Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова




НазваниеУчебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова
страница8/25
Дата публикации14.07.2013
Размер5.04 Mb.
ТипУчебное пособие
zadocs.ru > История > Учебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

79

и просто по распоряжению того или иного временщика.

Царские власти рассматривали ее не только как ме­ру пресечения крамолы и вольнодумства, но и как сред­ство пополнения дешевой рабочей силой и солдатами гарнизонов этого еще мало заселенного края. Ссыльные направлялись на строительство городов и крепостей, на заводы и промыслы, а также зачислялись в состав ме­стных казачьих войск. Возникший в 50-х годах XVIII в. Илецкий соляной промысел использовал почти исклю­чительно труд ссыльных. Немало ссыльных находилось в Оренбурге, Троицке, других городах губернии. Поэт Г. Р. Державин в своих автобиографических «Запис­ках», рассказывая о пребывании в юные годы в Орен­бурге, упомянул первого своего учителя, некоего Иоси­фа Розе, сосланного «за какую-то вину в каторжную ра­боту». По данным «Генеральной табели» в 1767 г. в гу­бернии находилось около 1200 ссыльных, «присланных из разных судебных мест», из них 814 — на поселение и 380 — в казенные работы, с ними было 59 детей. В отношении последних в документе отмечалось: «для обучения оных... российской грамоте по указу из прави­тельствующего Сената учреждена и имеется в Оренбур­ге школа, в которой они обучаются».

Под гласным и негласным надзором властей находи­лись люди различного социального происхождения — и простые, неграмотные крестьяне, казаки, солдаты, и высокообразованные дворяне, и разночинцы. В феврале 1781 г. в Оренбург прибыл Григорий Семенович Вин-ский (1753—1818), без всяких оснований приговорен­ный, якобы, за кражу из государственной казны к веч­ной ссылке в Оренбургский край. Находясь до конца своих дней в изгнании, он занимался педагогической и литературной деятельностью: был домашним учителем, переводил на русский язык произведения передовых за­падноевропейских писателей, написал свой главный труд — книгу мемуаров «Мое время», где высказывал свободолюбивые мысли и оценки, которые, по словам современного исследователя, были осенены радищев­ским светом.

До конца XVIII в. среди лиц, высылаемых в Орен­бургский край, политических ссыльных было немного, но в первой половине XIX в. политическая ссылка при­обрела широкий масштаб. Объясняется это тем, что тог-

да, в ответ на небывалый подъем народного и освободи­тельного движения, неизмеримо возросла и каратель­ная деятельность царской администрации по пресече­нию «вольнодумства», подавлению волнений, восста­ний, тайных обществ, национально-освободительного движения народов России.

С 1815 г. в Оренбурге отбывал наказание поэт пуш­кинской поры Александр Мещевский, использовавший в своем творчестве восточные мотивы, в чем несомнен­но сказалось знакомство с народами многонационально­го края.

Большая партия ссыльных оказалась в Оренбургской губернии после массовых волнений военных поселян 1817—1819 гг. Сюда прибыли участники Чугуевского восстания. Среди них были женщины и сочувствующие восставшим офицеры. Так, старший дивизионный адъю­тант ротмистр Тареев был приговорен к заточению в тюрьму одной из крепостей Оренбургской линии. За «со­чинение непозволительных просьб военным поселянам» были лишены чинов и сосланы в Оренбург капитан Ра-тищев, дворянин Зиер — в Бузулук, в Челябинск — по­ручик Линник и др. В 1817—1821 гг. в нашу губернию по приговорам судов из Новгородской, Курской и Харь­ковской губерний было сослано 260 военных поселян, 20 офицеров и гражданских чиновников.

Активность карательной политики самодержавного правительства еще более возросла в 20-е годы, что бы­ло связано с его реакцией на декабристское движение. Обеспокоенный тем, что «крамола» и «неповиновение» стали проникать в опору власти — армию, царизм кру­тыми мерами «усмирил» в октябре 1820 г. стихийное выступление солдат гвардейского Семеновского полка. Девять «зачинщиков» были наказаны шпицрутенами и отправлены на каторгу, 276 человек сосланы в Орен­бургский корпус и размещены в гарнизонах Оренбурга, Илецкой Защиты, Уфы и других крепостей. Ссыльные семеновцы, по свидетельству современников, способст­вовали распространению в войсках «революционной за­разы», возбуждали «ненависть и презрение к прави­тельству». Они открыто выражали сочувствие и соли­дарность с арестованными участниками Оренбургского тайного общества, когда тех отправляли в сибирскую каторгу.


80

81

В феврале 1822 г. в Оренбург был сослан молодой артиллерийский прапорщик, будущий знаменитый уче­ный-географ и путешественник Григорий Силыч Каре­лин (1801—1872), вина которого заключалась в «непоз­волительной дерзости" — карикатуре на всесильного временщика графа А. А. Аракчеева. Оренбургский край увлек молодого исследователя и сыграл решающую роль в становлении его как ученого. Карелин проводил экспедиции на Эмбу, Устюрт, в Башкирию, на Тобол, Каспий, Алтай. Здесь он написал многие свои ученые труды.

Важнейшая страница в истории российской полити­ческой ссылки связана с движением декабристов. Тяже­лую, мучительную судьбу уготовил царизм «лучшим людям из дворян", героям 14-го декабря: пятеро были повешены, многие отправлены на каторгу; некоторые попали в Оренбургский край. Среди них — участники восстания на Сенатской площади, офицеры, разжало­ванные в солдаты: П. А. Бестужев, А. В. Веденяпин, Ф. Г. Вишневский, Н. П. Кожевников, Е. С. Мусин-Пушкин, А. А. Фок. Без разжалования в Оренбургский корпус были переведены офицеры-декабристы А. С. Го-рожанский, Д. А. Искрицкий, Е. Е. Франк, И. М. Чер-ноглазов.

Ссыльные декабристы были рассредоточены по раз­ным местам обширного края. Деятельный член Север­ного общества П. А. Бестужев по приговору Верховного уголовного суда был лишен чинов и определен «в сол­даты с выслугою» в гарнизон Кизильской крепости; Ф. Г, Вишневский попал в Троицк; Н. П. Кожевни­ков — рядовым в Оренбургский гарнизонный полк; А. В. Веденяпин — в Верхнеуральск; Е. С. Мусин-Пушкин — в отдаленную крепость Звериноголовскую; А. А. Фок угодил еще дальше — в Усть-Каменогорскую крепость. Спустя полгода их отправили «до личной выслуги» на Кавказ, где шла война с Ираном и Турцией. И такую выслугу они действительно заслужили своими боевыми делами.

Показательна в этом отношении дальнейшая судьба бывшего подпоручика лейб-гвардии Измайловского полка Александра Фока. За боевые заслуги и ранение в сражениях против турок он в 1833 г. из рядовых про­изведен в прапорщики и направлен в Оренбургский

корпус. После двух лет службы был уволен в звании подпоручика и около двух десятков лет прожил в своей деревне Андреевке Бирского уезда и в Уфе, так и не ос­вободившись до конца дней своих от унизительного по­лицейского надзора.

Близкий к Обществу соединенных славян И. М. Черноглазое два года содержался в Петропавловской крепости, а затем был переведен в Верхнеуральский гарнизонный батальон. Он дослужился до чина капита­на, но в 1840 г. был предан военному суду за самоволь­ное оставление службы.

В 1830 г. в Оренбургскую губернию был выслан раз­жалованный в солдаты участник Общества соединен­ных славян Н. П. Красницкий.

Находясь в ссылке, многие из декабристов остава­лись верными революционным взглядам. Так, член Се­верного общества поручик Кавалергардского полка А. С. Горожанский, переведенный после четырехлетне­го заключения в крепости в гарнизон Кизила, произно­сил «разные дерзкие слова на особу его величества», за­являя, что не признает над собой власти царя. За это он был снова арестован и заточен на многие годы в Соло­вецкий монастырь.

Оренбургскую ссылку познали и некоторые рядовые участники восстания. Канонир-артиллерист С. Зайцев и матрос О. Кононов, раненные на Сенатской площади, после содержания в Петропавловской крепости в 1826 г. пополнили инвалидную команду Оренбургского полка. В этом же году из столицы в Оренбург был переведен штаб-лекарь лейб-гвардии Финляндского полка Н. Г. Смирнов. Находясь в ссылке, он самоотверженно, не щадя сил и здоровья, боролся с распространившейся в 1829-1833 гг. в губернии эпидемией холеры.

Всего с 1817 по 1826 годы в Оренбургскую губернию было выслано более 600 человек. Из них большинство попадало в солдаты рядовыми линейных батальонов Оренбургского корпуса. Около 20 человек определены на жительство под гласный или негласный надзор по­лиции.

Оренбургская политическая ссылка имела и между­народный характер. В 1821-1824 гг. под надзор мест­ных властей высланы шесть «гетеристов» — членов тайного общества «Филики Этерия»: капитаны Башко-


82

83

вич, Иванов, Петрович, Солтанович, чиновник Милора-дович, рядовой Букатор.

В 1824 г. по решению царского наместника в Вар­шаве за организацию гимназического общества «Чер­ные братья» в Оренбургский край было сослано не­сколько поляков и в их числе пятнадцатилетний Ян (Иван) Виткевич, впоследствии известный дипломат и исследователь стран Востока. Будучи адъютантом орен­бургского военного губернатора В. А. Перовского, пору­чик И. В. Виткевич в конце 1838 — начале 1839 гг. с дипломатической миссией побывал в Афганистане. Со­сланные вместе с ним поляки Ивашкевич, Песляк, Су-хотский были зачислены в солдаты «с лишением всех прав состояния».

В том же 1824 г. в Оренбург прибыли участники тайных обществ «филаретов» и «филоматов» при Ви-ленском университете Ф. Зан, Я. Чечот, А. Сузин. Ма­гистр философии Фома (Томаш) Зан год провел в орен­бургской тюрьме, а затем жил здесь в ссылке до 1837 г., когда ему разрешили выезд в столицу. Он внес замет­ный вклад в научное изучение края: провел геологиче­ские изыскания, собрал минералогические, зоологичес­кие, нумизматические коллекции, гербарии. В 1831 г. Зана назначили устроителем первого в Оренбургском крае «музеума», созданного при его активнейшем учас­тии. В Оренбурге Ф. Зан сблизился с другими польски­ми ссыльными, участниками Польского восстания 1830—1831 гг. Встречаясь, они обменивались мнения­ми, обсуждали волновавшие их вопросы борьбы за не­зависимость Польши. По доносу провокатора в 1833 г. местные власти вели следствие о предполагаемом заго­воре польских ссыльных. И хотя факты не подтверди­лись, некоторые исследователи считают это возмож­ным, ведь ссыльных польских революционеров тогда насчитывалось в крае 2800 человек.

В Оренбургской ссылке оказались и некоторые из участников последекабристских кружков и тайных об­ществ. Член московского кружка братьев Критских А. П. Салтанов с 1827 по 1835 гг. жил в Уфе под над­зором властей; Н. Ф. Лушников после семи лет заточе­ния и службы в армии в 1839 г. был переведен в Орен­бургский корпус, а спустя восемь лет уволен по болез­ни с обязательством жить в Оренбурге. В нашем крае

были в ссылке и двое участников тайного кружка Н. П. Сунгурова.

Обеспокоенная скоплением большого числа ссыль­ных губернская администрация стала ходатайствовать об уменьшении и даже прекращении высылки в край, боясь, что «приумножение злонамеренных лиц» в Орен­бургском корпусе может ослабить его боеспособность и поколебать спокойствие в губернии. В результате по ре­шению правительства политическая ссылка сюда была временно приостановлена, а после возобновления уже не имела столь широкого масштаба.

Из политических ссыльных, оказавшихся в Орен­бургской губернии в 1840—1850-х гг., прежде всего, следует назвать участников кружка петрашевцев, зани­мавшего тогда видное место в освободительном движе­нии. После его разгрома в 1849 г. многие петрашевцы были отправлены на каторгу и в ссылку. Четверо из них попали в Оренбургский край. Писатель-демократ А. Н. Плещеев, который восемь лет отбывал наказание на положении рядового солдата, 6 января 1850 г. был доставлен в Оренбург и через неделю зачислен рядовым 1-го батальона в городе Уральске, с учреждением над ним «строжайшего надзора». В марте 1852 г. ссыльно­го поэта перевели в Оренбург. Стремясь проявить себя и получить офицерское звание, он участвовал в военном походе Перовского на кокандскую крепость Ак-Мечеть. Получив отказ в «производстве чина», Плещеев продол­жал нести тяжелую солдатчину в глухой степи в завое­ванной Ак-Мечети. Лишь в 1856 г. он был, наконец, представлен к офицерскому званию и переведен снова в Оренбург. Находясь здесь до 1858 г., А. Н. Плещеев не­смотря на все тяготы не оставлял литературной работы и создал целый ряд поэтических и прозаических произ­ведений.

В солдаты Оренбургского корпуса были отданы пе­трашевцы: служащий Министерства юстиции В. А. Головинский, слушатель Петербургского университета А. В. Ханыков и московский мещанин П. Г. Шапош­ников. Близкий к кружку, но не понесший наказания А. И. Макшеев с декабря 1847 по ноябрь 1853 гг. слу­жил офицером в Оренбургском крае и Туркестане, проявил себя здесь храбрым военным и умелым иссле­дователем.


84

85



лору народов края, лярные работы.
Десять лет (с 1847 по 1857) тяжелой солдатчины провел в Оренбургском крае, этой, по его словам, «не­запертой тюрьме», революционный демократ украин­ский поэт и художник Т. Г. Шевченко, близкий к Ки­рилло-Мефодиевскому братству. Он был сослан за «со­чинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений» и с бесчеловечным царским запрещени­ем писать и рисовать. Несмотря на все испытания, вы­павшие на долю ссыльного, он продолжал заниматься творчеством и создал здесь около 130 стихотворений и поэм, 20 повестей и десятки живописных работ. Твор­чество в ссылке было не только потребностью, но и кри­ком души, своеобразным протестом против своего бес­правного положения.

То обстоятельство, что Оренбургский край был мес­том политической ссылки, оказало на него глубокое воздействие. Многие ссыльные были людьми образован­ными, деятельными, патриотически воспитанными и демократически настроенными. Они использовали лю­бые возможности заниматься здесь культурно-просвети­тельной и научно-исследовательской работой.

Пребывание политических ссыльных способство­вало распространению свободолюбивых идей, ожив­лению общественного движения. Радикализм взгля­дов и умонастроений ссыльных неизбежно передавал­ся и местной общественности, способствовал разви­тию оппозиционных, демократических взглядов и идей.

В годы ссылки складывались и крепли связи между русскими революционерами и участниками националь­но-освободительного движения на Украине, в Польше, Литве, между ссыльными и местными жителями от простых крестьян до некоторых либерально-настроен­ных представителей губернской администрации. Сочув­ственное отношение к ссыльным проявляли известный ученый-востоковед председатель Оренбургской погра­ничной комиссии В. В. Григорьев, чиновники по осо­бым поручениям при военном губернаторе В. И. Даль, В. Д. Дандевиль, гражданский губернатор Е. И. Бара­новский и др.

Ссыльные проявляли интерес к изучению жизни, быта, культуры местного башкирского и казахского на­селения. Они собирали материалы по истории, фольк-

86

создавали научные труды и попу-

^ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Почему Оренбургский край использовался правительством как

место ссылки?

Чем объясняется расширение политической ссылки в первой

половине XIX в.?

Какое влияние оказывали ссыльные на местное население?

Подготовьте рефераты о пребывании А. Н. Плещеева и Т. Г.

Шевченко в оренбургской ссылке.

^ ОРЕНБУРГСКИЙ ГУБЕРНАТОР В. А. ПЕРОВСКИЙ




В, А. Перовский
Среди оренбургских губернаторов большую часть жизни отдал нашему краю человек неординарной судьбы и энергии Василий Алексеевич Перовский. И дело не только в количе­стве лет, которые он посвятил Оренбуржью, речь идет о зна­чимости вклада, внесенного им в развитие губернии. Имя В. А. Перовского знала Россия, он дружил с Н. В. Гоголем и В. А. Жуковским, был близок с Н. М. Карамзиным и П. А. Вяземским. А. С. Пушкин на­зывал его «милым другом»; его ценили политические дея­тели, писатели, архитекторы и художники; о нем слышала Европа, о нем писал Ф. Эн- Щ гельс. Его личность привлека- Ц ла Льва Толстого, Григория Данилевского, Николая Анова, Валентина Пикуля, не говоря уже о многочисленных краеве­дах: И. В. Чернове, П. Н. Столпянском и др. Перовский умел окружать себя талантли­выми людьми, ценил их труд и в то же время презирал ту­пость и бездарность чиновни­ков иного рода, вызывавших у него гнев и презрение. Люди типа Перовского, которым были свойственны и все пороки той жестокой эпохи, тем не менее не могли не стать гордос­тью России.

Родился Василий Алексеевич Перовский 9 февраля 1795 г.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

Похожие:

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением по...
Рецензент: В. Л. Курский — доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика и управление» ТулГУ

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconИстории
Л. Н. Нечухрин; доктор философских наук, профессор Я. С. Яскевич; кандидат исторических наук, доцент О. М. Шутова; кандидат исторических...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие Красноярск 2004 ббк63. я729
Отв редактор: Федорова В. И., д-р ист наук Рецензент: Кангун С. И., канд ист наук, доцент

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие по дисциплине Отечественная история москва издательство мэи 2010
Рецензенты: доктор исторических наук, зав кафедрой истории мгту им. Н. Э. Баумана Земцов Б. Н.; кандидат исторических наук, доцент...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconЛезгинский народный героический эпос махачкала
Рамазанова Д. Ш., кандидат исторических наук; Рашидов А., кандидат филологических наук; Ризванов М. Р., кандидат философских наук;...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано умо по образованию в области социальной...
Д-р соц наук, проф. А. В. Миронов; д-р полит, наук, проф. М. В. Савва; д-р полит, наук, проф. С. В. Передерий

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconРоссийской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное...
Рецензент: С. А. Ермишина, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета мгу им. М. В. Ломоносова

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть I: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Учебное пособие рекомендовано к изданию Оренбургским областным экспертным сове­том по образованию. Рецензент кандидат исторических наук А. В. Федорова iconУчебное пособие рекомендовано к изданию учебно-методическим советом...
Отечественная история. Часть II: Учебное пособие / В. В. Галыга, Л. А. Андреева, С. В. Булгаков, А. И. Донцова, Е. А. Нургазизова,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов