3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования




Название3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования
страница4/5
Дата публикации21.02.2014
Размер0.51 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5
§ 22. В обществе, разделенном на антагонистические классы, а тем более на резко обособленные и замкнутые сословия, касты и т. д., наблюдаются элементы еще большей социальной дифференциации в языке, возникают классовые, сословные и кастовые арго.

Так, в эпоху, предшествующую Французской буржуазной революции, верхушка французской аристократии обособляется от остального общества и создает свой особый “салонный язык”, арго придворных кругов Версаля. В этом арго некоторые слова общенародного языка избегались как “неприличные”, заменяясь жеманными описательными выражениями. Вместо les oreilles 'уши' предпочитали говорить les portes de l' entendement (букв. 'ворота слуха'). Вспомним также, как Гоголь высмеивал в “Мертвых душах” (т. I, гл. VIII) жеманную манеру светских дам своего времени: эти дамы отличались “необыкновенною осторожностью и приличием в словах и выражениях. Никогда не говорили они: “я высморкалась”, “я вспотела”, “я плюнула”, а говорили: “я облегчила себе нос”, “я обошлась посредством платка”.

Особое явление представляют собой арго деклассированных элементов общества — нищих, бродяг, воров и т. д. В том “воровском жаргоне”, который существовал в царской России и назывался “блатной музыкой”, употреблялись, в частности, следующие специфические иносказательные выражения: скамейка 'лошадь', колеса 'сапоги', мокрое дело'убийство', царева дача 'тюрьма'. “Воровской жаргон”, а отчасти и некоторые другие арго являются своего рода “тайными языками”: в них существенную роль играет стремление “заши-фровать”, сделать непонятным для посторонних передаваемое сообщение.

§ 23. Итак, в общенародном языке наблюдается дифференциация, отражающая всю сложность внутреннего членения соответствующего языкового коллектива. Рассматривая эту дифференциацию, мы доходим до такой ячейки общества, как семья, которая тоже, как любое объединение людей, может иметь свои, пусть “микроскопические”, особенности языка (что было подмечено, например, Л. Н. Толстым). Дальше идет уже отдельная личность, индивид со своими речевыми привычками, индивидуальным тембром голоса, со своей степенью владения языком и т. д. Наличие в устной и письменной речи индивидуальных особенностей (обобщаемых в понятии “идиолект” — индивидуальный вариант языка) несомненно, и ученые исследуют идиолекты отдельных личностей, в частности великих писателей, своим творчеством вносящих важный вклад в сокровищницу языка общенародного. Принятием понятия “идиолект” нисколько не отменяется принципиальная социальность языка. Ведь индивид осуществляет речевую деятельность, чтобы быть понятым другим. И в языке важно и значимо только то, что общезначимо, “надындивидуально”.

Язык коллектива (народа, нации, а также и более узких коллективов, например диалект отдельной области, говор района или отдельного села, то или иное арго и т. д.) не есть “научная фикция”, вынужденное “усреднение” фактов индивидуальной речи. Он существует объективно, но только не как “непосредственная данность”, а как общее, существующее в отдельном, как то, что вновь и вновь воспроизводится в речи, повторяясь в тысячах, миллионах и миллиардах высказываний, произносимых и воспринимаемых в соответствующем коллективе.

е) Стилистические различия в языке

§ 24. Обслуживая общество в самых различных областях его жизни и деятельности и как бы приноравливаясь к различным формам и случаям человеческого общения, язык, естественно, обнаруживает еще один тип внутренних различий — различия функционально-стилистич еские. Ср. нейтральные, вполне уместные и в случаях официального общения слова отец и мать с неофициальными, употребляемыми в семье и в кругу близких друзей словами папа и мама, или поэтическое очи и нейтральное глаза, или разговорное картошка и книжное картофель и т. д.

Имея в виду такого рода различия, говорят о языковых стилях, изучением которых занимается с т и л и с т и к а. Каждый стиль, кроме, пожалуй, лишь нейтрального, характеризуется прежде всего своими особыми, стилистически окрашенными словами, выражениями, оборотами. Их “окрашенность” выступает отчетливо на фоне слов нейтрального стиля. В известной мере для языковых стилей типичны и грамматические особенности.

Так, в русском языке для высокого стиля характерны, в частности, такие слова и выражения, как година (вместо нейтрального время), гордыня (вместо гордость), отчизна, возмездие, чаяния, сокровенный, незыблемый, извечный, предначертанный, обуять, осенить, краеугольный камень, с открытым забралом, сжечь свои корабли и т. д., более частое, чем в других стилях, использование устаревших церковнославянизмов (страждущий вместо страдающий, разверстый вместо раскрытый и т. д.).

В научном и научно-популярном стилях используются в большом количестве элементы специальной терминологии и такие слова и выражения, как являться (тем-то, таким-то), представлять собой (то-то), подразделяться (на), состоять (из того-то или в том-то), как правило, по определению, такой и только такой, необходимое и достаточное условие и т. д. Некоторые из этих выражений употребительны ив газетно-публицистическом стиле, но здесь к ним присоединяются новые; поднять (или поставить) вопрос, взять обязательство, в центре внимания, тревожный сигнал, реагировать на критику и др.

Для официально-делового стиля характерны такие слова и выражения, как проживать (вместо нейтрального жить), жилплощадь, место жительства, наложить резолюцию, на повестке дня, в рабочем порядке, академическая задолженность.

В области грамматики для рассмотренных стилей более или менее типичны широкое использование сложных предложений, обилие причастных и деепричастных оборотов, сравнительно частое появление страдательной конструкции, замена глаголов отглагольными существительными.

Противоположными признаками характеризуется разговорный стиль, и особенно его бытовая разновидность. Разговорными являются, например, такие слова и выражения, как белиберда, околесица, проныра, пустомеля, хлипкий, горланить, ляпнуть, удосужиться, втирать очки, без году неделя, качать права; такие варианты слов, как печка, надо(нейтральные — печь, нужно). В грубом сниженном стиле к этим словам присоединяются элементы просторечия (§ 19) и арго (§ 21). Особо выделяется так называемый сленг— стиль, характеризуемый сознательным, нарочитым отказом от принятых норм, ироническим переименованием некоторых понятий (предки вместо родители, приварок в значении 'незаконный приработок', жестянка — о легковой машине), демонстративной грубостью (забалдеть, балдёж) и цинизмом.

В области грамматики для разговорного стиля типичны более короткие (часто — так называемые неполные) предложения, формируемые “на ходу”, прерываемые разного рода вставками, часто недосказанные или обнаруживающие некоторую рыхлость грамматической структуры. Отмечается также широкое употребление уменьшительных, уничижительных или иных суффиксов эмоциональной оценки (ср. домишко, домина, домище).

Особое место занимают поэтический и народно-поэтический стили. Поэтический стиль отчасти смыкается с высоким (торжественным), но содержит и менее “патетические” слова и обороты (тишь, синь, даль, лучистый, пламенеть, озарить, реять), а также включает в том или ином количестве и разговорные элементы, порой даже бытовые и сниженные, придающие речи естественность и простоту или вносящие ироническую нотку. Современная поэзия зачастую нарочито сталкивает элементы разных языковых стилей или стремится почти полностью отказаться от использования “поэтических” слов, которые в той или иной мере воспринимаются как “избитые” и “затасканные”. Напротив, весьма устойчив и традиционен состав стиля народнопоэтического: добрый молодец, красна девица, белы рученьки, тоска-круч ина, горе-горемычное, палаты белокаменны, леса дремучие, мать — сыра земля, буйная головушка, пригорюниться и т. п.

§ 25. Специально в области произношения следует также выделить известные различия стилистического порядка, и прежде всего два главных стиля произношения — так называемые полный и разговорный. Полный стиль используется в публичной речи (лекции, доклад, выступление по телевидению и т. д.) и вообще в официальной обстановке, также нередко при телефонных переговорах; он характеризуется более тщательным и четким выговариванием всех элементов слова. Разговорный стиль встречается чаще всего в непринужденной беседе, когда многое “скрадывается”, “проглатывается”, так как речь и без того понятна собеседнику. В рамках этого стиля возникли разговорные варианты здрасте! и даже драсть! вместо здравствуйте, обращения вроде пап! Петь! с отпаданием конечного гласного, разговорные варианты имен и отчеств: Иван Александрович превратилось в Иван Александрии и даже Ван Санч, Мария Павловна — в Марь Пална.

§ 26. В некоторых языках различия между языковыми стилями значительно глубже, чем в русском. Но в большинстве современных литературных языков между отдельными стилями нет непроходимых перегородок. Напротив, стили обычно взаимодействуют друг с другом, грани между ними являются подвижными.

Если территориальные, профессиональные, социальные различия в языке порождаются соответствующей дифференциацией языкового коллектива, то стилистические различия обусловлены многообразием ситуаций и форм использования языка в жизни общества. Поэтому каждый носитель языка в принципе владеет несколькими и даже всеми основными стилями данного языка (хотя разными стилями часто в неодинаковой степени). Стилистическое богатство и разнообразие языка — свидетельство сложности и богатства духовной жизни народа.

^ 2. ЯЗЫК — СВОЕОБРАЗНАЯ ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА

а) Что такое знак?

§ 27. В фантастических “Путешествиях Гулливера”, написанных Дж. Свифтом, рассказывается, в частности (ч. III, гл. 8), об удивительных людях, которые решили обходиться без языка и вели беседы не с помощью слов, а с помощью самих предметов, предъявляемых “собеседнику”. Фантазия Свифта наделила каждого такого мудреца большим мешком, в котором он носил с собой все предметы, нужные для “разговора”. В действительности обмен информацией в человеческом обществе строится на другом, прямо противоположном принципе: адресату сообщения предъявляются вовсе не предметы, о которых идет речь, не те или иные “реальности”, служащие темой сообщения, а некие заместители этих реальностей, представители их, вызывающие в сознании образ, представление или понятие об этих реаль-ностях, в частности, и тогда, когда самих этих реальностей поблизости нет. Адресату сообщения предъявляется не Л, о котором идет речь, а некое В, являющееся “представителем” этого А для сознания адресата. Вот это В,замещающее и представляющее А, мы и называем знаком. “Знаковая ситуация” наличествует всякий раз, когда, как говорили в старину по-латыни, aliquid stat pro aliquo —“что-то стоит вместо чего-то другого”. Впрочем эта формула является слишком широкой, и в нее нужно внести одно уточнение. Ведь нас интересуют знаки, используемые в процессе человеческого обмена информацией, осуществляемого его участниками сознательно, преднамеренно и целенаправленно. Тучи на небе можно в каком-то смысле назвать “представителем” приближающегося дождя, и они могут быть для человека своего рода “знаком”. Восприняв этот “знак”, человек сделает практические выводы (например, отправляясь из дому, захватит с собой зонт). Но в этом случае нет ситуации общения: нет “отправителя сообщения”, нет и “адресата”, для которого сообщение предназначалось. Здесь поэтому правильнее говорить не о “знаке”, а о признаке, или симптоме. Симптом хотя и позволяет наблюдателю делать определенные выводы, но вовсе не предназначен специально для получения таких выводов. Знак же в собственном смысле имеет место лишь тогда, когда что-то (некое В) преднамеренно ставится кем-то вместо чего-то другого (вместо Л) с целью информировать кого-то об этом Л. Во всех случаях преднамеренного обмена информацией мы имеем дело с такого рода знаками. Портфель, случайно забытый на стуле в аудитории,— не знак (хотя и признак того, что там кто-то был); портфель же, сознательно положенный на стул, может служить знаком того, что место занято. Все системы средств, используемых человеком для обмена информацией, являются знаковыми, или семиотическими, т. е. системами знаков и правил их употребления. Наука, изу-ч ающая знаковые системы, называется семиотикой, или семиологией (от др.-греч. sema 'знак'). Язык не составляет исключения из общего правила. Он тоже знаковая система. Но он — самая сложная из всех знаковых систем.

§ 28. Примерами относительно простых систем могут служить железнодорожный семафор, светофоры разных типов, дорожные знаки, информирующие водителей о тех или иных особенностях предстоящего отрезка пути либо предписывающие или запрещающие выполнение каких-то действий. Рассматривая эти и некоторые другие подобные системы, мы можем сделать следующие наблюдения:
1. Все знаки обладают материальной, чувственно воспринимаемой “формой”, которую иногда называют “означающим”, а мы будем называть “экспонентом знака” (от лат. ехроnо 'выставляю напоказ'). В наших примерах экспоненты (поднятое или опущенное крыло сема фора, красный, зеленый или желтый огонь светофора, то или иное изображение на куске жести) доступны зрительному восприятию. В других случаях экспонент воспринимается слухом (например, в телефоне — непрерывный гудок низкого тона, частые гудки высокого тона и т. п.), осязанием (буквы шрифта для слепых) ', в принципе возможны системы, использующие обонятельные и вкусовые экспоненты. Существенно только то, чтобы экспонент был так или иначе доступен восприятию человека (либо “восприятию” заменяющего его автомата), т. е. чтобы экспонент был материальным.
2. Материальный, чувственно воспринимаемый объект (или материальное “событие” — например, гудок в телефонной трубке) только в том случае является экспонентом какого-то знака, если с этим объектом (или событием) связывается в сознании общающихся та или иная идея, то или иное “означаемое”, или, как мы будем говорить, содержание знака (ср. приведенный выше пример с двумя портфелями — случайно забытым и положенным на стул сознательно).
3. Очень важным свойством знака является его противопоставленность другому или другим знакам в рамках данной системы. Противопоставленность предполагает чувственную различимость экспонентов (например, поднятое крыло — опущенное крыло семафора) и противоположность или, во всяком случае, различность содержания знаков (в нашем примере: 'путь открыт' — 'путь закрыт'). Из факта противопоставленности знаков вытекает, что не все материальные свойства экспонентов оказываются одинаково важными для осуществления их знаковой функции: в первую очередь важны именно те свойства, по которым эти экспоненты отличаются друг от друга, их “дифференциальные признаки”. Некоторые же свойства оказываются и вовсе несущественными. Так, неважно, будет ли зеленое стекло в светофоре иметь оттенок, чуть более близкий к голубому или к желтому (но важно, чтобы оно достаточно отличалось от желтого стекла), будут ли зеленое, желтое и красное стекла расположены вертикально, одно над другим, или, как в некоторых светофорах, горизонтально и т. д. Противопоставленность знаков ярко проявляется в случае так называемого н у л е в о г о экспонента, когда материальное, чувственно воспринимаемое отсутствие чего-либо (объекта, события) служит экспонентом знака, поскольку это отсутствие противопоставлено наличию какого-то объекта или события в качестве экспонента другого знака. Так, включение левой или правой “мигалки” является знаком поворота автомобиля соответственно налево или направо, а невключение “мигалки” есть нулевой экспонент, передающий содержание 'еду прямо'.
4. Установленная для каждого данного знака связь между его экспонентом и содержанием является условной, основанной на сознательной договоренности. Она может быть чисто условной: например, связь между зеленым цветом и идеей 'путь свободен'. В других случаях связь между экспонентом и содержанием может быть в большей или меньшей степени мотивированной, внутренне обоснованной, в частности, если экспонент имеет черты сходства с обозначаемым предметом или явлением. Элементы такой изобразительной, наглядной мотивированное находим в некоторых дорожных знаках (например, изображение бегущих детей, зигзага дороги, поворота и т. д.).
5. Что касается содержания знака, то его связь с обозначаемой знаком действительностью носит принципиально иной характер. Содержание знака есть отражение в сознании людей, использующих этот знак, предметов, явлений, ситуаций действительности, причем отражение обобщенное и схематичное. Так, знак извилистой дороги (изображение зигзага) в каждом конкретном случае своего использования указывает на реальные извилины данной конкретной дороги, вообще же (потенциально) относится к любой извилистой дороге, к классу извилистых дорог, обозначает самый факт извилистости дороги как общую идею, в отвлечении от частного и конкретного. Этим содержанием знак обладает также и тогда, когда никакой извилистой дороги поблизости нет (например, в учебной таблице дорожных знаков).

б) Членение речевого высказывания (текста) и основные единицы языка

1   2   3   4   5

Похожие:

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconТематическое планирование по курсу "Русский язык"
Морфемика и словообразование. Значимые части слова (морфемы). Морфемный анализ слова. Основные способы словообразования. Словообразовательный...

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconВопросы для экзамена по дисциплине «русский язык»
Слово в лексической системе языка. Лексическое и грамматическое значения слова. Многозначность слова

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconВопросы к школьной олимпиаде по биологии. 6 класс
Вставьте в скобки слова, которые означают то же самое, что и два слова вне скобок

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования icon2011 год вопросы к вступительному экзамену в магистратуру (программа «Язык сми»)
Специфика лексико-фразеологической системы языка. Лексическое значение слова как компонентная структура. Полисемия. Системные отношения...

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconВопросы к экзамену по лексикологии
Лексическое значение слова. Проблема определения лексиче ского значения. Статья В. В. Виноградова «Основные типы лексических значений...

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconВопросы к экзамену по философии (2010 /2011 уч год) Понятие мировоззрения,...
Происхождение философии, ее предмет и проблемное поле. Структура философского знания

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconСодержание и структура (учебные вопросы): Понятие, структура и основная...
Учебная дисциплина: Документационное обеспечение управления организациями (учреждениями, предприятиями ) социально культурного сервиса...

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconЗадание предложение. Грамматическая основа предложения
Счастливые часов не наблюдают; Провожающие вышли из вагона; Скорей бы наступило это долгожданное завтра; Громкое ура прокатилось...

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconВопросы к экзамену по Философии Предмет философии. Основные исторические...
Философия и мировоззрение. Мировоззрение, его структура и функции в сознании человека

3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования iconОкказиональная лексика в творчестве Велимира Хлебникова
Основные тенденции окказионального словообразования в современной лингвистике 7

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов