Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби




НазваниеБорис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби
страница27/29
Дата публикации01.12.2013
Размер3.27 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

КЕЛЬН vs БОРУССИЯ М
На популярном сетевом ресурсе Википедия в немецкоязычной статье о дерби в разделе «Региональные дерби между двумя соседними городами» среди прочего сказано: «...Наряду с конкуренцией в пределах одного города имеют место соперничества между городами, расположенными близко друг от друга. Такое происходит, в частности, когда речь идет о сравнительно маленьких городах или в том случае, если конкуренция в пределах города недостаточна для «настоящей» борьбы. В качестве примера можно привести рурское или рейнское дерби...»

Рейнским дерби в Германии называют соперничество «Кёльна» с мёнхенгладбахской «Боруссией», леверкузенским «Байером» и дюссельдорфской «Фортуной». С Дюссельдорфом всё ясно — главный город земли Северный Рейн-Вестфалия, крупнейший международный транспортный центр, конкурент для Кёльна. С Леверкузеном тоже вроде бы ясно: расположен рядом, в 19-ти км, экономически поднялся благодаря фармацевтическим предприятиям «Байер», «ретортный» клуб, ставший серьезным соперником для лидеров германского футбола в 80-90-е годы прошлого века и успешно конкурирующий с ними сейчас, что «автоматически» перевело игры леверкузенцев с ближайшими соседями в статус дерби.

Но Мёнхенгладбах? С чего бы? От бывшего Мюнхен-Гладбаха до Кёльна 60 км. Для насыщенного населенными пунктами разной величины Нижнего Рейна расстояние немалое. Старинной вражды или соперничества между жителями этих городов не было, да и не могло быть — разные скорости развития и роста. Когда в середине XIII века в 30-тысячном городе Кёльне начали возведение знаменитого собора, на месте нынешнего Гладбаха была деревня с сотней жителей; когда в XVIII веке по всей Европе стали распространять «Кёльнская вода» — одеколон, произведенный в европейского значения торговом городе Кёльне с населением в полсотни тысяч человек, в Гладбахе насчитывалось около полутысячи жителей. О Кёльне, университетском и ярмарочном центре, было известно всей Европе, о существовании Мёнхенгладбаха знали лишь ближайшие соседи.

Уже в нынешнем веке появилась сфера деятельности, в которой небольшой Мёнхенгладбах смог посостязаться с Кёльном — футбол. Но чтобы игры между командами этих городов превратились в дерби, которое «по своему накалу вполне сравнимо с рурским» («Кёльнер анцайгер»), требовалось, чтоб они, команды, регулярно играли между собой на одном, желательно как можно более высоком уровне.

Впрочем, и этого мало. Нужно было, чтоб они стали не просто соперниками, а соперниками непримиримыми, чтоб между ними и, соответственно, между их болельщиками возникла неприязнь, чтоб встречи этих команд стали «больше, чем просто футбол».

Особенность дерби «Кёльн» — «Боруссия» (Мёнхенгладбах) состоит в том, что это дерби рукотворное. К переводу матчей между клубами из статуса обычного соревнования в спор «заклятых друзей» приложил руку кёльнец Хеннес Вайсвайлер, тренер, вся жизнь которого связана как с «Кёльном», так и с «Боруссией»...
^ Слияние под Кремером
Оба клуба имеют длинную и славную биографию. Только у «Кёльна» она короче почти на пятьдесят лет.

Обратите внимание на статистику встреч. В первых десяти матчах, растянувшихся на целых двадцать лет, против «Боруссии» играл «Кёльнер БК 01». Созданный в 1901 году «Кёльнер БК» считается одним из прародителей нынешнего главного кёльнского клуба. Второй — другой городской клуб «Зюльц 07». Оба этих клуба всю свою футбольную жизнь вплоть до 1948 года провели в городских, а также различных рейнских лигах, где играли с другими командами из Кёльна и близлежащих рейнских городов. Начиная с 1932 года, их пути с «Боруссией» из Мёнхенгладбаха не пересекались, поскольку негде было. Одни были слабы, другие еще слабее: дальше окружных лиг, а в 30-е годы — гаулиг Миттельрейн («Кёльнер БК 01» и «Зюльц 07») и Нидеррейн («Боруссия») команды проходили редко. Вернее, на общегерманскую арену от Запада три раза пробился «Зюльц» (1928, 1930, 1939), «Кёльнеру БК» такой подвиг не удался ни разу, а о «Боруссии» и говорить нечего — она в основном курсировала вверх-вниз между разными классами окружных лиг.

В Кёльне команд было немало, верховодили в нем в те годы и чаще других представляли город и Запад «на Германии» «Виктория» и самый старый городской футбольный клуб «Кёльн-1899».

После войны все стартовали как бы с начала. Тогда во всех лигах на первые роли начали выходить те, кто до 1945 года был в тени. Что-то похожее произошло и в Кёльне. В создаваемую с сезона-1947/48 оберлигу «Вест» рвались многие, но не у всех для этого имелись возможности.

Считается, что идея объединения двух кельнских клубов родилась в головах функционеров «Зюльца». Они понимали, что сами участие в ОЛ «Вест» не потянут ни по материальным, ни по спортивным возможностям. Предлагать слияние маститым «Виктории» или «Кёльн 1899» бессмысленно. Тем это было просто не нужно. Решили поговорить с людьми из «Кёльнера 01», клуба среднего, титулами и победами не обремененного.

Спиваться желали не все «зюлыдеры». Они не понимали, зачем взваливать на себя обузу, объединяясь с клубом, который в прошлом сезоне играл на класс ниже, да и там плелся в хвосте. Расчет у инициаторов был на другое. В «Кёльнер БК 01» появился новый президент. Вот на него-то, Франца Кремера, и надеялись люди из «Зюльца». Устроили общее собрание и большинством голосов проголосовали за объединение.

На следующий день, 13 февраля 1948 года, было объявлено о создании нового клуба под названием «1.ФК Кёльн». Его цветами стали красный и белый, цвета «Зюльца 07». Экономия: не нужно было тратиться на нрвую форму. На эмблеме решено было изобразить башни Кёльнского собора, чтоб подчеркнуть принадлежность ко всему городу. Президентом был избран Франц Кремер. Другие кёльнские клубы, базировавшиеся в городских районах, почуяли опасность и поставили под сомнение законность слияния. Больше всего их бесило название «1.ФК». Новый президент отшучивался, объясняя, что «мы не претендуем на историческое первенство, конечно, мы не самый старый клуб в городе; таким названием мы обозначаем свои претензии на лидерство и будем стремиться их реализовать». Рассказывают, что Кремер, уже носивший прозвище «Босс», выиграл выборы одной фразой, спросив у собравшихся: «Хотите вместе со мной стать чемпионами Германии?!». Легенда красивая, фраза осталась в летописях «Кёльна». Но Кремера предложили в президенты (или он сам выдвинул такое условие при слиянии клубов) по той простой причине, что он был влиятельным бизнесменом в Кёльне, ушлым, опытным и жестким. Историки «Кёльна» отзываются о нем исключительно в положительных тонах, скрупулезно перечисляя всё хорошее, что он сделал для клуба и всего немецкого футбола.

Останавливаясь на фактах его биографии, указывают, что он родился в «Кёльне» в 1905 году, в 20-е годы был членом «Кёльнер БК 01», занимался в его спортивных секциях, а в 1947-м возглавил клуб. О его деятельности в молодые годы и во время войны сведений мало. Пишут только, что разбогател он еще в конце 30-х, во время войны занимался различными гешефтами. А после призыва на службу оказался во Франции, где был прикомандирован к «Зондеркоммандо Зеелёве». Чем эти «спецназначенцы» занимались, неизвестно. Дальше биография Кремера отсчитывается с лета 1944-го, когда он «находясь длительное время в Париже, женился, а затем вернулся в Германию». У Кремера, отмечают архивариусы, было немало полезных связей в политических, предпринимательских и спортивных кругах.

Вслед за слиянием «Кёльнер БК 01» и «Зюльца 07» в городе началось объединение и других клубов — никто не хотел давать новому конкуренту возможности властвовать. Буквально через неделю из трех клубов была образована «Фортуна», а «Виктория» в три приема в течение, правда, нескольких лет, поглотила несколько других коллективов. Городская футбольная арена расчищалась.
^ Два Хеннеса мои, два хеннесы...
Свежеиспеченный «1.ФК Кёльн» занял место «Зюльца 07» в окружной лиге, с ходу выиграл ее, но матчи за право выступать в существующей уже второй сезон ОЛ «Вест» проиграл «Ренании» из Вюрзелена. Вообще, при создании «Веста» в него попала только одна кёльнская команда, «виктория», которая, пробыв в лиге один год, из нее вылетела. В сезоне-1948/49 в ОЛ «Вест» не было ни одного кёльнского клуба — конкуренция на западе страны была очень высока.

Игра против вюрзеленцев осталась в истории клуба не только по статистическим причинам — как неудачная попытка повыситься в классе. Она примечательна еще двумя событиями. В первой игре на выезде кёльнцы сыграли вничью 0:0. Местная пресса перед ответной встречей уже видела клуб в ОЛ «Вест», считая «нулевку» «трамплином для прыжка в высшее общество», но на деле всё обернулось иначе. На городском «Мюнгерсдорфштадионе» в присутствии 20 тысяч болельщиков хозяева еще в первом тайме пропустили мяч, забитый Юппом Дёрвалем, спустя тридцать лет ставшим тренером сборной Германии. «Кёльн» много и безрезультатно атаковал, матч так и закончился минимальной победой гостей. За 15 минут до конца встречи травму получил нападающий хозяев Ганс Вайсвайлер. Он покинул поле, и до финального свистка «Кёльн» играл вдесятером. Травма оказалась тяжелой, Ганса отвезли в больницу, а на следующий день по городу поползли слухи, что нападающий, у которого врачи определили перелом основания черепа, скончался, не приходя в сознание.

Слух о смерти, слава Богу, не подтвердился, Вайсвайлер выжил, даже вернулся в футбол. Параллельно он учился в Кельнской школе тренеров у Зеппа Гербергера, вплоть до 1943-го года руководившего сборной страны. Теперь сборной не было (ее возродят только в 1950-м), и «шеф» обучал новою волну желающих стать футбольными специалистами. Вайсвайлер, уроженец Кёльна, играл в свое время за «Кёльнер БК 01», представлявший район Клеттенберг, затем попал в вермахт, но службу проходил в Мюнхене, выступая за местный «Ваккер», потом маленько повоевал и вернулся в родной город. Когда Кремер, возглавив «Кёльн» стал собирать бывших футболистов, Ганс Вайсвайлер, которого все называли Хеннес, откликнулся и без отрыва от учебы продолжил игроцкую карьеру.

В июле 1948 года тренер Флинк уехал работать в дюссельдорфскую «Фортуну», а его пост занял выздоровевший дипломированный специалист Вайсвайлер. Хеннес, начиная с лета 1948-го, четыре года был играющим тренером. В первый же год под его руководством «Кёльн» снова выиграл «округ», убедительно грохнул в переходных матчах леверкузенский «Байер» (2:0 и 3:1) и занял место в «Весте», из которого вплоть до создания БЛ так ни разу и не вылетал.

В 1949 году энергичный Кремер начал возрождать идею общегерманской футбольной лиги. Как только на территории американской, английской и французской оккупационных зон была провозглашена Федеративная Республика Германии, президент «Кёльна» выступил с предложением создать общую лигу: «Бундесрепублик должна иметь свою бундеслигу» Он даже организовал «Инициативное общество по созданию бундеслиги и профессионального футбола», вербовал сторонников в СМИ и настойчиво продвигал свою идею в сопротивляю-щиеся функционерские массы.

В феврале 1950 года произошло событие, второе, пожалуй, по значимости в истории клуба после факта его создания. На вечере, посвященном двухлетнему юбилею «Кёльна», местные циркачи подарили клубу молодого козлика. Тот сразу же вызвал всеобщее умиление и смех, обмочив одежду Хеннеса Вайсвайлера, взявшего живой подарок на руки. Животное по предложению Кремера нарекли Хеннесом в честь «крестного отца», но содержать в клубе не предполагали, а решили отправить в деревню. Однако поначалу для поднятия настроения и на потеху публике его стали брать на игры, и оказалось, что козел приносит удачу.

Дебютант ОЛ «Вест» «Кёльн» выдающихся результатов в сезоне-1949/50 не показывал и на время появления будущего талисмана находился в середине таблицы. После того как за воротами команды встал Хеннес, она в одиннадцати играх одержала десять побед и всего лишь раз сыграла вничью. За три тура до окончания ОЛ «Кёльн» уже находился в первой четверке, выходящей в игры финальной пульки за звание чемпиона страны!

Его оставили при клубе, решив, что козел, безусловно, фартовый. Тем более когда его дважды не взяли на выездные игры, «Кёльн» в них потерял очки. Хеннес становился всё популярнее. Уже через полгода его изображение появилось на обложке клубного журнала, спустя несколько месяцев сам журнал был переименован в «Гайсбок9-эхо», офис «Кёльна» стал называться «Дом Гайсбока» и, апофеоз, животное появилось на клубной эмблеме! Вернее, по-прежнему «Кёльн» символизировали изображенные в круге башни знаменитого собора, но на этот диск, стоя на задних ногах, опирался передними любимец города Хеннес.
^ Без козла «Козлы» бессильны
В 1952-м Вайсвайлер покинул родной клуб. Карьера игрока была завершена, в трех оберлиговых сезонах «Кёльн» занимал последовательно пятое, затем четвертое, затем снова пятое место. Разумеется, с этих позиций он не мог выходить «на страну», а задачу, поставленную президентом, никто не отменял. В качестве освобожденного, а не играющего тренера Вайсвайлер больше не устраивал Кремера. Хеннес не захотел пойти в ассистенты к новому наставнику Гельмуту Шнайдеру («у меня были свои идеи и мне нужно было полное доверие, чтоб я мог их воплотить»). Вайсвайлер принял клуб из Ройдта, города, расположенного рядом с Мюнхен-Гладбахом (в 1975 году Ройдт был включен в состав Мёнхенгладбаха). Ему удалось вернуть клуб в ОЛ «Вест», откуда «ШФ Ройдт» вылетел в предыдущем сезоне, но на большее у команды не хватало ресурсов — ни человеческих, ни материальных.

Вайсвайлер, еще в 1953-м включенный в состав тренеров ДФБ, сотрудничал с Гербергером, помогая ему в поисках талантов, а также сам преподавал в Кёльнской школе тренеров. В это время его родной «Кёльн» достиг максимальных успехов в своей истории: сначала занял второе место в «Весте» в 1953-м с тренером Шнайдером, а затем впервые выиграл ОЛ в 1954-м уже с другим тренером, Карлом Винклером. «Кёльн» дважды подряд выступил в финальных пульках чемпионата Германии, но в 1953-м остался лишь третьим в своей группе, а в 1954-м — вторым, проиграв выход в финал «Кайзерслаутерну», базовой команде сборной ФРГ на ЧМ-54.

От «Кёльна» на памятный победный чемпионат мира поехали двое: правый крайний Ганс Шефер и полузащитник Пауль Мебус. Шефер играл у Гербергера в основе и был среди 11-ти финалистов, сенсационно обыгравших чудо-венгров. Мебус сыграл лишь раз, но в Кёльне был признан таким же героем, как и его более удачливый товарищ.

Логично, что Кремер и болельщики после двух лет успехов надеялись на продолжение побед. Лидерство в ОЛ «Вест» считали само собой разумеющимся и требовали уже выхода не просто в финальную часть чемпионата страны, а конкретно в финал.

Но «Кёльн» рухнул. Историки ссылаются на «эпидемию» травм, поразившую команду в начале сезона-1954/55, из-за чего были проиграны семь стартовых игр из восьми, на козни федерации, официально «дисквалифицировавшей» талисман клуба козла Хеннеса на выездные матчи («животные не должны находиться рядом с футбольным полем» — это было особенно обидно, поскольку для козлика сделали специальный крытый вагончик, который цепляли к автобусу; запрет, правда, действовал недолго), и на невезение. Был момент, когда клуб даже стоял на вылет, но под конец сезона всё же подтянулся и занял седьмое место.

Кремер принял решение расстаться с тренером Куртом Балузесом и неожиданно для всех позвал обратно Вайсвайлера. Хеннес, который наблюдал за ежегодной сменой тренеров в «Кёльне», потребовал трехгодичный контракт. Кремер не возражал, он был согласен дать тренеру время на постройку команды, отвечавшей взглядам Вайсвайлера на футбол.

Состав был усилен знаменитой звездой международного класса. Президент лично встречал на вокзале прославленного Златко Чайковски, «Чика», нападающего белградского «Партизана», игрока сборной, Футболиста года в Югославии. Перспективы выглядели радужными.
^ Козел против пуделя
Вайсвайлер проработал в «Кёльне» полные три сезона. При нем выросли в игроков сборной ФРГ местные кадры форварды Ганс Штурм и Георг Штолленверк. Вместе с находящимся в расцвете сил Гансом Шефером они принимали участие в ЧМ-58 в Швеции. При Вайсвайлере «Кёльн» отличала атакующая привлекательная игра выросла посещаемость «Мюнгерсдорферштадиона». Не было только побед. В первый вайсвайлеровский сезон «Кёльн» занял лишь седьмое место, во второй — третье. Тогда «козлы» уступили второе место и путевку в финальные игры «Дуйсбургу» лишь по соотношению мячей.

Две ОЛ «Вест» подряд — 1955/56 и 1956/57 — выигрывала дортмундская «Боруссия». Она же побеждала затем и в финальных играх, становясь чемпионом Германии. Приводил ее к победе Гельмут Шнайдер, отставленный в свое время Кремером. Разумеется, это не добавляло президенту положительных эмоций. «Босс» требовал от Хеннеса обязательного выхода в финальную часть очередного первенства-1957/58.

Вайсвайлер, человек самолюбивый и независимый, президентское вмешательство в дела команды и давление на себя и игроков не поощрял, и вскоре отношения между президентом и тренером дали трещину.

Кроме того, черная кошка пробежала и между Вайсвайлером и Чайковски. Тренер требовал, чтоб югослав не пренебрегал оборонительными обязанностями, и во время одного из неудачных матчей прозвучало вошедшее в историю: «Чик! Крой его! Крой, я сказал, аршлох!». Слово «аршлох» (засранец) в устах Вайсвайлера звучало часто и в зависимости от интонации приобретало либо восхищенный, либо уничижительный оттенок. В данном случае всё было ясно. Югославский «кудесник мяча» ответил резко, перепалка вошла в историю, а Чайковски после этого случая вышел в основе на поле только один раз. По окончании сезона, совпавшем с окончанием контракта, он покинул клуб, уехал на свою первую тренерскую должность в Израиль (играющий тренер в хайфском «Апоэле»), затем вернулся в Германию, закончил Кельнскую школу тренеров (у Вайсвайлера, конечно) и начал работать в немецких клубах. О Вайсвайлере он отзывался всегда только положительно, называл своим учителем, без которого «я бы никогда не освоился в профессии, мне повезло, что я встретил такого человека, как Хеннес».

После первого круга «Кёльн» шел девятым и по городу поползли слухи, что этот сезон для Вайсвайлера в «Кёльне» последний. Вернее, они в перерыве между кругами укрепились. А начали распространяться, когда в середине первого круга «Кёльн» с разгромным счетом 1:4 проиграл другому местному клубу, «Виктории».

...За последние годы в Кельне и «Кёльне» привыкли, что только 1.ФК представляет город в ОЛ, а тут выбилась в люди «Виктория» и сразу преподнесла такой неприятный сюрприз...

Команда взбрыкнула в январе и, взяв реванш у «Виктории», стала крушить всех налево и направо. У тех, кому в первом круге проиграли, брали реванш, кого обыгрывали осенью, обыграли и весной. «Кёльн» едва не догнал лидера ОЛ «Вест» «Шальке», отстав от него в итоге на одно очко. Но и второго места было достаточно, чтоб через четыре года вновь выйти «на Германию».

Этот локальный успех на судьбу Вайсвайлера не повлиял. Еще в марте, в разгар победной гонки стало известно, что он уходит. Уходит в «Викторию» (!), а на его место придет известный венгр Петер Сабо. Инициировал ли непродление контракта Кремер, или Хеннес, понимая, что дальше работать будет еще сложнее, чем прежде, опередил президента и предупредил об уходе, точных сведений нет. Во всяком случае, Дирк Уншульд, биограф «Кёльна», пишет, что «они поссорились, и Вайсвайлер покидал клуб, к становлению которого он приложил немало сил с самого первого дня, со слезами на глазах».

Он действительно ушел в «Викторию», клуб, расположенный «напротив», на правом берегу Рейна, приняв, по местному выражению, schael Sick (неправильное решение) — так оценивают теперь в Кёльне приход Вайсвайлера в «Викторию». Он проработал в ней шесть сезонов, воспитал неординарных личностей для немецкого футбола: Эриха Риббека, будущего известного тренера, а также популярных футболистов Виллибальда Кремера и Юргена Зундерманна. В 1964-м он по рекомендации своего «гуру» и «шефа» Зеппа Гербергера перебрался в Мёнхенгладбах...

Кёльнская «Виктория» под руководством Вайсвайлера давала максимум того, что могла: держалась в ОЛ «Вест» изо всех сил, занимала иногда места в середине таблицы и дважды в год старалась прыгнуть выше головы — обыграть лидера лиги «Кёльн». Но с особым настроем против середняка играли и «козлы». В пяти оставшихся до создания БЛ сезонах клубы с разных берегов Рейна встречались десять раз. Результат удручающий для «Виктории» и ее тренера: одна ничья и девять поражений. Разность мячей — 5 против 34-х. Хорошее наследство оставил своим сменщикам Вайсвайлер, это позже признает и Кремер.

Местные СМИ писали об этих матчах в сочувствующем для «Виктории» ключе, понимая подоплеку противостояния и бессилие одних против мощи других: «…В день игр фаны в городе делились на два противоположных лагеря. Каждый поддерживал своих. Но если силы болельщиков были примерно равны, то соотношение сил на поле было далеко не равным. В конце матчей, заканчивавшихся, как правило, победой «Кёльна», талисман Хеннес, презрительно мекая, гордо поглядывал на забившегося в угол, дрожащего от горя и обиды пуделя Петерхена, маскота «Виктории»...»
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Похожие:

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconСпенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского....
Спенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского. Эмили нравится ее новая подруга Майя намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconБальтасар Грасиан Карманный оракул
Все уже достигло зрелости, и более всего – личность. Ныне от одного мудреца больше требуется, чем в древности от семерых 1, и в обхождении...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКакой стол мне выбрать главный или предварительный?
Всё зависит от ваших финансовых возможностей. Самый весомый плюс главного стола в том, что вознаграждение в нем намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconПравила игры в футбол и официальные комментарии
Рукопись подготовлена: Роджерс Риддинг, Секретарь-редактор Правил, Комитет нсаа по правилам игры в футбол

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига просто привела меня в восторг. Для меня всегда недосягаемым...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКраснухина Татьяна Ивановна врач терапевт, специалист по реабилитации....
Н+ высвобождаются, вода превращается в соляную кислоту. В случае с Naoh образуется гидроксильная группа (oh-), вода превращается...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига дает пищу для ума и, я надеюсь, поможет людям осознать, где...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconЗарождение экономической мысли в Древнем мире
Производительность труда увеличилась, теперь человек мог производить больше пищи, чем потреблял, т е появился прибавочный продукт....

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconТехника игры в мини-футбол
Игроку же, от которого мяч отскакивает, словно от стенки, и который не умеет точно передать мяч партнеру и ударить по воротам, трудно...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconДисциплинарный регламент
Правила Игры официальные документы, утверждающие Правила игры в футбол и мини-футбол приняты международными организациями и признанные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов