аудитора линейного ба­тальона. Человек одаренный, он рано проявил склонно­сти к литературе, восточным языкам, истории, этногра­фии. Литературная деятельность Кудряшева широко развернулась в Оренбурге, куда он был переведен в 1822 г. из Верхнеуральска на должность аудитора ордо-нансгауза (чиновника по судебным делам при коменда­туре). В Оренбурге он написал большинство своих по­этических и прозаических произведений.

Творчество Кудряшева богато и многообразно. Здесь повести и рассказы из жизни народностей Оренбургско­го края, множество стихотворений, этнографические очерки и статьи, работы исторического характера и произведения для детей. Сочинения оренбургского ли­тератора печатались и были благожелательно встрече­ны общественностью во многих столичных журналах и альманахах: «Вестник Европы", «Отечественные запис­ки», «Благонамеренный» и др. Они проникнуты горя­чей любовью к людям, угнетенному многонационально­му крестьянству края. Известность получили башкир­ская повесть «Абдряш», татарская «Искак», калмыц­кая «Даржа», «Сокрушитель Пугачева илецкий казак Иван», стихотворная повесть «Мятежник Емельян Пу­гачев», историко-этнографический очерк «Предрассуд­ки и суеверия башкир» и др.

75

В Оренбурге вокруг Кудряшева, пользовавшегося заслуженным авторитетом, сплотился кружок литера­торов, куда входили учитель словесности уездного учи­лища поэт Павел Емельянович Размахнин, братья Александр и Михаил Крюковы. Они горячо обсуждали проблемы литературного творчества, высказывали сове­ты друг другу по поводу создаваемых произведений. Все они время от времени публиковались в центральных журналах и сборниках. Известность получили стихи А. П. Крюкова и его повесть о пугачевском восстании «Рассказ моей бабушки». Сюжет и некоторые детали по­вести использовал А. С. Пушкин в своей «Капитанской дочке». Посетивший Оренбург в 1824 г. редактор-изда­тель журнала «Отечественные.записки» П. П. Свиньин познакомился с Кудряшевым и по достоинству оценил его дарование. Он стал поддерживать с ним связь, публи­ковал в своем журнале многие его произведения.

При Кудряшеве тайное общество пополнилось новы­ми, более решительно настроенными молодыми людь­ми. Оно имело свои программные документы — Устав и Инструкцию, написанные, как полагают, П. М. Куд­ряшевым и определявшие цели и задачи организации, планы предстоящих действий. «Оренбургское тайное общество, — говорилось в Уставе, — составлено с це­лью политической. Цель его есть изменение монархиче­ского правления в России и применение лучшего рода правления к выгодам и свойствам народа для составле­ния истинного его благополучия». В результате перево­рота планировалось объявить в изданной прокламации: «1. Россию свободною. 2, Уменьшение годов службы нижних чинов и удвоение их жалования. 3. Освобожде­ние крестьян помещичьих. 4. Прощение налогов и не­доимок государственных. 5. Избавление нижних чинов от телесного наказания».

В Оренбургском тайном обществе обсуждался и кон­кретный план, рассчитанный на то, чтобы «поднять знамя бунта в городе», используя перешедшие на сторо­ну восстания регулярные и казачьи войска, а также поддержку населения. Программой предусматривалось лишить свободы военного губернатора и верных ему чи­новников и затем, взяв власть в Оренбурге, двинуться на Казань, поднимая «все лежащие по пути селения». Оренбургские вольнодумцы мыслили дополнить воен-

ный «бунт» массовым народным, прежде всего, кресть­янским восстанием. Члены общества вели пропаганду в войсках, установили связь с солдатами бывшего гвар­дейского Семеновского полка, сосланными в Оренбург за выступление в Петербурге в 1820 г.

Планам этим, однако, не суждено было осущест­виться. Оренбургское тайное общество было раскрыто по доносу провокатора — бывшего юнкера Петербург­ского артиллерийского училища Ипполита Завалиши-на, разжалованного в рядовые и сосланного в Оренбург в декабре 1826 г. за ложный извет на своего брата Дми­трия, декабриста. Завалишину удалось войти в доверие к младшим офицерам, получить устав и инструкцию, списки членов общества и даже их подписи. В апреле 1827 г. все это он передал командующему корпусом во­енному губернатору П. К. Эссену.

Начались аресты военнослужащих и гражданских лиц, среди которых оказался и сам Завалишин. Однако глава общества П. М. Кудряшев, узнав о доносе, успел предупредить его членов и уничтожить компрометиру­ющие материалы. Поэтому за неимением прямых улик Кудряшева и многих арестованных вскоре освободили. Но потрясенный всем случившимся П. М. Кудряшев 9 мая скоропостижно скончался.

Военному и гражданскому суду были преданы пра­порщики Дмитрий Таптиков и Иван Старков, портупей-прапорщики Василий Колесников и Хрисанф Дружи­нин, унтер-офицер Андрей Шестаков, хорунжий Орен­бургского казачьего войска Василий Ветошников, рядо­вой Ипполит Завалишин. Старшему из них было 33 го­да, младшему — 18 лет. Все арестованные были по происхождению дворянами, но не имели ни поместий, ни крепостных.

Обвиняемые, сговорившись, единодушно отрицали существование Оренбургского тайного общества до по­явления в Оренбурге И. Завалишина. Поэтому военный суд пришел к выводу, что организатором этого общест­ва является сам Завалишин, который и вовлек в него остальных участников процесса. 5 мая 1827 г. начались заседания военного суда, который вынес жестокий при­говор: Д. П. Таптикова, В. П. Колесникова, В. В. Ве-тошникова, И. Завалишина приговорил к смертной каз­ни через колесование; И. М. Старкова и X. М. Дружи-


76

77

нина — к смертной казни; А. Г. Шестакова — к раз­жалованию навечно в солдаты. Гражданского чиновни­ка 19-летнего Степана Дынькова палата уголовного су­да приговорила к ссылке навечно в каторжные работы.

Военный губернатор П. К. Эссен смягчил приговор, заменив смертную казнь каторгой. Материалы военного суда и заключение губернатора рассматривались в Во­енном министерстве и затем Николаем I. По решению царя четверо осужденных приговаривались к каторж­ным работам в Сибири: И. Завалишин — навечно, Д. П. Таптиков — к четырем годам, X. М. Дружинин — к трем годам; В. В. Ветошников, И. М. Старков, А. Г. Шестаков и С. Дыньков были разжалованы в солдаты и отправлены на службу в Кавказский корпус, воевавший против горцев.

Осужденных обрили, одели в армяки, заковали в кандалы, попарно примкнули к железному пруту-«ка-нату» и 13 сентября 1827 г. отправили в Сибирь. Про­щаясь с родным городом и краем, с родственниками и друзьями, они «в последний раз пропели гимн, некогда в патриотических мечтах сочиненный незабвенным Ку-дряшевым», — вспоминал В. П. Колесников в своих «Записках несчастного, содержащих путешествие в Си­бирь по канату». По словам автора, «не только простые граждане, но и чиновники, купцы, даже солдаты под страхом военной дисциплины находящиеся, — одним словом, все жители принимали в нас живейшее участие и явно показывали, что не одобряют жестокого с нами поступка». Ярко описывается прощание с родным Орен­бургом: «Отойдя за версту от селения, мы поднялись на гору, и вдруг Оренбург с окрестностями своими пред­ставился нашему взору. Сквозь редеющий воздух вид­нелся город, а за ним расстилалась необозримая кир-гиз-кайсацкая степь... Внезапно пламенный энтузиазм любви к родине овладел нами, мы все вдруг схватили по горсти земли и клялись хранить ее при себе до кон­ца нашей жизни вместе с благодарным воспоминанием о добрых наших согражданах...»

Тяжел, мучителен был пеший путь в Сибирь «по ка­нату», через многие этапы и полуэтапы. Он длился це­лый год. В Чите, а затем в Петровском заводе орен-буржцы отбывали свой срок каторги. Декабристы при­няли их сочувственно, как братьев по духу, по общему

делу, поддерживали их, помогая сносить тяготы ка­торжной жизни.

В августе 1831 г. Д. П. Таптикову, а годом позже и В. П. Колесникову разрешено было выйти на поселе­ние. Таптиков, поселившийся с женой и детьми в селе Малышевке, несмотря на перенесенный паралич, ис­полнял должность писаря в одной из бурятских дум. В. П. Колесников прожил на поселении до 1856 г., ког­да по манифесту получил право вернуться в европей­скую Россию. Полагают, что он умер в 1862 г. Даты смерти Дмитрия Таптикова и Хрисанфа Дружинина не известны. Затерялись следы и тех, кто из Оренбурга был отправлен на Кавказ. Провокатор И. Завалишин, отбыв сибирскую каторгу, жил в Верхнеудинске, затем в Кургане, но, взявшись за прежнее дело — доносы, снова угодил в острог, а затем в ссылку в самую глухо­мань — Пелым. Умер он в семидесятых годах XIX в.

История Оренбургского тайного общества свидетель­ствовала о том, что движение декабристов оставило глу­бокий след в общественной жизни страны.

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

В чем сходство и отличие идейных взглядов участников Орен­бургского тайного общества и декабристов? Каковы конкретные планы и намерения Оренбургского тайно­го общества?

Подготовьте реферат о жизни и творчестве П. М. Кудряшева по кн.: «Оренбургский край в произведениях русских писателей» и «Башкирия в русской литературе».

^ КРАЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ССЫЛКИ

Стремясь к росту численности населения в отдален­ной оренбургской окраине, царские власти помимо пе­реселений практиковали высылку разного рода «небла­гонадежных», «бродяг», «беглых», осужденных пре­ступников, проштрафившихся чиновников, военных и других. Сюда попадали люди за «худое поведение», «противные поступки», составление «непозволитель­ных прошений», жалоб, за «возмущение» помещичьих крестьян, по многим другим поводам и обвинениям. В ссылку люди могли угодить по решению суда, а иногда


78
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов