Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации




НазваниеГордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации
страница7/19
Дата публикации20.06.2013
Размер2.93 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
^

ФРАКИЙЦЫ И ФРИГИЙЦЫ



К северу от эллинов еще со времен Гомера проживали различные племена, которые античные авторы обобщенно называли фракийцами. Из их языка мы знаем только несколько слов и имен собственных. Этот скудный материал используется для того, чтобы доказать наличие индоевропейского элемента среди населения Фракии. На основании любопытных общественных и религиозных обычаев, о которых сообщают классические авторы, можно сделать вывод, что индоевропейцы во Фракии были сильно смешаны с чужеродными элементами.

Культура Фракии в энеолитическую эпоху, как ее называют, хорошо известна. В ее основе лежала та же самая культура, что и так называемая вторая культура с расписной керамикой, которая распространилась на территории Фессалии около 2600 года до н. э. Но здесь она смешалась с другими племенами, часть которых проникла из долины Дуная, другие, поклонявшиеся фаллосу как символу плодородия, – из Анатолии; племена, принесшие с собой боевые каменные топоры, пришли с севера и востока. Эта смешанная цивилизация скотоводов и земледельцев просуществовала в изолированных долинах в течение многих столетий. Возможно, что потомки ее носителей продолжали там жить даже в классические времена. Ее создатели, подобно историческим фракийцам, имели обычай раскрашивать свое тело, и в некотором смысле их самих можно считать фракийцами. Однако из этого автоматически не следует, что они были индоевропейцами. Энеолитическая цивилизация, насколько нам известно, просуществовала во Фракии до конца 2-го тысячелетия до н. э.; памятники бронзового века там пока не обнаружены.

Первое достоверное свидетельство о проникновении на территорию Фракии чужеродной культуры относится уже к развитому железному веку. Присутствие пришельцев засвидетельствовано погребениями, содержащими очковидные броши и другие предметы типа фибулы, представленной на рис. 8, 7, которая более или менее напоминает центрально-европейские фибулы, оставленные носителями галльштатской культуры. Случайные находки на территории Болгарии бронзовых изделий с теми же самыми характерными особенностями, как у боевых кельтов и мечей, «антенновидными» навершиями (типа представленного на рис. 25, 6), служат весомыми доказательствами вторжения во Фракию из Центральной Европы, а не оттуда – в Грецию.


Рис. 8. Броши: 1 – 2 – Италия (XV – XIII вв. до н. э.); 3 – 5 – Крит (склепы в районе Врокастро); 6 – Крит (Врокастро, остатки кремации); 7 – 8 – Болгария; 9 – Македония
Но даже в этом случае мы напрасно будем искать фракийские мечи, которые были известны во время Гомера. Для окончательного решения вопроса о том, присутствовал ли индоевропейский элемент во Фракии в эпоху энеолита, или же он там появился только в железном веке, мы должны дождаться результатов новых исследований. В настоящее время можно только строить предположения по этому поводу.

Если мы направимся далее через проливы, в северо-западную часть Малой Азии, то найдем там, помимо греков, живших в прибрежных областях, еще и группу индоевропейских племен, которые отчетливо выделяются среди своих соседей и которых историческая традиция тесно связывала с Фракией. Наиболее многочисленными из них были фригийцы, которые при Мидасе в VIII веке до н. э. смогли создать обширное государство. Дошедшие до нас реликты фригийского языка свидетельствуют о том, что он принадлежал к индоевропейской семье языков. По своим характерным особенностям он обнаруживает близкое родство с греческим языком, фригийцы даже использовали некоторые греческие слова. Следует также отметить его родство со славянскими языками, а некоторые особенности сближают фригийский язык с хеттским языком Našili. Фригийцы, кроме того, поклонялись индоевропейским божествам: их главный бог Багайос, точно так же, как лунное божество Мен, носит ярко выраженное индоевропейское имя. С другой стороны, важная роль, которую играла в их пантеоне Богиня-Мать, и свидетельства о существовании у них матриархата являются неиндоевропейскими чертами.

Античные авторы единодушно утверждали, что фригийцы прибыли из Фракии, где жило племя бригов, от которого и происходит название Фригия (Bhruges). Но это переселение должно было состояться еще до конца 2-го тысячелетия до н. э., поскольку в «Каталоге кораблей» Гомера фригийцы упоминаются среди союзников Приама в его войне против ахейцев (около 1200 года до н. э.), и, таким образом, они должны были прибыть ему на помощь из собственно Фригии. Сведения Гомера относительно этнологии Троады полностью подтверждаются списком союзников хеттов, с которыми пришлось иметь дело Рамсесу II во время его сирийской кампании в 1287 году до н. э. Фараон хвастался тем, что победил следующие народы – илиуна (или ариуна), дерденов, лука, педов, келекеш, меса и мавунна. Эти контингенты, входившие в состав армии хеттов, совпадают с названиями городов и народов, упомянутыми в Илиаде, – Илион, дарданы, ликийцы, лелеги, киликийцы, мизинцы и минии. Следовательно, египетские источники полностью подтверждают сведения Гомера, касающиеся политических объединений, существовавших во 2-м тысячелетии до н. э. Поэтому мы можем признать, что фригийцы уже жили в Малой Азии около 1200 года до н. э.

Но география Троады, описанная Гомером, ставит перед нами другие проблемы. Во-первых, обращает на себя внимание относительная компактность и наличие союзнических отношений населения этой части Малой Азии против населения остальной части Анатолии. Это находится в полном соответствии с отсутствием всяких сведений об этих народах в хеттских архивах и отсутствием на территории их проживания хеттских памятников. Это говорит о том, что на эти районы власть правителей Богазкея не распространялась. Во-вторых, несоответствия между географией Троады героической и античной эпохи предполагает переселение народов в южном направлении; некоторые сведения об этом сохранились у Страбона. Причины этого переселения следует искать не только в победе ахейцев над своими противниками, но также и в нашествии треров из Фракии. Наконец, возникает вопрос: были ли другие союзники Приама, помимо фригийцев, индоевропейцами, или же это были неиндоевропейские народы, которыми правили арии? В случае с некоторыми из упомянутых племен – лелегами, пеласгами, киликийцами – отрицательный ответ напрашивается сам собой. С другой стороны, Гомер дает героям, которые сражались на стороне троянцев, бесспорно греческие имена, в некотором смысле даже более греческие, чем те, которые носили многие из ахейцев. Конечно, истина может заключаться в том, что греческий поэт дал этим персонажам греческие имена, точно так же как и Шекспир давал некоторым из своих персонажей английские имена – Квинс, Догберри и так далее, хотя они были афинянами или сицилийцами. Тем не менее весьма любопытно, что рассматриваемые названия племен принадлежат к очень специфической группе греческих названий, такие же названия встречаются преимущественно на севере Греции, в Фессалии, Эпире и прежде всего в Македонии. Создается впечатление, что и у других малоазийских народов, таких как лелеги и фригийцы, живших на северо-западе Малой Азии, правящий класс состоял из индоевропейцев, которые по своей этнической принадлежности были эллинами или же представителями близкородственных им племен. Это ни в коем случае не противоречит традиции, связывавшей происхождение мизийцев, дарданов и вифинцев с северной частью Балкан, если вспомнить связи Троады с культурой, которую мы называем протоэллинской.

Что может сказать археология по этому вопросу и особенно относительно западных связей? В архитектурных памятниках классической Фригии можно обнаружить микенское влияние: геральдическая композиция в виде стоящих друг против друга львов напоминает скульптуры на Львиных воротах в Микенах. Но в том и в другом случае они могли быть пережитками очень древней традиции, получившей распространение на обоих берегах Эгейского моря. Во фригийских курганах VIII или VII столетий до н. э., раскопанных вблизи Гордиона, столицы Мидаса, из всех обнаруженных там вещей только фибулы и броши напоминают западные образцы. Однако они не являются копиями тех типов, которые получили распространение в раннем железном веке во Фракии, а представляют собой дальнейшую эволюцию более древних образцов лучевидной формы, подобных тому, который изображен на рис. 8, 4. Эти предметы появляются в Элладе в послемикенский период, они также известны на Кавказе, но являются совершенно нетипичными для Фракии. С другой стороны, среди ваз из фригийских курганов встречаются кувшины с усеченными горлышками, характерные для Фессалии и Македонии. Опять-таки они могли появиться там в силу западных влияний, но в равной степени могли быть следствием эволюции более древних местных образцов, как, например, в случае с другим любопытным сосудом, найденным вместе с ними, – кувшином с ситом в горлышке, предназначенным для того, чтобы фильтровать национальный напиток – пиво. Этот тип сосудов появляется здесь еще во 2-м тысячелетии. Таким образом, большинство характерных элементов фригийской культуры уходит корнями в местную традицию и никак не связано с вторжением из Фракии в железном веке.

Что касается вторжения из Европы, то у нас имеется неоспоримое свидетельство его реальности, найденное в Трое. Но его следует связать с трерами; группа варваров поселилась на руинах гомеровской Трои и принесла с собой в Троаду моду украшать керамику деталями в виде больших роговидных налепов; этот стиль появился в эпоху позднего бронзового и раннего железного веков в Силезии и сопредельных областях. Эта культура распространилась даже на территорию России, и новые обитатели Трои могли познакомиться с этим стилем еще в Европе. В этом случае их отождествление с трерами не вызывало бы сомнений.

Приятно вновь встретиться с трерами, но для получения более убедительных доказательств западного влияния, на которое указывает историческая традиция, мы должны, очевидно, углубиться в землю Трои. Фригийцы уже жили в Анатолии ко времени начала Троянской войны, но поселения треров возникли на руинах Трои микенского времени, которую разграбили ахейцы. В этом городе микенской эпохи мы находим редкие микенские и минойские вазы, датирующиеся в пределах от XVI до XIV столетия до н. э., но наличие этого импорта не предполагает колонизации с Запада; основная масса керамики находит ближайшие аналогии у миниев Греции. Ее распространение может быть связано с колонизационным потоком, параллельным тому, который принес с собой эти же изделия и на территорию Эллады. Но наиболее авторитетные исследователи считают, что ее истоки следует искать в пяти древних городах, на руинах которых возникла Троя Гомера. Именно в этих более древних слоях следует искать следы связей между Малой Азией и Европой, которые нас так интересуют. И такие свидетельства там действительно находят, особенно в слоях, относящихся к поселению, известному как Троя II. В это же самое время керамика из этого города обнаруживает несомненные черты сходства с керамикой из небольшого кургана в Бозевике, на территории Фригии. Также в Трое II встречаются и прототипы фригийских ваз из Гордиона.

Тем не менее остаются некоторые сомнения в наличии контактов, которые связывали Европу и северо-западную часть Малой Азии в эту эпоху. Несколько типов керамики являются общими для Трои II, Македонии и Фессалии в период распространения протоэллинской культуры. Другие группы вещей – каменные фаллосы, глиняные печати, используемые для нанесения краски на тело человека, некоторые типы топоров из камня и рога – встречаются как в Трое, так и на поселениях медного века во Фракии, о которых мы уже упоминали выше. С другой стороны, культура Трои является синкретической, и азиатское влияние на нее наиболее заметно. Настоящая фракийская расписная керамика никогда не пересекала проливы, и наиболее примечательными изделиями европейского происхождения в Гиссарлыке являются каменные топоры.

Следовательно, необходимо признать, что данных, свидетельствующих о вторжении в Троаду из Европы, у нас пока недостаточно. Мы можем только утверждать, что единая культурная общность существовала на обоих берегах Дарданелл около 2000 года до н. э. В более позднее время ее проследить не удается. Полное отсутствие на обоих берегах проливов типов керамики, соответствующих среднему этапу бронзового века Центральной Европы, и большая редкость здесь и там форм керамики раннего железного века являются весьма важными фактами, свидетельствующими против подобных контактов. Если наличие традиционных связей между северо-западной оконечностью Малой Азии и Балканами не подтверждается данными археологии, то мы должны положиться на свидетельства, относящиеся к более раннему периоду. Поразительно, что подобные подтверждения следует искать в том же археологическом контексте, в котором корни эллинской культуры были прослежены далее к западу. Предположение, что троянцы были греками, работает в пользу нашей теории происхождения эллинов.

^

ЛИГУРИЙЦЫ И ИТАЛИКИ



Как и в других частях Средиземноморья, неиндоевропейские народы оставили свидетельства своего присутствия в виде топонимов и на Апеннинском полуострове. С ними можно связать археологические культуры, существовавшие как на юге, так и на севере Италии, созданные представителями средиземноморской расы, – сикулы на юге, лигуры на севере. Кроме того, иллирийцы, которые также были индоевропейцами, в исторические времена жили на юге Италии. Нет ничего невероятного в том, что часть культур медного и бронзового века Апулии, которые имеют явные аналогии с культурой, существовавшей в восточной части Балкан около 2300 года до н. э. и которую мы считаем протоэллинской, могла принадлежать иллирийцам. Однако это очень спорный вопрос, который мы не будем здесь обсуждать. Мы займемся поисками предков умбров, осков и римлян, которые, благодаря определенному консерватизму последних, могут быть установлены с некоторой степенью вероятности.

Италийские диалекты исторических времен делятся на две группы, различающиеся по произношению индоевропейского лабиовелярного звука к. Латины и фалисканы Центральной Италии сохранили этот звук как qu и поэтому называются q -италиками; жившие к югу и востоку от них оски и умбры смягчали звук к, который у них превращался в р, и поэтому их называли p -италиками. Несмотря на эти фонетические различия, италийские диалекты объединены в единую группу языков на основании наличия между ними многих общих черт, хотя у них есть много фонетических и грамматических особенностей, сближающих их с кельтскими языками. Кроме того, наличие нескольких общественных, политических и религиозных институтов, общих для латинов, осков и умбров, могут свидетельствовать о том, что некогда они представляли собой единый народ.

Эти племена не играли заметной роли в истории вплоть до V столетия до н. э. Но благодаря консерватизму римлян мы имеем возможность методами археологии удревнить время появления их предков почти на тысячу лет. В XV веке до н. э. новый народ появился в долине реки По, где ранее обитали люди средиземноморского типа. В отличие от своих предшественников и соседей лигуров пришельцы кремировали своих умерших, помещая пепел в погребальные урны, которые стояли рядом друг с другом на двух кладбищах, имевшихся возле каждой деревни. Сами деревни состояли из свайных строений, стоявших на сухой земле, – археологам они известны как terremare. Они всегда сооружались в соответствии с определенным планом. Позднее по их подобию устраивались римские лагеря: поселение было окружено рвом (он назывался fossa, в римском лагере он именовался castra) и валом (vallum), по нему проходили две главные дороги, пересекавшиеся под прямым углом (cardo и decumanus), в то время как в юго-восточной части поселения, где низкая насыпь (arx) непосредственно соприкасалась со рвом, были вырыты жертвенная траншея и ямы. Точные соответствия в плане между этими поселениями и римскими castra давали основания самым серьезным исследователям ранних этапов истории Италии отождествить их строителей с италиками и предками римлян. Подобно римлянам, terramaricoli (так итальянцы называют жителей terremare) предстают перед нами хорошо организованными, дисциплинированными, набожными и трудолюбивыми крестьянами, пастухами и металлургами, имевшими в качестве оружия, как для обороны, так и для наступления, копье и щит; кроме того, они смогли приручить лошадей.

Terramaricoli, вероятно, распространились по всей территории Италии в течение XV – XIV столетий до н. э., хотя представители средиземноморской расы не подвергались истреблению. Настоящий terramara, идентичный в плане с аналогичными поселениями в долине реки По, был основан далеко на юге, вблизи Таранто, незадолго до конца микенского периода в Греции; керамика и бронзовые изделия, извлеченные из его руин, относятся к североитальянским типам. В период позднего бронзового века (приблизительно XII столетие до н. э.) поля погребальных урн, подобные тем, которые получили распространение на севере, и содержавшие в качестве погребального инвентаря бронзовые булавки и другие предметы, производные от типов, характерных для terremare, появляются в Тиммари вблизи Таранто и в Пианелло в Марше. Материалы, найденные в последнем из этих памятников, во многом напоминают находки из погребений раннего железного века на холмах близ Альба-Лонги, а этот район, как известно, занимает особое место в римской традиции. Материалы из Альбы обнаруживают связь с материалами из ранних погребений на римском Форуме. Эта цепочка кладбищ, при сопоставлении с вышеупомянутыми историческими реликтами, вполне определенно свидетельствует о том, что римляне были потомками terramaricoli.

Но были ли terramaricoli также предками умбров, осков и p -италиков? Были ли они предками всех италиков или только предками латинов? Это вопрос представляется весьма спорным. Гельбиг, Пигорини, Колини и Пит дают на него утвердительный ответ. В раннем железном веке области Реджио-Эмилия и Тоскана были заселены народом, который кремировал умерших. Принадлежавшая ему археологическая культура получила название вилланова. Почти не вызывает сомнения, что носители этой культуры были умбрами. Доктор Рэндалл Маклвер недавно доказал, что в Тоскане погребения с кремациями культуры вилланова через некоторое время сменились погребениями с трупоположениями, которые он приписывает этрускам. Плиний сообщает нам, что этруски захватили триста городов у умбров. В таком случае носители культуры вилланова, которых этруски изгнали, и должны быть умбрами. В то же самое время Пит и только что упомянутые итальянские ученые полагают, что культура вилланова, точно так же как и культура народа, оставившего после себя погребения в Альбе, была наследницей культуры terramaricoli, и поэтому носители культуры вилланова были потомками италиков, живших в долине реки По. В качестве промежуточных звеньев они указывают на два некрополя с кремациями бронзового века в Бисмантове и Фонтанелле, имеющие аналогии на севере Италии.

Модестов, Рэндалл Маклвер и некоторые другие исследователи, напротив, утверждают, что появление культуры вилланова связано с новой волной пришельцев, прибывших из Центральной Европы. По всей видимости, они не имеют никакого отношения к созданию прототипа культуры вилланова в Венгрии или где-нибудь еще. Все же я могу сообщить, что возможный прототип характерных для культуры вилланова погребальных урн на самом деле можно найти среди керамических изделий эпохи среднего бронзового века в Венгрии. Гарольд Пике также привлек наше внимание к распространению определенного типа рубящих мечей с лезвием листовидной формы, который, как он полагает, попал в Италию благодаря p -италикам. Однако я не нашел археологических свидетельств в пользу этого предположения; решение вопроса относительно того, было ли одно или два вторжения из Центральной Европы, может частично зависеть от нашего подхода к решению вопроса относительно того времени, которое было необходимо для разделения протоиталиков на q– и р- группы.

Если культуру вилланова рассматривать как пришлую и если удастся доказать, что ее носители принадлежали к группе p -италиков, то тогда точка зрения Модестова была бы наиболее приемлемой. Но пока это не доказано. Пит убедительно показал, что культура раннего железного века на территории расселения осков – Пицения и Кампания – не является культурой вилланова, как таковой, и даже не связана с ее более ранней стадией. Кроме того, в этих областях погребальный обряд заключался в кремации, а не в трупоположении. И если цивилизация осков столь сильно отличалась от современной ей цивилизации родственных им умбров, то тогда крайне трудно доказать, что последние прибыли сюда только в раннем железном веке.

Тем не менее распространение обряда трупоположения на территории, заселенной осками, вызывает недоумение. Чтобы объяснить это, фон Дун сформулировал теорию, согласно которой как оски, так и умбры были новой волной пришельцев, которые хоронили своих умерших и попали на территорию Италии только после того, как культура вилланова достигла своего апогея. Как мы уже видели, обряд трупоположения приходит на смену обряду кремации на части территории, занятой культурой вилланова. Но мы согласились с Рэндаллом Маклвером, что обряд трупоположения был характерен для этрусков. Поэтому мы не можем принять гипотезу фон Дуна и должны в другом месте искать объяснение происхождения погребального обряда осков.

Я склонен предполагать, что народ, живший в Южной Италии и хоронивший своих умерших по обряду трупоположения, был потомком древней средиземноморской расы, которая предавала земле умерших еще с неолитических времен. Чтобы объяснить превращение пиценов и кампанов в осков, я вынужден напомнить о переселении в эпоху бронзового века италиков, которое прослеживается по материалам из Таранто, Тиммари и Пианелло, где, как мы уже говорили, располагались поселения terramaricoli. Не вызывает сомнения, что, по крайней мере в сфере металлургии, культура пришельцев (кельты) с севера, для которых были характерны броши и топоры, сменила предшествующую ей культуру, которая ранее была ориентирована на юго-восток (можно предполагать, что культуры раннего железного века произошли от культур эпохи средней и поздней бронзы). То же самое можно сказать и в отношении языка. Скорее всего, завоеватели не превратились в правящее меньшинство, а постепенно смешались с покоренным народом, который в культурном отношении был гораздо более развит, чем лигуры Верхней Италии.

Если согласиться с подобным предположением, то получается, что культуры Умбрии, Лация, Кампании и побережья Пицены восходят к началу железного века и могут быть связаны между собой только через культуру бронзового века, от которой они все произошли (на основании изложенной здесь гипотезы). Из этого следует, что единство италийского языка должно быть отнесено к более раннему периоду, когда существовало также и культурное единство. Это культурное единство могло существовать в эпоху среднего и позднего бронзового века, когда представители единой культуры расселились с одного конца Италии в другой. Эта общая культура принадлежала terramaricoli. Следовательно, я склонен видеть в terremare долины реки По памятники, оставленные все еще не разделившимися италиками, а в жителях terramara вблизи Таранто и некрополей Тиммари – часть протоосков. Некрополи близ Пианелло и на холмах Альбы могли принадлежать протолатинам, а в Фонтанелле и в Бисмантове – протоумбрам. С последними я склонен связывать не только культуру вилланова на территории Этрурии и Умбрии, но также и древнейшие захоронения в Эсте; таким образом, иллирийским венетам могли бы принадлежать захоронения только второго этапа железного века на последнем некрополе.

Отождествив протоиталиков с населением долины реки По, можем ли мы проследить их более раннюю историю? Особенности конструкции terremare предполагают, что их создатели находились в определенной степени родства с народом, который создавал свайные постройки на альпийских озерах в эпоху позднего каменного века. Подобные постройки были и на озерах Италии в эпоху медного века и на всем протяжении бронзового века. Но материалы из terremare свидетельствуют о том, что они не связаны не только с этой группой памятников, но и с аналогичными памятниками на территории Швейцарии. Скорее следы ведут в Черногорию, Хорватию или Боснию. В последней из упомянутых областей приозерные жители эпохи позднего бронзового века использовали керамику, во многом напоминавшую ту, которая была в ходу и у жителей италийских terremare. Однако данные хронологии противоречат предположению, что материалы из Боснии являются более ранними, чем находки из Италии. Скорее речь может идти о синхронном развитии родственных культур. В некотором смысле эта культура, в свою очередь, связана с той балканской культурой, которую мы можем проследить вплоть до 2200 года до н. э. и которая оказала особое влияние на культуру раннего железного века в Македонии. С другой стороны, некоторые намеки указывают на то, что истоки создателей культуры terremare следует искать в Баварии или же Моравии и Галиции. Но с этой стороны было бы тщетно пытаться распутать запутанный моток пряжи. Для этого мы должны призвать на помощь другого союзника.

^

СВЕДЕНИЯ О «НАРОДАХ МОРЯ» И СЕВЕРНЫХ СТРАН В ЕГИПЕТСКИХ ИСТОЧНИКАХ



Невозможно закончить рассмотрение вопроса о расселении индоевропейских народов в бассейне Средиземного моря, не сказав нескольких слов о пришельцах с севера, которые упоминаются в египетских источниках, датирующихся в пределах между XV и XII столетиями до н. э. Фараонам 19-й и 20-й династий пришлось отражать их ожесточенный натиск. Они представляли собой новый этнический тип, ранее не виданный на берегах Средиземного моря. Их изображения на древних монументах явно отличаются от местного типа; они принесли с собой новое вооружение. Нет сомнения, что появление этих захватчиков на побережье Египта явилось следствием неких потрясений, произошедших на северных берегах Средиземного моря; более поздние фараоны весьма эмоционально заявляют, что «народы с островов» были весьма беспокойными. Весьма вероятно, что эта неугомонность была вызвана вторжением индоевропейцев или неких новых групп населения из внутренних областей Европы. Все же пока не ясно, имеют ли эти события прямое отношение к нашей теме, к тому же среди специалистов нет единства по вопросу интерпретации египетских источников.

Первыми из «северян», которые появились на границах Египта, были шардана, упомянутые в форме ширдана в письмах из архива в Телль-эль-Амарне (приблизительно 1400 год до н. э.). В этих же самых документах упоминается и название дануна, которое весьма напоминает название греческого племени данайцев, но не исключено, что в данном случае имеется в виду племя, жившее в Ханаане, в то время как шеклал, упоминаемые в это же самое время, могли быть тем же самым народом, что и шакалаша более поздних источников. В начале XIII столетия упоминания о шардана опять появляются в источниках, на сей раз как о наемниках в армии Рамсеса П. Этот контингент был сформирован из числа военнопленных, захваченных фараоном на западных границах дельты в ходе предыдущей кампании. Они служили в качестве телохранителей у Рамсеса во время сирийской экспедиции 1287 года до н. э., в ходе которой была разгромлена коалиция народов, вторгшихся с территории Троады. Затем, в 1229 году до н. э., новые отряды шардана, теперь вступившие в союз с шакалаша, турша, акайваша, луку и ливийцами, были разбиты фараоном Мернептахом на западной границе Египта. Наконец, в 1192 году до н. э. Рамсес III разбил коалицию захватчиков, наступавших со стороны как суши, так и моря, включавшую в свой состав такие народы, как пуласати, уашаша и данауна.


Рис. 9. Вторжение «народов моря», отбитое египтянами (Мединет-Абу, 1192 г. до н. э.)
Точная идентификация этих народов и локализации их исконных земель вызывает большие разногласия. Ситуация с последними из упомянутых нами народов более или менее ясна. Пуласати – это жители Крита, о чем египетские изображения свидетельствуют достаточно ясно (рис. 10).


Рис. 10. Изображение головы филистимлянина в головном уборе
В конечном итоге под именем филистимлян они обосновались в Палестине, куда они принесли с собой уже упоминавшуюся нами керамику с росписью в виде метоп. Danauna – это данайцы, одно из греческих племен. Возможно, они представляли собой разрозненные отряды, находившиеся под командованием Агамемнона, возвратившиеся из-под Трои, так как в Одиссее говорится о пиратских набегах на Египет в тот период времени как о вполне обычном деле. Отождествление текра и уашаша с известными нам народами вызывает больше разногласий. Первых можно идентифицировать с тевкреанами, жившими недалеко от Трои. Но доктор Холл и некоторые другие исследователи предпочитают видеть в них критское племя, которое, возможно, обитало в районе современного Закро. Их головные уборы принадлежат к тому же самому типу, что и у филистимлян. К тому же название племени тевкров появляется в греческой литературе только у Галлиена, который далее сообщает, что они прибыли в Троаду с Крита. Наконец, уашаша могли быть осками из Италии или же аксианами с Крита.

Наш подход к решению этой проблемы будет зависеть от решения вопроса о происхождении тех народов, натиск которых пришлось отражать Мернептаху. Среди них выделяются ахейцы, тиррены (этруски), жители Сардинии, Сицилии и ликийцы. До сих пор остается нерешенным вопрос, пришли ли этруски, сардины и сикулы в Египет со своих исконных мест обитания на западе, или они все еще только находились на пути туда. С одной стороны, обращает на себя внимание, что они напали на Египет с запада. Кроме того, ясно, что хорошо известные бронзовые статуэтки, найденные на Сардинии, изображают тот же самый народ, который сражался против фараонов или же служил у них в качестве наемников.

С другой стороны, наиболее достоверная традиция связывает происхождение этрусков с Анатолией. В таком случае народ шардана мог быть сарданами из Лидии, а шакалаша – жителями города Сагалассоса в Писидии. Мы могли бы предположить, что эти три племени предприняли путешествие морским путем, чтобы напасть на Египет, однако, встретив негостеприимный прием у Мернептаха, они продолжили свое путешествие, дав свои имена Этрурии, Сардинии и Сицилии.

Окончательно эта проблема будет решена только тогда, когда будет точно определена датировка бронзовых статуэток с Сардинии. В настоящее время можно сказать только то, что эти статуэтки относятся к заключительной стадии местного бронзового века. Но истоки этой цивилизации уходят в конец 3-го тысячелетия до н. э., время, когда минойское влияние, несомненно, распространялось и на Сардинию. Мы можем добавить, что мечи шарданов, известные нам по изображениям на египетских памятниках, по бронзовой статуэтке с Сардинии и случайным находкам в Палестине (рис. 11), не предназначались для нанесения рубящих ударов, подобно оружию, получившему распространение в Греции в XIII столетии до н. э., а еще раньше и в континентальной Европе.

Этот тип меча мог появиться в результате эволюции кинжалов, получивших распространение в Западной Европе (рис. 12, 3). Известны они были в эпоху медного века и на Сардинии, куда они могли попасть в XVI столетии под минойским влиянием.

Если согласиться с гипотезой о западном происхождении шарданов и их союзников, то массовый исход племен из Италии и смежных с ней островов мог быть вызван давлением италийских племен, двигавшихся в южном направлении; мы уже говорили о том, что последние завладели всем полуостровом в XIV столетии. В таком случае можно согласиться с отождествлением уашаша с осками. Мы уже отмечали, что предки осков достигли Таранто около 1400 года до н. э., и некоторые находки на их поселениях могут свидетельствовать о наличии связей с Восточным Средиземноморьем.

Нельзя с уверенностью утверждать то, что любой из этих народов (кроме, возможно, ахейцев) принадлежал к числу индоевропейских. Действительно, вожди коалиции, противостоявшей Мернептаху, носили бесспорно ливийские имена и могли быть предками современных берберов. В то же самое время западные противники фараонов изображались на египетских памятниках как блондины. Конечно, нельзя исключать возможность того, что беспокойные индоевропейцы смешались с североафриканскими племенами. То же самое можно сказать и о филистимлянах. Хотя предположение об их критском происхождении получило всеобщее признание, и их лица являются типично минойскими, самые древние образцы их пернатого головного убора (не считая тех, которые представлены на диске из Феста неизвестного происхождения) происходят из Микен. Профессор Риджвей давно указал, что история о «гиганте» Голиафе могла появиться вследствие того впечатления, которое произвели на евреев высокие индоевропейцы. Если мы правильно определили дату ахейского вторжения, то связь между появлением керамики с росписью в виде метоп на территории Палестины с наличием среди этих захватчиков эллинского элемента не кажется столь уж маловероятной. И если гивиты на самом деле были ахейцами, то присутствие некоторого числа индоевропейцев среди филистимлян можно было бы считать установленным.


Рис. 11. Меч, приписываемый шарданам, найденный в Палестине (Британский музей)
Происхождение всех этих явлений, о которых мы только что говорили, связано с Центральной и Северной Европой. Но пускаться в блуждания по дебрям доисторических культур, открытых здесь археологами, нет смысла до тех пор, пока наша дорога не будет освещена данными родственной дисциплины.

^

АХЕЙСКИЙ ПЕРИОД



Здесь приведены только самые общие сведения, на которых основаны наши представления об «ахейском периоде». С точки зрения археологии можно сказать, что эта эпоха начинается с прекращения регулярных торговых связей, отмеченных импортом микенских ваз в Египет, и установлением более воинственных отношений, описанных в поэмах Гомера. Именно тогда входят в употребление рубящие мечи, подобные которым представлены на рис. 25, 3 – 4.

Поворотный момент, по мнению Форсдайка, относится приблизительно к 1250 году до н. э. После этого можно проследить постепенную эволюцию керамики и фибул вплоть до расцвета геометрического периода; вместе с Форсдайком мы можем выделить следующие этапы, которые, разумеется, накладываются один на другой:

A. Керамика позднемикенского периода; фибулы как на рис. 8, 1 – 4; бронзовые мечи как на рис. 25, 3 – 4; железо встречается редко; захоронения в склепах, возможно кремация в Мулиана на Крите; Микены и другие крепости все еще функционируют. Фибулы типов 1 – 2 найдены в Микенах, типа 3 – в Микенах, Кефаллении, Дельфах, Фивах и Вардино в Македонии, типа 4 – в Мулиане на Крите.

B. Послемикенская керамика (все еще использовались кувшины с усеченными горлышками и кубки на ножках); фибулы типа тех, что представлены на рис. 8, 3 – 5; бронзовое и железное оружие; захоронения и кремации в склепах – Врокастро на Крите, Саламин, Ассарлык в Карии и т. д. Именно к этому времени, вероятно, относится и клад в Тиринфе. Керамика этого стиля использовалась в цитадели Микен вплоть до ее гибели.

^ C. Протогеометрическая керамика без всяких признаков микенского влияния. В северной части Греции отчасти синхронна с керамикой периода В, которая встречается в плитовых могилах и склепах, содержащих также фибулы типов 4 – 5, железные украшения и несожженные трупы (Феотоку, Мармариани и Скирос); определенно позже в остатках кострищ в Галосе во Фтии (Фессалия), а также в урнах из Врокастро на Крите, содержащих фибулы типа рис. 8, 6, железные мечи и кремированные кости.

Мы рассматриваем стадию А как бесспорно ахейскую, а характерный для нее набор керамики как результат приспособления микенских изделий к вкусам нового правящего класса, чей приход к власти, например в Орхоменах, возможно, предшествовал окончательному утверждению нового стиля. Послемикенская керамика, по сути дела, является продолжением предшествующих ей традиций и могла быть в ходу у того общества, которое истощило свои ресурсы, а затем и погибло в результате Троянской войны. Керамика филистимлян, как кажется, проделала ту же эволюцию (ср. рис. 6). В Южной Греции протогеометрический стиль так близко соприкасается с вышеупомянутым, что у нас нет оснований предполагать смену населения, хотя местные геометрические стили, которые возникли там самостоятельно, появились в период стабилизации обстановки после потрясений, вызванных переселением сюда дорийцев. В Северной Греции, точно так же как и в Македонии, керамика протогеометрического стиля старше местных изделий, изготовленных под влиянием микенских традиций. Только на Крите в урнах, найденных во Врокастро, между вышеупомянутыми типами керамики заметен четкий разрыв, что может быть связано с приходом туда дорийцев.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19

Похожие:

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconАнтичная культура: у истоков европейской цивилизации вопросы к семинару

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconПро самолеты
Знаете, когда Бога спросили, какое наказание он придумал для европейской цивилизации, он ответил просто: «самолеты»

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconOutlook желает приятного чтения!
«ночная» тональность и традиционное для Хёга пристальное, чуть отстранённое и ироническое внимание к наиболее хрупким деталям европейской...

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconНой Гордон Шаман Серия: Коул 2 Scan, ocr, ReadCheck: 15tetris15 «Шаман: роман / Ной Гордон»
Ооо «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”»; Белгород; 2012; isbn 978-5-9910-1953-8

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов
«Дуглас Престон, Линкольн Чайлд "Граница льдов"»: Эксмо, Домино; Москва, Санкт‑Петербург; 2007

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconЕвропейцы: кто такие?
Не случайно один из предложенных докладов носил название "Ев­ропа без ценностей это Европа, лишенная цен­ности". В этой связи я хотел...

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации icon«социально-экономическое развитие франции»
Республика одно из крупнейших государств в Европе. На территории Франции представлены разнообразные ландшафтно-климатические условия,...

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации icon39 ключей. Книга Фальшивая нота / Гордон Корман
«39 ключей. Книга Фальшивая нота / Гордон Корман»: Издательство: Астрель; Москва; 2011

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconВ странах Латинской Америки после Второймировой войны произошли значительные...
Это объясняется тем, что страныЛатинской Америки значительно раньше получили независимость. Им на путимодернизации не приходилось...

Гордон Чайлд Арийцы. Основатели европейской цивилизации iconВ странах Латинской Америки после Второймировой войны произошли значительные...
Это объясняется тем, что страныЛатинской Америки значительно раньше получили независимость. Им на путимодернизации не приходилось...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов