Таня Гроттер и локон Афродиты




НазваниеТаня Гроттер и локон Афродиты
страница16/16
Дата публикации01.02.2014
Размер2.77 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Таня восприняла слова Сарданапала неожиданно спокойно. На Зализину она не могла даже злиться. Чтобы злиться, надо хотя бы немного уважать этого человека.

- Но почему Лизон сама не произнесла два имени, если изначально локон был у нее? Сказала бы свое имя и Ванькино - вот и все дела, - заметила она.

- В том-то и вопрос. Видишь ли, Ванька - а именно за ним она вела охоту - не так прост. Как маг он вполне обычен, но у него сильная врожденная защита. Иногда лопухоиды называют это "мудрое сердце". Он настолько тебя любит и так чудовищно верен, что, произнеси Зализина его имя, даже локон Афродиты был бы бессилен соединить их судьбы. Думаешь, Лиза никогда не подсылала к нему магфиозных купидонов? Десятки раз начиная с тринадцати лет. Порой он был истыкан их стрелами, как еж, сам об этом не подозревая. Мы с Меди, признаться, забавлялись, наблюдая, как она укрепляет Ваньке иммунитет. В результате Лиза сделала Ваньку исключительно устойчивым к любовной магии, особенно к той, что исходит от нее. Теперь единственный ее шанс - чтобы его имя произнесла ты. Магически твое слово крайне весомо. Сердце-то Ваньки повернуто именно к тебе. Твое слово и магия локона - и все: Ванька навеки прикован к Зализиной.

- Это она накладывала на меня проклятия все время, да? - спросила Таня. Сарданапал кивнул.

- Похоже, она совсем потеряла голову. Думаю, тогда, на драконбольном поле, когда ты едва не погибла, Зализина вспылила, заметив, что Ванька смотрит на тебя с сумасшедшей нежностью. И потом эти манипуляции Ваньки с пылесосом тети Настурции. Думаю, от Зализиной они тоже не укрылись. Ведь она глаз с него не спускала.

- Но это же мерзость! - сказала Таня с негодованием, вспоминая вечно недовольное, с поджатыми губами лицо Лизы.

Академик провел рукой по волосам. Перстень повелителя духов, отражая огонь свечи, отбрасывал на стену с полдесятка колючих зайчиков.

- А кто тебе сказал, что в любви не бывает обмана? Такой уж это вздорный мирок. Нередко банк срывает тот, у кого на руках не карты даже, а так - веер швали.

- Но как локон Афродиты вообще оказался в шкатулке, которую подарила Ягуну Склепова? Академик пожал плечами.

- Дело случая, не более того. Не окажись у Ягуна подходящей шкатулки, Зализина воспользовалась бы каким-нибудь другим телепортом. В Тибидохсе их с избытком. Самое досадное, что мы ровным счетом ничего не можем предпринять. Выгнать ее из Тибидохса? Поздно, поезд ушел. Заточить в Дубодам? Изначально не наш почерк... Полагаю, единственное, чем мы в состоянии ей ответить... вернее, "мы" здесь неуместно... Ответить можешь только ты. И ты знаешь, как.

- Выбрав Ваньку? Академик пожал плечами.

- Твоя жизнь - тебе и раскладывать пасьянс. Я сниму с локона Афродиты магию Зализиной. Не думаю, что это будет просто, но я надеюсь, что как маг, да простят мне нескромность, я умею несколько больше, чем пятикурсница. Когда я очищу локон, ты сможешь произнести два имени. Свое и имя того, кого ты выберешь... Причем желательно сделать это в ближайшее время. Часа через три локон Афродиты окончательно погаснет.

- Я бы выбрала Ваньку. Но Бейбарсов... Он убьет себя и грозит убить Пуппера и Ваньку.

- Он сам тебе это сказал? - спросил Сарданапал с каким-то неприятным, колким выражением лица.

- Про Пуппера и Ваньку?

- Нет. Что он убьет себя?

Таня кивнула, не поднимая глаз. Внезапно она услышала странный звук. Сарданапал расхохотался. Таня не верила своим ушам.

- Некромаг? Покончить жизнь самоубийством? Я правильно расслышал? - повторил академик.

- Что здесь смешного? - спросила Таня с негодованием.

- Старый трюк профессора Клоппа. Он пользовался им, когда был молод. Как специалист по зельям, он готовил какой-нибудь мудреный отвар, подходил к девушке, которая не обращала на него внимания, выпивал его залпом и падал у ее ног, бледный как поганка. Разбитая склянка дымилась на полу. Пролившаяся жидкость бурлила и меняла цвет. Девушка кидалась к Клоппу, а он слабым голосом говорил, что отравился от безответной любви страшным ядом, от которого есть только одно противоядие - поцелуй... И, разумеется, немедленно получал его, постепенно оживая по ходу дела.

- Профессор Клопп? - недоверчиво спросила Таня.

- Да, дорогая моя. Все когда-то были юны и делали глупости. Вспомни сегодняшнего Клоппика. Если он до сих пор не разнес Магфорд, то лишь потому, что Тарарах по моей просьбе ходит за ним по пятам.

- И что, в склянке действительно был яд?

- Разумеется, нет. Что-нибудь безобидное, но жуткое на вид. Метод был безупречен. Проблема в другом: Клопп использовал его слишком часто, причем с разными девушками. И, разумеется, всякий раз история получала огласку. В общем, не прошло и трех месяцев, как на травящихся Клоппов перестали обращать внимания. Клопп мог травиться теперь сколько угодно - его в лучшем случае погладили бы по головке. Именно тогда он с горя завел себе крысиные жилетки и повесил на живот ложку на цепочке... - сказал академик с улыбкой.

- Клопп не Бейбарсов. Глеб настроен серьезно! - сказала Таня.

- Ты уверена, что разница так велика?

- Уверена.

- Вынужден тебя разочаровать. Помнишь, я спросил, действительно ли Бейбарсов сказал, что убьет себя? И ты ответила "да". Так вот: некромаг не может убить себя, и уж Бейбарсову-то это отлично известно. Это была ложь.

- Но почему?

- Потому что Бейбарсов - некромаг. Читай между строк, девочка! Некромаг не может умереть, пока не передаст кому-то свой дар. Дар же он может передать не раньше, чем истечет сто лет со дня его получения. На более короткие сроки данные потусторонние депозиты не оформляются.

- А если Глеб что-то сделает с собой?

- Раны зарастут, даже если Бейбарсов прокрутит себя в мясорубке, да простят мне эту нездоровую шутку. Слышала о мертвой воде, которая сращивает разрубленных богатырей? Тот же некромагический эффект. Правда, можно заковать некромага в цепи и похоронить на океанском дне. Или бросить в лаву Тартара. Но не думаю, что Бейбарсов на это пойдет. Скорее всего, он рассчитывал на какой-нибудь простенький цирк. К примеру, вонзить себе в грудь кинжал или спрыгнуть с башни, зная, что ничего не случится.

Таня хотела возразить, сказать, что Глеб прыгнет и в лаву, если потребуется, но слово "башня" неприятно резануло ей слух. Она вспомнила сцену на крыше, когда Глеб протягивал ей чашу с кровью вепря и грозил шагнуть вниз, в пустоту... Так, значит, он обманывал ее? Этот прыжок был для него не опаснее, чем прыжок с обычной тумбочки. Достигаем своего любой ценой, и плевать нам на условности? Ну-ну, господин Солислоняткин, вы будете неприятно удивлены!

- А дуэль? Значит, тоже? - спросила она упавшим голосом, испытывая даже не негодование уже, а страшное сосущее разочарование в человеке.

Сарданапал забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

- Разумеется. Дуэль Бейбарсова с Ванькой была подлой изначально. Неравной. Ванька своим Искрисом фронтисом ничего не сделал бы Глебу, даже выпусти он в него сто искр... Мне очень жаль, Таня. Не волнуйся, о Бейбарсове я позабочусь! Пуппер и Ванька не пострадают. Мне доводилось и раньше иметь дело с некромагами.

Таня твердо посмотрела на него:

- Не надо. Я разберусь сама.

- А ты справишься?

- Надеюсь, да...

Академик задумчиво куснул ус.

- Что ж... Как хочешь... Так что же локон? Снять заклятие?

Таня покачала головой:

- Нет. Пусть все остается как есть. Академик непонимающе моргнул.

- Сама ты не справишься. Тут магия особого рода.

- Я понимаю. Но все равно не надо, - сказала Таня, протягивая руку за артефактом.

Академик схватил ее за запястье. Он был взволнован.

- Погоди! Ты понимаешь, чего себя лишаешь? Ты не сможешь никого никогда полюбить! Ты проживешь жизнь убогим манекеном, лишенным даже возможности испытать когда-либо чувство! - воскликнул он.

- Чашу судьбы никогда нельзя выпить до конца, - таинственно ответила Таня. - Вы обещаете не вмешиваться?

Сарданапал грустно кивнул.

Таня осторожно высвободила руку, взяла локон и вышла из кабинета. Уже рассветало. В дальнее окно бил сероватый свет.

Спустившись на этаж, она поняла, что ее ждут. Она увидела Глеба. Поодаль маячил Пуппер и еще дальше по коридору Ванька. Все трое упорно делали вид, что незнакомы. Таня закрыла глаза и открыла их, надеясь, что кошмар рассеется. Это было как в дурном сне. Не доставало только Урга.

Бейбарсов решительно подошел к ней.

- Время истекло. Ты выбрала? - спросил он жестко.

- Скажем так: я уже почти уверена, что определилась, - ответила Таня.

- Отлично. Мой выстрел еще за мной! Выберешь Валялкина - станешь вдовой. А потом настанет черед Пуппера.

- И ты это сделаешь?

- Ты знаешь, что да!

- И себя убьешь? - тихо спросила Таня, не глядя на него.

Бейбарсов, помедлив, кивнул. Таня испытала почти физическую боль. Нет, Сарданапал не ошибся. Бейбарсов лгал ей.

Таня достала локон. Почти вся прядь погасла, лишь середина пылала. Казалось, еще немного, и локон распадется на две половины, которые никогда не срастутся. Он весь был как проволока, накаленная над огнем.

Лицо Бейбарсова стало хищным и неприятным,

- Меня! Скажи мое имя! - крикнул он.

Поняв, что речь идет о чем-то чудовищно важном, определяющем, Ванька метнулся к ним с явным намерением вцепиться в Бейбарсова. Продолжая смотреть на нее, Глеб сделал быстрое движение рукой, и их с Таней отгородила прозрачная мерцающая стена. Ванька налетел на нее грудью и застыл. Пуппер тоже подбежал к прозрачной стене, но в отличие от Ваньки не бросался на нее, а просто мученически наблюдал.

Таня поднесла локон к лицу и на всякий случай коснулась его перстнем, хотя не исключала, что магия сработает и без этого. Локон сворачивался, точно от жара, втягивался в небытие. Терпение его иссякало.

- Я! Или я убью их! - снова крикнул Глеб. В этот миг он был страшен, как Вий. Казалось, сила множества мертвецов поднялась в нем.

Таня до крови укусила губу. Ей хотелось, чтобы боль помогла ей решиться.

- Что ж... Как скажешь... Бейбарсов! - решившись, произнесла Таня.

Глеб отпрянул от пугающе яркого света. Локон Афродиты окутался золотой пылью. В следующий миг он рассыпался в руках у Тани. Ей показалось, что с ладони ее слетел пепел, но пола так и не достиг. Поры времени втянули артефакт.

Таня тревожно вскинула глаза на Глеба. Она не была уверена, что магия сработала. Бейбарсов стоял неподвижно, тяжело дыша, изредка, точно в задумчивости, проводя рукой по лицу, потом он покачнулся, шагнул, и магический барьер вдруг исчез. Ванька рванулся, чтобы броситься на Бейбарсова, но внезапно застыл в недоумении. Кто-то бежал к ним по коридору, опрокидывая вазоны с розами. Это была Зализина. Таня на всякий случай отодвинулась, чтобы не попасть под Зализину, как под электричку.

Но Зализина ее даже не заметила. Она подбежала к Глебу и повисла у него на шее с такой страстью, что Бейбарсов не устоял на ногах. Оба упали, едва не сшибив благоразумно попятившегося Гурия Пуппера.

Но Тане важно было другое. Она напряженно всматривалась в лицо Бейбарсова. Казалось, он оглушен. Его собственный темный дар сопротивлялся магии локона и уступал постепенно, толчками. Но уступал, уступал!

И лишь минуту спустя Таня увидела, что рука Бейбарсова неуверенно приподнялась и нежно погладила Зализину по волосам. На Ваньку, удивленно стоявшего рядом, Лиза обращала теперь внимания не больше, чем на пятно на обоях. Ее лицо потеряло выражение вечной обиды и обделенности. Если прежде весь мир был должен Зализиной (так, во всяком случае, той казалось), то сейчас он отдал все долги. Глядя на Лизон, вполне умиротворенную и довольную, хотелось сказать: "Ну не такая уж наша Лиза теперь и бедная!"

Бейбарсов, окончательно сдавшийся магии любви, тоже выглядел счастливым. Правда, счастье у него было какое-то ищущее, недоверчивое. Но счастье, как зубная щетка, у каждого свое.

Тане стало даже слегка завидно. Эти двое были так самодостаточно счастливы, что окружающий мир для них стал не больше чем декорация.

Заметив, что Таня на них внимательно смотрит, Бейбарсов сердито вскинул на нее глаза.

- Девушка, что вы тут стоите? Вам что, заняться нечем? Проблемы в личной жизни? - спросил он с раздражением.

- Пожалуй, что уже нет... Извините! - сказала Таня и поспешно отвернулась, пряча улыбку.

Все же совесть ее была не совсем спокойна. Решать за Бейбарсова и Лизу было несправедливо. С другой стороны, эти двое с такой бесцеремонной настойчивостью лезли в ее судьбу, что она просто защищалась. Да и так ли плохо все устроилось? О дальнейшей судьбе этой парочки позаботится локон Афродиты.

Взяв пораженного Валялкина за рукав, Таня повела его за собой, Ванька что-то бормотал, недоуменно оглядываясь на Бейбарсова и Зализину, которые вновь забыли об их присутствии. У Тани, однако, не было сейчас никакого желания что-либо объяснять. Еще успеется. Так или иначе, а магию локона она задействовала. Условие соблюдено, а ее собственная возможность любить и быть любимой не перечеркнута. Правда, теперь придется обойтись без любовной магии, но это даже и к лучшему. Естественная любовь и натуральные продукты всегда лучше суррогатов.

- Ну вот! - сказала Таня, улыбаясь Ваньке. - Теперь у вас есть шанс, господин Валялкин! Сдается мне, все у нас будет хорошо, если ты не станешь... если мы оба научимся доверять друг другу и не создавать проблем там, где их нет.

Ванька попытался что-то сказать, но она зажала его рот ладонью. Не хватало еще сейчас поссориться. Меньше скажешь - меньше наломаешь дров. Все беды этого мира именно от слов.

- Кстати, сегодня ночью по дороге к Сарданапалу я догадалась, кто подарил мне то платье на выпускной. Ты. Только ты мог чувствовать меня так хорошо. Ты выбрал его и прислал, потратив все свои деньги, а потом вдруг понял, что две картинки - какой ты представлял меня и той, что я стала, - не накладываются. Ты все равно больше любил меня в джинсах и свитере, то есть такой, какая я есть. Так это был ты? Я не ошиблась?

Ванька улыбнулся. Таня поняла, что не ошиблась, и благодарно прижалась к его плечу лбом. Ну и вымахал же он за последний год. Не Бульонов, конечно, но тоже в транспорте не потеряется.

- Доверять друг другу и не создавать проблем! До-ве-рять! - повторила Таня. - Это пока удается тебе хуже, чем жертвовать собой. Но я очень надеюсь, что ты научишься.

Пуппер умиленно наблюдал за ними. Потом подошел и молча соединил их руки. В глазах у него блестели слезы. Прежде чем Таня и Ванька успели что-то сказать, Гурий быстро повернулся и, спотыкаясь, убежал.
***
На следующий вечер драконбольное поле вновь наполнилось людьми. Провожали русских магов, которые вот-вот должны были улететь в Тибидохс.

Поклеп Поклепыч сосредоточенно заколачивал Милюлю в бочку. На этот раз он собирался везти ее сам, не доверяя джиннам, с которыми непостоянная русалка успела обменяться номерами зудильников. Русалка уже соскучилась по родному заболоченному пруду и гнала волну, прося Поклепа поторопиться.

Великая Зуби и Медузия озабоченно пересчитывали пятикурсников, пытаясь определиться, все ли собрались. Однако ученики все время переходили с места на место и их получалось то больше, чем нужно, то меньше. Положение осложнялось тем, что было много провожающих. Наконец, потеряв терпение, Медузия применила заклинание, заставив всех на минуту замереть ледяными столбами, которые она хладнокровно и сочла. Когда же все оттаяли, у многих немедленно начался насморк.

Тарарах обходил Гоярына, в разных местах касаясь его чешуи. Питекантропа беспокоило, в достаточной ли мере дракон пришел в себя после обездвиживающего и одурительного мячей и готов ли он к перелету.

Гробыня лавировала между Гуней и Шейхом Спирей, кокетничая с обоими так отчаянно, что оба были окончательно сбиты с толку. Все мысли их спутались в морской узел. Зато сама Склепова была довольна. Оба казались ей страшными дураками. Умных мужчин она, впрочем, не переносила, находя их малополезными в хозяйстве и личной жизни. И вообще мысли Склеповой уже занимали Лысая Гора и совместное с Вием телешоу. Ну берегитесь, знаменитые покойники! Гробыня Склепова, девушка-судьба, готова приняться за вас всерьез.

Пипа уже уселась на гимнастическую скамью, На этот раз, вырабатывая характер, она собиралась лететь без страховки. Озабоченный Бульонов топтался рядом, позванивая цепями.

- Пенелопа, ну можно я тебя кандалами прикую? Ну можно? Высоко ведь! - то и дело спрашивал он.

- Отстань, маньяк! - с хохотом отвечала Пипа.

Зализина на часах с кукушкой и Бейбарсов в ступе умчались в Тибидохс еще утром. Им хотелось побродить по побережью. Поклеп принялся было гнать волну, утверждая, что вразброд только коровы ходят на водопой, но Сарданапал неожиданно поддержал их и позволил улететь, чем ужасно изумил завуча.

Сам академик Сарданапал, крайне довольный, тряс в данный момент руку декану Магфорда. Прощались они гораздо теплее, чем приветствовали друг друга при встрече. Должно быть, оба надеялись, что следующая их встреча состоится лет через двадцать, не раньше, а до того они будут обмениваться лишь поздравительными магограммами.

Ягун, измаявшийся от нетерпения, в пятый раз садился на пылесос и слезал с него, чтобы еще раз все проверить. Катя Лоткова привязывала на трубу своего пылесоса амулеты. Ягун от нечего делать хотел было с ней поссориться, но, зная, что это невозможно, вздохнул и только еще раз помирился. Они делали это постоянно: мирились без ссор. Во многих отношениях это было гораздо приятнее.

Таня и Ванька стояли поодаль, у драконьего хвоста. Контрабас лежал в футляре. В суете у Тани не было времени заняться его струнами, и вместе с Ванькой она собиралась лететь в Тибидохс на драконе. По дороге они планировали отстать - дракону вполне мог помешать встречный ветер, чем не убедительная причина, - и пару часов покружить над океаном.

С того места, где они с Ванькой стояли, Тане виден был весь ее курс. Ей захотелось сделать групповую фотографию, но, во-первых, у нее не было фотоаппарата, а, во-вторых, магическая фотография вещь особенная, Один какой-нибудь зануда, случайно попавший на снимок, будет потом ворчать из рамки несколько десятилетий и окончательно испортит всем настроение. Если, конечно, среди других снявшихся случайно не окажется людоеда.

Вот они стоят на драконбольном поле. Вчерашние однокурсники. Завтра их дороги разбегутся. Но все равно ощущения грусти, глухой тоски не было. Глупо говорить "прощай", потому что встреча всегда может состояться, причем в самый неожиданный момент.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Похожие:

Таня Гроттер и локон Афродиты iconДмитрий Емец Таня Гроттер и птица титанов Таня Гроттер 14
Эта книга не является продолжением «Болтливого сфинкса». Ее события происходят вскоре после «Колодца Посейдона» и предшествуют «Локону...

Таня Гроттер и локон Афродиты iconДмитрий Емец Таня Гроттер и Болтливый сфинкс Таня Гроттер 13 Как упрямо весна, как упрямо
В наше время мудрость нужна не затем, чтобы знать все, но чтобы сознательно ограничивать себя в излишнем знании

Таня Гроттер и локон Афродиты iconМиры Тани Гроттер Елена Золотухина Таня Гроттер и происки энергетического вампира
Нет, это не школа, это психушка какая-то! – воскликнула Пипа, нервно теребя свои тонкие белесые хвостики. – Не успели мы от Склеповой...

Таня Гроттер и локон Афродиты iconДмитрий Емец Таня Гроттер и трон Древнира
Интригу накаляет то, что легендарный Гурий Пуппер наконец влюблен. Сотнями летят купидончики с цветами и письмами! Интересно, кому...

Таня Гроттер и локон Афродиты iconТаня гроттер и пенсне ноя дмитрий емец анонс
А тем временем решается вопрос жизни и смерти: кого же выберет Таня? Ваньке Валялкину и Гурию Пупперу надоедает неопределенность....

Таня Гроттер и локон Афродиты iconТаня Гроттер и трон Древнира
В пасмурный майский вечерок, когда с одной стороны в стекло барабанили дождевые капли, а с другой недавно проснувшиеся мухи, славное...

Таня Гроттер и локон Афродиты iconРасписание занятий на 1 полугодие 2013-2014 учебного года в подростковом...
Таня Ч, Таня П, Катя Б, Витя К, Настя Т, Леша К, Кирилл Б, Рита Н, Настя К, Юля С, Сережа П, Наташа А., Кристина Ф

Таня Гроттер и локон Афродиты iconТаня Карвер Жажда Серия: Филип Бреннан и Марина Эспозито 2 Scan,...
Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга»; Белгород, Харьков; 2011; isbn 978-966-14-1270-4, 978-5-9910-1555-4, 978-0-7515-4253-0

Таня Гроттер и локон Афродиты iconThe Тёлки: два года спустя, или videoты
Жанна Агузарова – у тебя такие пушистые ресницы! – Таня устроилась у меня на груди, положив голову на руки

Таня Гроттер и локон Афродиты iconАнна Франк и Таня Савичева. Одна война – две судьбы
Истории двух девочек, высказывающих свой взгляд на войну в личном дневнике, и их роль в современном обществе

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов