Джоржа Барны "Языческое Христианство"




Скачать 209.53 Kb.
НазваниеДжоржа Барны "Языческое Христианство"
Дата публикации19.12.2013
Размер209.53 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
ПРОПОВЕДЬ НЕПРИКОСНОВЕННАЯ.
Глава из книги Френка Виолы и Джоржа Барны

"Языческое Христианство"

«Христианство не разрушило язычества, оно его приспособило под себя»

- Вил Дурант, американский историк двадцатого века.

«В моих речах и проповедях были не убеждающие слова человеческой мудрости, а наглядное доказательство силы Духа, чтобы вера ваша была не от человеческой мудрости, а от Божьей силы»

- Павел из Тарса в 1Коринфянам 2:4-5.

Мы подходим к рассмотрению самой неприкосновенной церковной практики — к проповеди. Если из порядка протестантского собрания удалить проповедь, оно превратится в большую спевку. Удалите из воскресного служения проповедь и посещаемость собраний неизбежно упадет.
Проповедь — это краеугольный камень протестантского богослужения. Вот уже пятьсот лет проповедь работает с точностью часового механизма. Каждое воскресное утро пастор вступает за кафедру и произносит вдохновляющую речь к занимающей ряды пассивной аудитории. Проповедь занимает такое важное положение, что она является главной причиной, почему многие христиане ходят в церковь. На самом деле, все служение часто оценивается качеством проповеди. Спросите человека о том, как прошло собрание церкви в прошлое воскресенье, и вам, скорее всего, дадут некое описание услышанной проповеди. Короче говоря, в современном христианском мышлении проповедь является эквивалентом утреннего воскресного собрания. Но на этом все не заканчивается.
Уберите проповедь и вы только что удалили наиболее важный источник духовного питания для бесчисленного количества верующих (так принято считать). И, тем не менее, шокирующая реальность такова, что современная проповедь не основана на Писании. Более того, она была позаимствована из языческой культуры, обласкана и приспособлена для христианской веры. Это утверждение выбивает почву из под ног, не так ли? Но есть нечто еще.
Проповедь полностью заслоняет собой настоящую цель для церковного собрания, как задумал его Бог. Проповедь не оказывает почти никакого влияния на настоящий духовный рост христиан. Пожалуйста, не падайте в обморок... мы докажем наши утверждения на последующих страницах.
^ ПРОПОВЕДЬ И БИБЛИЯ
Нет сомнений, что некоторые из прочитавших первые абзацы этой главы возразят: «Мы видим проповедующих людей на страницах Библии от самого начала и до конца. Вне всяких сомнений, проповедь основана на Писании!».
Следует признать, что Писание действительно повествует о проповедующих мужчинах и женщинах. Тем не менее, есть существенная разница между описанным в Библии богодухновенными проповедью/обучением, и тем, как выглядит современная проповедь. Эта разница почти всегда незаметна по причине того, что современные обычаи невольно подменяют истинный смысл слов, которые мы читаем в Писании. Поэтому, мы ошибочно воспринимаем современную проповедь с кафедры за имеющую основание в Писании. Давайте разберемся. У современной проповеди есть следующие черты:


  • Она произносится на регулярной основе — верно проповедуется с кафедры как минимум раз в неделю.

  • Она произносится одним и тем же человеком — чаще всего это пастор или другой рукоположенный проповедник.

  • Она произносится для пассивной аудитории — по сути это монолог.

  • Это изысканная форма речи — у нее есть специфическая структура, обычно включающая в себя вступление, три-пять пунктов и заключение.


Сравните такую проповедь с той, что описана в Библии. В Ветхом Завете Божьи люди проповедовали и учили. Но их выступления не похожи на современную проповедь. Вот основные черты ветхозаветной проповеди:


  • Активное участие слушателей и прерывания проповедника были естественны.

  • Пророки и священники говорили без предварительной подготовки, побуждаемые сложившейся ситуацией, и без заготовленного текста.

  • Нет намека на то, что ветхозаветные пророки и священники выступали перед Божьим народом регулярно. Наоборот, проповедь в Ветхом Завете имела природу единичных обращений, произносимых от случая к случаю, разнообразных по форме и содержанию и открытых к участию слушающих. Проповеди в древних синагогах имели подобные черты.


Перенесемся в Новый Завет. Господь Иисус не произносил стандартных проповедей для одних и тех же слушателей. Его учение и проповеди принимали много различных форм. И Он произносил свои учения многим различным аудиториям слушателей. Конечно, Он уделял особое внимание обучению своих учеников. Но даже послания обращенные к ученикам всегда были спонтанными и неформальными.
Следуя тому же примеру, проповеди апостолов, записанные в книге Деяний, имели следующие черты:


  • Они были единичными, от случая к случаю.

  • Они произносились по особым случаям для того, чтобы разобраться с текущими проблемами.

  • Они были неподготовленными и не содержали в себе риторической структуры.

  • Чаще всего они были похожи на диалог (прерывания вопросами и личными мнениями), а не на монолог (игра в одни ворота).


В подобной манере и новозаветные послания свидетельствуют, что служение Божьего Слова было прерогативой всей церкви на их регулярных собраниях. Из посланий к Римлянам 12:6-8, 15:14, 1Коринфянам 14:26 и Колоссянам 3:16 мы видим, что это было учение, ободрение, пророчество, пение и наставление. Слова «друг друга» указывают на свободное общение в группе, со спонтанными высказываниями, которые свободно прерывались (1Кор.14:30) и обсуждались (1Кор.14:29). Наставления местных старейшин обычно тоже не были подготовлены заранее.
Если говорить коротко, современная проповедь, произносимая для потребления христианами, чужда для Писаний Ветхого и Нового Заветов. В Писании нет намеков на существование проповеди (в современном ее понимании) на собраниях первых христиан.

^ ОТКУДА ПОЯВИЛАСЬ СОВРЕМЕННАЯ ПРОПОВЕДЬ?
Самое ранее упоминание о регулярной проповеди в христианских источниках приходится на конец второго века. Клемент Александрийский в так называемом «Втором Послании от Климента» сокрушается о том, что проповеди производят очень мало изменений в христианах. Тем не менее, несмотря на признание поражения проповеди, к четвертому веку она стала стандартной частью собраний верующих.
Тогда напрашивается колкий вопрос. Если христиане первого века не были замечены в проповеди (как части собрания, какой мы ее сегодня понимаем), тогда откуда христиане пост-апостольской церкви ее взяли? Ответ очевиден: христианская проповедь была позаимствована из языческого котла греческой культуры!
Чтобы найти истоки проповеди нам придется вернуться к пятому веку до нашей эры, к группе странствующих учителей называемых софистами. Софистам приписывается изобретение риторики, т. е. искусства убеждающей речи. Софисты набирали себе учеников и требовали платы за свои выступления.
Софисты были искусными участниками дебатов. Они мастерски аппелировали к эмоциям, использовали свой внешний вид и хитросплетенную речь, чтобы «продать» свои доводы. Со временем стиль, форма и ораторские навыки софистов стали цениться гораздо выше, чем точность содержания их речей. Это породило целый класс людей, которые были мастерами искусных фраз, «превозносящих стиль речи ради самого стиля». Проповедуемые ими истины были абстрактны и неприменимы в их личных жизнях. Они были экспертами в преподнесении формы, а не содержания.
Софисты выделяли себя особыми одеяниями. Некоторые из них имели постоянное место жительства, где они произносили регулярные проповеди к постоянной аудитории слушателей. Другие путешествовали и произносили отполированные речи, что приносило им немалый достаток. Иногда греческий оратор выходил на сцену уже «облаченным в свою кафедральную робу». Он поднимался по ступеням к своему возвышенному седалищу, чтобы присесть перед тем, как произнести проповедь.
Чтобы подтвердить свои мысли, оратор цитировал строфы из Гомера. Некоторые ораторы изучали Гомера так скурпулезно, что могли цитировать его по памяти. Речь софиста была настолько завораживающей, что слушатели могли начать хлопать прямо во время его выступления. Если выступление было успешным, то люди могли назвать его «вдохновленным свыше».
Софисты были наиболее выдающимися людьми своего времени. Многие из них жили за деньги, вырученные от их выступлений. В честь других возводились памятники.
Примерно веком позже, греческий философ Аристотель (384-322 г. до н.э.) привнес в риторику структуру, состоящую из трех пунктов. «Целое должно иметь начало, середину и конец» - говорил Аристотель. Со временем греческие ораторы стали использовать принцип Аристотеля о трех пунктах повсеместно.
Греки были буквально опьянены риторикой. Софисты добились хорошего результата. Когда римляне завоевали Грецию, они тоже помешались на риторике. В результате греко-римская культура выработала ненасытный аппетит к слушанию людей, преподносящих зажигательные речи. Проповеди профессиональных философов стали настолько модными, что регулярно сопровождали обеды в качестве развлечения.
Древние греки и римляне видели в риторике одну из величайших форм искусства. Соответственно, в римской империи ораторы получали такой же блистательный статус, какой сегодня американцы приписывают звездам кино и профессиональным спортсменам. Это были яркие звезды тех дней.
Ораторы могли привести толпу в неистовство просто пользуясь силой своих навыков ведения дискуссии. Учителя риторики, ведущей науки той эпохи, были гордостью каждого значимого города. Их ученики становились знаменитостями. Иными словами, греки и римляне пристрастились к языческим проповедям также, как многие христиане зависимы от «христианской» проповеди сегодня.
^ ВЛИВАНИЕ ЗАГРЯЗНЕННОЙ СТРУИ
Каким же образом греческая проповедь нашла дорогу в христианскую церковь? В третьем веке в церкви образовался вакуум из-за отсутствия взаимоназидающего служения в теле Христа. В те дни последние путешествующие христиане, говорившие из пророческого дара по внезапному побуждению, покинули страницы истории церкви. На их месте стало появляться профессиональное духовенство. Собрания, открытые для участия всех верующих, стали превращаться в литургии. «Собрания верующих» были заменены на «церковные богослужения».
Иерархическая структура церкви пускала все более глубокие корни. Появилось понятие профессиональных религиозных деятелей. В связи с этими изменениями настоящие христиане все сложнее вписывались в эволюционирующую церковную структуру. Для них больше не осталось места, т. к. они уже не могли пользоваться своими духовными дарами. К концу четвертого века церковь полностью превратилась в организацию.
Параллельно, многие языческие ораторы и философы принимали христианство. В результате, языческие философские идеи также незаметно проникли в сообщество христиан. Многие из этих людей стали богословами и руководителями ранней христианской церкви. Их называют отцами церкви, и мы до сих пор располагаем некоторыми из их письменных работ (Тертуллиан, Киприан, Арнобий, Лактанций, Августин).
Таким образом, языческое понятие об обученных профессиональных ораторах, произносящих речи за вознаграждение, переместилось прямо в сердце христианства. Заметьте, что концепция «оплачиваемого учителя-профессионала» пришла к нам из Греции, а не из иудаизма. Иудейские раввины традиционно занимались ремеслом, чтобы не обременять своих учеников платой за обучение.
В итоге история закончилась тем, что бывшие языческие ораторы (обратившиеся в христианство) начали использовать свои греко-римские навыки ораторства для христианских целей. Они восседали на своих должностных креслах и разъясняли людям тексты Священного Писания точно также, как софисты толковали почитаемый текст Гомера. Если вы попытаетесь сопоставить языческую проповедь третьего века с проповедями отцов церкви, вы найдете в них схожие структуру и фразеологию.
Таким образом, в христианской церкви зародился новый стиль передачи информации, делающий ударение на отшлифованную риторику, замысловатую грамматику, пышное красноречие и монолог. Это был стиль, выработанный для развлечения и выставления напоказ ораторских способностей выступающего. Это была греко-римская риторика. И только обученные ей имели право обращаться к собранию! Звучит знакомо?
Ученый богослов Уэйн Оатс выразил это следующими словами: «Первоначальное провозглашение христианского послания осуществлялось через взаимный диалог... но когда ораторские школы западного мира завладели посланием христиан, они превратили христианскую проповедь в нечто совершенно другое. Ораторство заняло место общения. Величие оратора затмило ошеломляющее событие Иисуса Христа. А диалог между говорящим и слушателем сменился монологом.
Проще говоря, греко-римская проповедь заменила собой пророчество, открытые для каждого выступления и вдохновленное Духом обучение. Проповедь стала элитной привилегией церковных служащих, в частности епископов. Эти люди получали специальное образование в школах по риторике, где они учились исскуству создания и преподнесения речей. Христианам без подобного образования обращаться к собранию не разрешалось.
Уже в третьем веке христиане называли свои проповеди гомилиями. Тот же самый термин греческие ораторы использовали для своих выступлений. Сегодня в каждой семинарии преподается курс по гомилетике, где студентов обучают исскуству проповедования. Гомилетика считается «наукой, которая применяет правила риторики, уходящие корнями в Грецию и Рим».
Иными словами, ни гомилии (проповеди), ни гомилетика (искусство проповедования) не имеют христианских корней. Они были позаимствованы у язычников. Загрязненная струя пробилась в христианскую веру и замутила воды. И эта струя продолжает течь сегодня с той же силой, что и в четвертом веке нашей эры.

^ ХРИСТИАНСТВО, ЗЛАТОУСТ И АВГУСТИН
Иоанн Златоуст (347-407) был одним из величайших ораторов христианства своего времени (Златоуст — золотые уста). Либаний, известный языческий ритор и учитель Златоуста, сказал перед смертью, что Златоуст был бы его лучшим учеником, «если бы христиане не украли его». Еще никогда Константинополь не слышал «проповедей столь сильных, великолепных и откровенных», как тех, что проповедовал Златоуст. Проповеди Златоуста были настолько захватывающими, что люди локтями проделывали себе дорогу через толпу, чтобы лучше услышать его.
Златоуст оттачивал ораторский дар красноречия под руководством Либания, ведущего софиста четвертого века. Помимо ораторства, Златоуст обучался языческой философии и литературе. Красноречие Златоуста было непревзойденным. Его проповеди были настолько сильными, что очень часто прерывались аплодисментами из зала. Однажды Златоуст проповедовал на тему аплодисментов, как неподобающих в Божьем доме. Но эта проповедь так понравилась собравшимся, что после того, как он закончил говорить, ему все равно аплодировали. Эта история иллюстрирует неукротимую силу греческой риторики.
Мы можем поблагодарить Златоуста и Августина (354-430), бывшего профессора риторики, за то, что проповедь стала неотъемлемой частью христианской веры. При Златоусте греческая проповедь достигла своего апогея. Стиль греческой проповеди опьянял великолепием риторики, цитатами из поэм, и стремился поразить слушателей. Златоуст утверждал, что проповедник должен долго трудиться, подготавливая свою проповедь, чтобы придать ей силу красноречия.
При Августине своего апогея достигла проповедь на латинском языке. Стиль латинской проповеди был более приземленным, чем греческий. Аудиторией такой проповеди были «обычные люди», а ее целью более простая мораль. Ульрих Цвингли перенял слить проповеди Иоанна Златоуста, в то время как Мартин Лютер воспринял модель Августина. Оба стиля, греческий и латинский, включали в себя форму бегущего комментария к Библии стих за стихом, а также вольный пересказ текста.
Можно сказать, что Златоуст и Августин являлись наследственными потомками греческих софистов. Они подарили нам отполированную христианскую риторику. Они подарили нам «христианскую» проповедь — библейскую по содержанию и греческую по стилю.

^ РЕФОРМАТОРЫ, ПУРИТАНЕ И ВЕЛИКОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ
В средние века в католической церкви во время мессы доминировала евхаристия, а проповедь отошла на задний план. Но с приходом Мартина Лютера, проповедь вновь обрела важное положение. Лютер рассматривал церковь, как собрание людей, которые слушают Божье Слово, провозглашаемое к ним. Именно поэтому он как-то назвал церковное здание словом Mundhaus (дом для выступлений).
Перехватывая эстафету от Лютера, Жан Кальвин утверждал, что проповедник - это «уста Бога». Иронично, но и тот, и другой, бурно возмущались против идеи того, что Папа Римский был наместником Христа. Нет ничего удивительного в том, что большинство реформаторов изучали риторику и находились под сильным влиянием греко-римских проповедей Августина, Златоуста и Григория Великого.
Таким образом, недостатки отцов церкви были скопированы реформаторами и протестантскими субкультурами, произошедшими от них. Это особенно касается движения пуритан. По сути, традиция современной евангельской проповеди уходит корнями в движение пуритан семнадцатого века и в эпоху Великого Пробуждения восемнадцатого века.
Пуритане позаимствовали свой метод проповеди от Кальвина. Что это был за метод? Это было систематическое объяснение Писания каждую неделю. Этот метод взял свое начало у ранних отцов церкви и стал особенно популярным в эпоху ренессанса. Ученые эпохи ренессанса комментировали литературные работы античного периода предложение за предложением. Кальвин был мастером этого дела. До своего обращения, он использовал этот стиль в работе над комментарием к произведениям языческого писателя Сенеки. После своего обращения Кальвин начал проповедовать и применять тот же самый стиль аналитической проповеди к Библии.
Следуя по пути Жана Кальвина, пуритане сконцентрировали все свои церковные собрания вокруг систематического обучения Библии. С тем как они стремились сделать Англию протестантской (очистить ее от пороков англиканской церкви), пуритане поместили в центр всех своих церковных богослужений четко структурированное, методичное, логическое, стих -за-стихом объяснение Писания. Они выделяли, что протестантизм был религией «Книги». Опять же, иронично то, что сама «Книга» не упоминает о таком виде проповеди.
Пуритане также изобрели стиль проповеди, когда проповедник заучивал наизусть заметки к своей проповеди. Главные пункты и подпункты проповеди, глубочайший анализ текста Библии — все это возвело проповедь в ранг высочайшего искусства. Именно такие проповеди сегодня произносятся бесчисленным количеством пасторов. Пуритане также подарили нам одночасовые проповеди (хотя некоторые проповеди длились 90 минут), привычку для слушателей делать заметки по ходу проповеди, компактный план проповеди из четырех пунктов, и заметки-шпаргалки к проповеди.
Великое пробуждение стало другим влиянием, ответственным за вид проповеди, свойственный ранним методистским церквям и до сих пор используемый в современных пятидесятнических церквях. Этот традиционный стиль проповеди включает в себя сильные эмоциональные всплески, повышение голоса, вплоть до крика, быстрые перемещения по сцене, со сцены и обратно на сцену.
Подводя черту в разговоре о происхождении современной проповеди, можно сказать следующее: христианство позаимствовало греко-римскую риторику, крестило ее, и спеленало для своих целей. Греческая гомилетика проложила себе путь христианскую церковь где-то во во втором веке. Она достигла своих высот в лице церковных проповедников четвертого века, таких как Златоуст и Августин.
Христианская проповедь потеряла свое влияние, начиная с пятого века и вплоть до эпохи реформации. Тогда она была возведена на пьедестал и закреплена на центральном месте в протестанском богослужении. Тем не менее, за последние пять веков большинство христиан никогда не сомневались в ее происхождении и эффективности.

^ КАК ПРОПОВЕДЬ ВРЕДИТ ЦЕРКВИ
Несмотря на всеобщее почитание в течение пяти веков, традиционная проповедь произвела негативное влияние на церковь во многих аспектах.
Во-первых, проповедь делает из проповедника виртуозного сольного исполнителя официальных церковных собраний. В результате, участие собравшихся в служении, в лучшем случае, затрудняется, а в худшем — полностью отсутствует. Церковное общение превращается в площадку для проповеди. Собравшиеся дегенерируют до состояния немой толпы посетителей, которые наблюдают за представлением. В то время как проповедник преподносит свою речь, нет места никаким прерываниям и вопросам. Проповедь замораживает и сковывает работу тела Христа. Она производит на свет пассивное священство, позволяя людям, захватившим кафедру доминировать в церковном собрании каждую неделю.
Во-вторых, проповедь часто способствует остановке духовного роста. Поскольку проповедь – явление одностороннее, она поощряет пассивность. Проповедь препятствует нормальной задуманной жизни церкви. Она намертво душит взаимное служение друг другу. Она ликвидирует открытое участие каждого. Духовный рост божьего народа, таким образом, стремительно падает.
Если мы хотим возрастать, как христиане, мы должны действовать (см. Марка 4:24-25 и Евреям 10:24-25). Мы не можем расти через пассивное слушание каждую неделю. На самом деле, одной из целей настоящей новозаветной проповеди и обучения является помощь каждому из нас начать действовать, что в свою очередь приводит к духовной зрелости (Ефесянам 4:11-16). Учителя должны побуждать каждого из нас открывать наши уста на церковных собраниях (1Коринфянам 12-14). Современная проповедь препятствует этому процессу.
В-третьих, проповедь оберегает антибиблейское понимание духовенства. Она создает чрезмерную патологическую зависимость от духовенства. Проповедь делает проповедника религиозным знатоком, единственным человеком, который может сказать что-то достойное. Все другие становятся второсортными христианами, безмолвными обогревателями церковных скамей. И хотя об этом обычно не говорят, это является невысказанной реальностью.
Как пастор может научиться от других членов тела Христова, если они безмолвны? Как церковь может научиться от пастора, если они не могут задать вопроса во время его речи? Как братья и сестры могут учиться друг у друга, если им запрещено разговаривать во время собрания?
Проповедь делает «церковь» безликой и холодной. Она лишает пастора возможности получать духовное подкрепление от церкви. Она лишает церковь возможности получать духовное подкрепление друг от друга. По этой причине проповедь стала одним из величайших препятствий на пути к действующему священству всех верующих.
В-четвертых, вместо подготовки святых на дело служения, проповедь отнимает навыки. Независимо от того, как бы громко служители не твердили о «подготовке святых на дело служения», истина в том, что современная еженедельная проповедь не имеет почти никакой силы для подготовки божьего народа к духовному служению и работоспособности. И к великому сожалению, большая часть божьих людей выработала в себе столь же сильную зависимость от проповедей, как и многие проповедники зависимы от их провозглашения.
В противоположность, проповедь и обучение в стиле Нового Завета подготавливают церковь к тому, чтобы она могла жить без присутствия касты священников. Возьмите, например, метод проповеди апостола Павла к только что зародившейся церкви. Вскоре он оставлял ее на долгий период времени без попечения со стороны.
Совсем недавно проходил один семинар на котором основатель церквей провел выходные дни в общении с сетью домашних церквей. Все это время основатель церквей погружал верующих в откровение Иисуса Христа. Он также говорил о практическом применении того, как испытать на себе то, что он проповедовал. Затем он уехал, а они остались. Он, скорее всего, не вернется туда в ближайшие месяцы. Церкви же, получив наставление в те выходные, продолжают собираться таким образом, что каждый член привносит частицу Христа через наставление, ободрение, изучение, свидетельство, новую песню или стих, и т. д. Здесь мы видим новозаветное апостольское служение.
В-пятых, современная проповедь часто непрактична. Бесчисленное количество проповедников выставляют себя экспертами за кафедрой, отвечая на вопросы, с которыми они сами никогда не сталкивались. Какой бы ни была проповедь — абстрактной теорией, вдохновляющей или молитвенной, требовательной или призывной, захватывающей или развлекающей — она не может привести слушателей к непосредственному практическому опыту того, о чем проповедовалось. Таким образом, обычная проповедь похожа на урок по плаванию в пустыне. Она не несет в себе практической ценности. Проповедуется о многом, но применяется очень мало. Большая часть забывается на следующий день. Современная проповедь обычно не идет дальше простой передачи информации и не достигает цели подготовки верующих к применению и использованию того, что они услышали.
Таким образом, проповедь точно отображает свою родоначальницу — греко-римскую риторику. Греко-римская риторика была облечена в абстрактное мышление. Она была построена по форме, предназначенной для развлечения и провозглашения собственной гениальности, а не для наставления или развития талантов других. Современная отшлифованная проповедь может успокоить сердце, разогреть этнузиазм, развить воображение. Но очень редко, почти никогда, она показывает команде как перейти от теории к действию. Современная проповедь не отвечает заявленным претензиям на то, что она может произвести духовный рост. В конечном счете, она усиленно истощает церковь. Проповедь действует, как временный стимулятор. Ее эффект кратковременен.
Давайте будем честными. Существует множество христиан, которые десятки лет регулярно слушают проповеди, но они по-прежнему младенцы во Христе. Мы, христиане, не преображаемся через простое еженедельное слушание проповедей. Нас преображают регулярные встречи с Господом Иисусом Христом. Служители, таким образом, призваны проповедовать Христа, а не информацию о Нем. Они также призваны к тому, чтобы их служение было в высшей степени практичным. Они призваны не только открывать нам Христа словесно, но и показывать слушающим, как пережить, знать, следовать и служить Ему. Современной проповеди очень часто не хватает именно этих важных элементов.
Если проповедник не может подвести слушателей к тому, чтобы они испытали на себе этот духовный опыт, о котором он рассказывает, результаты его послания будут кратковременными. Таким образом, церкви нужно меньше проповедников и больше духовных помощников. Она крайне нуждается в тех, кто может провозгласить Христа и, затем, помочь божьему народу испытать на себе Того, о Ком проповедовалось. Более того, христианам нужно наставление о том, как делиться живым Христом со всей церковью для взаимного назидания.
Следовательно, христианская семья нуждается в восстановлении опыта взаимного ободрения и взаимного служения церкви первого века. Согласно Новому Завету, духовное преображение зависит от этих двух вещей. Очевидно, что дар учителя присутствует в церкви, но учение должно исходить от всех верующих (1Коринфянам 14:26, 31), так же как и от тех, кто имеет дар учителя (Ефесянам 4:11, Иакова 3:1). Когда мы позволяем обучению принимать форму традиционной проповеди и передаем ее особому классу профессиональных ораторов, мы выходим за библейские рамки.
^ ПОДВОДЯ ИТОГИ
Является ли проповедь и обучение Божьему Слову библейскими? Да, вне всяких сомнений. Но современная проповедь с кафедры не равнозначна проповеди и обучению, описанным в Библии. Ее невозможно найти ни в иудаизме Ветхого Завета, ни в служении Иисуса, ни в жизни ранней церкви. Более того, Павел рассказывал людям, обращенным из греческой культуры, что он намеренно отказался от использования общепринятых языческих моделей убеждения (1Коринфянам1:17, 22; 2:1-5).
В первом послании к Коринфянам есть и такие слова Павла: «^ Я становился всем для всех, чтобы любыми способами спасти хотя бы некоторых» (1Коринфянам 9:22). Мы уверенно отрицаем, что эти слова могут относиться к еженедельным проповедям, которые стали центром всех собраний и подавляют преображение верующих и взаимное назидание.
Проповедь была зачата во чреве греческой риторики. Она получила свое рождение среди христиан, когда обращенные из язычников христиане стали использовать различные стили ораторского искусства, обращаясь к церкви. К третьему веку проповедь христианских лидеров в церкви стала общепринятой. В четвертом веке она уже считалась нормой.
Христианство впитало в себя окружающую культуру. Когда ваш пастор, облаченный в мантию, поднимается за кафедру, чтобы произнести свою священную проповедь, сам того не зная, он играет роль древнегреческого оратора.
Тем не менее, невзирая на тот факт, что современная проповедь не имеет в себе ни капли библейского основания в поддержку своего существования, она вызывает слепое восхищение в глазах большинства современных христиан. Она проникла в христианские умы настолько глубоко, что большинство пасторов и простых верующих, стоящих на библейских принципах, не замечают того, что они поддерживают и увековечивают антибиблейскую традицию. Проповедь прочно закрепилась в сложной организационной структуре, не имеющей ничего общего с церковной жизнью верующих первого века.
В связи с тем, что мы узнали о современной проповеди, хотелось бы задать несколько вопросов:
Как человек может проповедовать о верности Божьему Слову в то время, как он произносит проповедь? Как может христианин, пассивно сидящий в зале, поддерживать идею о священстве всех верующих, в то время как он пассивно сидит в зале? И как вы можете свято верить в доктрину Sola Scriptura (только Писание) и продолжать поддерживать проповедь с кафедры?
Повторим красноречивые слова одного автора: «На практике, проповедь – неприкосновенна. Она стала самоцелью. Она свята, продукт извращенного поклонения, ради «преданий отцов»... Это непостоянство кажется очень странным: те люди, которые наиболее твердо провозглашают Библию — Божьим Словом, «единственным руководством во всех вопросах веры и практики», одними из первых отвергают библейские методы ради «разбитых водоемов» своих отцов (Иеремия 2:13).

^ КОПАЯ ГЛУБЖЕ
Вопрос 1: Вы возражаете против того, что провозглашение Слова стало центром церковных собраний. Тем не менее, Павел, давая наставления Тимофею делает ударение на проповеди. Во 2-м послании к Тимофею 4:2 он говорит ему: «Проповедуй слово, настой вовремя и не вовремя, обличай, запрещай, увещай со всяким долготерпением и назиданием».
Ответ: Тимофей имел апостольское служение. Его миссия включала в себя подготовку Божьих людей к служению и познанию Господа. Он также завоевывал души неверующих людей с целью построения церкви. Двумя стихами ниже Павел говорит Тимофею «совершать дело благовестника » (2Тимофею 4:5).
Следовательно, проповедь Слова Божьего является частью апостольского призвания. Вне сомнений, Тимофей исполнял это призвание точно также, как и Павел, когда он проповедовал на площади в Афинах и в училище некоего Тиранна в Ефесе. Это были апостольские собрания, предназначенные для подготовки народа Божьего к делу служения и для созидания Тела, через обращение людей ко Христу.
Для сравнения, на обычных церковных собраниях каждый член церкви приходил поделиться своей частицей Христа (1Коринфянам 14:26). Все имели возможность учить, проповедовать, свидетельствовать, пророчествовать, молиться или вести в песне.
Вопрос 2: Возможно греки и римляне использовали риторику для возбуждения толпы. Но почему неправильно использовать принципы риторики и комментарии стих-за-стихом? Разве Бог не учит нас любить Его «всем разумением» точно также, как и всем сердцем и душой?
Ответ: Мы показали, что проповедь берет начало в греко-римском язычестве, а не от Иисуса или апостолов. Теперь читателю решать, правильна ли греко-римская проповедь. Является ли она улучшенным вариантом развития апостольской проповеди или отклонением от нее.
Вопрос 3: Когда вы привели пример основателя церквей, вы сказали, что он «погружал верующих в откровение Иисуса Христа». Что это значит? И как это событие отражается на дальнейших собраниях домашних церквей?
Ответ: Основатели церквей первого века имели глубочайшее проникновенное откровение (или понимание) Иисуса Христа. Они Его знали и знали очень хорошо. Он был их жизнью и дыханием, целью для существования. В свою очередь, они передавали это откровение церквям, которые они начинали. 1Иоанна 1:1-3 может быть хорошим примером этого действия.
Павел из Тарса провозглашал послание Христа с такой глубиной, что за пару месяцев аморальные, пьющие кровь язычники превращались в полностью посвященных христиан, влюбленных в Иисуса Христа. Эти новые верующие составляли церкви Антиохии, Иконии, Листры, Дервии, Филипп, Фесалоники и Верии (Деяния 13-17). Павел делился с ними глубинами Христа таким образом, что они знали о своей святости в Его глазах, и что они могли знать Его лично, потому что Христос жил в них. Это глубочайше личное понимание жизни Христа в них влияло на то, как они собирались вместе, и что они делали, когда собирались.
Более того, Павел обычно проводил несколько месяцев с этими новообращенными и затем оставлял их одних на долгое время, иногда на годы. Когда он возвращался, они все так и собирались вместе, любя друг друга и следуя за своим Господом.
Какое же евангелие он проповедовал, что оно производило такой впечатляющий эффект? Он называл это «непостижимым богатством Христа» (Ефесянам 3:8). Иными словами, он погружал их в откровение Иисуса Христа.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconХристианство говорит лишь о смерти, исключительной вине человека...
Исторический Христос. Создание Церкви Павлом. Неуниверсальность христианства – прежде чем продать лекарство, оно вынуждено продавать...

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" icon313г. Епископ Ириней, однако, заявил: "христианам не нужны законы,...
Почему решили что христианство "прогрессивнее" язычества и всем надо принять христианство любой ценой. Потому, что христианство,...

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconПравильное и настоящее христианство
«народным христианством». При этом как само собой разумеющееся считается, что «правильным» является именно догматическое богословие,...

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconХристианство и ислам социокультурные проблемы диалога
Монографию «Христианство и ислам: социокультурные проблемы диалога» я написал в 1985 г., а издана она была в 1990 Главной редакцией...

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconСчастливые места Питера
«городских тотемах» животных, увековеченных человеком в различных памятниках и мемориалах. Вероятно, языческое благоговение перед...

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconИдейные предшественники христианства
Христианство возникло в Палестине в I в н э о несомненной близости первоначального

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" icon1. Периодизация и источники литературы Средневековья и Возрождения...
Периодизация и источники литературы Средневековья и Возрождения (античное наследие, христианство, местные традиции и фольклор)

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconДостоверно ли христианство?
Размышляя о жизни, автор этой брошюры пришел к ряду выводов, которые через разум и логику привели его в конце концов к вере

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconБуддизм как религиозная и философская система
Буддизм – самая древняя из трех мировых религий. Христианство моложе его на пять, а ислам – на целых двенадцать столетий

Джоржа Барны \"Языческое Христианство\" iconКлайв Стейплз Льюис Просто христианство
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов