Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби




НазваниеБорис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби
страница8/29
Дата публикации01.12.2013
Размер3.27 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

«Нюрнберг» коричневеет и возвращается на трон
После Первой мировой войны наступило время «Нюрнберга». Главном образом потому, что подрос талантливый клубный молодняк, а двое из молодых, вратарь Хайнер Штульфаут и центральный полузащитник Ханс Кальб, стали источником гордости «бордовых» на все времена, легендами не только главного франконского города, но и всей футбольной Германии.

Кстати, о «бордовом» цвете формы «Нюрнберга». Поначалу футболки игроков Club'a были белокрасными. На их стирку уходило слишком много дефицитных после войны моющих средств. От белого цвета было решено отказаться, а ярко-красный тоже перестал вдохновлять. Решили, что какой-нибудь «темненький с красноватым опенком» будет гораздо удобнее. Выбрали цвет, обозначаемый по-немецки как «вайнрот» — «винный», на русский его переводят еще как «бордо». В общем, что-то промежуточное между красным и коричневым. Потом футболки снова посветлели и стали красными. Так, независимо от опенка и будем называть «нюрнбержцев».

А еще нюрнбержцам не очень понравилось, что их назвали «большевиками». В мае 1919 года в ДФБ поступила просьба из Швеции прислать на гастроли лучшую германскую команду. Выбор пал на свежеиспеченного чемпиона Южной Германии «Нюрнберг». Когда эти плохо одетые, тощие игроки, некоторые только-только после демобилизации, приехали в сытый мирный Стокгольм, местная пресса окрестила их «немецкими большевиками». В Швеции они проиграли только один матч из пяти, победив в двух при двух ничьих. Такой результат сочли сенсационным. Вскоре после турне и состоялась смена цветов...

В Германии после войны, как и в других странах, произошел резкий всплеск интереса к футболу. Если в 1914-м в ДФБ было зарегистрировано около двухсот тысяч футболистов, то в 1920-м — уже в четыре раза больше. Число клубов возросло с восьмисот до трех с половиной тысяч. В футбол хотели играть все. Прежде относительно элитарной игрой увлекались студенты, школьники и более-менее обеспеченные люди. Теперь в футбол заиграл народ, который получил восьмичасовой рабочий день, а также возможность создавать рабочие клубы. Кроме того, футбол был чуть ли не единственным доступным послевоенным развлечением, зрелищем, которое нужно всегда, а особенно когда не хватает хлеба.

В послевоенном германском футболе лидерские позиции захватили два южногерманских клуба — «Нюрнберг» и «Фюрт».

«Красные» выдали уникальную серию: 104 официальных матча без поражений! Эта серия была «обрамлена» двумя проигрышами «Фюрту». Первый состоялся в конце июня 1918-го (1:2), второй — в феврале 1922-го (2:3). «Нюрнбергу» тогда не было равных, и, как подметил историк Club'a Христоф Баузенвайн, «в специальном журнале «Футбол» большинство отчетов о матчах «красных» начиналось словами: «Вскоре после начала встречи стало понятно, кто выйдет победителем. «Нюрнберг» сразу обозначил свое преимущество и воплотил его в голы…»

Клубы, которые могли в то время оказать бесспорному лидеру сопротивление, можно было пересчитать по пальцам руки. И первым среди них — «Фюрт», для которого матч против «Нюрнберга» был не просто состязанием в футбольном умении, но чем-то гораздо большим.

Две франконские команды сошлись уже в первом послевоенном общегерманском финале.

Чемпионат Германии по футболу возобновился осенью 1919 года. «Фюрт» как последний чемпион страны получил право играть в финальной восьмерке напрямую. Жребию было угодно не сводить между собой соседей вплоть до финала, который состоялся 13 июня 1920 года во Франкфурте-на-Майне в присутствии 35 тысяч зрителей. Это стало рекордом посещаемости решающих матчей на нейтральных полях (до того наибольшее количество зрителей было зафиксировано на финале 1911 года в Дрездене между «Викторией» из Берлина и «ФфБ Лейпциг» — 12 000) и подтверждало резко возросший интерес к футболу. 25 тысяч билетов было продано заранее, а перед игрой некоторые фаны готовы были платить по 200 марок за место для сидения при номинале в 25! Мало того, этот финал стал первым в истории чемпионатов Германии, на который отправлялись специальные поезда с фанами. Вер-нее, один спецпоезд. Из Нюрнберга.

Из отчета о матче: «С самого начала на поле доминировали фюртцы со своей блестящей тройкой форвардов Андреас Франц (младший брат Карла Франца. — Б.Т.), Зайдерер и Зутор. Только мастерство Штульфаута, отразившего два «мертвых» мяча, помешало «клеверным» открыть счет. Его уверенная игра придала нюрнбержцам необходимую уверенность, и на 12-й минуте в контратаке Попп забил мяч в ворота Гебхардта (...) Снова атакует «Фюрт», ведя привычную комбинационную, с множеством низовых передач, игру. Но оборона «Нюрнберга», цементируемая Кальбом, почти не предоставляет сопернику шансов. Если таковые появляются, то их уверенно ликвидирует Штульфаут. После перерыва та же картина: красивые комбинации фюртцев в поисках шанса и силовая оборонительная игра нюрнбержцев. Безошибочная. На 73-й минуте Петер Сабо мощным ударом издали удваивает преимущество «Нюрнберга». Игра сделана...»

Это цитата из истории «Нюрнберга». Почему же не отдать должное сопернику, если матч выигран, и не подчеркнуть тем самым стойкость и целостность игры своих?

Через два месяца состоялся товарищеский матч в Фюрте, который местные назвали матчем-реваншем. Что характерно, он, как и финал первенства Германии, прошел в корректной, насколько это возможно было, борьбе и завершился нулевой ничьей.
^ Прервать рекордную серию — это в «Фюрт»
Путь к своему первому победному финалу первенства страны «Нюрнберг» прошел без единой осечки. В чемпионате Северной Баварии он набрал в 18 играх 36 очков — максимум возможного при разности мячей 115-6. «Фюрт» среди прочих был обыгран дважды (3:1 и 2:0). Затем в южногерманском чемпионате было потеряно только одно очко — с «ФФ Франкфурт-на-Майне».

В четвертьфинале первенства Германии был обыгран «ФфБ Лейпциг» (2:0), а в полуфинале «Титания» (Штеттин) — 3:0. Таким образом, в трех финальных играх «Нюрнберг» не пропустил ни одного мяча.

После финала Club совершил «призовую гастроль» по стране, преодолев за две недели три тысячи километров и проведя семь товарищеских показательных матчей. Во всех играх были одержаны победы. На фоне, так сказать, усталости от регулярного празднования чемпионства.

Штульфаут вспоминал (1965): «В то время футбольные нравы были м-м-м... вольнее, чем сейчас. Бывало, всю ночь пили, курили, а затем отправлялись на игру, скажем, в Мёнхенгладбах. Далеко, да... Ездили обычно в третьем классе, там твердые деревянные скамейки. В дороге, случалось, добавляли (...) На поле еле передвигали ноги, каждый старался побыстрее избавиться от мяча и передохнуть. Я тогда в Гладбахе взял два пенальти и, помню, очень не хотел подниматься с земли, мечтал поспать... Ах да, мы тогда выиграли 6:0...»

Преимущество нюрнбержцев над другими было чрезвычайно велико. Историки клуба с умилением пишут о том, как Штульфаут иногда в отчаянии кричал своим защитникам: «Да пропустите кого-нибудь к воротам, пусть ударит, а то уйду — мне делать нечего...»

«Нюрнберг» еще два сезона подряд выходил в финал первенства Германии, демонстрируя по пути рекордные результаты. В сезоне-1920/21 он выиграл очередную Северную Баварию, потеряв одно очко и забив восемьдесят пять мячей, еще через год потерял лишь два и забил восемьдесят, причем в последнем случае провел не 18 игр, а 14 в связи с уменьшением количества команд в турнире.

Фазу «на вылет» он проходил лихо, не давая соперникам ни единого шанса. Да и в финале 1921-го просто уничтожил противника, берлинский «Форвертс 90», со счетом 5:0. Тогда, в 1921-м, за «Нюрнберг» уже играл популярный фюртец Зутор, а тренировал команду известный тренер из Венгрии Дори Кюршнер. Он слегка видоизменил игру команды, добавив комбинационности в ее действия, поощрял дриблинг и технические штучки, а биться игроки клуба и без того умели. Кюршнер, завоевав чемпионское звание, уехал в Мюнхен, где принял «Баварию» из рук Уильяма Таунли.

«Нюрнберг» тех лет называли «железной командой», которая не давала спуску никому. Архивариус клуба Хофманн писал: «Всегда возникал вопрос, почему, имея в составе высокотехничных футболистов, Club зачастую играл жестко, а то и вовсе наплевав на «фэйр плей»?» И сам отвечал: «Да потому что, сталкиваясь со слабыми в техническом отношении соперниками, не мог позволить, чтоб его «затоптали».

Штульфаут (1965): «Всегда так было: дашь слабину — затопчут. Но тогда преобладали крепкие ребята, вытесанные из «твердых пород». Технари тоже были и у нас, и у Фюрта, но сшибались так, что искры летели. Без стойкости — никуда».

«Фюрту» финал Северной Баварии в 1922-м «Нюрнберг» проиграл. Тогда и прервалась беспроигрышная серия, но в общегерманскую «пульку» Club попал как прошлогодний чемпион, зато соседи выйти в нее не смогли, уступив в южногерманском первенстве мюнхенскому «Ваккеру».

«Нюрнберг» же добрался до финала, где разыграл самый длинный, его даже назвали «бесконечным финалом», поединок в истории германских первенств. Если вы взглянете на список чемпионов Германии, то увидите, что после года 1922 стоит прочерк.
^ Битва народов
В Нюрнберге до сих пор уверены, что если бы в финале против «Гамбурга» играл Ганс Кальб, то команда уложилась бы в отведенные для игры 90 минут и стала бы трехкратным подряд чемпионом. Но Кальбу, о котором уже сложили поговорку « Клуб без Кальба — полклуба» (по-немецки она звучит рифмованно: Club ohne Kalb — halb), в товарищеском (!) матче во Франкфурте сломали ногу, а без него сами понимаете — halb. «Гамбург» же исповедовал в ту пору настоящий английский «кик-энд-раш», ребята в нем играли, как на подбор, здоровенные и крепкие, так что сшибка получилась знатная.

Матч состоялся 18 июня в Берлине в присутствии 30 тысяч зрителей. Поддержка с обеих сторон была примерно равная. Футбол, в смысле игра в футбол, продолжалась, как пишут, один тайм. Первый. На мяч, забитый гамбуржцем Раве, тут же ответил нюрнбержец Трег. Он просто подхватил мяч в центре поля, прошел всю расслабившуюся после гола защиту противника и сравнял счет. Вскоре Попп вывел южан вперед, и тут же Трег забил еще раз, но третий мяч не был засчитан.

Впечатлительный корреспондент Рихард Кирн сообщал из Берлина: «Когда команды вышли из раздевалки на второй тайм, началась битва, которую свет не видывал. Нарушения и штрафные удары следовали один за другим. Судье, герру Баувенсу из Кёльна, приходилось нелегко. Он предупреждал игроков, успокаивал их, как мог (...) Гамбуржцы давили со страшной силой, пытаясь сравнять счет, но нюрнбержцы держались стойко (...) Льда и сельтерской воды, использованной игроками, хватило бы на несколько матчей (...) За пять минут до финального свистка Бройель сравнял счет»,

После девяноста минут встречи пришлось играть еще сто! Сначала отыграли две положенные пятнадцатиминутки, прошедшие с преимуществом «Нюрнберга» и «только невезение в завершающей фазе атаки не позволило нашим ребятам забить решающий мяч». Историки «Гамбурга» утверждают, в свою очередь, что их бойцы не сумели выйти вперед по причине редкой непрухи и отличной игры Штульфаута.

Кирн: «Все от усталости уже падали с ног, но поднимались и шли вперед. Однажды не выдержал судья, тоже упал, но быстро пришел в себя, и игра продолжилась». Всего сыграли еще семь (!) дополнительных десятиминуток, когда Баувенс наконец-то прекратил встречу из-за темноты.

В Нюрнберге негодовали, сокрушались об отсутствии Кальба и ругали чересчур «брутальных» северян: «Куглеру эти хамы выбили четыре зуба, Зутора с такой силой «усадили» на беговую дорожку, что его ягодицы превратились в сплошной кровоподтек...» и т.д. и т.п.

Сразу после матча возбужденный Штульфаут комментировал: «Ну вы же видели — симулянты. Видели, как их игрок специально падал у боковой линии и ждал, пока ему кто-то из зрителей даст лимонаду попить, видели, как они к судье апеллировали, а, видели, видели?»

Конечно, нюрнбержцы были раздосадованы — они, безоговорочные фавориты, так и не смогли дожать соперника. Они были настолько уверены в победе, что даже заказали в почтовом ведомстве открытки с фото команды и надписью «1.ФК Нюрн-берг — чемпион Германии-1920/21/22»!

Повторная игра состоялась в Лейпциге 6 августа и собрала 50 000 зрителей. Ханс Шёдель писал: «В Берлине было страшно, но в Лейпциге — еще страшнее. Это была настоящая «битва народов» неподалеку от одноименного знаменитого памятника...».

За полтора месяца Кальб так и не вылечился, а еще одна потеря поджидала «красных» на месте. Основной защитник Грюнервальд, выходя из поезда, подвернул ногу, да так неудачно, что не смог играть. Пришлось телеграфировать в Нюрнберг и вызывать сменщика, ведь путешествовали без запасных, всё равно замены не положены.

Со стартовым свистком всё сразу пошло так же, как заканчивалось в Берлине: игра в кость, падения, свистки, штрафные удары.

Из рапорта арбитра Пеко Баувенса: «…Примерно через пятнадцать минут после начала встреча начала принимать чрезмерно жесткий характер, причем особую непримиримость демонстрировали капитаны команд, а остальные игроки следовали за ними. Я регулярно фиксировал нарушения правил и предупреждал провинившихся (…) В одном из эпизодов, когда мяч был выбит к центру поля, я заметил, что футболист «Нюрнберга» Бёсс замахнулся ногой на лежащего на земле игрока «Гамбурга» Байера... Я удалил Бёсса с поля».

Шла 18-я минута матча. Бёсс позже соглашался с тем, что был неправ, что допустил «зряшный ненужный фол».

Вдесятером более техничным нюрнбержцам удалась изящная атака в начале второго тайма, и Трег открыл счет. Вскоре после этого защитник Club'a Куглер получил удар в коленную чашечку, походил еще какое-то время по полю, но ввиду «боли и бесполезности» ушел с него.

Основное время закончилось вничью 1:1. Во время небольшого отдыха капитан франконцев Трег успел поучаствовать в жаркой дискуссии с фанами «Гамбурга». Словесной, без рукоприкладства. Но завелся он прилично и вскоре после возобновления игры получил от Баувенса последнее устное предупреждение. А затем...

Из рапорта арбитра Пеко Баувенса: «…3а пять минут до смены ворот Байер без нарушения правил перекрыл удар Трега. Тогда Трег, оказавшись без мяча, изо всей силы ударил Байера в верхнюю часть спины, ближе к затылку (так в отчете. — Б.Т.). Байер перевернулся в воздухе и упал. Я немедленно дал свисток и удалил Трега с поля».

Как пишут историки «Нюрнберга», «ничего опасного: как только Трега удалили, Байер встал, отряхнулся и продолжил игру». Когда судья свистнул окончание первой пятнадцатиминутки, на поле рухнул нюрнбержец Попп и подняться не смог.

Из рапорта арбитра Пеко Баувенса: «Я подождал немного, и когда капитан «Нюрнберга» Ригель (принял капитанскую повязку от Трега. — Б.Т,), объяснил, что Попп травмирован и продолжать матч не может, прервал игру, руководствуясь правилом «восьми». Как известно, на поле в одной команде должно быть не менее восьми игроков...

Ох, какие дебаты и споры разгорелись в прессе. Лейтмотив: «Зачем нам такая игра?». Нет, не в смысле «долой футбол». Упреки были в адрес составителей регламента.

Еще после первого матча член правления «Нюрнберга» Пельцнер вопрошал: «Нормальному человеку трудно понять, почему 22 здоровых, регулярно тренирующихся крепких молодых человека должны играть, пока не начнут «выхаркивать» легкие или пока не откажут руки и ноги, или пока не свалится сам судья, работающий на матче?»

Что характерно, со следующего сезона были отменены дополнительные десятиминутки. Остались только стандартные два тайма по пятнадцать минут: «Игра не должна длиться больше двух часов!»

ДФБ долго обсуждал сложившуюся ситуацию и объявил, что «по формальным признакам победителем нужно объявить «Гамбург». Но гамбуржцы отказались принять такой подарок. Они не возражали против еще одной встречи, а победа «за столом» была им не нужна. Звание чемпиона осталось не разыгранным.

Через год «Гамбург» впервые стал чемпионом Германии.
^ Ненависть, но не в кабаке
Конечно, такие жесточайшие схватки были не то что бы чем-то из ряда вон, но даже в те времена случались нечасто.

Зато во взаимоотношениях «Нюрнберга» и «Фюрта» они происходили с завидной регулярностью. Ну не любили они друг друга! Часто эта неприязнь доходила до абсурда, и футболисты переходили из команды в команду по совершенно «анекдотическим», что ли, причинам. Так, в 1919-м из «Нюрнберга» буквально выжили Леонарда Зайдерера, урожденного фюртца. Чужак... Он перешел к «клеверным» и дорос там до капитана сборной страны. Путь в обратном направлении проделал другой игрок национальной команды Ганс Зутор. Как только он женился на жительнице Нюрнберга и переехал к ней, товарищи порекомендовали ему сменить клуб...

Вальтер Бенземанн, «человек, который привез в Германию футбол», летом 1920-го основал журнал «Киккер». Штаб-квартира теперь уже самого главного германского футбольного издания с 1926 года и до сих пор находится в Нюрнберге.

Так вот, Бенземанн впервые применил к взаимоотношениям клубов термин Erzrivalen — принципиальные противники, а затем и «дерби»... Он, восхищавшийся обоими клубами, «лучшими в стране», однажды предпринял попытку помирить этих бойцов. Бенземанн решил собрать их в «Гранд-отеле», причем не сообщил приглашенным, что на ужине будут и их Erzrivalen. Но ничего, обошлось. Все-таки не очень прилично выяснять отношения в самом лучшем ресторане города. Ну, а по мере увеличения градуса и количества выпитого народ более-менее размяк и даже разговорился...

Эту идею Бенземанн реализовал весной 1924го, спустя несколько недель после выездной победы сборной Германии над голландцами, когда сборная состояла исключительно из игроков «Нюрнберга» и «Фюрта». А еще восемью днями ранее произошла очередная соседская битва.

13 апреля 1924 года на нюрнбергском «Цабо» команды встретились в матче чемпионата Южной Германии. Фактически это была игра за первое место. «Фюрт», шедший вторым, отставал от соперника на два очка.

Из «Нюрнбергер цайтунг»: «Те жители нашего города, кто предпочел посещению матча другое занятие, ничего не потеряли, не придя на стадион. Футбола как такового на поле не было. Происходящее можно было назвать борьбой, боксом, конкурсом ругательств, но уж никак не состязанием в футбольном искусстве (...) Господа, мне нечего написать о ходе игры, в которой не было красивых комбинаций и острых моментов. Один штрафной удар следовал за другим, судья только тем и занимался, что свистел и делал замечания игрокам. Не удивлюсь, если за следующим матчем этих команд будут наблюдать только знакомые и родственники игроков...».

Вдобавок в этой встрече пострадал и судья. Кто-то из нюрнбергских фанов выскочил на поле, зарядил арбитру ногой в колено и убежал. Врач Club'a оказал судье помощь, и игра пошла своим чередом.

Встреча завершилась со счетом 0:0, а через две недели в Фюрте 20 тысяч человек увидели еще одну ничью (1:1), которая закрепила «Нюрнберг» на первом месте.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

Похожие:

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconСпенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского....
Спенсер украла парня своей сестры. Ария страдает по учителю английского. Эмили нравится ее новая подруга Майя намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconБальтасар Грасиан Карманный оракул
Все уже достигло зрелости, и более всего – личность. Ныне от одного мудреца больше требуется, чем в древности от семерых 1, и в обхождении...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКакой стол мне выбрать главный или предварительный?
Всё зависит от ваших финансовых возможностей. Самый весомый плюс главного стола в том, что вознаграждение в нем намного больше, чем...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconПравила игры в футбол и официальные комментарии
Рукопись подготовлена: Роджерс Риддинг, Секретарь-редактор Правил, Комитет нсаа по правилам игры в футбол

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига просто привела меня в восторг. Для меня всегда недосягаемым...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКраснухина Татьяна Ивановна врач терапевт, специалист по реабилитации....
Н+ высвобождаются, вода превращается в соляную кислоту. В случае с Naoh образуется гидроксильная группа (oh-), вода превращается...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconКнига дает пищу для ума и, я надеюсь, поможет людям осознать, где...
Она мне понравилось намного больше, чем книга, которую Максим Котин написал про меня. Многие люди не любят слушать свой голос, записанный...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconЗарождение экономической мысли в Древнем мире
Производительность труда увеличилась, теперь человек мог производить больше пищи, чем потреблял, т е появился прибавочный продукт....

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconТехника игры в мини-футбол
Игроку же, от которого мяч отскакивает, словно от стенки, и который не умеет точно передать мяч партнеру и ударить по воротам, трудно...

Борис Талиновский Намного больше чем футбол. Германские дерби iconДисциплинарный регламент
Правила Игры официальные документы, утверждающие Правила игры в футбол и мини-футбол приняты международными организациями и признанные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов