Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов




НазваниеЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов
страница8/27
Дата публикации02.01.2014
Размер5.36 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

* * *
С мостика, окруженного обволакивающей влажной серостью, не было видно ничего, даже палубы судна. Едва они вошли, Макферлейн сразу ощутил напряженность. Вместо обычного состава вахтенных здесь находились еще несколько офицеров. Из радиорубки доносилось лихорадочное щелканье клавиатуры компьютера.

– Что происходит, мистер Хоуэлл? – спокойно спросила Бриттон.

Хоуэлл поднял глаза от экрана ближайшего монитора.

– Радиолокационный контакт.

– Кто это? – спросил Макферлейн.

– Неизвестный. Не отвечают на наши запросы. Принимая во внимание их скорость и размер на радаре, возможно, это канонерская лодка.

Он снова повернулся к монитору и пощелкал переключателями.

– Слишком далеко, чтобы получить хорошую картинку на экране.

– Какая дистанция? – спросила Бриттон.

– Похоже, они ходят по кругу, словно что‑то ищут. Подождите, курс определился. Восемь миль, пеленг один‑шесть‑ноль неизменный, курс устойчивый. Наша радиолокационная разведка засекла их радар. Нас срисовали.

Капитан быстро подошла к нему и посмотрела в тубус радара.

– Пеленг постоянный, дистанция сокращается. Расчетное время до встречи?

– Двенадцать минут при сохранении скорости и направления. Курс встречнопересекающийся, – ответил Хоуэлл.

Бриттон повернулась к третьему офицеру, находившемуся на посту у монитора командной системы управления.

– Мы на ходу?

Офицер кивнул:

– Пары подняты, мэм. Двигатели раскручены.

– Командуйте машинному отделению дать ход.

– Есть.

Офицер поднял черную телефонную трубку. Появилась легкая вибрация, когда повысились обороты двигателей. Включилась тревожная сигнализация, предупреждающая экипаж о столкновении.

– Выполняете маневр уклонения? – спросил Макферлейн.

Бриттон отрицательно покачала головой.

– Мы для этого слишком велики, даже при выруливании двигателями. Но намерены попытаться.

Далеко наверху на радарной мачте туманный ревун произвел оглушительный сигнал.

– Курс не изменился, – сообщил Хоуэлл, с головой влезший в тубус радара.

– Судно слушается руля, – сообщил третий офицер.

– Прямо руля, – распорядилась Бриттон.

Она подошла к радиорубке, открыла серую металлическую дверь и спросила:

– Есть успехи, Бэнкс?

– Не отвечают.

Макферлейн подошел к иллюминаторам. Стеклоочистители удаляли налет слякоти, которая тут же возобновлялась. Сквозь тяжелый туман пыталось пробиться солнце.

– Могут они нас не слышать? – спросил Макферлейн.

– Они нас слышат, – сказал тихо Глинн. – Они прекрасно знают, что это мы.

– Курс тот же, – сообщил Хоуэлл, продолжая следить за радаром. – Девять минут до столкновения.

– Произвести выстрел сигнальными ракетами в направлении судна, – приказала Бриттон, возвращаясь к командному монитору.

Хоуэлл передал приказ. Бриттон повернулась к вахтенному офицеру:

– Как слушается руля?

– Как свинья, мэм, на такой‑то скорости.

Макферлейн ощутил, что корабль сильно вздрогнул.

– Пять минут и столкновение, – сказал Хоуэлл.

– Пустить еще серию ракет.

Бриттон взяла микрофон с пульта командной станции:

– Неопознанное судно в трех тысячах ярдов по левому борту, говорит танкер «Ролвааг». Измените ваш курс на двадцать градусов вправо, чтобы избежать столкновения. Повторяю, измените курс на двадцать градусов вправо.

Она повторила это по‑испански, затем увеличила громкость приемника. Все, кто был на мостике, молча вслушивались в шум радиопомех. Бриттон положила микрофон, посмотрела на рулевого, потом на Хоуэлла.

– Три минуты до столкновения, – сказал Хоуэлл.

Бриттон объявила по внутренней связи:

– Всему экипажу, говорит капитан. Быть готовыми к столкновению на носу с правого борта.

Сквозь истончившуюся пелену тумана снова раздался сигнал туманного ревуна. Сирена затихла, на мостике замигали лампочки.

– Подходит справа по носу, – сказал Хоуэлл.

– Привести в готовность противопожарные средства и средства борьбы за живучесть судна, – откликнулась Бриттон.

Затем она сдернула с переборки мегафон, подбежала к двери на правое крыло мостика, распахнула ее и исчезла. Не сговариваясь, Глинн и Макферлейн выбежали вслед за ней. Оказавшись снаружи, Макферлейн мгновенно промок от холодного плотного тумана. Снизу слышались беспорядочная беготня и крики. Туманный ревун, звучавший на открытой палубе еще громче, казалось, дробил вокруг них воздух. Бриттон добежала до дальнего конца крыла, наклонилась над ограждением, висящим в сотне футов над поверхностью воды, и приготовила мегафон.

Туман начинал расходиться, клубясь по верхней палубе. Но справа по носу, казалось, он сгущается, становится снова темней. Вдруг из мглы проступил лес антенн, бледный свет переднего огня. Еще раз исторг свое предупреждение туманный ревун, но судно неумолимо на полной скорости надвигалось на них. Кремовые пенные водовороты разбивались о серые борта. Очертания корабля стали ясней. Эсминец – борта изъязвлены, исполосованы ржавчиной, на надстройке развевается чилийский флаг, нос и корма угрожающе ощетинились четырехдюймовыми орудиями.

Бриттон кричала в мегафон. Завывала сирена. Макферлейн чувствовал, как дрожит крыло мостика от усиленной работы двигателей: капитан пыталась уклониться от столкновения. Но быстро повернуть громадное судно было невозможно. Ожидая удара, Макферлейн напряг ноги и ухватился за перила.

В последний момент эсминец отклонился влево, проскользнув мимо танкера не более чем в двадцати ярдах. Бриттон опустила мегафон. Все взгляды были устремлены на эсминец. Каждое его орудие, от больших башенных до сорокамиллиметровых пушек, было наведено на мостик «Ролваага». Глядя на военный корабль, Макферлейн испытывал смешанное чувство недоумения и ужаса. Его взгляд остановился на верхнем мостике эсминца.

Он стоял там один в полной форме – команданте военно‑морского флота, которого они видели утром в таможне. Он пронесся так близко под ними, что Макферлейн разглядел капельки влаги на его лице.

Капитан Валленар склонился к установленному на ограждении пулемету. Отверстое дуло пулеметного ствола, покрытого морской солью и ржавчиной, было нацелено прямо на них, нагло суля смерть. Валленар искоса посмотрел на каждого из них своими черными глазами. Его парализованная рука была плотно прижата к груди. И пока эсминец проходил мимо, он медленно поворачивался вместе с пулеметом, держа их на прицеле.

А потом эсминец скрылся за кормой «Ролваага», скользнув обратно в туман, и призрак исчез. Никто не нарушил гнетущего молчания. Макферлейн услышал, как двигатели эсминца увеличили обороты, и почувствовал слабое покачивание, когда кильватерная струя прошла под танкером. Это легкое покачивание, сродни движению детской колыбели, вверх‑вниз, могло бы быть очень успокаивающим, если бы не вселяло ужас.
«Ролвааг»

13 июля, 6 часов 30 минут

Макферлейн беспокойно ворочался в предрассветной темноте своей каюты. Льняные простыни обвились вокруг него, подушка под головой намокла от пота. Еще в полусне он инстинктивно потянулся к успокаивающему теплу Малу. Но ее место было пустым. Он сел и стал ждать, чтобы лихорадочно бившееся сердце заработало ровно, а голова освободилась от образов ночного кошмара, от видений судна, носившегося по штормовому океану. Он протер глаза и осознал, что не все было сном. Движение судна изменилось: вместо обычного слабого покачивания Макферлейн чувствовал содрогание корпуса и сильную качку. Сбросив простыни, он подошел к иллюминатору и отодвинул штору. Стекло заиндевело, вдоль нижней кромки образовалась толстая наледь.

Темнота каюты показалась ему угнетающей. Макферлейн торопливо оделся, желая выйти на свежий воздух, несмотря на мерзкую погоду. Во время его спуска на два пролета вниз к главной палубе судно накренилось, и он был вынужден ухватиться за перила, чтобы сохранить равновесие. Когда Макферлейн открыл дверь, ведущую на палубу, в лицо ударил ледяной ветер. Бодрящий порыв унес с собой остатки ночного кошмара. В полутьме он разглядел, что с наветренной стороны вентиляционные решетки, шлюпбалки и контейнеры покрыты коркой льда, на палубе слякоть. Теперь Макферлейн ясно слышал рокот тяжелых волн, бьющих по всей длине корабля. Здесь качка ощущалась заметней. На темных валах волн периодически возникали огромные белые гребни. Сквозь вой ветра слышалось шипение разбивающихся о борт водяных валов.

Кто‑то стоял, наклонившись над перилами с правого борта, вытянув голову вперед. Макферлейн подошел и увидел, что это Амира, по‑прежнему закутанная в слишком большую для нее парку.

– Что вы здесь делаете? – удивился Макферлейн.

Амира обернулась. Он отметил зеленоватый цвет ее лица, спрятанного глубоко в меховом капюшоне. Ветер трепал несколько выбившихся прядок черных волос.

– Пытаюсь поблевать, – ответила она. – А у вас какие оправдания?

– Не спится.

Амира кивнула.

– Я надеюсь, что эсминец появится снова. Ничего так не хочу, как исторгнуть содержимое своего желудка на этого противного маленького команданте.

Макферлейн не ответил. Встреча с чилийским кораблем и предположения относительно мотивов, которыми руководствовался команданте Валленар, были основной темой разговоров во время обеда накануне вечером. И Ллойд, услышав о случившемся, пришел в ужасное волнение. Лишь Глинн казался невозмутимым.

– Вы только гляньте на это, – сказала Амира.

Проследив за ее взглядом, Макферлейн увидел у левого борта темную фигуру бегуна в сером тренировочном костюме. Присмотревшись, он понял, что это Салли Бриттон.

– Только она в достаточной мере мужчина, чтобы бегать в такую погоду, – кисло сказала Амира.

– Она сильная.

– Скорей, сумасшедшая. – Амира захихикала. – Полюбуйтесь на то, что прыгает под свитером.

Макферлейн, смотревший именно на это, промолчал.

– Не поймите меня неправильно. Меня это интересует чисто с научной точки зрения. Я думаю, как рассчитать уравнение состояния для такой довольно впечатляющей груди.

– Уравнение состояния?

– Это то, чем мы, физики, занимаемся. Это включает все физические характеристики объекта: температуру, давление, плотность, эластичность…

– Представляю картинку.

– Посмотрите, – сказала Амира, резко сменив тему. – Вон там еще одна жертва кораблекрушения.

В суровой зимней дали Макферлейн увидел очертания большого судна с разбитой о скалы кормой.

– Которое это? Четвертое? – предположила Амира.

– Кажется, пятое.

По мере продвижения «Ролваага» от Пуэрто‑Уильямса на юг к мысу Горн им все чаще приходилось видеть останки судов. Некоторые были почти такими же большими, как «Ролвааг». Настоящее кладбище кораблей, и зрелище это уже не вызывало удивления.

Бриттон обогнула нос и приближалась к ним.

– Вот и она, – сказала Амира.

Поравнявшись с ними, Бриттон перешла на бег на месте. Ее тренировочный костюм, намокший от снега и дождя, облепил тело. «Уравнение состояния», – подумал про себя Макферлейн.

– Хочу, чтобы вы знали, – сказала она. – В девять часов я собираюсь отдать приказ об обязательности спасательного снаряжения при нахождении на палубе.

– Зачем это? – удивился Макферлейн.

– Приближается шквал.

– Приближается? – спросила Амира с усмешкой. – Похоже, он уже здесь.

– Когда мы выйдем из‑за острова Наварино, мы попадем навстречу шторму. Находиться на палубе без спасательного снаряжения будет запрещено.

Бриттон отвечала на вопрос Амиры, но смотрела при этом на Макферлейна.

– Спасибо, что предупредили, – поблагодарил Макферлейн.

Бриттон кивнула им и убежала. Через минуту ее уже не было.

– Что вы имеете против нее? – спросил Макферлейн.

Амира помолчала немного.

– Что‑то меня в ней бесит. Слишком она совершенна.

– Я думаю, это то, что называют аурой власти.

– Несправедливо, что все страдают из‑за ее проблем с пьянством.

– Таково решение Глинна, – объяснил Макферлейн.

Амира вздохнула и потрясла головой.

– Да, это вполне в характере Эли, правда? Можно поспорить, что к этому привела непрерывная цепь непогрешимых логических построений. Он просто не рассказывает никому о них.

Новый порыв ветра вызвал у Макферлейна озноб.

– С меня, пожалуй, моря уже достаточно. Во всяком случае, пока. Не хотите пойти позавтракать?

Амира простонала.

– Вы идите. Я еще здесь побуду. Рано или поздно должно же стошнить.
* * *
После завтрака Макферлейн отправился в судовую библиотеку, где ему назначил встречу Глинн. Библиотека, как и все на судне, была просторной. Иллюминаторы, занимавшие одну из стен, сейчас были частично залеплены мокрым снегом. За ними Макферлейн видел снег, летящий почти горизонтально и ввинчивавшийся далеко внизу в черную воду.

Стеллажи предлагали широкий выбор книг: навигационные правила и соглашения, энциклопедии, сборники «Ридерс дайджест», забытые бестселлеры. Макферлейн покопался в них в ожидании Глинна, стараясь подавить беспокойство. Чем ближе они подходили к острову Десоласьон, к месту, где умер Масангкей, тем сильнее он нервничал. Теперь уже совсем близко. Сегодня они обогнут мыс Горн и встанут наконец на якорь у островов.

Рука Макферлейна задержалась на небольшой книжке «Повествование Артура Гордона Пима из Нантакета». Именно эту книгу Эдгара Аллана По упоминала Бриттон во время обеда в первую ночь на море. Интересно. Макферлейн взял ее с собой на ближайший диван. Темная кожа дивана была скользкой на ощупь. Макферлейн удобно устроился и раскрыл книгу. Он почувствовал приятный запах проклеенного холста и старой бумаги.
«Мое имя Артур Гордон Пим. Мой отец был уважаемым поставщиком судовых запасов в Нантакете, где я родился. Мой дед со стороны отца был адвокатом с хорошей практикой. Ему во всем сопутствовала удача, и так же удачно он спекулировал акциями Эдгартон‑Нью‑Банк, как он тогда назывался».
Начало оказалось разочаровывающе сухим, и Макферлейн вздохнул с облегчением, когда увидел, что дверь открылась и вошел Глинн. Позади него, кланяясь и улыбаясь, шел Паппап, в котором почти невозможно было узнать пьяницу, доставленного на борт накануне. Его длинные седые волосы были зачесаны со лба назад, а аккуратно подстриженные, но все же клочковатые усы прикрывали отвисшую губу.

– Простите, что заставил вас ждать, – извинился Глинн. – Я поговорил с мистером Паппапом. Он, кажется, согласен нам помогать.

Паппап улыбнулся и опять пожал им руки. Макферлейна удивило, какой прохладной и сухой оказалась его рука.

– Подойдем к иллюминаторам, – сказал Глинн.

Макферлейн последовал за ним и посмотрел наружу. В разрывах клубившегося тумана он смог теперь разглядеть, что на северо‑востоке из воды поднялся голый остров, немногим больше зазубренной вершины затопленной горы. Белый прибой терзал его подножие.

– Это остров Барневельт, – показал Глинн.

Вдали прошел грозовой фронт, словно стянув занавес со штормового горизонта. Показался другой остров, черный, неровный, с вершинами гор, покрытыми снегом и туманом.

– А это остров Дисит. Самый восточный из островов у мыса Горн.

Очередная молния высветила множество торчавших из воды вершин гор. Пока они смотрели, свет исчез так же быстро, как и появился. Казалось, ночь сомкнулась вокруг судна. Новый шквал ударил со всей силой, яростно колотя в борта градом, словно обстреливая судно пулеметным огнем. Макферлейн ощутил, как большой корабль накренился.

Глинн вынул сложенный листок бумаги и протянул его Макферлейну.

– Я получил это полчаса назад.

Макферлейн с интересом его развернул. Это была короткая каблограмма.
«Ни в коем случае не высаживайтесь на известный остров без дальнейших указаний от меня.

Ллойд».
Макферлейн вернул бумажку Глинну, тот убрал ее обратно в карман.

– Ллойд ничего не говорил мне о своих планах. Как вы думаете, что это может означать? И почему просто не позвонить или не воспользоваться электронной почтой?

– Потому что, возможно, у него нет поблизости телефона.

Глинн показал вверх:

– Вид с мостика даже лучше. Не хотите пойти вместе?

Почему‑то Макферлейн сомневался, что главу ЭИР интересует вид, но последовал за ним. Глинн, однако, оказался прав: с мостика ярость волн повергала в еще больший трепет. Сердитые черные валы бросались друг на друга и разбивались. Ветер разрывал их сверху и прокладывал глубокие борозды к их подошвам. Пока Макферлейн смотрел, «Ролвааг» зарылся носом в мощную волну и затем с трудом выбрался на поверхность, вода каскадами сливалась с бортов.

Бриттон повернулась к ним. Ее лицо казалось призрачным при искусственном освещении.

– Я вижу, вы привели лоцмана, – сказала она, посмотрев на Паппапа с некоторым сомнением. – Когда понадобится огибать мыс Горн, посмотрим, какой он нам даст совет при подходе.

Вмешался Виктор Хоуэлл, стоявший рядом с ней.

– Это как раз сейчас, – сказал он.

Грозовой разряд далеко впереди судна бросил слабый свет на выступающие из моря изрезанные ущельями горы, которые выглядели выше и темнее остальных.

– Мыс Горн, – сказал Глинн. – Но нас ожидает не только это. К нам гость…

– Капитан! – прервал его третий офицер, склонившийся над экраном. – На радаре воздушный контакт. Приближается с северо‑востока.

– Пеленг?

– Ноль‑четыре‑ноль точно, мэм. Прямо на нас.

Атмосфера на мостике стала напряженной. Виктор Хоуэлл подошел к третьему офицеру и посмотрел через его плечо на экран.

– Дальность и скорость? – спросила Бриттон.

– Сорок миль, скорость примерно сто семьдесят узлов, мэм.

– Самолет‑разведчик?

Хоуэлл разогнулся.

– В такую погоду?

Сильный порыв ветра застучал по иллюминаторам дождем.

– Это наверняка не какой‑нибудь любитель на «сессне», – пробормотала Бриттон. – Может это быть коммерческий рейс, отклонившийся от курса?

– Маловероятно. Единственное, что здесь летает, это чартерные гидропланы. Но никогда в такую погоду.

– Военные?

Никто не ответил. На мостике все молчали, было слышно только завывание ветра и шум моря.

– Пеленг? – спросила капитан снова.

– Тот же самый, мэм.

Она медленно кивнула.

– Очень хорошо. Оповестите посты, мистер Хоуэлл. Неожиданно из радиорубки выглянул офицер связи Бэнкс.

– Откуда птичка? Это же вертолет «Ллойд холдингз».

– Вы уверены?

– Я проверил позывные.

– Мистер Бэнкс, свяжитесь с вертолетом.

Глинн прочистил горло. Макферлейн взглянул на него, тот убирал в карман куртки сложенный листок бумаги. Пока все волновались, он не выказывал ни тревоги, ни удивления.

– Я думаю, – произнес он тихо. – Нужно подготовить посадочную площадку.

Капитан уставилась на него.

– В такую погоду?

Из радиорубки появился Бэнкс.

– Они просят разрешения на посадку, мэм.

– Я не могу в это поверить! – крикнул Хоуэлл. – Мы в центре шторма силой восемь баллов.

– Я не могу поверить, что у вас есть выбор, – сказал Глинн.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Похожие:

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Танец смерти
Диоген поставил себе целью не просто уничтожить всех близких людей брата, но и повесить эти убийства на него

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Огонь и сера
Как удалось преступнику сжечь заживо в запертых изнутри комнатах знаменитого критика и известного коллекционера произведений искусства...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Штурвал тьмы
Старинные друзья Алоиза Пендергаста – монахи из уединенного буддистского монастыря – просят его о помощи. Из их горной обители исчез...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"
И вот спустя двенадцать лет он получает информацию, которая наталкивает его на мысль, что та давняя трагедия не была случайностью....

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconПрестон Дуглас, Чайлд Линкольн Танец на кладбище
Но восставшие мертвецы – явный перебор даже для современного Нью-Йорка. И тут Пендергасту приходит в голову мысль, что убийство журналиста...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Натюрморт с воронами
Работа маньяка? Об этом буквально кричит картина убийства. И в этом совершенно уверен местный шериф. Но многоопытный агент фбр пендергаст...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconФормат дебатов «линкольн дуглас» Введение
Сенат Соединенных Штатов Америки для проведения ряда дебатов по теме рабства. Стивен Дуглас принял вызов, за которым последовал ряд...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconДуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k...
Чердаке Дьявола. Ужас, который, вторгаясь в жизни людей, оставляет за собой обезглавленные трупы. Ужас, который становится все сильнее,...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconОдна из сферических оболочек Земли, расположенная между ее корой...
Мантия верхняя одна из сферических оболочек Земли, расположенная между ее корой (сейсмическая граница Мохоровичича) и нижней мантией...

Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов iconГордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации
«Чайлд Гордон. Арийцы. Основатели европейской цивилизации»: Центрполиграф; Москва; 2010

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов