М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар




НазваниеМ. З. Закиев Происхождение тюрков и татар
страница1/6
Дата публикации10.12.2013
Размер0.67 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6
М.З.Закиев
Происхождение тюрков и татар
Москва, Издательство «Инсан», 2002
ББК 63.3 (2Р-6Т) 094 Печатается по решению бюро Отделения гуманитарных наук АН РТ
Редактор: доктор исторических наук, профессор Я.Ш.Шарапов
Рецензенты: доктор философских наук, профессор Р.Х.Бариев

доктор исторических наук, профессор Д.К.Сабирова
Работа выполнена по плану НИОКР РТ
В первой части книги делается попытка раскрытия древнейших этнических корней тюркоязычных племен и народов: субаров, сумеров, кангаров, хорасмиев, парфян, согдийцев, ариев, тохаров-тавров, кусанов, саков-скифов, сарматов, этрусков, оногуров, аланов-асов, хунов-сюнов и т.д. Сравнительно подробно описанные в других трудах этнические корни тюрков периода собственно тюркских государств затрагиваются лишь в общих чертах. Эта часть книги может быть полезной для воссоздания этнической истории не только булгаро-татар, но и других тюркоязычных народов.
Вторая часть книги посвящена освещению проблем этногенеза и основных вопросов этнополитической истории не вообще татар, а их конкретной части, а именно булгаро-татар, в состав которых исторически вошли татары Урало-Поволжья, сибирские татары и литовские татары. Наряду с этим вносится некоторая ясность в отдельные аспекты этногенеза древних татар, монголо-татар, тартар, ордынских татар, тюрко-татар, крымских татар и добруджинских (буджакских) татар.
Часть вторая, Первая глава
История изучения этногенеза татар
| 67. Первые попытки изучения этногенеза татар. Булгаро-татары формировались на основе консолидации местных тюркских и тюркизированных племен, которые в составе Волжско-Булгарского государства получили общее название булгары; далее в составе татарского государства Джучиева Улуса они приобрели внешний этноним татары (т.е. другие народы называли их татарами, хотя сами они продолжали именовать себя булгарами). Затем, в середине XIX в. этноним татары начал применяться у них как самоназвание, хотя при этом в народе сохранилось и прежнее название — булгары. Таким образом, современные булгаро-татары как этнос происходят от булгар в широком смысле этого слова, а этноним татары проник в их среду от названия монголо-татарского государства Джучиева Улуса и русского названия ордынского населения татарами. Поэтому при изучении этногенеза булгаро-татар мы не можем оставить в стороне и проблемы семантики этнонима татар, и истории его проникновения в среду булгар.
Первую попытку изучения татар и их этногенеза сделал тюрк по происхождению Махмуд Кашгарлы (Кашгарский, т.е. Махмуд из Кашгара) в своем энциклопедическом труде «Дивану лугат ит-тюрк» (Сборник тюркских наречий). Этот труд был написан на арабском языке под влиянием арабской культуры для обучения арабов тюркскому языку в 466 году по мусульманскому летосчислению (хиджри), который соответствует 1072—73 году по христианскому летосчислению (милади). Как и другие достижения арабско-тюркской культуры, «Дивану» М. Кашгарлы был утерян, его обнаружили лишь в начале ХХ в., и он постепенно вошел в научный оборот. Тем не менее мы считаем его первой попыткой определения этноса татар.
М. Кашгарлы считает, что татары — это тюркское племя; об их географическом расположении он сообщает cледующее: «Самым близкорасположенным к Византии тюркским племенем являются печенеги, далее к востоку идут племена кыфчак/кипчак, огуз, йемек, башкирт, басмыл, кай, йабаку, татар, кыргыз. Кыргызы — самые близкие к китайцам» [ Кашгарлы М., 1992, т. I, 28]. Далее он, говоря о татарах и других тюркских племенах, продолжает, что племена кай, йабаку, татар, басмыл имеют свои особые языки, вместе с тем они хорошо говорят и по-тюркски; кыргызы, кыфчаки, огузы... имеют особые тюркские языки, к ним близки языки йемеков и башкиртов [там же, 30].
Из этого сообщения следует, что древние татары жили где-то рядом с кыргызами, по-видимому, в Центральной Азии, может быть, в Монголии, их язык не был похож на язык башкиртов и йемеков. Следовательно, он сильно отличался и от современного булгаро-татарского языка, очень близкого к башкирскому. Кстати, следы йемеков сохранились на территории современного Татарстана рядом с башкирами в виде топонима §ІмІк/Ямак/Чамяк/Шемяк/ Семяк. Этот факт говорит о том, что башкирский и йемекский языки принимали участие в формировании языка булгар, а тогдашний татарский язык был далек от этих говоров.
Представляют большой этногенетический интерес сообщения М.Кашгарлы и о булгарах. Булгары и сувары живут рядом с печенегами, расположенными рядом с Византией,— замечает он,— языки их тюркские, но с сокращенными окончаниями [ Кашгарлы М., 1992, т. I, 30]. Если М. Кашгарлы сравнивает эти языки с огузскими, то в булгарском и суварском окончания действительно усеченные: огуз. biliyorum, biliyoruz, а булг. bilem (белІм), bilebiz (белІбез). Далее он сообщает, что булгары, сувары, йемеки, кыфчаки звуки [д], [й] превращают в [з]: одни тюрки говорят адак ‘ноги’, другие — айак, а булгары, сувары, йемеки — азак [там же, 32]. Из этого сообщения становится ясно, что мнение современных языковедов о ротацизме (т.е. о превращении звука [з] в [р]) в древнем булгарском языке не соответствует действительности. Если бы булгарский язык характеризовался ротацизмом, то тюркское слово азак (айак) произносилось бы как арак (чув. ура ‘нога’).
Первые попытки определения этнических корней татар делались и в тюркских шеджере (родословное древо тюрков). Такое шеджере под названием «Джами’ ат-таварих» (Сборник летописей или сборник историй) было составлено крупнейшим персидским историком XIV в. Рашид-ад-дином. Он считает, что тюркские народы, основную часть которых называют монголами, происходят от отдельных людей, являвшихся сынами, внуками, правнуками или праправнуками пророка Ноя. Одной из ветвей тюрков были татары. По мнению Рашид-ад-дина, в древности татары жили вблизи границ Хитая. «Большую часть времени они были народом, повинующимся и платящим дань Хитайским императорам» [ Рашид-ад-дин, 1952, 101]. Затем основным местом их обитания стала местность, называемая Буир-науром.
Татарам позже из-за интенсивного развития удалось взять верх над другими; «и из-за их чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при [всем] различии их разрядов и названий, стали известны под их именем и все назывались татарами ... в настоящее время, вследствие благоденствия Чингизхана и его рода, поскольку они суть монголы,— [разные] тюркские племена ...— все они из-за самовосхваления называют себя монголами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени» [там же].
К этому разряду источников можно отнести «Шеджера тюркия» («Родословное древо тюрков»), написанные Хивинским ханом Абуль-Гази Багадурханом в 1663 году. Он полагает, что от пророка Ноя происходит Аланча-хан, у которого было два сына-близнеца: Татар и Монгол. От Татара происходят татары [ Абуль-Гази, 1906, 33]. Татары раньше жили близ Китая, повиновались китайским императорам, затем были втянуты в военные походы Чингиз-хана и жили в его империях.
Традиция составления шеджера продолжается, оно становится любимым занятием грамотных людей. Авторы этих шеджере выводят свой народ из племен, образовавшихся путем размножения отдельных пророков, личностей-ханов, главным образом чингизидов, происхождение которых связывается обязательно с пророком Ноем.
В плане реальности труд Махмуда Кашгарлы выгодно отличается от шеджере.
| 68. История изучения этногенеза татар монгольских государств чингизидов. Этноним татары в Европе и Передней Азии становит ся известным в связи с монголо-татарскими завоевательными походами. Чингиз-хан и его сыновья, наступая на другие страны, «повсюду посылали вперед татар,— отметил Гильом (Виллем) Рубрук,— и отсюда распространилось их имя, так как везде кричали: «Вот идут татары» [ Карпини Дж., 1957, 116].
Известный персидский историк XIV в. Рашид-ад-дин, описывая реалии своего времени, отметил, что тюрки всех завоеванных чингизидами стран называются татарами. Так, он пишет: «....в областях Хитая, Хинда и Синда, в Чине и Мачине, в стране киргизов, келаров и башкир, в Деште-Кипчаке ... у арабских племен в Сирии, Египте и Марокко [Магрибе] все тюркские племена называются татарами» [ Рашид-ад-дин, 1952, 103]. В данной части своей летописи Рашид-ад-дин, рассказывая о тюрках, утверждает, что в вышеназванных странах тюрков называют татарами. Из других источников мы знаем, татарами называли не только тюрков, но и все население монгольских государств, созданных армией чингизидов, называемой татарской.
Далее Рашид-ад-дин описывает этнические корни монголо-татар в духе других родословных книг, т.е. этнические корни татар он связывает с пророками.
В Европе и завоевания чингизидов, и созданные ими государства также становятся известны как татарские. Здесь вместо этнонима татар начинают применять слово тартар ‘люди ада’. Французскому королю Людовику IX приписывают изречение: «Если татары придут, мы их прогоним в Тартар [ Бартольд В.В., 1977, т. IX, 271]. Действительно, в Западной Европе татар часто называли тартарами, т.е. выходцами из Тартара — Ада [ Матузова В.И., 1979, 164].
К татарам здесь относили все народы тех территорий, которые были завоеваны монголо-татарами, а именно народы всех монгольских государств чингизидов, а именно Монгольской феодальной империи и созданных после ее развала четырех империй чингизидов: Хубилая (Китай и др. страны), Чагатая (Средняя Азия, Афганистан и др.), Хулагу (Иран, арабские страны и др.), Джучи (Россия, Волжская Булгария, Казахстан и др.). Например, в сборниках Софийской библиотеки под номерами 1464 и 1465 находится статья, датируемая первой третью XVI в., начинающаяся словами «Татарским землям имена». Вот ее текст. «Татарским землям имена: Самарханд, Чагадаие, Хорусани, Голустани, Китаи, Синяя орда, Шираз, Испаган, Орначь, Гилян, Сизь, Шарбан, Шамахии, Савас, Арзуноум, Телфизи, Тевризи, Гурзистани, Обези, Гоурзии, Багдат, Темирькабы, рекше Железная врата, Орда большая, Крым, Васьторокань, Сараи, Азов, Калмакы, Ногаи, Шибаны, Казань» [ Казаков Н.А., 1979, 253]. Автор исследования Н.А.Казаков искаженным названиям дает следующие объяснения: Орначь — Ургенч, Сизь — Сиз в Килийской Армении, Савас — Севастия, Арзуноум — Эрзерум, Телфизи — Тбилиси, Обези — Абхазия, Шибаны — земля шибанских татар (узбеков) [там же, 1979, 154].
В XV—XVI вв. первые более или менее подробные карты располагают «Тартарию» в Восточной Европе, в Сибири, на Кавказе, Передней, Средней и Центральной Азии. Такая традиция продолжается очень долго. Так, В.В.Бартольд по этому поводу отмечает, что «Тартария» в европейской литературе употребляется с такой же неопределенностью, как и в греческой — слово «Скифия». «Термин „Высокая Тартария” для обозначения Центральной части Азии только недавно вытеснен из географической терминологии» [ Бартольд В.В., соч., т. IX, 1977, 271]. На это обращает внимание и В.Н.Татищев: «Европейские писатели... всю восточно-западную Азию „Великая Тартария” имянуют ... но ни един народ, за Яиком обитаюсчие, (слово татар) не употребляют» [ Татищев В.Н., 1962, 233].
Позже западноевропейские ученые, ознакомившись на местах с самими народами, начинают различать этих татар по самоназваниям. Так, немецкий ученый и путешественник XVII в. Адам Олеарий, посетивший Поволжье, называет народ булгарскими татарами [ Олеарий А., 1905, 408].
Таким образом, и в Западной Европе первоначальное изучение этногенеза ограничивается стремлением определить народы, называвшиеся тогда со стороны европейцев тартарами. Они представляют «тартар» остатками монголо-татарских завоевателей. Лишь некоторые, посетившие Восточную Европу или Азию, начинают понимать, что среди этих татар имеются и местные народы.
В России первыми этногенетическими исследованиями нерусских народов занимаются также иностранцы, приглашенные сначала Петром I, затем и русской Академией наук. В течение XVIII в. Академия снарядила ряд экспедиций в Поволжье, Сибирь и Кавказ по изучению нерусских народов. Этими экспедициями — благодаря усилиям стоявших во главе них натуралистов ( Г.Шобер, Д.Г.Миссершмидт, Г.Ф.Миллер, И.Э.Фишер, П.С.Паллас, И.И.Лепехин, С.Г.Гмелин, И.А.Гильденштедт, И.П.Фальк, И.Г.Георги) и научно-организационной деятельности «просвещенных администраторов» ( В.Н.Татищев, П.И.Рычков) — был собран и частично обработан большой лингвистический, этнографический, топонимический, исторический и географический материал, относящийся к различным народам и народностям, населявшим восточные окраины тогдашней России, в том числе и, пожалуй, в подавляющем количестве — материалы по тюркским народам, языкам, истории и фольклору [ Кононов А.Н., 1982, 58].
Эти иностранные специалисты, воспитанные в Западной Европе, этноним татары применяли для обозначения жителей всех четырех империй чингизидов, но поскольку они получили задание изучить нерусские народы России, постольку татарами называли все восточные нерусские народы России, а их земли, по традиции западноевропейских ученых, продолжали именовать Великой Тартарией. Но изучая на месте местные языки, эти иностранцы пришли к выводу, что под этнонимом татары могут подразумеваться различные народы. Так, Ф.И.Страленберг (1676—1747) — пленный капитан шведской армии Карла XII, сосланный в 1711 году в числе других пленных шведов на поселение в Тобольск — оставил заметный след в истории комплексного изучения татар Сибири, и ему одному из первых удалось на основе достоверных фактов сгруппировать языки, на которых говорили татары Великой Тартарии и Сибири. В своих трудах «Новое географическое описание Великой Татарии...» и «Северная и Восточная части Европы...» [ Страленберг, 1730] он приходит к выводу, что татары этих названных регионов говорят на 32 языках.
Можно было бы подробно говорить и о трудах других иностранцев, которые изучали татар Великой Татарии и Сибири. Но в данном случае в этом нет необходимости. Все они нерусские восточные народы России называли татарами, но в то же время отмечали, что эти татары состоят из разноязычных народов. К сожалению, этническая история этих народов для ученых не стала предметом глубокого изучения.
| 69. История изучения этногенеза татар и булгар русскими учеными. Как было сказано выше, западноевропейские ученые и «русские» западноевропейцы, занимаясь комплексным изучением татар Великой Тартарии, представляя этих татар населением татарских империй чингизидов, не обращали внимания на их более глубокие этнические корни.
В XVIII в. в России и русские ученые начали изучать труды, созданные древнегреческими писателями. Их особенно привлекала «История», написанная Геродотом в V в. до н.э., которая тесно связана с народами древнейшего периода России и которую можно было использовать для воссоздания отечественной истории.
Первым серьезным трудом, подвергающем исследованию проблемы скифов из сочинения Геродота, была «Скифская история», написанная Андреем Лызловым в 1692 году. До 1776 года она существовала лишь в рукописных списках, в 1776 г. — частично, а в 1787 году — полностью была опубликована. В этой книге автор представляет скифов предками татар и турок, доказывает свои выводы с разных сторон, использовав массу литературы. Ему хорошо были известны летописи — Никоновская, Львовская, так называемый «Засекин Летописец» (не дошедший до нашего времени) и др. Использовал он и Степенную книгу, пользовался хронографами разных редакций, многочисленными повестями («Повесть о турках», «Повесть о Махмете», «Повесть о Царьграде» из хронографической редакции Нестора-Искандера, «Повесть о взятии Казани»), большей частью заимствованными им из летописной традиции [ Нейхардт А.А., 1982, 8]. Хорошо знал А.Лызлов западные труды и труды античных авторов. Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что выводы А.Лызлова о том, что татары и турки являются одними из потомков скифов, достаточно убедительны.
Проблемами происхождения татар, тюрков и булгар в начале XVIII в. скрупулезно занимался известный русский историк Василий Никитич Татищев. В своих трудах, впоследствии выпущенных как «История Российская», он выделяет специальные главы: «Остатки скиф, турки и татара», «Татара от скиф за Имаем», «О болгарах и хвалисах, у древних аргипеи и исседони», «Болгары и хвалисы».
В.Н.Татищев полагает, что раньше скифами назывались славяне, сарматы, турки, монголы, персы, китайцы и даже немцы. Когда ученые разобрались в народах, каждого из них начали обозначать своими именами. В результате в X в. общее название скифы перестало употребляться. Грекам стали известны названия сарацени и турки, а в Западной Европе с XIII в. «Имя татар прославилось, и оные оба вместо скиф стали употреблять, мешая в оба разные обладанные ими народы» [ Татищев В.Н., 1962, т. I, 232—233].
В.Н.Татищев дает сведения и о том, что в России татарами называли всех магометан [там же, 239], но сами народы, которые со стороны европейцев и русских называются татарами, себя этим этнонимом не называют, даже не ведают, что обозначает это слово татар [там же, 233].
В.Н.Татищев подробно изучил и народ болгар/булгар. Как он полагает, болгары жили по Волге, Каме, Свияге, они имели великие города Болгар, Биляр, Ашлы, Ташлы и др. Болгары вошли в тесные торговые отношения с Персией, Индией, с арабскими странами, Новгородом, Швецией, Голландией, Ирландией и другими странами.
По мнению В.Н.Татищева, болгары исторически восходят к древним хвалисам, исседонам и аргиппеям. Хвалисы жили на севере Каспийского моря, которое называлось еще и Хвалынским морем (от этнонима хвалисы). В 1232 году суздальский епископ Симон хвалисов назвал Нижними болгарами, Абуль-Гази Багадурхан в своей татарской истории болгарские земли именовал Дешти-Кыпчак, а древнегреческие писатели болгар называли исседонами [Татищев В.Н., 1962, т. I., 269], а Геродот и Плиний болгар аргипеями имяновали [ Татищев В.Н., т. IV, 70].
Таким образом, В.Н.Татищев как татар (всех магометан), так и болгар считает аборигенами края и их происхождение связывает с различными скифскими племенами.
Проблемами истории татар и тюрков занимался еще и русский ученый XVIII в. Петр Иванович Рычков. Слово татары он применял также в широком смысле, включая в это понятие почти все тюркские народы. «Все ученые люди согласуются в том,— пишет он,— что татарский народ, во многие места рассеявшийся, есть сущее отродие скифов, и все древние, как греческие, так и римские писатели, нынешних татар обыкновенно под именем скифов, а иногда и сарматов тут же включая, описывали» [ Рычков П.И., 1999, 45]. Далее П.И.Рычков отмечает, что скифы жили и в Европе, и в Азии, «что между скифами, а паче между сарматами, всегда и немало славян обитало» [там же].
В произведениях П.И.Рычкова мы находим сведения и о болгарах. По его сведениям, болгары жили в Дешти Кыпчаке, воевали против монголов, в их стране — в Великой Болгарии — жили еще и башкиры.
Отголоски взглядов западноевропейских ученых о народах Великой Татарии, о скифах, признанных предками многих местных народов Восточной Европы и Азии, имеются еще в «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина [гл. I].
Учения историков XVIII в. о скифах и об их потомках-татарах (в широком смысле этого слова) современными учеными — сторонниками скифо-иранский теории считаются ненаучными [ Нейхардт А.А., 1982, 23], ибо в XIX в. начинается настоящая борьба за скифское наследие: одни ученые считают скифов славянами, другие — индоевропейцами, третьи — индоиранцами, в частности осетинами. Мы полагаем, что в исследованиях ученых XVII—XVIII вв. есть рациональное зерно.
| 70. Зарождение и развитие мадъяро-мишаро-татарской концепции в истории изучения этногенеза татар. В истории изучения этногенеза татар в узком смысле этого слова (татар не в смысле ‘нерусские восточные народы’ и не в смысле ‘тюрки’), т.е. булгаро-татар определенное место занимает исследование процесса зарождения и развития мадьяро-мишаро-татарской концепции. Согласно этой концепции, в Урало-Поволжье в VI—IX вв. н.э. располагалась так называемая Маgna Hungaria (Великая Венгрия), которая якобы в IX в. почему-то переселилась в Паннонию, а не переселившаяся часть венгров (мадьяр) под влиянием пришлых тюрков отюречилась, в результате чего образовались мишари-татары и башкиры.
Как и откуда появилась такая концепция?
Как известно, арабо-персидские путешественники — составители сведений о других народах, в IX—X вв. н.э. указывали, что между землею печенегов и землею болгарских съкълъ есть страна Альмаджгария, где живут маджгары [ Заходер Б.Н., 1967, 48]. В середине XIX в. французский ученый Ш.Дефремери маджгар идентифицировал с мадьярами-венграми. В дальнейшем ученые, согласные с такой трактовкой маджгаров, по-своему установили, что маджгары — это действительно венгры, они в VII—IX вв. жили не только между булгарскими съкълъ и печенегами, но и на земле булгар и башкир по реке Белой, в Приуралье и на Южном Урале: в этих регионах была якобы Великая Венгрия. Обнаруженную здесь так называемую кушнаренковско-караякуповскую археологическую культуру относили к остаткам жизнедеятельности Великой Венгрии. Но поскольку в более известное время здесь венгров не было, а жили булгары и башкиры, постольку делали вывод о том, что Великая Венгрия ушла в Паннонию (почему, с какой целью целая страна тронулась со своего обжитого места и ушла в неизвестность?), ее место в Урало-Поволжье заняли тюрки, которые отюречили оставшуюся часть венгров, образовав при этом новые народы под названием татары-мишары и башкирды.
Поверив в правильность этой версии, историки начали искать следы венгров на территории Татарстана, и Башкортостана. Так, Е.А.Халикова и А.Х.Халиков «нашли» венгерские захоронения в Больше-Тиганском могильнике Алексеевского района, в самом центре Волжской Булгарии [ Халикова Е.А., Халиков А.Х., 1981], а башкирские историки «нашли» следы венгров-угров на Южном Урале [см. сб. «Проблемы древних угров на Южном Урале».—Уфа, 1988]. Но по этому вопросу среди археологов нет единого мнения. В.А.Иванов, который занимается исследованиями этих проблем, признает, что если большинство исследователей памятники кушнаренковско-караякуповского типа считает «угорскими ( Е.А.Халикова, А.Х.Халиков, Г.И.Матвеева, Е.П.Казаков, В.А.Могильников, Р.Г.Кузеев, В.А.Иванов) или угросамодийскими ( В.Ф.Генинг), то Н.А.Мажитов настойчиво проводит и отстаивает идею о принадлежности кушнаренковско-караякуповских памятников (по Н.А.Мажитову — кара-якуповская культура) тюркам — древним башкирам» [ Иванов В.А., 1988, 53]. Не согласен с утверждением о наличии «Великой Венгрии» в Урало-Поволжье и археолог В.Ф.Генинг. В частности, он писал: «даже беглый обзор показывает, что генетически мо гильники кушнаренковского типа и венгерские IX—X вв. несопоставимы, следовательно, неправомерно выделение территории низовьев р. Белой как «Великой Венгрии» [ Генинг В.Ф., 1977, 320].
Более внимательный анализ данных о маджгарах очень легко опровергает несостоятельность маджаро-мишаро-татарской и маджаро-башкирской концепций.
Во-первых, вызывает сомнение определение места расселения маджгаров. Арабские источники пишут, что Маджгария расположена между землями булгарских скл (съкълъ) и печенегов, что маджгары имели непосредственные экономические связи с Византией. В XI в. Махмуд Кашгарлы отметил, что печенеги живут рядом с Византией. Возникает сомнение, вряд ли маджгары были расположены на территории между Волгой и Уралом, скорее всего они могли жить где-то на Северном Кавказе.
Во-вторых, арабские путешественники в один голос сообщают, что маджгары — тюрки, говорят они по-тюркски. Сторонники идентификации маджгар с венграми-мадьярами очень легко утверждают, что якобы восточные историки дружно ошибались, что они венгрский язык по ошибке относили к тюркскому языку [ Эрдейн И., 1961, 307—320]. Ш.Дефремери и его последователи просто не были в курсе того, что были и есть маджгары, говорившие на тюркском языке; они жили и живут на Северном Кавказе и в бассейне рек Ока, Сура, в Мещерской низменности. Арабские путешественники скорее всего пишут об этих тюркоязычных маджгарах/мaчарах/мишарах.
В-третьих, если бы мишари и башкиры первоначально были венгероязычными мадьярами, то в их языке обязательно сохранился бы венгерский субстрат, т.е. венгерские родные слова, но их нет. Следовательно, на процесс формирования мишарей и башкир венгры никакого влияние не оказывали.
Не найдя венгерского субстрата в языке мишарей и башкир, некоторые ученые пришли к выводу, что предки татар и башкир в Урало-Поволжье вместе с венграми не жили. Они (предки татар и башкир) якобы со стороны наблюдали, когда Урало-Поволжье освободится от венгров, и только после ухода отсюда всех венгров пришли в Урало-Поволжье [ Серебренников Б.А., 1963, 22].
В-четвертых, если бы в Урало-Поволжье в течение 200—250 лет жили венгры-мадьяры, то после них должна была остаться масса венгерских топонимов, но их также нет.
Что касается обнаружения захоронений, похожих на захоронения в Венгрии, Е.А.Халиковой и А.Х.Халиковым в самом центре Волжской Булгарии, а башкирскими учеными — в Прикамье и Приуралье [Венгры, 1987, 236—239], то надо сказать, что эти территории не являются землями между болгарскими скл (съкълъ) и печенегами.
Как же объяснить факт обнаружения в Венгрии и Урало-Поволжье идентичных захоронений? В Паннонии, где расположена Венгрия рядом с венграми жили тюркоязычные куманы, куны (хуны), аланы-асы, которые имели место и в Урало-Поволжье. Поэтому нет ничего удивительного в том, что как в Паннонии, так и в Урало-Поволжье должны были обнаружиться однотипные могильники.
Таким образом, мадьяро-мишаро-татарская и мадьяро-башкирская концепции этногенеза не соответствуют действительности.
| 71. Зарождение и развитие булгаро-татарской концепции в истории изучения этногенеза татар. Еще первые иностранные ученые, которые в семантику этнонима татар включали всех восточных нерусских, позже — всех тюрков, обращали внимание на то, что эти татары состоят из различных народов: вогульских татар (манси), абаканских татар, чулымских татар, казахских татар и т.д. Среди них уче­ные-путешественники еще в XVII в. отмечали наличие булгаро-татар, т.е. булгарских татар [ Олеарий А., 1905, 408]. Это было первое в истории применение этнонима булгаро-татары.
Булгарское происхождение казанских татар было известно татарской интеллигенции XVII—XVIII вв. Об этом говорит появление двух трудов по истории булгар в конце XVIII и начале XIX в. Это «Таварих-и Булгария» Хисамутдина бин Шарафутдина Булгари-Муслими и «Тарих наме-и Булгар» Таджутдина Ялчыгулова. Они написаны в традиционном жанре «родословная тюрок», где происхождение булгар по традиции родословных писаний ретроспективно доводится до пророков и Адама [ Усманов М.А., 1972, 134—166; Галяутдинов И.Г., 1998].
История изучения этногенеза татар в XIX веке характеризуется тем, что этноним татар в России начали применять в узком смысле, т.е. в его семантику включали только татар Урало-Поволжья, крымских, литовских, добруджинских. Появились историки, изучающие этногенез только казанских татар или иногда татар Урало-Поволжья.
В начале XIX в. первые же историки, занимавшиеся этногенезом татар Урало-Поволжья специально, сразу же заметили, что история этнонима татар и история этноса татар не совпадают. Им удалось доказать, что татары Урало-Поволжья по своим антропологическим признакам, этнологическим особенностям, мифологическим воззрениям нисколько не похожи на монголо-татар, а скорее напоминают местные тюркоязычные племена, называемые в составе Булгарского государства булгарами. А это государство тогда занимало территорию не только Средней Волги (как сейчас некоторые булгароведы безосновательно сужают его границы), а более обширные регионы: от Оки до берегов Каспийского моря, от границ Древней Руси до Иртыша и границ Хорезма. На этой обширной территории булгары даже после распада Золотой Орды считали себя отдельным народом, не причисляли себя к татарам, т.е. к монголо-татарским завоевателям. Первые исследователи татарской истории, заметив это, утверждали, что волжские татары как этнос являются потомками местных волжских булгар, а этноним татар пришел сюда позже вместе с монголо-татарами.
Так, В.В.Григорьев, выпустивший в 1836 году специальную работу «Волжские татары», очень легко и доступно доказал, что волжские татары и есть волжские булгары. «Нынешние татары казанские и сибирские,— писал он,— разнося халаты по улицам русских городов, величают себя булгарлык „булгарством”» [ Григорьев В.В., 1836, 24].
Во второй половине XIX в. Н.Остроумов в труде «Первый опыт словаря народно-татарского языка по выговору крещеных татар Казанской губернии» утверждал, что этноним татар — пришлый, но он потом у русских служил внешним названием очень многих народов, в том числе и сибирских, крымских, волжских тюрков. Особо подчеркивая то, что этноним татар не стал самоназванием этих народов, он писал: «сами же эти инородцы до сих пор еще помнят о своем нетатарском, т.е. немонгольском происхождении и обыкновенно называют себя... мусульманами, или же булгарами» [ Остроумов Н., 1876, 10].
Большой вклад в развитие булгаро-татарской концепции внес С.М.Шпилевский, выпустивший в 1877 году в Казани результаты своих комплексных исследований под названием «Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии». Объясняя значение истории булгаро-татар для понимания процесса сложения русского народа, он писал: «великорусская народность слагалась и развивалась под непосредственным влиянием соседних инородческих племен, входивших в состав Булгарского союза, а впоследствии Казанского царства, перерождая инородцев в себя и многое воспринимая от них в свое существо» [ Шпилевский С.М., 1877, 1]. Впервые в истории булгаро-татар С.М.Шпилевский подвергает анализу основные мусульманские источники ( Ибн-Фадлана, Ибн-Русте, Ма суди, Эль-Балхи, Истахри, Ибн-Хаукаль) о булгарских городах [там же, 3—7]. То же самое можно сказать и о его подробном анализе русских источников о булгаро-татарах.
Необходимо отметить здесь и то, что после выхода в свет этого капитального труда С.М.Шпилевского этноним булгаро-татары применяется всеми ведущими историками татар.
Н.Г.Чернышевский, владея татарским языком, живо интересовался и татарской историей. Свои мысли об этногенезе татар он изложил так: «Из нынешних крымских, казанских и оренбургских татар едва ли есть хоть один человек, происходивший от воинов Батыя, что нынешние татары — потомки прежних племен, живших в этих местах до Батыя и покоренных Батыем, как были покорены русские» [ Чернышевский Н.Г., 1951, 245—246].
В конце XIX в. появляются историки — выходцы из волжских татар, они обогащают булгаро-татарскую концепцию новыми, более вескими доводами. Среди них первым в списке должен стоять Каюм Насыри, который придерживался теории булгарского происхождения татар и в доказательство этого приводил много этнографических данных [ Насыри К., 1975].
Убежденным сторонником булгаро-татарской кон цепции выступил Шигабутдин Марджани. С одной стороны, он неопровержимо доказал, что предками татар являются местные тюркские племена, названные в составе Булгарского государства булгарами, с другой стороны, разъяснял, что этот народ этноним татар уже принял, поэтому отказываться от него, как это делают некоторые, не следует. Негативное отношение русских к татарам идет не только от того, что татар называют именем завоевателей; если бы народ назывался не татаром, а мусульманом, негативное к нему отношение русских все равно сохранилось бы, разъяснял он [ Марджани Ш., 1989, 43—44]. Все здоровые силы татарских историков затем шли по стопам Ш.Марджани и были сторонниками булгаро-татарской концепции в изучении этногенеза этого народа.
Первым после Ш.Марджани продолжал глубокие этногенетические исследования Гайнетдин Ахмеров и выпустил две книги: Болгар тарихы ‘История Булгарии’ (1909), Казан тарихы ‘История Казани’ (1910). Относительно этногенеза татар Г.Ахмеров в «Истории Казани» писал: «Хотя традиционно считается, что Булгары и Казань — суть два государства, сменившие одно другое, но при тщательном историческом сравнении и изучении легко выяснить их прямую наследственность и в какой-то степени даже тождественность: в Ка­занском ханстве жил тот же тюрко-булгарский народ» [ Ахмеров Г., 1998, 62].
Выдающийся историк Риза Фахреддинов считал тюрков и булгар предками современных татар, но он термин татар не применял, современных татар называл казан тјреклІре ‘казанские тюрки’, соответственно и его книга называется «Болгар вІ казан тјреклІре» (Булгарские и Казанские тюрки), составленная в основном в 1908—1918 годах, но изданная лишь в 1993 г. Что касается самих булгар, то Риза Фахреддинов считает, что они образовались в результате консолидации гуннов и финно-угорских народов. Население Булгарии хотя имело общее название булгар, среди них народы сохранили и свои собственные этнонимы: тюрк, чуваш, ар, чирмиш, башкир, мишар, типтяр и др. [ Фахреддинов Р., 1993, 24].
В 1909 году Г.Алисов в своей статье «Мусульманский вопрос в России» (Русская мысль, № 7) отметил: «Если спросить татарина про его национальность, он не назовет себя татарином и этнографически будет отчасти прав, так как это название является историческим недоразумением» [ Алисов Г., 1909, 39]. Здесь он полагает, что эти татары есть потомки булгар.
В 1910 году вышла книга П.Знаменского «Казанские татары» (Казань), в которой автор обращает внимание читателей на то, что «сами татары называют себя булгарами (булгарлык), ставя себя, таким образом, в самую непосредственную связь с этой... народностью» [ Знаменский П., 1910, 4].
Знаменитый татарский историк Хади Атласи в книге «Казан ханлыгы» (Казанское ханство.—Казань, 1914) строительство Казани непосредственно связывает с булгарами, считая их предками казанских татар [ Атласи Х., 1993, 185].
Всемирно известный историк Ахмет Заки Валиди Тоган, еще в студенческие годы в Казани написал книгу «Кыскача тјрек-татар тарихы» (Краткая история тюрко-татар.—Казань, 1917), в которой булгарский период рассматривается как один из этапов формирования булгаро-татар от тюрков.
Известный татарский историк Газиз Губайдуллин, выступая за закрепление этнонима татар, отмечает, что название татар было дано населению Золотой Орды
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconПроисхождение атмосферы и гидросферы. Условия существования атмосферы...
Происхождение Солнечной системы и Земли. Энергия аккреции Земли и энергия гравитационной дифференциации

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconСказка о тройке Происхождение высших растений Читаю одну из многочисленных...
Доступно и просто даже для неподготовленного читателя в книге рассказывается о строении растений, законах их жизнедеятельности, об...

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconВопросы к экзамену по курсу
Их основные находки и материальная культура. Эпоха верхнего палеолита: происхождение человека, общественных отношений и искусства....

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар icon5. Борьба Руси с иноземцами в XIII в
В XIII в. … С востока на Русь обрушились полчища монголо-татар, с запада шведы и немецкие рыцари

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconН. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193
Бакиева, Г. Т. Обычай и закон. Очерки правовой культуры сибирских татар в xviii-начале XX века / Г. Т. Бакиева; отв ред

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconА. В. Беляков Смотренный список касимовских татар
Не исключение и касимовские татары: структура, а тем более, персональный состав этой корпорации остаются почти не изученными, одной...

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconЗолотая Орда (середина хiii-середина XV веков)
Военное руководство было в руках беков. Баскаки осуществляли военный надзор, иногда сбор налогов. Сами монголы, попав в среду и под...

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconОбраз волка является одним из значительных зооморфных символов в...
Тем не менее, данный образ на истоках носил женскую ипостась, являясь почитаемым образом и предком у хунну и древних тюрков, а также...

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар icon1. Предмет и задачи истории физической культуры. Методы изучения....
Ифк изучает происхождение, закономерности и специфич принципы развития ифк. Включает в себя: историю и систему фв, историю ведущих...

М. З. Закиев Происхождение тюрков и татар iconСветлана Бурлак. Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы
Светлана Бурлак. Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы. М.: Астрель, 2012

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов