Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд




НазваниеИсследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд
страница7/30
Дата публикации19.06.2013
Размер4.64 Mb.
ТипИсследование
zadocs.ru > История > Исследование
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30
^ TAHEЦ БЕЛОГО ЛЕБЕДЯ
Путешествие в потусторонний мир на духовном каноэ индейцев салиш

Отдельные случаи синхронии в жизни людей, переживающих спонтанные или специально вызванные холотроп­ные состояния сознания, встречаются очень часто. При этом они нередко следуют в их жизни целыми впечатляющими се­риями. С годами мы наблюдали и даже переживали сами мно­жество таких серийных совпадений, связанных с психодели­ческой терапией, сессиями холотропного дыхания или психо­духовными кризисами. События, описываемые в этой истории, происходили во время одного из наших месячных семинаров в Эсалене в то время, когда Кристина переживала духовное про­буждение.

Спонтанные переживания Кристины были очень яркими и сочетали элементы различных уровней личного и коллективно­го бессознательного. В некоторых из них она возвращалась к раз­личным болезненным воспоминаниям из собственного детства и младенчества, другие задействовали возвращение к травме ее появления на свет. Кристина также сталкивалась с цепочками сильных переживаний, которые, похоже, были воспоминания­ми из ее прошлых жизней в России, Германии и Северной Аме­рике XVII века. Время от времени это были также видения раз­личных архетипических фигур и животных. Особенно значимы­ми были павлины и белые лебеди — птицы, ассоциируемые с сиддха-йогой и с духовным учителем Кристины, Свами Мукта­нандой. В один из дней того самого семинара, о котором уже говорилось выше, Кристина получила особенно сильные и пол­ные смысла видения, в которых участвовал белый лебедь.

Нашим гостем на следующий день семинара был Майкл Харнер, известный антрополог и наш близкий друг. Майкл отно­сился к той категории ученых, которых называли «антрополо­ги-визионеры». В отличие от традиционной антропологии, Майкл и его коллеги, в частности Барбара Майерхофф, Питер Ферст, Дик Кац, Кристиан Реч и Карлос Кастанеда, не желали заниматься полевыми исследованиями как беспристрастные ученые-наблюдатели. Они активно участвовали в церемониях изучаемых культур, даже если в них применялись такие изменя­ющие состояние сознания вещества, как пейот, волшебные гри­бы, аяхуаска и дурман, или танцы в состоянии транса, длящиеся всю ночь, или другие нефармакологические «священные техно­логии».

Майкл начал иследования шаманов и их потрясающего внутреннего мира в 1960-х годах, когда Американский музей Естественной истории предложил ему провести годичную экс­педицию в перуанскую Амазонию для изучения индейцев конибо в районе реки Укаяли. Информаторы Майкла сказали ему, что, если он действительно хочет учиться, он должен попробо­вать священное питье шаманов. Воспользовавшись их советом, он попробовал аяхуаску, снадобье из отвара листьев растущей в джунглях лианы Banisteriopsis caapi и растения кава, которое ин­дейцы называют «вином души» или «маленькая смерть», и от­правился в не поддающееся описанию воображаемое путеше­ствие по обычно невидимым измерениям бытия, во время кото­рого он пережил собственную смерть и получил невероятные прозрения и откровения о природе реальности.

Когда же позднее он узнал, что старейшина конибо, шаман, знаком с тем, что видел он, и что его опыт с аяхуаской также шел параллельно с некоторыми цитатами из «Апокалипсиса», Майкл убедился, что здесь действительно существует целый скрытый мир, который необходимо исследовать. И он решил узнать о ша­манизме все, что только возможно. Три года спустя Майкл вер­нулся в Южную Америку, в Эквадор, для знакомства с индей­ским племенем хиваро, в котором он жил и которое изучал в

1956-1957 годах. Здесь он получил другой важный опыт иници­ации, который оказался ключевым для его исследования пути шамана. Акачу, известный шаман хиваро, и его приемный сын взяли его к священному водопаду глубоко в амазонской сельве и дали ему питье, приготовленное из майкуа — сока разновид­ности дурмана под названием бругмансия, растения с сильны­ми психоактивными качествами.

В результате этого и других опытов Майкл — антрополог с внушительным списком академических заслуг — стал практи­кующим шаманом и преподавателем шаманизма. Кроме того, вместе со своей женой Сандрой он основал Фонд изучения ша­манизма, организацию, предназначенную для преподавания шаманских методов заинтересованным студентам и проведе­ния семинаров по шаманизму для широкой публики. Майкл написал книгу под названием «Путь шамана», в которой он рассказал о различных методах работы шаманов со всех кон­цов мира и адаптировал их для эмпирических семинаров и ша­манских тренингов, адресованных представителям западной культуры.

Во время нашего месячного эсаленского семинара Майкл провел для нас целительное путешествие, использующее метод духовного каноэ, практикуемый индейцами салиш, живущих на северо-западе Америки. Он начинал сессию, стуча в барабан, и предлагал участникам двигаться и танцевать до тех пор, пока они не почувствуют отождествление с каким-либо животным. Для этого потребовалось не так уж много времени, и вскоре люди начали подкрадываться, ползать по полу и прыгать вокруг, изоб­ражая все виды карабкающихся, копающих, царапающих, пла­вающих и машущих крыльями движений. Главная комната в Большом доме Эсалена была наполнена различными узнавае­мыми и неузнаваемыми голосами животных и птиц. Когда каж­дый из присутствующих установил связь с конкретным живот­ным, Майкл попросил членов группы сесть на пол, создав вооб­ражаемое «духовное каноэ». Затем он спросил, есть ли в комна­те человек, нуждающийся в исцелении, и Кристина вызвалась добровольцем. Майкл шагнул в «лодку», держа свой барабан, и сделал знак Кристине к нему присоединиться и лечь на пол.

Когда декорации для целительного путешествия были гото­вы, Майкл попросил нас вообразить, что мы — экипаж, состоя­щий из животных, предпринимающий путешествие в подзем­ный мир, чтобы отыскать животное — духа-защитника Кристи­ны. Майкл выбрал для этого воображаемого путешествия систе­му взаимосвязанных подземных пещер, заполненных горячей водой, которая, как утверждают, тянется под большей частью Ка­лифорнии. Вход в эту систему найти очень просто, поскольку она питает эсаленские горячие источники. Как капитан лодки, Майкл отбивал ритм для гребцов на своем барабане. Во время путешествия он наблюдал за появлением животных-духов. Ког­да конкретное животное появлялось в третий раз, он понимал, что именно это животное он искал. В этот момент Майкл хватал животное и быстрой барабанной дробью сообщал гребцам, что настало время для поспешного возвращения.

До этого мы уже несколько раз выполняли это упражнение и, когда делали это впервые, не ждали от него ничего особенно­го. Это было похоже на невинную шутку — прекрасная идея для детской игры, но довольно глупое занятие для взрослых, зрелых людей, но то, что произошло, заставило нас изменить свое мне­ние. Среди нас была молодая женщина, которая вела себя так, что у всей группы возникали в связи с этим неприязненные ощу­щения. Ее это очень расстраивало, поскольку подобное проис­ходило с ней всякий раз, стоило ей оказаться в каком-либо кол­лективе, и поэтому она вызвалась добровольцем для проведе­ния целительного путешествия.

Когда воображаемая лодка плыла по «подземному» миру, ее реакция была очень сильной, особенно в тот момент, когда Майкл определил и схватил ее духа. Когда Майкл подавал сиг­нал к возвращению, ускоряя дробь своего барабана, она внезап­но села и ее стошнило. Пытаясь удержать то, что рвалось нару­жу, она подняла переднюю часть своей рубашки и заполнила ее до краев. Этот эпизод, длившийся не более двадцати пяти ми­нут, имел очень глубокое воздействие на ее личность. Ее пове­дение изменилось настолько сильно, что еще до конца этого се­минара она стала одной из самых любимых и популярных чле­нов группы. Этот эпизод и другие, подобные ему, заставили нас отнестись к такому путешествию намного серьезнее.

Майкл принялся бить в барабан, и путешествие в подзем­ный мир началось. Мы гребли и издавали звуки, характерные для тех животных, с которыми мы себя идентифицировали. Тело Кристины сотрясалось в сильных конвульсиях, что само по себе не было делом таким уж необычным, поскольку в то время она находилась примерно на полпути к пробуждению энергии кундалини, во время которого, с учетом могучих по­токов энергии, подобные конвульсии бывают нередки. При­мерно через десять минут Майкл резко увеличил ритм бара­банной дроби, давая нам знать, что поймал животное Кристи­ны. Все стали грести намного быстрее, представляя себе быст­рое возвращение в серединный мир.

Майкл перестал бить в барабан, знаменуя окончание путе­шествия. Он отложил барабан в сторону, прижал свой рот к гру­дине Кристины и подул во всю силу своих легких, издав гром­кий звук. Затем он шепнул ей на ухо: «Ваше животное — белый лебедь». Затем он попросил ее станцевать перед группой та­нец, выражающий ее лебединую сущность. Важно упомянуть, что Майкл ничего не знал о процессе пробуждения энергии кундалини у Кристины и о том, что белый лебедь фигурировал в переживаниях предыдущего дня. Он также ничего не знал о том, что белый лебедь был очень важным для Кристины сим­волом.

История продолжилась на следующее утро, когда Кристи­на и я отправились к нашему почтовому яшику, чтобы забрать почту. Кристина получила письмо от человека, который уча­ствовал в семинаре, проводимом нами несколько месяцев тому назад. В письме была фотография духовного учителя Кристи­ны, Свами Муктананды, которую, как думал этот человек, Кри­стина была бы не прочь иметь. С озорной улыбкой на лице, Муктананда сидел на садовых качелях, рядом с большой вазой в виде белого лебедя. Указательный палец его левой руки ука­зывал на лебедя, а кончики указательного и большого пальцев правой руки соединялись, образуя всем известный жест, свидетельствующий о том, что все хорошо, и о прекрасном настро­ении человека.

Хотя прямой связи между глубинными переживаниями Кри­стины, выбором Майклом белого лебедя в качестве ее животно­го силы и фотографией Муктананды не было, они явно форми­ровали содержательную психологическую модель, отвечающую критериям синхронии, или «некаузального связующего прин­ципа», по определению Карла Густава Юнга.
^ СОЗДАНИЕ «МОЗГОВОГО ШТУРМА»
Наши приключения в Голливуде

В 1981 году Кристина и я познакомились с Дагом Трамбуллом, одним из лучших специалистов по спецэффектам, ко­торый сотрудничал со Стенли Кубриком при создании фильма «Космическая одиссея 2001» и занимался спецэффектами к фильмам «Штамм Андромеда», «Молчаливое бегство», «Бегущий по лезвию бритвы» и «Близкие контакты третьего рода». Даг ста­вил в «Метро-Голдвин-Майер» научно-фантастический фильм под названием «Мозговой штурм». Сюжет фильма заключался в том, что дуэт ученых, компьютерный гений Майкл Брейс и ис­следователь головного мозга Лиллиан Рейнольде разработали шлем, который мог записывать и передавать переживания че­ловека.

Устройство позволяло подключаться к психике других лю­дей, записывать и проигрывать то, что они видели, чувствовали и думали. В то время как Майкл Брейс использовал изобрете­ние для того, чтобы вернуть отдалившуюся от него жену Карен, другие люди использовали его для куда более сомнительных це­лей — удовлетворения своих сексуальных, коммерческих и во­енных потребностей. Интересен поворот сюжета, когда Лилли­ан, которая много работает, курит сигарету за сигаретой и пьет много кофе, задерживается допоздна в лаборатории, и у нее слу­чается сердечный приступ. Скрупулезный ученый до мозга кос­тей, она решает записать происходящее и надевает шлем неза­долго до своей смерти.

Оставшуюся часть фильма сюжет крутится вокруг того, что машина записала ее ощущения в момент смерти. Даг хотел по­казать это зрителю, не только наилучшим образом задействовав доступные в то время спецэффекты, но также использовать на­учную информацию о смерти и умирании, накопленную совре­менными исследователями головного мозга. Он слышал о том, что мы создали слайд-шоу, представляющее опыт смерти и воз­рождения под названием «Внутреннее путешествие», основан­ное на клинических наблюдениях психоделической терапии. Он связался с нами и предложил присоединиться к его команде в качестве специалистов-консультантов по изображению визио­нерского опыта в кино. Мы были очень взволнованы, посколь­ку «Мозговой штурм» был потрясающей темой, да и актерский состав потрясающий — в фильме снимались: Натали Вуд, Крис­тофер Уокен, Луиза Флетчер и Клиф Робертсон. Продюсером фильма Джон Формэн, известный по таким фильмам, как «Пер­вое большое ограбление поезда», «Бутч Кэссиди и Сандэнс Кид». Приглашение давало нам шанс провести некоторое время в Гол­ливуде и понаблюдать за тем, как создается кино.

Актеры и съемочная группа присутствовали на особой пре­зентации с показом слайдов, которую я провел для них по новой картографии психики, возникшей в результате изучения необыч­ных состояний сознания. Большинство того, что было изобра­жено на слайдах, происходило на сеансах психоделической те­рапии, но частью материала мы были обязаны участникам на­ших семинаров и тренингов по холотропному дыханию. Когда Даг Трамбулл и Джон Формэн узнали о том, что мы разработали ненаркологическую технику, позволяющую вызывать необыч­ные состояния сознания, они спросили, не можем ли мы прове­сти через этот опыт и их команду. Поскольку центральной те­мой «Мозгового штурма» был опыт переживания необычных состояний сознания, это давало уникальную возможность каж­дому, кто имел отношение к фильму, намного лучше познако­миться с предметом.

Пятнадцать человек из съемочной группы «Мозгового штур­ма» присоединились к нашему эсаленскому пятидневному се­минару и приняли участие в сессиях холотропного дыхания.

Это было особенно интересно для Натали Вуд, так как несколь­ко лет тому назад она снималась в фильме «Боб и Кэрол, Тед и Элис», местом действия которого был институт типа Эсалена и подобных ему центров развития возможностей человека, а те­перь могла увидеть его своими глазами. Эсаленский опыт соот­ветствовал ее ожиданиям: когда она была сиделкой на одной из сессий, один из участников, мексиканский ученый-практик, разделся догола и оставался в таком виде до конца сессии. Это не было таким уж из рода вон выходящим событием для Эсале­на, известного своим открытым бассейном и тем, что в его горя­чих источниках люди купаются совершенно обнаженными, но для наших голливудских друзей этот опыт был явно чем-то нео­бычным.

Однажды, во время ланча с Натали, я убедился, что она вов­се не является новичком в этой области — по крайней мере, в том, что касается необычных состояний сознания. Внезапно она спросила: «Стен, тебе знаком наркотик под названием «кеталар»?» Кеталар или кетамин являлся мощным анестетиком, об­ладавшим воздействием, сильно отличающимся от других ве­ществ, использующихся для анестезии. Его называли «диссоци­ативным анестетиком», поскольку те пациенты, которым его назначали, не теряли сознания, но их сознание настолько абст­рагировалось от тела, что они не осознавали, что с этим телом происходит. В то время когда их оперировали, они переживали фантастические приключения в других сферах реальности: ста­новились другими людьми, иными формами жизни и даже не­органическими объектами, встречались с различными архетипическими фигурами и невоплощенными существами, посеща­ли иные вселенные и испытывали глубокие мистические пере­живания.

Выяснилось, что, когда Натали делали кесарево сечение, ей ввели внутривенно слишком большую дозу кетамина. Наркотик дали без всяких психологических объяснений, подготовки или предупреждений, что в то время было обычной практикой для хирургов. В общем, хирурги многих стран перестали использо­вать кетамин из-за того, что они называли «синдромом крити­ческой ситуации», странных видений, о которых рассказывали пациенты после анестезии. Другие ограничивали его использо­вание детьми и стариками, с которыми в этом отношении воз­никает меньше проблем, к тому же кетамин по-прежнему ши­роко применяется ветеринарами.

Натали получила сильные переживания, среди которых было и очень реалистичное ощущение, что она покидала Солнечную систему и посещала внеземные миры и цивилизации. Это экст­равагантное путешествие в глубины сознания было ужасающим, подавляющим и сбивающим с толку. Поскольку Натали поин­тересовалась, не является ли ее странная реакция на это веще­ство свидетельством латентного психического заболевания, я объяснил ей, что подобные фантастические переживания явля­ются абсолютно нормальными при приеме кетамина.

Голливудская съемочная группа уехала из Эсалена в полном восторге от пережитого и исполненной энтузиазма по поводу съемок «Мозгового штурма». У нас появилась возможность про­вести с ними несколько дней на месте съемок в Рейли, Север­ная Калифорния, где они нашли здания, идеально подходящие на роль исследовательского института будущего и дом Майкла Брейса и его жены, которых играли Натали Вуд и Крис Уокен. Когда мы жили в Рейли, мы провели сессию холотропного ды­хания для Криса Уокена, который не смог приехать в Эсален вместе с другими членами группы.

Согласно первоначальной договоренности, Натали хотела присутствовать там как его сиделка — эта ситуация напоминала финальную сцену из «Мозгового штурма», где она присутствует при том, как персонаж Криса Уокена проигрывает последнюю часть записи смерти Лиллиан. Однако вскоре после начала сес­сии Натали захотела присоединиться к Крису и попробовать сама. В то время как большая часть группы в Эсалене занима­лась холотропным дыханием, Натали предпочла работу сидел­ки и наблюдателя. Причины подобного решения были вполне понятны, учитывая известность актрисы и то, что тогда на се­минаре присутствовало множество народу. Однако Натали со­жалела, что упустила такую благоприятную возможность, и те­перь ей хотелось компенсировать эту неудачу. Натали сочла сес­сию очень полезной; ее переживания были связаны со смертью отца, и Натали почувствовала, что наконец нашла способ при­мириться с этой очень болезненной частью своего прошлого.

Когда съемки переместились на Западное побережье, мы присоединились к ним в голливудской студии, наблюдая за ре­петициями сцен, процессом съемки и ежедневными просмот­рами отснятой пленки. Тогда нам выдалась возможность прове­сти некоторое время с Натали в трейлере, где она отдыхала меж­ду съемками. Она также представила нас своему мужу Р. Дж. (Вагнеру), который заглянул на съемки. Наша беседа тогда вер­телась вокруг темы, которая, если оглянуться назад, кажется зло­вещей и предвещающей беду, особенно в свете тех трагических событий, которые за этим последовали.

Кристина обратила внимание на фотографию, висевшую на одной из стенок трейлера, — фотографию прекрасной яхты, при­надлежавшей Натали и ее мужу. Они очень любили эту яхту и часто ею пользовались. Кристина в детстве тоже много времени проводила под парусами — у ее отчима была парусная лодка и ее семья проводила много времени в плаваньях вокруг Гавайских островов. Гавайи также были любимым местом отдыха для На­тали и ее мужа, и они знали многих людей, которые были друзь­ями ее отчима и играли очень важную роль в ее детской жизни. Мы выслушали множество историй о яхте стоимостью 250 ты­сяч долларов, ее великолепном убранстве, установках для оп­реснения воды и различных круизах.

К нашему величайшему разочарованию, мы не смогли ос­таться в Голливуде до завершения съемок. Позднее члены съе­мочной группы «Мозгового штурма» рассказали нам о том дра­матическом финале, который они пережили накануне Дня бла­годарения. Весь день ушел на репетиции и съемки очень силь­ной сцены, в которой персонаж Луизы Флетчер — Лиллиан Рейнольде получает сердечный приступ и умирает в своей ла­боратории. Луиза играла великолепно, и ее игра произвела глу­бокое впечатление на остальных членов группы. Наблюдение за агонией Лиллиан в течение многих часов было неодолимым напоминанием об их собственной недолговечности и смертно­сти, поэтому к концу дня все были в мрачном и угрюмом на­строении.

Когда сиена смерти Лиллиан была наконец, к всеобщему облегчению, закончена, было принято очень важное решение. К этому времени основная часть фильма была снята — остава­лись только три сцены, и группа оказалась перед выбором. Пер­вый вариант — воспользоваться преимуществом долгих выход­ных на День благодарения и закончить эти три сцены основной съемки. В этом случае производство фильма могло перейти на стадию редактирования существующего метража и работы со спецэффектами, той самой части, которая нас больше всего ин­тересовала и в которой мы должны были участвовать. Второй вариант — прервать съемку, разойтись на выходные и закончить все на следующей неделе. Мнения разделились, и члены груп­пы никак не могли прийти к соглашению. В конце концов они решили провести голосование, и та часть группы, что голосова­ла за перерыв в съемках на выходные, победила с перевесом в один голос. Это решение оказалось несчастливым для фильма в целом и лично для Натали.

Натали и ее муж собирались провести выходные на своей яхте около острова Каталина, и она пригласила Криса Уокена при­соединиться к ним. Только ее муж, Крис и, возможно, капитан яхты, знают, что на самом деле произошло на судне. Ходили слу­хи о том, что они сильно напились, о флирте, вспышке ревнос­ти и драке. Известно лишь то, что в какой-то момент, оставив мужчин одних, Натали взяла ялик и попыталась добраться до острова Каталина, чтобы провести там остаток ночи. Она так никогда и не добралась до берега; поскольку ее координация была ослаблена высокой концентрацией алкоголя в крови, и, возможно, она выпала из ялика и утонула — на следующий день ее тело было найдено в океане. Газеты опубликовали фотогра­фию мужчины, выносящего ее на руках из воды; эта фотогра­фия имела мрачное сходство со сценой из фильма «Глаза Лоры Марс».

Смерть Натали потрясла ее семью, друзей, знакомых и по­клонников. Ее трагическая гибель также пагубно сказалась на «Мозговом штурме». Три сцены из основной съемки, в которых должна была играть Натали, остались незаконченными, и чи­новники МГМ сочли это поцелуем смерти для фильма. Они ре­шили отправить фильм на свалку и взыскать пятнадцать милли­онов долларов с лондонской страховой компании «Ллойде», в которой был застрахован этот фильм. Даг Трамбулл был в отчая­нии и пытался спасти «Мозговой штурм» любой ценой. Он обе­щал «Ллойде», что найдет способ закончить картину, если ком­пания заплатит три миллиона долларов, на что она согласилась.

Фильм был закончен, но сильно потерял в качестве. Дагу не удалось закрыть бреши, вызванные потерей этих сцен, и создать связный рассказ. Внимательные зрители без труда замечали ло­гические нестыковки, но самым страшным было то, что кризис, вызванный трагической смертью Натали, оказал самое пагуб­ное влияние на спецэффекты и последовательность образов, над которой мы работали, — после всего, что случилось, средств для того, что планировали сделать мы с Дагом, было явно недоста­точно.

Проект съемки этого фильма была захватывающей попыт­кой использовать лучшие из доступных в то время спецэффек­тов и показать опыт умирания таким образом, каким его отра­жают наши научные знания. К сожалению, эта попытка закон­чилась трагически, и, вместо того чтобы быть художественно представленной в символическом ключе, смерть вторглась в ре­альность и разрушила проект. Съемки «Мозгового штурма» ста­ли невероятным опытом; они оставили нам страстное желание снова, и на этот раз более успешно, попытаться вывести на боль­шой экран переживания в измененном состоянии сознания.

Фантастический прогресс в области спецэффектов, прине­сенный цифровыми технологиями, открыл перед нами новые возможности в этой области, о которых мы не смели и мечтать. Я убежден, что сочетание прекрасных современных наработок в области создания образов с теми знаниями, которые накопле­ны трансперсональной психологией и исследованиями в облас­ти сознания, сделает возможным не только изображение духов­ных переживаний, но и пробуждение их в зрителях.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Похожие:

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconОбласти человеческого бессознательного, данные исследований лсд
Лсд, проводимых Рубичеком. В его отделении и под его контролем я прошел в 1956 году свой первый лсд-сеанс. То, что я испытал, углубило...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconОбласти человеческого бессознательного, данные исследований лсд
Лсд, проводимых Рубичеком. В его отделении и под его контролем я прошел в 1956 году свой первый лсд-сеанс. То, что я испытал, углубило...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconПервая встреча последняя встреча?
Ф. Эндикот, исследовав причины отказов кандидатам, пришел к любопытным выводам: на первом месте — «жалкий внешний вид», втором —...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconЭрих Кестнер Мальчик из спичечной коробки Кестнер Эрих Мальчик из спичечной коробки
Моя первая встреча с Маленьким Человеком. Пихельштейн и Пихельштейнеры. Родители Максика отправляются в дальние странствия. By Фу...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconЛабораторная работа №8 Изучение поглощения космического излучения в свинце
Цель работы: изучение зависимости интенсивности падающего космического излучения от толщины пройденных им свинцовых пластин

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconЛекция Сознание как общественный феномен Проблема сознания в истории философии и культуры
В 20 веке поиском ответов на эти вопросы занимается философия сознания философская дисциплина, предметом изучения которой является...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconАльберт Хофманн лсд – мой трудный ребёнок Альберт Хофманн лсд – мой трудный ребёнок Предисловие
...

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconКнига взята с Конференции Портала Сознания s-gate org
Революционное медицинское исследование биологии околосмертельного и мистического опыта

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд iconПрограмма тура: 1 день «Знакомство с северной столицей»
Встреча на ж/д вокзале; Встреча с экскурсоводом; Посадка в автобус; Завтрак в кафе города

Исследование космического сознания. Моя первая встреча с лсд icon«Встреча Нового года в Северной столице»
Встреча с представителем турфирмы «Верса» в холле гостиницы. Получение уточненных экскурсионных программ. Приобретение дополнительных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов