Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби




НазваниеБорис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби
страница7/29
Дата публикации01.12.2013
Размер3.27 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29

Больше никогда?
После той победы в апреле 2000 года «Мюнхену-1860» так и не удалось больше ни разу выиграть у «Баварии» в официальных встречах. До печального вылета «голубых» в 2004-м состоялось еще восемь игр — все выиграла «Бавария». «Красные» позволяли теперь голубым обыграть себя только в товарищеских встречах. Например, в прощальном матче Джоване Элбера летом 2006-го «львы» разгромили противника со счетом 3:0.

Последняя встреча «красных» и голубых» прошла в феврале 2008-го. В четвертьфинале Кубка Германии «Бавария» в дополнительное время выиграла 1:0. Это дерби стало 204-м по счету. И пока что последним.

Всего в 1.БЛ команды сыграли друг с другом 36 раз. Преимущество, и немалое, на стороне «Баварии»: 21 победа, 7 ничьих и 8 поражений.
^ Свиней режут и спасают
В мюнхенском дерби есть одна особенность — это отношения руководства клубов. Понятно, что это взаимоотношения соперников, понятно, что они ревниво относятся к успехам земляков, но есть, есть некоторые нюансы...

В истории мюнхенского футбольного спора имеются примеры взаимопомощи. Скорее даже «односторонней» помощи. Они зафиксированы и описаны. Боссы «Мюнхена», начиная с Адальберта Ветцеля, — люди как на подбор, увлекающиеся и не всегда точно рассчитывающие свои и клубные финансовые возможности. Шефы «красных» неоднократно выручали руководителей «голубых».

Скажем, в 1965-м Ветцелю пришлось даже заложить свою виллу, чтоб выполнить финансовые обязательства перед командой. Дабы вернуть залог, понадобились 100 000 марок, которые ссудил ему... Нойдеккер. В 1974-м следующему президенту «львов» Ридлю понадобилась та же сумма. На одном из матчей «Баварии» в еврокубках он в отчаянии обратился к «баварскому» шефу: «Если я до завтра не найду сто штук, послезавтра клубу капут». Нойдеккер вздохнул и отстегнул требуе-мую сумму.

Сменщик строительного магната Вилли Хоффман тоже не отказывал «голубым». Когда «шестидесятники» в середине 80-х болтались в любительской лиге, он охотно соглашался на товарищеские игры, большая часть дохода от которых шла в кассу «Мюнхена». В 1984-м, когда в «Баварию» из «Мюнхена» переходил Людвиг Кёгль, Хоффман вполне мог ограничиться стандартными тридцатью тысячами за игрока со статусом любителя. Он перевел на счет «львов» сто тысяч...

В 2004-м со скандалом была подведена черта под президентством Вильдмозера. Карл-Хайнц был вынужден подать в отставку из-за подозрений в махинациях, связанных со строительством нового стадиона — «Альянц-Арены», которую «шестидесятники» собирались эксплуатировать на паях с «Баварией». Время правления Вильдмозера называли One Man Show. Конечно, «старший отвечает за все». Но когда он уходит, начинается хаос. После ухода Карла-Хайнца в клубе именно это и произошло. «Мюнхен» тут же вылетел во 2.БЛ. С тех пор он в ней и обретается, занимает места в середине таблицы и, на первый взгляд, о возвращении в 1.БЛ не думает.

И, как повелось, испытывает финансовые проблемы. Теперь уже нынешний президент «Баварии» Ули Хёнесс помогает соседям удержаться на плаву. Соседям — в буквальном смысле слова. Забенерштрасе, на которой расположена штаб-квартира «Баварии», и Грюнвальдерштрасе — место прописки «Мюнхена-1860» — соединяет короткая поперечная улица.

К весне 2011-го у «шестидесятников» образовался очередной неподъемный долг — 8 миллионов евро. Погасить его нужно было к концу марта 2011 года, иначе могло последовать банкротство, санкции, вплоть до повторения истории начала 80-х.

Кредитовать «голубых» желающих не оказалось. Ули предложил внести от имени «Баварии» в земельный банк требуемую сумму под 2%, и чтобы банк тут же ссудил «Мюнхену» эти деньги, но уже под 4%. Он считал, что это будет выгодно всем, и банку, и клубам, поскольку оба клуба по договору совместно используют «Альянц-арену» до 2025 года. Финдиректор «Баварии» Хопфнер отнесся к этой идее критически, а саму сделку зарубил обербургомистр Уде, на что Хёнесс в свойственной ему агрессивной манере откликнулся фразой: «Похоже, наш обер-бургомистр не любит «Мюнхен-1860»!» История эта тянулась еще долго и разрешилась только в конце мая, когда к «голубым» пришел иностранный инвестор с Ближнего Востока. Иорданец Хасан Исмаик за 13 миллионов евро купил 49% акций клуба (больше запрещено по германским законам), погасив тем самым долги.

А Хёнесс за свою готовность помочь «голубым» огрёб от «баварских» фанов. Большинство из 2830-ти фан-клубов «красных» обвинили Хёнесса во лжи: «Еще в ноябре прошлого года на ежегодном собрании он утверждал, что больше ни одного евроцента не потратит на помощь конкуренту, а теперь собрался его спасать!». На домашних играх «Баварии» появились плакаты: «Хёнесс — лжец», а из дюжины мегафонов с Южной трибуны доносилось: «Ули, «голубых» свиней режут, а не спасают».
^ Пусть возвращаются!
Время идет, и если отношения между сторонниками клубов не теплеют, то соперничество между игроками постепенно слабеет. «Лев» Бенджамин Лаут еще лет восемь назад сказал, что неприязни к «баварцам» не испытывает: «Против многих из них я играл еще в юношеских командах, Маркуса Фойльнера вообще знаю, кажется, всегда. Мы с ним иногда встречаемся по выходным или в свободный вечер, разговоры ведем под пиво. Нормальное дело».

На такие откровения «футбольного внука» отреагировал Герд Мюллер: «Если мы проигрывали «шестидесятникам», я сидел на следующий день дома и боялся выйти. В то время наше дерби было совсем другим. К нему в городе начинали готовиться за полтора месяца (...) Пить пиво с ними, беседовать... Тогда это было просто немыслимо!»

...У «Мюнхена-1860» благодаря вливанию из-за кордона появились, наконец, честолюбивые планы вернуться в этом сезоне в 1.БЛ. Посмотрим, как пойдет дело. Вдруг уже в будущем году состоится 205-е дерби!

НЮРНБЕРГ vs ФЮРТ
^ ФРАНКОНСКИЙ СПОР
В 1921 году великий чешский писатель-сатирик Ярослав Гашек опубликовал рассказ «Товарищеский матч между «Тиллингеном» и «Гохштадтом». В нем шла речь о старинной вражде жителей двух расположенных на Дунае баварских городов. С чего она началась и что послужило тому причиной, никто не помнил, но каждое новое поколение обитателей Тиллингена и Гохштадта считало необходимым эту вражду поддерживать: регулярные драки и стычки перерастали чуть ли не в военные действия с немалыми жертвами с обеих сторон. После недолгого перемирия все начиналось сызнова.
«...Так продолжалось до тех пор, пока у городов не бьшо отнято право устраивать подобные игры и забавы и пока современная эпоха не смягчила суровость нравов и ограничила их драками на постоялом дворе «У Ангела-хранителя». Этот постоялый двор лежит в двадцати километрах от Гохштадта и в двадцати километрах от Тиллингена, являясь границей обеих враждующих земель...»
В начале 20 века, когда в обоих городах появились футбольные команды, и гохштадтская стала заметной величиной в Южной Германии, побеждая всех местных соперников и даже гастролеров с севера и из столицы страны, тиллингенцам оставалось лишь скрежетать зубами от зависти и злости. Команда из Гохштадта, города, с недавних пор административно подчиненного Тиллингену, царила в местном футболе «и его окрестностях». Желание поставить зарвавшихся выскочек на место наливалось и зрело: сшибка становилась неизбежной. Наконец, представители сторон договорились о футбольном матче в Гохштадте, подготовка к которому свелась к тому, что «...В Тиллингене и Гохштадте были распроданы все кастеты, дубовые дубинки и револьверы. Ручные чемоданы тиллингенцев были подозрительно тяжелы, так как были набиты камнями, а у гохштадтцев от камней отвисали карманы. Матч должен был начаться ровно в четыре часа, но уже в три часа тридцать три минуты началось...

...Первым пал нейтральный судья. Он получил два удара арапником по голове, по одному от каждой стороны. Несмотря на то, что ему в двух местах проломили череп, он перед смертью успел еще крикнуть «Офсайд», — свистнуть ему не удалось, так как новый удар сплющил находившийся у него во рту свисток.

Перевес оказался на стороне тиллингенцев, так как их приехало десять тысяч, а все население Гохштадта составляло девять тысяч (...) Когда я после этого вспоминаю о матче «Славия» — «Спарта», мне становится ясно, что футбол у нас еще пеленках».

В Баварии в округе Швабен действительно имеются два старинных города Диллинген-на-Дунае и Хёхштедт-на-Дунае. Крошечный Хёхштедт с населением в семь тысяч человек действительно административно подчинен почти стотысячному Диллингену, только расстояние между ними не сорок километров, как в рассказе, а всего семь.

В германской футбольной истории команды из этих городов следа не оставили, зато в блестящем памфлете, написанном создателем бессмертного Швейка, множество указаний на то, что Гашек был неплохо осведомлен о европейской футбольной жизни 20-х годов прошлого столетия вообще, а некоторые названия и события (чисто футбольные, конечно) дают основания предполагать, что и с германской, в частности, он тоже был знаком. И параллель здесь можно провести с самым старым германским дерби, которое сформировалось еще в начале века, «матчем матчей» «Нюрнберг» — «Фюрт».
^ Свободу гордому Фюрту!
Расстояние между нюрнбергским стадионом, который вопреки многочисленным протестам фанов «Нюрнберга» в угоду спонсору в 2006 году пе-реименовали в «Изикредит-штадион», и фюртской «Тролли-ареной» равно четырнадцати километрам. Давным-давным давно эти стадионы, которые в 20-е назывались «Ронхофом» в Фюрте и «Цабо» в Нюрнберге, были самыми известными в Германии. Потому что на них играли две самые сильные команды в стране: SpVgg Fuerth и 1.FC Nuernberg.

Аббревиатура SpVgg — «шпильферайнигунг» — означает «игровое объединение» или «объединение спортивных игр». Футбол в Фюрте, как и в большинстве других городов в Германии поначалу развивался под крылом гимнастических обществ. Официальная дата рождения «шпильферайнигунга» из Фюрта — 23 сентября 1903 года. Фактическая — 21 ноября 1906-го, когда набравшиеся сил и уверенности футболисты, созрев, отпочковались от гимнастов и перестали называться «футбольным отделением» городского гимнастического союза.

Нынешний «1.ФК Нюрнберг», организованный в мае 1900-го, на самом деле был третьим по счету ФК в городе, где основным игровым видом спорта тогда выступало регби. Клуб тоже был организован как регбийный, но именно в нем почему-то футбольные настроения оказались сильнее, нежели в других. Очень скоро «регбийная зависимость» была преодолена: члены клуба предпочли «ножной мяч», эта игра им понравилась больше. Уже через пару лет они стали главной футбольной силой в городе и даже три раза подряд выиграли баварский чемпионат. В его финал они выходили, побеждая в своей франконской подгруппе, которую составляли обычно три или четыре клуба из Нюрнберга и команда из Фюрта.

Отношения с фюртскими тогда еще не были натянутыми. Правда, нюрнбержцы смотрели на географических соседей свысока и называли их город «западным предместьем».

В Фюрте же лелеяли свою самостоятельность. Города Нюрнберг и Фюрт развивались рядом, но не вместе, и в каждом из них ревниво поглядывали на успехи соседа. Футбольный историк Омар Гислер писал об отношениях нюрнбержцев и фюртцев: «Это совместная история двух соседей, которые не выносят друг друга, двух сестер, которые из-за любой спорной мелочи готовы вцепиться одна другой в волосы. С одной стороны гордый Нюрнберг, город знаменитых пряников и прочих кондитерских удовольствий, город ярмарок и город искусств, родина Альбрехта Дюрера. С другой — промышленный (по баварским меркам. — Б.Т.) и торговый Фюрт».

Перед первой мировой войной в «клеверном» городе (на гербе Фюрта изображен зеленый лист клевера — трилистник; он же — на эмблеме футбольного клуба, соответственно, а цвета SpVgg Fuerth бело-зеленые) проживало около 65 тысяч человек. В Нюрнберге, историческом центре Франконии, — 250 тысяч.

Предложения административно объединить оба города, а фактически влить Фюрт в состав Нюрнберга на правах района нервировали фюртцев. Они считали, что такое желание исходит от более крупного соседа, а не от государственных верхов. Потому к Нюрнбергу, покушавшемуся на их самостоятельность, относились с недоверием и подозрительностью.

Сразу после Первой мировой войны, когда не стало «Кайзеррейха», Фюрт чуть не попал под соответствующую админреформу. В городе даже начались волнения. Общество «Верность Фюрту» возглавило недовольство горожан, затем, как теперь говорят, переформатировалось в политическую партию «Самостоятельный Фюрт» и победило на внеочередных выборах в горсовет. Вот как сильно не хотели жители Фюрта попасть под нюрнбергскую опеку!

Так что у футбольного соперничества была еще и такая подоплека. Не любить друг друга футболисты «Нюрнберга» и «Фюрта» начали еще в 1910-м. Даже конкретная дата имеется.

Журналист Ганс Шёдель, историк взаимоотношений двух франконских клубов, рассуждал о том, что отличительной особенностью их противостояния было «чрезмерное участие зрителей и функционеров», а потому «часто вместо ожидаемого фейерверка игровых идей и образцового взаимодействия случались матчи крайне жесткие и даже жестокие». Зрители, в свою очередь, не оставались в стороне и охотно «поддерживали своих, иногда вмешиваясь в ход соревнований».
«Первый боевой»
Первый «неигровой» пик взаимоотношений был зафиксирован в феврале 1910 года. Если взглянуть на статистику встреч команд в нулевые годы прошлого века, то в глаза сразу бросится тотальное доминирование «Нюрнберга». Club (после трех подряд побед в чемпионате Баварии достаточно было написать в газете Club, на английский манер, а не Klub, и сразу становилось ясно, что речь идет о «Нюрнберге», чуть позже его сторонники стали называть себя Cluberer) за восемь лет сумел выиграть у «Фюрта» 29 матчей при одной ничьей. Результаты были самые разные, но в основном игры заканчивались с разгромным перевесом нюрнбержцев. В статистике первых лет по формальным признакам, но при обоюдном согласии не учтены еще три победы Club'a с общим счетом 15:0.

В февральской игре 1910-го, состоявшейся в Фюрте, «обычно корректный защитник гостей Штайнляйн ударил игрока хозяев Штегица локтем в живот, да так «удачно», что тот упал, потеряв сознание». Публика заволновалась, послышались негодующие возгласы. Штайнляйн немедленно отреагировал и крикнул зрителям что-то оскорбительное. Самых нетерпеливых болел, рвущихся на поле накостылять обидчику, удержали их соседи и игроки «Фюрта». Игра продолжилась под хор оскорблений в адрес нюрнбержцев, футболисты друг друга не жалели, и этот матч, закончившийся очередной победой «Нюрнберга» (2:1), вошел в историю как «первый боевой».

Обе команды были недовольны происшедшим и соответственно отреагировали. Каждая подала протест (позднее представители клубов опротес-товывали чуть ли не каждый второй матч). Нюрнбергские требовали дисквалифицировать фюртскую поляну, а результат встречи оставить в силе, «клеверные» настаивали на переигровке, поскольку гости первыми завязали драку. Функционеры постановили: матч переиграть, но в Нюрнберге. «Фюрт» долго отказывался, но под угрозой технического поражения вынужден был играть в стане врага. 5:0 в пользу «Нюрнберга».
Фюрт — таун ли?
Понятно, что успехи соседей не могли не раздражать фюртцев. Дальше прямо по Гашеку (цитирую): «...Тут их осенила идея, и они пригласили к себе тренера из Мюнхена, англичанина Бернса, который учил их играть элегантно, пасовать и не отходил от них с утра до вечера...»

Англичанин Уильям Таунли, бывший нападающий «Блэкберн Роверз», имел неплохой опыт работы с континентальными клубами. В команде ДФК из Праги и в германском «ФФ Карлсруэ» он прививал стиль, называемый «шотландским» — игру комбинационную, быструю, основанную на постоянном контроле мяча. После «фюрта» он недолго работал в мюнхенской «Баварии»...

В «Нюрнберге» над «маленькими» посмеивались: «К нам тоже приезжал один англичанин по фамилии Уокер, моментально выучил два слова по-немецки, «Bier gut» («пиво хорошее»), но в футболе ничего не смыслил».

Ха! Таунли — знаковая фигура в германском футболе. «ФФ Карлсруэ» под его руководством стал в 1910 году чемпионом Германии. «Фюрт» — четырьмя годами позже. Пока «нюрнбергские» почивали на «региональных» лаврах, в Фюрте футболом занялись всерьез.

Уже в сентябре 1910-го в северной части города Ронхоф был открыт одноименный стадион на 8000 зрителей, самый большой и «модерновый» в Германии. На нем было предусмотрено даже некоторое количество сидячих мест. По уверениям клубных историков, к лету 1914-го «Фюрт» был самым большим клубом в стране по количеству зарегистрированных членов — 3000 человек.

С приходом Таунли пошли в рост и качество игры и результаты. «Клеверные» перехватили у «Нюрнберга» и потихоньку набиравших силу мюнхенских клубов сначала первенство в Баварии, а затем и южное первенство. В немалой степени этому способствовал и приход в команду из «ФФ Карлсруэ» 21-летнего, но уже знаменитого левого полусреднего сборной страны Юлиуса Хирша, который даже получил капитанскую повязку. Если, конечно, таковая в те годы наличествовала.

В 1914-м «Фюрт» стал чемпионом Германии, победив в Магдебурге в финале 31 мая прошлогоднего чемпиона команду «ФфБ Лейпциг». Этот финал продолжался 153 минуты, поскольку игрался до победы одной из команд — привычное дело в то время. Основное время закончилось вничью 1:1, после дополнительных тридцати минут было 2:2. Дальше, по регламенту, игра продлевалась со сменой ворот каждые десять минут. Вот по истечении более чем двух с половиной часов игры ровесник Хирша правый полусредний Карл Франц, открывший счет в этой встрече, и забил решающий мяч. Интересно, что фюртцы играли к этому моменту в меньшинстве: на 138-й минуте с поля был удален Ханс «Бумбес» Шмидт, будущая звезда «Нюрнберга» и знаменитый тренер (Шмидт — восьмикратный чемпион Германии; четырежды как игрок и еще четырежды как наставник).

...Через три с половиной месяца лучший бомбардир «клеверных» и «надежда германского футбола» Франц погиб во Франции на фронтах первой мировой войны. Из чемпионского состава на той войне сложили головы еще два нападающих «Фюрта» Вайц и Якоб и полузащитник Зайдель. У нюрнбержцев потери были такие же — четыре игрока из первой команды.

Капитан «Фюрта» Хирш провоевал все четыре года в артиллерии и был награжден «Железным крестом». Благодаря этой награде Хирш, еврей по происхождению, не был в числе тех, кого после 1939-го отправляли в лагеря уничтожения в первую очередь. Его арестовали лишь в 1943-м во время «последней зачистки» Карлсруэ и вывезли в Освенцим, где он и погиб. Его товарищ по сборной Германии, тоже еврей по национальности Готтфрид Фухс (на ОИ-1912 забил в одной встрече десять мячей в ворота сборной России — рекорд, не побитый до сих пор), с которым они вместе играли в Карлсруэ, а в 20-е работали на фабрике Хирша-старшего, покинул Германию в 1937-м. Фухс так и не смог убедить Хирша, что никакие военные заслуги его друга при «наци» не спасут...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29

Похожие:

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconСпенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского....
Спенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского. Эмили нравится ее новая подруга Майя намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconБальтасар Грасиан Карманный оракул
Все уже достигло зрелости, и более всего – личность. Ныне от одного мудреца больше требуется, чем в древности от семерых 1, и в обхождении...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКакой стол мне выбрать главный или предварительный?
Всё зависит от ваших финансовых возможностей. Самый весомый плюс главного стола в том, что вознаграждение в нем намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconПравила игры в футбол и официальные комментарии
Рукопись подготовлена: Роджерс Риддинг, Секретарь-редактор Правил, Комитет нсаа по правилам игры в футбол

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига просто привела меня в восторг. Для меня всегда недосягаемым...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКраснухина Татьяна Ивановна врач терапевт, специалист по реабилитации....
Н+ высвобождаются, вода превращается в соляную кислоту. В случае с Naoh образуется гидроксильная группа (oh-), вода превращается...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига дает пищу для ума и, я надеюсь, поможет людям осознать, где...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconЗарождение экономической мысли в Древнем мире
Производительность труда увеличилась, теперь человек мог производить больше пищи, чем потреблял, т е появился прибавочный продукт....

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconТехника игры в мини-футбол
Игроку же, от которого мяч отскакивает, словно от стенки, и который не умеет точно передать мяч партнеру и ударить по воротам, трудно...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconДисциплинарный регламент
Правила Игры официальные документы, утверждающие Правила игры в футбол и мини-футбол приняты международными организациями и признанные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов