Фридрих Ницше. К генеалогии морали




НазваниеФридрих Ницше. К генеалогии морали
страница8/16
Дата публикации23.08.2013
Размер2.08 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16
иначе: всякий раз с существенным ростом целого смещается и "смысл" отдельных

органов - при случае их частичное разрушение, их сокращение в числе (скажем,

путем уничтожения средних звеньев) может оказаться признаком возрастающей

силы и совершенства. Я хочу сказать: даже частичная утрата полезности,

чахлость и вырождение, исчезновение смысла и целесообразности, короче,

смерть принадлежит к условиям действительного progressus, каковой всегда

является в гештальте воли и пути к большей власти и всегда осуществляется за

счет многочисленных меньших сил. Величина "прогресса" измеряется даже

количеством отведенных ему жертв; человечество, пожертвованное в массе

процветанию отдельного более сильного человеческого экземпляра, - вот что

было бы прогрессом... Я подчеркиваю эту основную точку зрения исторической

методики, тем более что она в корне противится господствующему нынче

инстинкту и вкусу дня, который охотнее ужился бы еще с абсолютной

случайностью и даже с механистической бессмысленностью всего происходящего,

нежели с теорией воли власти, разыгрывающейся во всем происходящем.

Демократическая идиосинкразия ко всему, что господствует и хочет

господствовать, современный мизархизм (дабы вылепить скверное слово для

скверной штуки) постепенно в такой степени переместился и переоделся в

духовное, духовнейшее, что нынче он уже шаг за шагом проникает, осмеливается

проникнуть в наиболее строгие, по-видимому, наиболее объективные науки; мне

кажется даже, что он прибрал уже к рукам всю физиологию и учение о жизни,

продемонстрировав, разумеется в ущерб последним, фокус исчезновения у них

одного фундаментального понятия, собственно понятия активности. Под

давлением этой идиосинкразии выпячивают, напротив, "приспособление", т. е.

активность второго ранга, голую реактивность, и даже саму жизнь определяют

как все более целесообразное внутреннее приспособление к внешним условиям

(Герберт Спенсер). Но тем самым неузнаннои остается сущность жизни, ее воля

к власти; тем самым упускается из виду преимущество, присущее спонтанным,

наступательным, переступательным, наново толкующим, наново направляющим и

созидательным силам, следствием которых и оказывается "приспособление"; тем

самым в организме отрицается господствующая роль высших функционеров, в

которых активно и формообразующе проявляется воля жизни. Припомним упрек,

который Гексли адресовал Спенсеру; его "административный нигилизм", - но

речь идет все еще о большем, чем "администрирование"...

13

- Следует, таким образом, - возвращаясь к теме, именно, к наказанию -

различать в нем двоякое: с одной стороны, относительно устойчивое, навык,

акт, "драму", некую строгую последовательность процедур, с другой стороны,

текучее, смысл, цель, ожидание, связанное с исполнением подобных процедур.

При этом сразу же допускается per analogiam, согласно развитой здесь

основной точке зрения исторической методики, что сама процедура есть нечто

более древнее и раннее, чем ее применение к наказанию; что последнее лишь

вкрапливается, втолковывается в (давно существующую, но в ином смысле

применявшуюся) процедуру; короче, что дело обстоит не так, как полагали до

сих пор наши наивные генеалоги морали и права, вообразившие себе все до

одного, будто процедура была изобретена в целях наказания, подобно тому как

некогда воображали себе, будто рука изобретена в целях хватания. Что же

касается того другого - текучего - элемента наказания, его "смысла", то на

более позднем этапе культуры (например, в нынешней Европе) понятие

"наказание" и в самом деле представляет отнюдь не один смысл, но целый

синтез "смыслов"; вся предыдущая история наказания, история его применения в

наиболее различных целях, кристаллизуется напоследок в своего рода единство,

трудно растворимое, с трудом поддающееся анализу и, что следует подчеркнуть,

совершенно неопределимое. (Нынче невозможно со всей определенностью сказать,

почему, собственно, наказывают: все понятия, в которых семиотически

резюмируется процесс как таковой, ускользают от дефиниции; дефиниции

подлежит только то, что лишено истории). На более ранней стадии этот синтез

"смыслов" предстает, напротив, более растворимым, также и более изменчивым;

можно еще заметить, как в каждом отдельном случае элементы синтеза меняют

свою валентность и порядок, так что за счет остальных выделяется и

доминирует то один, то другой, и как при случае один элемент (скажем, цель

устрашения) словно бы устраняет все прочие элементы. Чтобы по меньшей мере

составить представление о том, сколь ненадежен, надбавлен, побочен "смысл"

наказания и каким образом одна и та же процедура может использоваться,

толковаться, подготавливаться в принципиально различных целях, здесь будет

дана схема, которая сама предстает мне на основании сравнительно малого и

случайного материала. Наказание как обезвреживание, как предотвращение

дальнейшего урона. Наказание как возмещение в какой-либо форме убытка

потерпевшему (даже в виде компенсации через аффект). Наказание как средство

изоляции того, что нарушает равновесие, во избежание распространяющегося

беспокойства. Наказание как устрашение со стороны тех, кто назначает

наказание и приводит его в исполнение. Наказание как своего рода компенсация

нажив, услаждавших дотоле преступника (например, когда он используется в

качестве раба на рудниках). Наказание как браковка выродившегося элемента

(при случае целой ветви, как это предписывает китайское право: стало быть,

как средство сохранения чистоты расы или поддержания социального типа).

Наказание как праздник, именно, как акт насилия и надругательства над

поверженным наконец врагом. Наказание как вколачивание памяти: тому, кто

подвергается наказанию - это называется "исправлением", - либо свидетелям

казни. Наказание как уплата своего рода гонорара, оговоренного со стороны

власти, которая оберегает злодея от излишеств мести. Наказание как

компромисс с естественным состоянием мести, покуда последняя отстаивается

еще могущественными родовыми кланами и притязает на привилегии. Наказание

как объявление войны и военная мера против врага мира, закона, порядка,

начальства, с которым борются как с опасным для общины существом, как с

нарушителем предпосланного общиною договора, как с неким смутьяном,

изменником и клятвопреступником, борются всеми средствами, сродными как раз

войне. -

14

Этот список наверняка не полон; очевидно, что наказание перегружено

выгодами всякого рода. Тем живее следовало бы вычесть из него мнимую выгоду,

которая - разумеется, в популярном восприятии - слывет существеннейшей его

выгодой, - вера в наказание, расшатанная нынче в силу множества оснований,

именно в названной выгоде находит все еще сильнейшую для себя опору.

Наказанию вменяют в заслугу то, что оно пробуждает в виновном чувство вины,

в нем ищут доподлинный instrumentum той душевной реакции, которая именуется

"нечистой совестью", "угрызениями совести". Но тем самым грешат против

действительности и психологии даже по меркам сегодняшнего дня; молчу уж о

всем историческом и доисторическом прошлом человека! Настоящие угрызения

совести - нечто в высшей степени редкое как раз среди преступников и

каторжников; тюрьмы, исправительные дома не инкубаторы для благоприятного

разведения этого вида гложущего червя - в этом сходятся все добросовестные

наблюдатели, которые во многих случаях крайне неохотно и вопреки собственным

желаниям решаются на подобное суждение. По большому счету наказание закаляет

и охлаждает; оно концентрирует; оно обостряет чувство отчуждения; оно

усиливает сопротивляемость. Если случается, что оно надламывает энергию и

приводит к жалкой прострации и самоуничижению, то наверняка такой результат

менее отраден, нежели средний эффект наказания с характерной для него сухой

и мрачной серьезностью. Подумав же о предшествовавших человеческой истории

тысячелетиях, можно сказать без колебаний, что развитие чувства вины сильнее

всего было заторможено именно наказанием, - - по крайней мере в случае тех

жертв, на которых распространялась карательная власть. Не будем в

особенности недооценивать того, что самим зрелищем судебных и экзекутивных

процедур преступник лишается возможности ощутить саму предосудительность

своего поступка, своего образа действий: ибо совершенно аналогичный образ

действий видит он поставленным на службу правосудию, где это санкционируется

и чинится без малейшего зазора совести, - стало быть, шпионаж, коварство,

взяточничество, ловушки, все крючкотворное и продувное искусство полицейских

и прокурорских чинов, затем основательный, не смягченный даже аффектом

грабеж, насилие, глумление, арест, пытки, умерщвление, как это и запечатлено

в различных видах наказания, - в итоге целый ряд процедур, нисколько не

отвергаемых и не осуждаемых его судьями по существу, но лишь в известном

практическом отношении и применении. "Нечистая совесть", это самое жуткое и

самое интересное растение нашей земной флоры, произросла не на этой почве -

по существу, ничто в сознании судящих, самих наказующих в течение

длительнейшего периода времени не свидетельствовало о том, что приходится

иметь дело с "виновным". Речь шла просто о зачинщике зла, о каком-то

безответственном осколке рока. И тот, на кого впоследствии, опять же как

осколок рока, падало наказание, не испытывал при этом иной "внутренней

муки", чем в случаях, скажем, внезапной, непредвиденной напасти, ужасного

природного бедствия, срывающейся и раздавливающей каменной глыбы, с чем уже

и вовсе нельзя бороться.

15

Это дошло как-то, каким-то мудреным образом до сознания Спинозы (к

досаде его толкователей, прямо-таки старающихся исказить его в этом месте,

например Куно Фишера), когда однажды в послеобеденное время - кто знает, о

какое он терся воспоминание, - ему пришлось размышлять над вопросом, что

собственно осталось в нем самом от знаменитого morsus conscientiae - в нем,

выдворившем добро и зло в область человеческого воображения и злобно

защищавшем честь своего "свободного" Бога от тех кощунников, чьи утверждения

доходили до того, будто Бог творит все sub ratione boni ("это, однако,

значило бы подчинить Бога судьбе и было бы поистине величайшей из всех

бессмыслиц" - ). Мир для Спинозы снова вернулся к невинности, в которой он

пребывал до изобретения нечистой совести, - что же тем самым вышло из morsus

conscientiae? "Противоположность gaudium, - сказал он себе наконец, -

печаль, сопровождаемая представлением о некой прошедшей вещи, которая не

оправдала надежд". Eth. III propos. XVII schol. I, II. He иначе, чем

Спиноза, чувствовали на протяжении тысячелетий относительно своего

"прошедшего проступка" настигнутые карой зачинщики зла: "тут что-то

неожиданно пошло вкривь и вкось", не: "я не должен был делать этого", - они

покорялись наказанию, как покоряются болезни, несчастью или смерти, с тем

храбрым безропотным фатализмом, каковым, например, еще и сегодня русские

превосходят нас, западных людей, в жизненном поведении. Если тогда

существовала критика поступка, то в критике на деле изощрялся ум: без

сомнения, мы должны искать доподлинный эффект наказания прежде всего в

изощрении ума, в растяжении памяти, в намерении идти впредь на дело с

большей осторожностью, недоверчивостью, скрытностью, в осознании того, что

многое раз и навсегда оказывается не по плечу, в росте самокритичности. Чего

в итоге можно достичь наказанием у человека и зверя, так это увеличения

страха, изощрения ума, подавления страстей: тем самым наказание приручает

человека, но оно не делает его "лучше" - с большим правом можно было бы

утверждать обратное. ("Беда учит уму", - говорит народ; а насколько она учит

уму, настолько же учит она и дурным поступкам. К счастью, она довольно часто

учит и глупости).

16

Здесь мне не избежать уже того, чтобы не начертать в первом,

предварительном, наброске мою собственную гипотезу о происхождении "нечистой

совести": ее не легко довести до слуха, и с ней надобно не только возиться

мыслями, но и бодрствовать и спать. Я считаю нечистую совесть глубоким

заболеванием, до которого человеку пришлось опуститься под давлением

наиболее коренного из всех изменений, выпавших на его долю, - изменения,

случившегося с ним в момент, когда он окончательно осознал на себе ошейник

общества и мира. Не иначе, как это пришлось водяным животным, когда они были

вынуждены стать наземными животными либо погибнуть, случилось то же и с

этими счастливо приспособленными к зарослям, войне, бродяжничеству, авантюре

полузверям - одним махом все их инстинкты были обесценены и "сняты с

петель". Отныне им приходилось ходить на ногах и "нести самих себя" там, где

прежде их несла вода: ужасное бремя легло на них. Они чувствовали себя

неловко при простейших естественных отправлениях; в этот новый незнаемый мир

они вступали уже без старых своих вожатых, надежно наводящих

инстинктов-регуляторов, - они были сведены к мышлению, умозаключению,

исчислению, комбинированию причин и следствий, эти несчастные, - были

сведены к своему "сознанию", к наиболее жалкому и промахивающемуся органу

своему! Я думаю, что никогда на земле не было такого чувства убожества,

такого освинцованного недомогания, - и при всем том те старые инстинкты не

сразу перестали предъявлять свои требования! Лишь с трудом и изредка

выпадала возможность угодить им: главным образом им приходилось искать себе

новых и как бы уже подземных удовлетворений. Все инстинкты, не разряжающиеся

вовне, обращаются вовнутрь - это и называю я уходом-в-себя человека: так

именно начинает в человеке расти то, что позднее назовут его "душою". Весь

внутренний мир, поначалу столь тонкий, что, как бы зажатый меж двух шкур,

разошелся и распоролся вглубь, вширь и ввысь в той мере, в какой

сдерживалась разрядка человека вовне. Те грозные бастионы, которыми

государственная организация оборонялась от старых инстинктов свободы, - к

этим бастионам прежде всего относятся наказания - привели к тому, что все

названные инстинкты дикого свободного бродяжного человека обернулись вспять,

против самого человека. Вражда, жестокость, радость преследования,

нападения, перемены, разрушения - все это повернутое на обладателя самих

инстинктов: таково происхождение "нечистой совести". Человек, который, за

отсутствием внешних врагов и препятствий, втиснутый в гнетущую тесноту и

регулярность обычая, нетерпеливо терзал, преследовал, грыз, изнурял, истязал

самого себя, этот бьющийся до крови о решетки своей клетки зверь, которого

хотят "приручить", этот лишенец и изводящий себя ностальгик по пустыне,

сподобившийся сколотить из самого себя авантюру и застенок, некое подобие

ненадежной и опасной целины, - этот дурень, этот тоскующий и безутешный

пленник стал изобретателем "нечистой совести". Но с этого и началось

величайшее и тревожнейшее заболевание, от которого человечество не

оправилось и по сей день, страдание человека человеком, самим собою, как

следствие насильственного отпарывания от животного прошлого, как бы некоего

прыжка и падения в новую обстановку и условия существования, объявления

войны старым инстинктам, на которых зиждились доныне его сила, радость и

внушаемый им страх. Добавим сразу же, что, с другой стороны, самим фактом

обернувшейся на себя, выступающей против себя души животного на земле

появилось нечто столь новое, глубокое, неслыханное, загадочное,

противоречивое и перспективное, что благодаря этому сама конфигурация земли

претерпела существенное изменение. Действительно, понадобились божественные

зрители, чтобы отдать должное завязавшейся таким образом комедии, чей исход

остается еще совершенно непредвиденным, - слишком утонченной, слишком

чудесной, слишком парадоксальной комедии, чтобы позволительно было

разыгрывать ее бестолково неприметным образом на каком-нибудь забавном

созвездии! С тех пор человек поставлен на кон и предоставлен самым

неожиданным и самым волнующим выбросам игральных костей, которыми мечет

"великое дитя" Гераклита, называйся оно Зевсом или Случаем, - он приковывает

к себе интерес, напряжение, надежду, почти уверенность, словно бы с ним

возвещалось нечто, приуготавливалось нечто, словно бы человек был не целью,

но лишь путем, инцидентом, мостом, великим обещанием...

17

Предпосылкой этой гипотезы о происхождении нечистой совести служит,

во-первых, то, что названное изменение не было ни постепенным, ни

добровольным и представляло собою не органическое врастание в новые условия,

но разрыв, прыжок, принуждение, неотвратимый рок, против которого

невозможной оказывалась всякая борьба и даже ressentiment. Во-вторых же, то,

что вгонка необузданного доселе и безликого населения в жесткую форму не

только началась с акта насилия, но и доводилась до конца путем сплошных

насильственных актов,- что сообразно этому древнейшее "государство"

представало и функционировало в виде страшной тирании, некоего

раздавливающего и беспощадного машинного устройства, покуда наконец сырье,

состоящее из народа и полуживотных, оказывалось не только размятым и

тягучим, но и сформованным. Я употребил слово "государство"; нетрудно

понять, кто подразумевается под этим - какая-то стая белокурых хищников,

раса покорителей и господ, которая, обладая военной организованностью и

организаторской способностью, без малейших колебаний налагала свои страшные

лапы на, должно быть, чудовищно превосходящее ее по численности, но все еще

бесформенное, все еще бродяжное население. Так вот и затевается

"государство" на земле: я думаю, что томные грезы, возводящие его начало к

"договору", отжили уже свой век. Кто может повелевать, кто по природе

является "господином", кто предстает насильником в поступках и жестах -

какое ему дело до договоров! Такие существа не подотчетны; они появляются,

как судьба, беспричинно, безрассудно, бесцеремонно, безоговорочно, они есть,

как есть молния, слишком ужасные, слишком внезапные, слишком убедительные,

слишком "иные", чтобы можно было их даже ненавидеть. Их дело - инстинктивное

созидание форм, штамповка форм; они суть самые подневольные, самые

непредумышленные художники из когда-либо существовавших - там, где они

появляются, возникает в скором времени нечто новое, творение власти, которое

живет, части и функции которого разграничены и соотнесены, в котором вообще

нет места тому, что не было бы предварительно "всмыслено" в структуру

целого. Им неведомо, что есть вина, что ответственность, что оглядка, этим

прирожденным организаторам; их превозмогает тот ужасный эгоизм художника,

который видится бронзой и наперед чувствует себя бессрочно оправданным в

своем "творении", как мать в своем ребенке. Не в них произросла "нечистая

совесть", это понятно с самого начала, - но она не выросла бы без них, эта

уродливая опухоль; ее и не было бы вовсе, если бы под тяжестью их молота, их

артистического насилия из мира, по крайней мере из поля зрения, не исчез и

не стал, так сказать, латентным некий чудовищный квантум свободы. Этот

насильственно подавленный инстинкт свободы - как мы поняли уже, - этот

вытесненный, выставленный, изнутри запертый и в конце концов лишь в самом

себе разряжающийся и изливающийся инстинкт свободы: вот чем только и была

вначале нечистая совесть.

18

Поостережемся, как бы не проглядеть всего этого феномена оттого уже,

что он загодя предстает столь уродливым и болезненным. В сущности, речь ведь

идет о той же активной силе, которая роскошествует и строит государства в

лице названных художников насилия и организаторов и которая здесь внутренне,

в меньших масштабах, мелочнее, пятясь, в "лабиринте груди", говоря вместе с

Гете, мастерит себе нечистую совесть и строит негативные идеалы - это и есть

как раз тот инстинкт свободы (на моем языке: воля к власти): разница лишь

такова, что материалом, на который изливается формообразующая и

насильственная природа названной силы, оказывается здесь сам человек, вся

полнота его животной давнишней самости - этот, а не другой человек, другие

люди, как в том более значительном и более броском феномене. Это тайное

самонасилие, эта жестокость художника, эта радость придавать себе форму как

трудному, сопротивляющемуся, страдающему материалу, вжигать в себя волю,

критику, противоречие, презрение, отказ, эта жуткая и ужасающе

насладительная работа своевольно раздвоенной души, причиняющей себе

страдания из удовольствия причинять страдания, вся эта активная "нечистая

совесть", будучи настоящим материнским лоном идеальных и воображаемых

событий, произвела в конце концов на свет - читатель уже догадывается -

некое изобилие новых и странных красот и утверждений и, быть может, вообще и

саму красоту... Ибо что же такое и представляло бы собою "прекрасное", если

бы противоречие заранее не осознало самое себя, если бы безобразное не

сказало прежде самому себе: "я безобразно"?.. По крайней мере, после этого

намека не столь загадочной окажется уже загадка, в какой мере в

противоречивых понятиях, вроде самоотверженности, самоотречения,

самопожертвования может проступить некий идеал, некая красота; и впредь, я

не сомневаюсь в этом, одно будет известно наверняка - именно, какого сорта

удовольствием с самого начала является удовольствие, испытываемое человеком

бескорыстным, самоотверженным, жертвующим собою: удовольствием жестокости. -

Таков предварительный итог размышлений о происхождении "неэгоистического",

как моральной ценности, и о разметке почвы, на которой произросла эта

ценность: только нечистая совесть, только воля к самоистязанию служит

предпосылкой для ценности неэгоистического. -

19

Нечистая совесть - болезнь, это не подлежит сомнению, но болезнь в том

же смысле, в каком болезнью является беременность. Если мы примемся

отыскивать условия, при которых болезнь эта достигла своего ужаснейшего и

одухотвореннейшего пика, то мы увидим, что собственно послужило причиной ее

вступления в мир. Для этого, однако, потребна большая выдержка - и нам

следует прежде всего еще раз вернуться к более ранней точке зрения.

Гражданско-правовое отношение должника к своему заимодавцу, о чем уже

пространно шла речь, было - притом в историческом отношении на крайне

примечательный и щекотливый лад - перетолковано в ключе еще одного

отношения, которое, должно быть, остается наиболее непонятным для нас,

нынешних людей: речь идет об отношении современников к своим предкам. В

рамках первоначальной родовой кооперации - мы говорим о первобытной эпохе -

каждое живущее поколение связано с более ранним и в особенности со

старейшим, родоначальным поколением неким юридическим обязательством (а

вовсе не простой признательностью чувства: это последнее, и не без

оснований, следовало бы вообще поставить под вопрос на протяжении

длительнейшего периода истории рода человеческого). Здесь царит убеждение,

что род обязан своей устойчивостью исключительно жертвам и достижениям

предков - и что следует оплатить это жертвами же и достижениями: тем самым

признают за собою долг, который постоянно возрастает еще и оттого, что эти

предки в своем посмертном существовании в качестве могущественных духов не

перестают силою своей предоставлять роду новые преимущества и авансы.

Неужели же даром? Но для того неотесанного и "нищего душой" времени не

существует никакого "даром". Чем же можно воздать им? Жертвами

(первоначально на пропитание, в грубейшем смысле), празднествами, часовнями,

оказанием почестей, прежде всего послушанием, - ибо все обычаи, будучи

творениями предков, суть также их уставы и повеления. Достаточно ли им дают

во всякое время? - это подозрение остается и растет: время от времени оно

вынуждает к большому выкупу оптом, к какому-то чудовищному возвращению долга

"заимодавцу" (скажем, пресловутым жертвоприношением первенца, кровью,

человеческой кровью во всяком случае). Страх перед родоначальником и его

властью, сознание задолженности ему, согласно этого рода логике, неизбежно

возрастает в такой же точно мере, в какой возрастает власть самого рода, в

какой сам род предстает все более победоносным, независимым, почитаемым,

устрашающим. Отнюдь не наоборот! Каждый шаг к упадку рода, все беды и

злополучия, все признаки вырождения, наступающего распада, напротив, только

уменьшают страх перед духом его основателя и постепенно сводят на нет

представление о его уме, предусмотрительности и наличной мощи. Если

помыслить себе этот неотесанный род логики в его крайних последствиях, то

прародителям наиболее могущественных родов приходится в конце концов,

подчиняясь фантазии нарастающего страха, самим вырастать в чудовищных

масштабах и отодвигаться во мглу божественной злокозненности и

невообразимости - прародитель под конец преображается в бога. Может быть,

именно здесь таится происхождение богов, происхождение, стало быть, из

страха!.. И кто счел бы нужным добавить: "но также из благочестия!" - едва

ли смог бы выдержать поверку своей правоты наиболее продолжительным периодом

человеческого рода, его доисторическим прошлым. Тем легче, конечно,

выдержать эту поверку промежуточным периодом, когда формируются благородные

поколения - те самые, которые действительно с лихвой отплатили своим

созидателям, праотцам (героям, богам) всеми свойствами, проявившимися тем

временем в них самих, - благородными свойствами. Позже мы еще бросим взгляд

на овельможивание и облагораживание богов (что, конечно, не является

причислением их "к лику святых"); нынче же проследим покуда до конца весь

этот ход развития сознания вины.

20

Как учит история, сознание задолженности божеству никоим образом не

прекращается даже после упадка основанной на кровном родстве формы

организации "общины"; аналогично тому, как человечество унаследовало от

родовой знати понятия "хорошо" и "плохо" (вместе с его коренной

психологической тягой к учреждению табелей о рангах), оно получило в

наследство наряду с родовыми и племенными божествами также и тяжесть не

оплаченных еще долгов и стремление к их погашению. (Переходную ступень

образуют те обширные популяции рабов и крепостных, которые приноровились -

принудительно ли, подобострастно ли и через mimicry - к культу богов своих

господ: от них затем и разливается это наследство во все стороны.) Чувство

задолженности божеству не переставало расти на протяжении многих

тысячелетий, и притом все в той же пропорции, в какой росло на земле и

взмывало вверх понятие Бога и ощущение Бога. (Вся история этнической борьбы,

побед, примирений, слияний, все, что предшествует окончательной иерархии

народных элементов в каждом великом расовом синтезе, отражается в

генеалогической неразберихе их богов, в сагах об их борениях, победах и

примирениях; переход к всемирным империям сопряжен всегда с переходом к

всемирным божествам; деспотизм своим превозмоганием независимого дворянства

всегда также расчищает путь какому-либо монотеизму). Восхождение

христианского Бога, как максимального Бога, достигшего пика градации,

повлекло за собою и максимум чувства вины на земле. Допустив, что мы наконец

вступили в обратное движение, позволительно было бы с немалой степенью

вероятности заключить из неудержимого упадка веры в христианского Бога, что

уже и теперь в человеке налицо значительный спад сознания вины; в любом

случае не следует исключать шанса, что полная и совершенная победа атеизма

смогла бы освободить человечество от всего этого чувства задолженности

своему началу, своей causa prima. Атеизм и нечто вроде второй невинности

связаны друг с другом. -

21

Сказанное вкратце и вчерне относится к связи понятий "вина", "долг" с

религиозными предпосылками: я умышленно не затронул покуда собственно

морализации этих понятий (смещения их в совесть, точнее смешения нечистой

совести с понятием Бога) и даже в конце предыдущей главки высказывался в

таком ключе, словно бы этой морализации и не было вовсе, а значит так,

словно бы названные понятия впредь неизбежно близились к концу с устранением

их предпосылки - веры в нашего "заимодавца", Бога. Реальное положение вещей

до ужасного расходится с этим. С морализацией понятий вины и долга, со

смещением их в нечистую совесть предпринята, собственно говоря, попытка

обратить вспять направление только что описанного развития, по меньшей мере

амортизировать его движение: именно теперь должен был раз и навсегда

пессимистически закрыться шанс на окончательную уплату, теперь должен был

взгляд безутешно отскочить рикошетом от железной невозможности, теперь

должны были эти понятия "вина" и "долг" обернуться вспять - против кого же?

Сомнений нет: прежде всего против "должника", в котором отныне нечистая

совесть приживается, въедается, распространяется и полипообразно растет

вширь и вглубь, покуда наконец с нерасторжимостью вины не зачинается и

нерасторжимость искупления, мысль о ее неоплатности (о "вечном наказании"),

- но под конец даже против "заимодавца", будут ли при этом думать о causa

prima человека, о начале рода человеческого, о родоначальнике его, связанном

отныне проклятием ("Адам", "первородный грех", "несвобода воли"), или о

природе, из лона которой вышел человек и в которую отныне влагается злой

принцип ("очертовщление природы"), или вообще о существовании, обесцененном

в самом себе (нигилистический разрыв с ним, тоска по Ничто или тоска по его

"контрасту", по ино-бытию, буддизм и сродни ему), - пока мы разом не

останавливаемся перед парадоксальным и ужасным паллиативом, в котором

замученное человечество обрело себе временное облегчение, перед этим штрихом

гения христианства: Бог, сам жертвующий собою во искупление вины человека,

Бог, сам заставляющий себя платить самому себе, Бог, как единственно

способный искупить в человеке то, что в самом человеке стало неискупимым, -

заимодавец, жертвующий собою ради своего должника, из любви (неужели в это

поверили? - ), из любви к своему должнику!..

22

Возможно, уже угадали, что собственно свершилось со всем этим и под

этим: свершилась воля к самоистязанию, та впалая жестокость приученного к

интимности, спугнутого в самого себя зверочеловека, запертого в целях

приручения в "государство", изобретшего нечистую совесть, дабы причинять

себе боль, после того как был заткнут естественный выход этой хронической

болечесотки, - свершился человек нечистой совести, который завладел

религиозной предпосылкой, дабы возогнать свой самотерз до ужасающей

выносливости и остроты. Вина перед Богом, эта мысль становится для него

орудием пытки. Он схватывает в "Боге" предельные контрасты, которые

измышляет на потребу собственным и неотторжимым животным инстинктам, он

перетолковывает сами эти животные инстинкты в вину перед Богом (как вражду,

восстание, бунт против "Господа", "Отца", предка и первоначала мира), он

впрягает себя в противоречие "Бог" и "Дьявол", он выбрасывает из себя всякое

отрицание самого себя, природы, естественности, фактичности своего существа,

представая неким утверждением, чем-то существующим, телесным,

действительным, Богом, святостью Божьей, судом Божьим, палачеством Божьим,

потусторонностью, вечностью, мукой без конца, адом, несоизмеримостью

наказания и вины. Это своего рода исступленность воли в элементе душевной

жестокости, решительно не имеющая равных себе: воля человека чувствовать

себя виновным и негодным вплоть до неискупимости, его воля считать себя

наказанным, хотя и наказание никогда не могло бы быть эквивалентно вине, его

воля заразить и отравить подоплеку вещей проблемой наказания и вины, чтобы

раз и навсегда отрезать себе все пути из этого лабиринта "навязчивых идей",

его воля водрузить идеал - идеал "святого Бога" - и перед лицом его быть

осязаемо уверенным в своей абсолютной недостойности. О, эта безумная жалкая

бестия человек! До каких только затей не додумывается она, какая

противоестественность, какие пароксизмы вздора, какая бестиальность идеи

вырываются наружу, стоит лишь чуточку воспрепятствовать ей быть бестией на

деле!.. Все это интересно как нельзя, но и полно такой черной,

беспросветной, энервирующей тоски, что следует насильно возбранять себе

слишком долго вглядываться в эти пропасти. Здесь, что и говорить, явлена

болезнь, ужаснейшая болезнь из всех бешенствовавших до сих пор в человеке, -

и кто в состоянии еще слышать (но в наше время не имеют уже ушей для этого!

- ), как среди воцарившейся ночи мученичества и абсурда звучал крик о любви,

крик тоскливейшего восторга, спасения в любви, тот отворачивается, объятый

непобедимым страхом... В человеке так много ужасного!.. Земля слишком уж

долго была домом для умалишенных!..

23

Сказанного раз и навсегда достаточно о происхождении "святого Бога". -

Что концепция богов сама по себе не обязательно должна вести к порче

фантазии, которую мы вынуждены были на миг представить себе, - что

существуют более благородные повадки обращения с вымыслом богов, нежели

самораспинание и самоосквернение человека, по части коих последние

тысячелетия Европы добились своего мастерства, - в этом, к счастью, можно

еще убедиться с каждого взгляда, брошенного на греческих богов, эти

отображения благородных и суверенных людей, в которых животное, таящееся в

человеке, чувствовало себя обожествленным и не терзало самого себя, не

свирепствовало против самого себя! Эти греки длительное время пользовались

своими богами как раз для того, чтобы не подпускать к себе близко "нечистую

совесть", чтобы наслаждаться свободой своей души: стало быть, в смысле,

обратном тому, во что употребило своего Бога христианство. Они заходили в

этом весьма далеко, эти роскошные и исполненные львиной храбрости сорванцы;

и не какой-нибудь авторитет, а сам гомеровский Зевс дает им там и сям

понять, что они слишком легкомысленно относятся к делу. "Странно!" - говорит

он однажды - речь идет о случае Эгиста, весьма скверном случае -

Странно, как смертные люди за все нас, богов, обвиняют!

Зло от нас, утверждают они; но не сами ли часто

Гибель, судьбе вопреки, на себя навлекают безумством?

Гомер, "Одиссея"

Но в то же время здесь слышно и видно, что и этот олимпийский зритель и

судья далек от того, чтобы невзлюбить их за это и быть о них дурного мнения:

"что за сумасброды!" - так думает он, взирая на злодеяния смертных, - а

"сумасбродство", "безрассудство", толику "чокнутости" допускали в себе даже

греки наиболее сильного и отважного времени в качестве причины множества

скверных и гибельных вещей - сумасбродство, не грех! понимаете ли вы это?..

Но даже и эта чокнутость была проблемой: "а как она возможна? откуда могла

она собственно возникнуть в таких головах, как наши, у нас, людей

благородного происхождения, счастья, удачливости, изысканного общества,

аристократичности, добродетели?" - так на протяжении столетий спрашивал себя

благородный грек при виде каждой непонятной ему мерзости и злодеяния,

которыми бесчестил себя один из равных ему. "Его, должно быть, одурачил

бог", - говорил он себе наконец, покачивая головой... Эта увертка типична

для греков... Таким вот образом служили тогда боги для того, чтобы до

известной степени оправдывать человека и в дурном; они служили причиной зла:

они брали на себя в то время не наказание, а - что гораздо благороднее -

вину...

24

- Я заканчиваю тремя вопросительными знаками, это вполне очевидно.

"Воздвигается ли здесь по сути идеал или разрушается?" - так, может статься,

спросят меня... Но достаточно ли вы спрашивали самих себя, как дорого

оплачивалось на земле воздвижение всякого идеала? Сколько действительности

должно было быть очернено и недопонято ради этого, сколько освящено лжи,

сколько сбито с толку совести, сколько всякий раз пожертвовано "Бога"? Чтобы

можно было воздвигнуть святыню, нужно разбить святыню: это закон - покажите

мне случай, где он не был исполнен!.. Мы, нынешние люди, мы предстаем

наследниками целых тысячелетий вивисекции совести и жестокого обращения с

животными в самих себе: в этом наша длительнейшая выучка, возможно, наше

художество, во всяком случае наша истонченность, избалованность нашего

вкуса. Слишком долго смотрел человек "дурным глазом" на свои естественные

склонности, пока наконец они не породнились в нем с "дурной совестью". Сама

по себе была бы возможна и обратная попытка - но у кого достанет на это сил?

- именно, породнить с нечистой совестью неестественные склонности, все эти

устремления к потустороннему, противочувственному, противоинстинктивному,

противоприродному, противоживотному, короче, прежние идеалы, являющиеся в

совокупности жизневраждебными и мироклеветническими. К кому обратиться нынче

с такими надеждами и требованиями?.. Это значило бы - восстановить против

себя как раз добрых людей; к тому же, как и полагается, тяжелых на подъем,

смирившихся, тщеславных, экзальтированных, усталых... Что может быть более

оскорбительным, более отталкивающим, чем обнаружить нечто от строгости и

уровня высоты, с которыми подходишь к самому себе? И напротив - сколь

предупредительно, сколь ласково относятся к нам все, стоит лишь нам

поступать как все и как все "надеяться на авось"!.. Для этой цели

понадобились бы иного рода умы, чем это можно было бы предположить именно в

нашу эпоху: умы, укрепленные войнами и победами и испытывающие даже нужду в

покорении, авантюре, опасности, боли; понадобилась бы привычка к острому

разреженному воздуху, к зимним вылазкам, ко льду и горам во всяком смысле,

понадобилась бы своего рода утонченная злость, крайнее и предельно сознающее

себя озорство познания, принадлежащее к великому здоровью, понадобилось бы,

коротко и довольно горько говоря, именно это великое здоровье!.. Возможно ли

оно именно сегодня?.. Но однажды, в пору более сильную, нежели эта

трухлявая, сомневающаяся в себе современность, он-таки придет,

человек-искупитель, человек великой любви и презрения, зиждительный дух, чья

насущная сила вечно гонит его из всякой посторонности и потусторонности, чье

одиночество превратно толкуется людьми, словно оно было бы бегством от

действительности - тогда как оно есть лишь погружение, захоронение,

запропащение в действительность, дабы, выйдя снова на свет, он принес бы с

собой искупление этой действительности: искупление проклятия, наложенного на

нее прежним идеалом. Этот человек будущего, который избавит нас как от

прежнего идеала, так и от того, что должно было вырасти из него, от великого

отвращения, от воли к Ничто, от нигилизма, этот бой полуденного часа и

великого решения, наново освобождающий волю, возвращающий земле ее цель, а

человеку его надежду, этот антихрист и антинигилист, этот победитель Бога и

Ничто - он-таки придет однажды...

25

- Но что я говорю тут? Довольно! Довольно! На этом месте мне

приличествует лишь одно - молчать: я посягнул бы иначе на то, что дозволено

только более юному, более "будущему", более сильному, чем я, - что дозволено

только Заратустре, Заратустре-безбожнику...

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Похожие:

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Вильгельм Ницше Несвоевременные размышления 'Шопенгауэр как...
Несвоевременные размышления. Первоначальный замысел Ницше охватывает двадцать тем или, точнее, двадцать вариаций на единую культуркритическую...

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФ. Ницше Антихрист. Проклятие христианству
Произведение публикуется по изданию: Фридрих Ницше, сочинения в 2-х томах, том 2, издательство «Мысль», Москва 1990. Перевод — В....

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Вильгельм Ницше Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм Ницше
Непосредственным толчком к написанию книги послужили два доклада, прочитанные Ницше в Базельском музеуме соответственно 18 января...

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Ницше. Несвоевременные размышления: "Давид Штраус, исповедник и писатель"

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Ницше Так говорил Заратустра
«Сочинения в 2 т. Т. 2 / Пер с нем.; Сост., ред и авт примеч. К. А. Свасьян»: Мысль; Москва; 1990

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconДвижение никогда не лжёт. (Марта Грэхем, цитируя своего отца )
Мы должны считать потерянным каждый день, в который мы не танцевали хотя бы раз. (Фридрих Ницше)

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Вильгельм Ницше Человеческое, слишком человеческое
Э. Шмейцнера в Хемнице. Книга произвела впечатление взорвавшейся бомбы, особенно в вагнеровских кругах; налицо был самый бесцеремонный...

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconФридрих Ницше. Странник и его тень
Если не знаешь, что ответить, то говори хоть что-нибудь. Под этим скромным условием, я всегда говорю с каждым. При слишком длинной...

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconОшо заратустра: Танцующий Бог
Странный треугольник: Ошо, Заратустра и Фридрих Ницше! И не только странный, но еще и таинственный многие из нас чувствовали так...

Фридрих Ницше. К генеалогии морали iconНицше Российская Академия Наук сайт журнала «Вопросы философии»
«Воли к власти» в конце концов вылился в появление «Антихриста», – в то время как вторая, искусственная, берущая свое «таинственное»...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов