Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов




НазваниеЧего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов
страница1/21
Дата публикации05.07.2013
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
– – Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ...) Андрей Белянин – Галина Чёрная – Анджей Пилипюк – Христо Поштаков – Александр Валентинович Рудазов

Андрей Белянин и его друзья ЧЕГО ХОТЯТ ДЕМОНЫ

От составителя

Итак, вот он, наш третий сборник. Лично для меня это и третья победа, и повод серьёзно задуматься о будущем. Хотя вроде бы если победа, так о чём, собственно, думать-то? Праздновать надо! Почивать на лаврах, надевать друг другу веночки из той же лаврушки и, попивая нектар (фернет, сливовицу, горилку, гжеч, мавруд, столичную и т.д.), небрежно следить с высот литературного Олимпа за фэнтезийной суетой на Земле...

Тем паче что компания наша разрастается от книги к книге, и я от всей души рад представить вам новых лиц. Об уже известных авторах надо говорить? Ладно, не проблема. От меня не убудет, а любому писателю всегда приятно лишнее упоминание его имени в положительном контексте.

Сначала пройдём по странам дальним, славянским, братским, а значит, родственным. Болгар у нас двое – Христо Поштаков и Николай Теллалов. Христо знают уже все поклонники фантастики, кто-то бла годаря блистательным рассказам в стиле жёсткой НФ, кто-то по лёгкому пародийному «Меч, магия и челюсти». Кстати, продолжение этого романа готовится в нашем издательстве. Николай Теллалов проявил себя сначала как переводчик, а теперь мы представляем его как самостоятельного и интересного автора. Рекомендую.

А вот поляки подвели. То есть традиционно польская фантастика очень сильна и своеобразна, но в этот раз за всю шляхту отдувается один пан Анджей Пилипик. Правда, он настаивает на том, что мы неправильно произносим его фамилию, по-польски она произносится как Пилипьюк. Но, по-моему, так ещё смешнее, а Анджей писатель блистательный, создавший не только культового Якуба Вендеровича, но и ещё ряд великолепных романов в жанре исторического фэнтези. Он мой друг, всегда зовёт в гости в Краков, а в последний раз гордо демонстрировал собственную реконструкцию казачьей шашки. Читать его надо! У нас подобного автора пока нет.

Чехи показали тихую и, я бы даже сказал, интеллигентную литературу. Франтишка Вербенска – учёный, филолог, хранитель архивов, человек изумительной образованности и деликатности. Её пересказы старинных чешских легенд возвращают нас в мистический и жутковатый мир европейского Средневековья, но читается на одном дыхании.

Теперь о нашей матушке-России, которая «всему свету голова!». Николая Басова представлять не нужно. В том плане, что достаточно произнести имя и фамилию, чтобы любой знаток фантастики сразу восхищённо захлопал в ладоши. Басова знают все, как все знают его знаменитого Лотара и кучу восхитительных романов в стиле фэнтези и научной фантастики. Рассказы Николая редки, пишет он их нечасто, так что мне повезло, что успел ухватить.

Наташа Татаринцева дебютировала в прошлом сборнике, и вроде бы довольно успешно. Она пишет для нашего издательства роман, а сейчас продолжает линию приключений уродливой девицы Анжелики, нолей судьбы ставшей штатным психологом всей городской нечисти. Это забавно и актуально...

А вот её мама, поэтесса Элеонора Татаринцева, как автор фантастики появляется впервые. Рассказ у неё сложный и неожиданный. Я бы обратил внимание...

Елену Бычкову и Наталью Турчанинову тоже особо рекламировать не надо. Или всё-таки надо, учитывая вечные сплетни вокруг этого творческого тандема в мире фэндома? Глупейшая ситуация – молодые интересные авторы, обаятельные и умные девчонки, периодически кому-то встают поперёк горла. Слишком молоды или слишком талантливы?! Дайте судить о них по их творчеству. И я с удовольствием представляю их рассказ в нашем сборнике, одновременно козырнув за храбрость. Вы не поверите, но сейчас, чтобы открыто назвать себя другом Белянина, нужно немалое мужество...

Александр Рудазов – лауреат «Меча Без Имени», молодой и перспективный писатель, умеющий создавать свои миры и мастерски работающий как в большой, так и в малой форме. Мне и самому было жутко интересно: кого же «боятся маги»? Сначала подозревал, что Конана-варвара, он с ними особо не церемонился, оказалось, ответ иной – и посложнее, и поинтереснее...

Екатерина Шашкова – моя землячка, из Астрахани. Её роман «Марготта» вышел в свет в прошлом году. Реалии местные, кто не был в Астрахани, всего вкуса произведения, увы, не ощутит. Сейчас она упорно трудится над новой вещью и представляет свой рассказ. Скорее всего, и он тоже выльется в отдельную книгу. А пока добро пожаловать в магический мир братьев наших меньших.

Виталий Зыков – один из самых популярных и тиражных авторов нашего издательства. В прошлом году бросил перчатку всем «титулованным» фантастам России и ближнего зарубежья, вызывая их на открытый литературный поединок. Ответить «титулованные» не рискнули до сих пор... Сам Виталий очень волновался, подойдет ли его рассказ по стилю в наш сборник? По-моему, отлично подходит!

О нас с Галиной говорить не буду. Во-первых, сложно – вдруг перехвалишь? Во-вторых, вряд ли нужно – работаем вместе уже более шести лет, и популярность «Оборотней...» пока всё ещё на высоте. В ближайшее время мы сдадим в издательство цикл коротких рассказов о шумной Алине, героическом Алексе и их вечном спутнике, говорящем коте с двумя университетами за плечами, агенте 013, Стальном Когте, Профессоре, или просто Пусике! Тема да Винчи сейчас так популярна, что мы не удержались... простите.

О себе не буду говорить тем более. Разве что признаюсь – идею моего коротенького рассказа самоотверженно подарила всё та же Галина Чёрная. Сам бы я не догадался...

Ну вот вроде бы и всё. Теперь о проблемах. Они, конечно, есть. Оказалось, что в одиночку поднимать литературное единство наших славянских народов очень сложно. Хотелось бы надеяться хоть на какую-то помощь. Вот Евгений Харитонов, например, помог переводами Христо Поштакова – благое дело! Не оставайтесь в стороне, а?

Я был в Сербии как раз перед отделением Косово, знаете, они всерьёз считают себя русскими! Говорят, мы такие же русские, как и вы, выходцы из Сибири, поэтому – сербы. И язык похож, и пишут кириллицей, и вера православная. Очень хочу, чтобы в нашей следующей книге была и сербская фантастика. Поэтому поеду туда снова. Мы братья, и если фэнте – чи – сказка, то сказка не худший способ напомнить нам о зове родственной крови...

Присоединяйтесь! В конце концов, «АРМАДУ – АЛЬФУ» больше всего и критикуют (как, впрочем, и хвалят) именно за то, что она даёт дорогу молодым и неизвестным авторам.

Искренне ваш, АНДРЕЙ БЕЛЯНИН

Андрей Белянин

^ ЧЕГО ХОТЯТ ДЕМОНЫ

Я – Абифасдон. Демон. Л юбить и жаловать не прошу. Всё понимаю, не послали матом, уже спасибо. Работа адская – судебный пристав, то есть кредитор проданных душ. Внешность соответственная – высок, мускулист, кожа бледно-зелёная, нечешуйчатая, профиль греческий, волосы чёрные, язык нераздвоен. Дресс-код – строгий костюм-тройка, галстук в тон и туфли без пошлого блеска.

Короче, стандартный демон, не «демонстратор измерений» по Асприну. В меру удачлив, в меру непопулярен, карьерным ростом не избалован, а если и есть серьёзные проблемы, то только в личной жизни.

Нет, с женой как раз всё в порядке. Азриэлла умна и красива, мы вместе уже четыре тысячи лет или больше, она скажет точнее, женщины всегда проявляют трогательное внимание к датам. Проблема в ином...

Впрочем, неважно. Вам уж наверняка нет дела до судьбы обыкновенного демона. А если и есть, то чем мне можете помочь вы, люди?

...Я автоматически перечитал адрес, уже не надеясь на свою память за столько-то лет. В этом городе названия улиц меняют едва ли не через каждое столетие. На пустырях растут новые микрорайоны, а старые купеческие особняки сносят ради строительства очередной автозаправки или мини-маркета с едой в пакетиках, по вкусу мало чем отличающейся от своей же упаковки.

А какой там продают кофе-э-э... Шеф хвастался, что состав был разработан в наших секретных лабораториях и первоначально позиционировался как стимулятор желудочных и сердечных заболеваний. Несколько молодых демонов-аспирантов серьёзно отравились при испытаниях, но люди же пьют! Людей ничем не выведешь...

– Надеюсь, что ты дома, смертный, – неуверенно вздохнул я, нажимая клавишу соответствующей квартиры на пульте домофона.

Замигал красный огонёк, противно запищал зуммер, один звонок, другой, третий... Вельзевулова задница, да открывай же!

– Кто там? – послышался мужской голос из динамика.

– Абифасдон. По вашу душу. Здравствуйте.

– Не понял... Это кто?!

– Константин Петрович, – всё ещё безукоризненно вежливо начал я, – вас беспокоят из налоговой службы. Будьте добры, откройте дверь.

– А чего от меня надо налоговой? – как-то подозрительно искренне удивился он.

Неужели за этим типом ещё какие-то грешки, кроме Договора? Ладно, не моё дело.

– В прошлом году вы продали мотоцикл и...

– Я за всё заплатил! По двум квитанциям! А мне, между прочим, пришла третья, с угрозой штрафа, суда и пеней! Вы что там, совсем обалдели, да?

– Не нарывайся, человек! – не сдержавшись, рявкнул я. Быть вежливым утомительно, но надо, работа такая... – Прошу прощения, я хотел сказать, не могли бы вы всё-таки открыть дверь? Нам будет куда удобнее переговорить наедине, а не обсуждать иски государственных служб на радость вашим соседкам.

– Ну... это... логично, – похоже, сдался он. – Только я очень занят, не могли бы вы зайти завтра?

– Убью... никаких нервов с ними не хватит, – тихо пообещал я и громче добавил: – Разумеется, как вам будет удобнее, но завтра я приду с милицией и ордером.

– За что?!

– За всё!!!

– Чёрт с вами, заходите...

Вот это другое дело. Когда тебя благословляют таким образом – грех не зайти. Общеизвестно, что демон не может по собственной воле войти в человеческое жилище, его надо пригласить. Причём не один раз!

Как вы понимаете, нас не так уж часто приглашают. А в последние лет двадцать народ ещё взял моду освящать квартиры. Плюс, до кучи, яхты, дачи, машины, компьютеры и даже сотовые телефоны. Как работать в таких условиях, а?

...Лифт был относительно новый, но стены уже исписаны англо-америкосовской сленговой дрянью. Граффити не искусство, а акт спонтанного уличного вандализма. Тоже наши придумали. Особенно упоительно баллончиковая роспись смотрится на старинных храмах и памятниках архитектуры. Мы поощряем современную молодёжь, надо идти в ногу со временем.

Шестой этаж, сорок восьмая квартира. Теперь надо, чтобы он сам попросил меня войти. Нажимаю кнопку звонка. Тупо жду. Или он оглох, или в туалете, или передумал общаться. Зря, смертный, демоны редко позволяют себя игнорировать.

– Константин Петрович, будьте любезны, откройте дверь. В противном случае я её просто подожгу. Мне несложно, а вы ничего не докажете...

За дверью раздалось напряжённое сопение, и кто-то с той стороны прилип к глазку. Я расслабил плечи, поправил галстук и позволил расползтись по своему лицу самой дружелюбной улыбке.

– Дверь металлическая, – зачем-то сообщил он.

Не хочет пускать...

– Зато обшивка деревянная, – напомнил я. Не хочет он, как же...

– А ваше удостоверение?

Я молча достал из кармана типовую корочку младшего сотрудника отдела по вопросам кредитования и вплотную приставил её к глазку. Всё равно там ни черта не разберёшь. С верхнего этажа неслышно спустилась не в меру любопытная кошка. Вот ведь знает, мерзавка, что их губит, а лезет...

Мгновением позже наши взгляды встретились, шерсть на кошке встала дыбом, по спине пробежали зелёные искры, и, задрав хвост, она с дурным воплем бросилась в атаку. Отработанным пинком ноги я отшвырнул её об стену. У дуры девять жизней, не помрёт, а мне абсолютно не улыбалось заявиться после работы домой расцарапанным. Азриэлла начнёт не в шутку задавать разные вопросы на интимные темы, если вы понимаете, о чём я. А у нас и так проблемы...

– Ладно, – хмуро раздалось из-за двери, – толкайте, незаперто.

– Хм... э-э-э, не уверен, что понял вас правильно, вы точно хотите, чтобы я вошёл?

– Ну да. Куда от вас денешься...

– Э-э-э, тогда не могли бы вы сами открыть мне дверь? Как-никак вы хозяин дома, я – гость, и всё такое...

– Я ж сказал, незаперто! – огрызнулся он, но всё равно повернул дверную ручку, раздражённо посмотрел на меня и махнул рукой, нарочито негостеприимным жестом приглашая войти.

– То есть могу заходить?

– Да.

– Пожалуйста, скажите это сами.

– Что?

– Что вы предлагаете мне зайти.

– Да вы чё, издеваетесь, что ли?! – едва не сорвался он, явно испытывая жгучее желание захлопнуть дверь перед моим аристократическим носом. – Блин, когда не надо, мы тут прям все такие вежливые! Ни шагу без разрешения! А чуть что не так – сразу милицию вызовем, дверь подожжём, удостоверением помашем... Входите же наконец, входите!

Это был его последний шанс и последний случай, когда он повысил на меня голос, потому что в следующую минуту я вошёл. Все формальности соблюдены, имею полное право, теперь он мой – меня пригласили!

– Пройдём на кухню, у меня не прибрано. Чаю не предлагаю.

– А кофе?

– Только растворимый.

– Из супермаркета?! Нет, увольте, тогда лучше не надо...

Он сопроводил меня из узкой прихожей в маленькую кухню, плюхнулся на табурет и, зевая, поскрёб небритый подбородок. Совершенно невзрачный мужчина, лет тридцати – тридцати пяти, в белой майке и бывших когда-то синими спортивных трениках, пузырящихся на коленках. Крестика на шее нет, татуировка «МФ – навсегда!» с кривым Андреевским флагом, две металлических коронки во рту (и как только таких типов женщины любят?). А главное – за что? И почему так результативно?!

– Ну чего у вас там, в вашей налоговой? – буркнул он, кивком указав мне на вторую табуретку. – Предупреждаю, квитанции у жены, а жена с детьми у тёщи, приедет только завтра. Господи, один выходной хотел провести спокойно, и нате вам...

– Я не из налоговой.

– Не понял...

– Всё гораздо более неприятно, Константин Петрович, – Я откашлялся, на мгновение прикрыл глаза, сконцентрировался и принял свой истинный облик. – Трепещи, смертный! Ибо пробил час, и я пришёл забрать твою бессмертную душу!

Хозяин придушенно пискнул, попытавшись вжаться спиной в стену, редкие волосы на голове дружно встали дыбом, а в голубых квадратных глазах застыл неподдельный ужас. Хорошо пугается мужик, уважаю...

– Вы...ы...ы...и-у-у-у!

Я сидел перед ним совершенно обнажённый, с буграми тренированных мышц под бледно-зелёной кожей, впечатляющими когтями, пронзительным взглядом и небольшими толстыми рогами на лбу. Рога, кстати, были лишними, редко кто их сейчас носит, но для людей они по-прежнему главный аргумент в идентификации демонов. Можно было, конечно, добавить ещё копыта и хвост, но я сторонюсь дешёвых спецэффектов.

– А-а-а-и-и-ых-кых-ой! – перешла жертва на непереносимую смесь визга и нервного хрипа.

Нет, не предсмертного – в таких делах я разбираюсь...

– Моё имя Абифасдон, смертный! В прошлом году ты предложил свою душу в обмен на велосипед для младшего сына. Твой зов был услышан...

– Я... я... не... – Он умоляюще покосился на шкафчик над холодильником.

Получив мой снисходительный кивок, вскочил с места, выудил непочатую бутылку дрянного виски и свернул ей крышку. Наверняка подарок коллег из серии «натебеубожечтонамнегоже». Мужик сделал долгий глоток прямо из горла, едва не задохнулся и уставился на меня кристально трезвыми глазами. Парадокс, не находите?

– Вспомнил?

– Нет.

– Вспоминай. Двадцать второе августа, вечер, ты с друзьями и любовницей Катей сидел в уличном кафе на набережной. Вышел в туалет и нашёл в кабинке на полу кошелёк с пятнадцатью тысячами рублей. Этого как раз должно было хватить на велосипед.

– Да, но...

– Но ты их тут же пропил, лишенец! Нам пришлось подкидывать тебе необходимую сумму ровно шесть раз, пока ты не сдержал обещание, данное ребёнку. Срок вышел, пора платить по счетам.

Он дёрнулся, икнул, приложился к виски ещё раз и вдруг спросил:

– А чем докажете? Где договор? Договора-то у вас нет, ничего я не подписывал, а значит...

– Цыц.

– Чего?! Я законы знаю! Если нет договора, то нет и...

– Цыц, смертный! – рыкнул я, для острастки из – рыгая меж зубов оранжевое пламя.

Хозяин дома снова влип в стену, но бутылку из рук не выпустил. Тоже мне, нашёл Священный Грааль, ага...

– Слово высказанное есть озвученная мыслефор – ма, отпущенная на энергетическом уровне в информационное поле Земли, – не заморачиваясь с более тонкими материями, пояснил я. – Короче, хотел – получил! Факт подтверждён и нотариально заверенного Договора не требует. Можешь глотнуть ещё раз, и в путь. Преисподняя ждёт. Последнее желание?

– Чтоб ты ушёл и никогда не возвращался!

– Неумно. Я-то уйду, не проблема, но через три минуты за тобой явится другой демон, менее вежливый и обходительный, а последнего желания уже не будет.

Мужик выпил ещё раз и задумчиво протянул бутылку мне. Я автоматически взял. О Люциферова отрыжка, какая дрянь! И как только этот прокисший скипидар с запахом горелой резины могут пить нормальные люди?! У меня и то полглотки огнём обожгло...

– Что мне делать, посоветуйте... – жалобно вздохнул он.

Я пожал плечами. Да в общем-то уже ничего, раньше надо было думать.

– У меня жена, дети, родители ещё живы. Мне нельзя так вот просто... взять и...

– Ещё две любовницы, – напомнил я, – Катя с работы и Лида-проводница. Кстати, Лида беременна, шесть недель...

– Вот видите, – ещё более печально вздохнул он. – Четверо крошек останутся сиротами.

– Пятеро, – снова поправил я, – Помнишь, три года назад Ирину в Адлере?

– Что, и у неё?!

– Девочка. Очень на тебя похожа.

– Она мне ничего не писала... Выпьем?

– Чуть-чуть, я на работе.

– Неблагодарная она у вас...

– Привык.

На этот раз виски пошло заметно легче.

Константин Петрович достал нарезку колбасы и приличные стопки. Не такой уж он и сволочной мужик, если подумать, я встречал куда хуже...

– А если... ну только предположим, что я могу что-то для вас сделать? Вот лично для вас. Не знаю даже что, но... Отпустите?

– Тебе нечего мне предложить, смертный. Дороже души у вас, людей, ничего нет, а я выбиваю души из злостных неплательщиков.

– Да, но... в смысле, я понимаю, не деньги, естественно. Может, какая-то информация, помощь, совет?

– В чём?! Ты и умеешь-то только детей строгать... – хмыкнул было я и осёкся. Сам не зная, этот тип коснулся моего самого больного места. У нас с Азриэллой детей нет...

– По вашим глазам я вижу, что вы точно хотите о чём-то меня спросить! – с надеждой вскинулся он.

Я замер со стопкой в руке. Чёрт бы с ним, почему нет?! В конце концов, он всё равно попадёт в нашу контору, а мы с женой... быть может...

– Ладно. Сумеешь внятно ответить на один вопрос, дам отсрочку на один год.

– Тогда лучше на сто вопросов!

– Не зарывайся.

– Ясно. Весь во внимании!

– Как вы делаете детей?

– Какмы... ЧТО?!! – По-видимому, он не поверил собственным ушам.

Я вскинул руку и попытался объяснить:

– Человек, у тебя четверо детей, а будет пятеро. У нас с женой – ни одного. Демоны размножаются не так, как люди, но, когда более чем за четыре тысячи лет нет результата, поневоле начнёшь хвататься за каждую соломинку. И предупреждаю, попробуешь ещё так улыбнуться – я вобью эту поганую ухмылочку одним пинком тебе в глотку так, что незапломбированные зубы вылетят через задницу и застрянут в табуретке, не вытягиваемые ни одними клещами!

– Понял, понял, не надо лишних движений. – Мужик наполнил стопки, приподнял и провозгласил: – Ну за Камасутру! Читали?

– Более чем – участвовал в составлении. – Я выпил и уточнил: – Другие предложения есть?

– У врача обследовались?!

– Какие врачи у демонов?

– Ещё по чуть-чуть?

– Почему нет...

В конце концов, лично на меня алкоголь не действует, а у него и без того печень увеличенная, по-любо – му наш клиент. Разговор получился долгим, виски кончилось быстрее. Кое-что я предпочёл записать, мало ли...

Домой я вернулся за полночь. Отчёт по несданному грешнику могу представить в офис и завтра. Из нашей многообразной и жутко содержательной беседы мне удалось вычленить главное – дети должны рождаться по любви! А откуда любовь у нас, демонов?!

Нет, во всём, что касается просто секса, мы на высоте. Благо секс и любовь вещи взаимодопустимые, но разные. Духовная составляющая – небу, всё физиологическое – нам. В конце концов, те же ангелы даровали людям только одну позу – миссионерскую, все прочие изобрели мы. Какой-никакой, но повод для гордости, да?

...Азриэлла ждала меня в гостиной, умопомрачительно красивая и соблазнительная, с роскошной трёхсосковой грудью, шестью хвостами, крутыми бёдрами, поросшими чуть кучерявящейся шерстью, и в томно накинутом чёрном пеньюаре из шевелящихся летучих мышей. Я тоже выпустил когти на ногах, чтоб они стучали по полу, и снял с подставки у двери тяжёлую цепь с острыми крючьями. Не поняли?

Моя половина вполне может и убить в порыве страсти, большинство демонесс всегда так поступают. Но, ах, как же она была хороша! Я не сразу смог заговорить от восторга, мне нужно было, чтоб она выслушала меня всего три минуты...

– Милый, ты сегодня поздно, – упрекнула Азри – элла, с неуловимой грацией хищницы бросаясь на меня, и я ждал этого. Хлёсткий удар цепи пришёлся ей по щеке!

– Дорогая, сегодня я дал фору одному беспросветному грешнику, у которого пятеро детей. Взамен он поделился парой полезных секретов интимного плана. Уверен, что такого мы ещё не пробовали...

– Я хочу попробовать тебя, – Она с видимым удовольствием слизнула длинным жёлтым языком кровь с щеки и нежно улыбнулась.

Мягким, скользящим шагом я уходил вдоль стены, раскручивая цепь пропеллером и стараясь держать супругу на расстоянии.

– Дело не столько в прелюдии, хотя и это важно. Нам надо попытаться одну ночь, всего одну, попробовать вести себя как люди.

– Как влюблённые люди?

– Не иронизируй...

Я замешкался с ответом, и один из её хвостов, дотянувшись, едва не выхлестнул мне глаз. От двух последующих ударов я ушёл легко – сказывались века ежедневной практики выживания в законном браке.

– И как мы это сделаем, милый?

– Всё просто, на один лишь раз мы оба забудем о том, что мы демоны. Это несложно, поверь мне.

– Я не возбуждаю тебя в своём истинном облике?!

– Дорогая, ты же знаешь, я принимаю тебя такой, какая ты есть, и не ищу другую. Сочти это игрой. Результат будет виден почти сразу. Девять месяцев не срок по сравнению с вечностью...

– Я не уверена, что... – Её голос дрогнул. – Мы столько пытались... Я очень хочу ребёнка, но... боюсь. Боюсь, что опять...

Моя цепь с грохотом упала на пол. По щекам Азри – эллы текли настоящие кислотные слёзы. Я знал, что в таком состоянии она втрое опаснее, но рискнул – подхватил её на руки, вылизал лицо и отнёс в спальню. На одну ночь мы будем людьми...

Пока моя жена приводила себя в порядок, я успел бегло создать соответствующую обстановку – убрал грубые стены под нежные обои, закрыл битый кирпич и стекло на полу толстенным ковролином и установил широкую кровать, покрытую красным шёлком. Дань популярной сказке Грина, должно сработать – женщинам нравится.

Ещё побольше свечей, розы и шампанское! Его я принёс с собой из мира людей, у нас такое не выпускают, только синильную кислоту или ацетиленовый спирт. Для дружеской попойки в сауне самое оно, но мне ведь нужна изящная романтика...

Когда обернулся на стук каблучков, то едва не ахнул – Азриэлла стояла передо мной совершенно обнажённая, в туфлях на высоченном каблуке, сияя матово-молочной кожей, с копной золотистых волос, удивительно похожая на спелую купальщицу кисти Цорна. Она работала в отделе искушений и человеческий облик принимала с непередаваемой лёгкостью...

– Что теперь, милый? – Моя жена шагнула вперёд, крылатым движением закидывая лебединые руки мне на плечи, – Мы ведь не сразу должны наброситься друг на друга, так?

– Да-а, – неуверенно отступил я. – Но знаешь, что-то... что-то не то.

– Я не нравлюсь тебе?!

– Именно! Ты меня не возбуждаешь, дорогая.

– Я старалась! – едва не заплакала она. – Что не нравится? Увеличить грудь, подстрой нить талию, изменить цвет глаз или волос, скажи! Я же не знаю, это твоя идея...

– Нет, нет, ты всё сделала замечательно. – Я нервно потёр лоб, – Причина в ином. Может, он не всё мне объяснил или я неправильно записал. Может быть... Погоди, так... Обстановка, цветы, прелюдия, мы оба...

– Оба, милый! – всплеснула руками Азриэлла.

Дьявол, какой я дурак... Изгаляюсь тут перед ней в

обличье демона, то есть в своём истинном облике, и дебильно удивляюсь, что меня не возбуждает смертная женщина! Мгновение спустя перед ней стоял я, в таком же виде, как выхожу на работу, только без дурацкого костюма с галстуком и туфлями. Вот так!

– Иди ко мне...

Дальше всё шло просто идеально, потому что мы оба старались и были более чем заинтересованы в результате. Правда, первый глоток шампанского, который я должен был набрать в рот и разделить с ней в поцелуе, я безобразно пролил. Она засмеялась, и мне удалось превратить это в игру – я слизывал колющие язык капли с её изумительной шеи. Попытка с тем же шампанским целовать её грудь прошла гораздо успешнее. Пить искрящееся вино из ложбинки её живота – совсем легко, а когда я плавно спустился ниже, Азриэлла уже едва не кричала от наслаждения...

Когда она в свою очередь перевернула меня на спину, то буквально на третьей минуте я мысленно поклялся поставить Константину Петровичу бутылку самого лучшего шотландского виски! Да и поза миссионеров, рекомендованная ангелами, оказалась максимально подходящей, и мы не могли насмотреться в счастливые глаза друг друга.

Я пришёл в себя лишь на мгновение, резко ощутив, как внезапно отросшие когти моей жены в порыве страсти раздирают мою человеческую спину. Хорошо ещё вовремя успел впиться клыками ей в горло...

...Утром, провожая меня на работу, Азриэлла виновато коснулась кончиком раздвоенного языка моего обгрызенного уха...

– Я не хотела, милый. Всё было так замечательно...

– Мы демоны, – вздохнул я, сердиться на неё

было глупо – женщины в любви чаще теряют контроль, чем мужчины.

– Но... ты успел? – Она опустила глаза.

– Да.

– Точно?

– Абсолютно.

– И что-то может получиться? У нас может родиться человеческий ребёнок? Я уже согласна на любого...

Хм... Такая мысль мне в голову не приходила. Человеческий ребёнок, зачатый и рождённый демонами. Об этом невозможно было даже мечтать, потому что... это просто невозможно. Никак. Ни при каких условиях. И всё-таки... всё-таки...

P.S.

– Константин Петрович?

– Да.

– Это Абифасдон. Откройте.

– Э-э-э, а зачем?

– С меня причитается...

Екатерина Шашкова

МАРИЯ

Да, хотел бы я увидеть кого-либо из вас, людей, так же спокойно реагирующих на появление существа из вашей мифологии. И демонологии.

А. Сапковский. Золотой полдень

Двор был квадратный, окружённый по периметру четырьмя панельными пятиэтажками, и с типовой детской площадкой в центре. Скучный. Стандартный. Серый. Мне почему-то всегда доставались именно такие – безликие и однообразные. И с собаками...

В этот раз собак было две: крупный рыжий двортерьер и мелкая лохматая пародия на болонку.

– Гав, – сказал рыжий, преграждая мне дорогу. – Гав-гав.

– Тяв! – робко подтвердила лохматая.

– Мяу, – согласилась я, на всякий случай отступая на пару шагов.

– Р-р-р! – Рыжий оскалил клыки и выразительно облизнулся.

– Чего? – опешила я. – А по-русски можно? А то эти ваши «р-р-р» имеют три сотни значений в зависимости от ситуации и степени благовоспитанности. Если вы меня таким образом некультурно посылаете, то так и говорите! Тем более что я всё равно не уйду.

Собаки переглянулись. Видимо, им редко попадались такие разговорчивые и наглые жертвы. Псевдоболонка, кажется, вообще дар речи потеряла.

– Гр-р-р? – уточнил рьский. – Ты из этих, что ли?

– Из тех же, что и ты, тормоз.

Я окинула пса самым презрительным из коллекции своих взглядов и повторила попытку попасть во двор. Но, видно, двортерьера в моём ответе что-то не устроило. Он шагнул в мою сторону и снова зарычал. Лохматая покосилась на старшего товарища и тоже попыталась изобразить что-нибудь грозное.

– В чём дело? – не поняла я. – Какие-то проблемы?

– Пар-р-роль! – гавкнул рыжий.

– Мяу? В смысле, зачем?

– Пр-р-роход неидентифицир-р-рованных лиц на ввер-р-ренную мне тер-р-риторию стр-р-рого запр-р-рещён. Исключение – пар-р-роль. Без пар-р-роля не пущу. Особое р-р-распор-р-ряжение... оттуда... – Пёс выразительно закатил глаза к ночному небу, затянутому плотной пеленой тёмных облаков. И, насколько я знала собак, означать этот жест мог всё что угодно. Начиная тем, что сообщение принесла залётная ворона, и заканчивая прямым приказом Верховной.

Я задумалась. Мне о пароле ничего не сообщили, а ведь задание передали всего полчаса назад. Что же такое могло произойти за это время? Пресловутое шестое чувство подсказывало, что ничего хорошего.

– И что, совсем никого не пускаете? А если я очень попрошу?

Рыжий виновато переступил с лапы на лапу:

– Пр-р-ростите, если нар-р-рушаю ваши планы, миледи, но не пущу. Пр-р-риказ, сами понимаете. Тут такой особый случай...

– А в чём дело? – Нельзя проявлять чересчур явный интерес. Но умеренное любопытство ещё никому не вредило.

– Да я и сам толком не знаю. Письмо прислали с нар-р-рочным.

Ну вот, я же говорила, что ворона принесла. Ох уж эти вездесущие птицы...

– А хоть какие-то соображения имеются?

– Да нет, вр-р-роде всё нор-р-рмально было... Я, пр-р-равда, не слишком в курсе. Я ведь даже не патр-р-рульный, пр-р-росто живу здесь неподалёку. Р-р-ричардом меня зовут.

– Мария, – представилась я. – А что, обычных людей вы тоже во двор пускать не будете?

– А обычные и сами не придут, – вмешалась лохматая, – Тут же барьер, не видишь, что ли?

Я присмотрелась и действительно различила за спинами собак лёгкое мерцание. Ага, тут и отвращающий, чтоб сбить с пути случайного прохожего, и обычный – если кто-то всё-таки попытается прорваться.

Впрочем, какие могут быть прохожие в три часа ночи? Разве что бомжи да загулявшие студенты. Ну на первых мне плевать, а вторым иногда даже полезно «случайно» не найти дорогу домой – впредь будут возвращаться вовремя.

– Ну что замолчала-то? – не унималась назойливая псевдоболонка. – Или ты барьер не видишь даже?

– Вижу я его, прекрасно вижу. И то, как паршиво он выполняет свою функцию, тоже вижу.

– Тяв? Почему паршиво?

– Да потому, что не больно-то он завернул меня с дороги. Я даже на сантиметр не отклонилась. И во двор могу пройти совершенно спокойно. Так что сама ты – тяв!

– Как это можешь? Никто, значит, не может, даже я, патрульная, не могу, а ты можешь?

– Ах так это ты местная патрульная?

Собаченция меня здорово развеселила. Признаться, я привыкла к тому, что в патрульные выбирают в основном овчарок или лабрадоров. Ну и сенбернаров, конечно. Но страж порядка, который чуть выше меня в холке и с уровнем ай кью ниже пятидесяти, – это... по меньшей мере забавно.

– Ну патрульная, и что с того? Уж всяко не чета тебе, на ответственной должности состою! А такие, как ты, ходят тут, работать мешают, мозги пудрят ерундой. Где ж это видано, чтоб барьеры не работали, да ещё те, которые сама Верховная ставила?!

– Верховная? Вот прямо-таки и сама? Признайся, лохматая, ты же её никогда в жизни даже не видела! – Лёгкая усмешка, ироничный прищур глаз. Я прекрасно знала, какое впечатление производят на окружающих мои глаза и никогда не стеснялась пользоваться этим маленьким преимуществом при общении с окружающими. А особенно с собаками. Тоже мне, друзья человеков!

Рыжий, поймав мой взгляд, стыдливо потупился. Кажется, ему было неловко за хамство несдержанной напарницы. Чего, впрочем, нельзя сказать о ней самой.

– Ну и что? – не растерялась псевдоболонка. – Пусть она сама здесь и не появлялась, но барьер-то она и на расстоянии могла поставить. Вот и поставила! А меня, значит, сюда сторожить! И Ричи в помощь! А кошки всякие нам тут вовсе и не нужны, так что поворачивай-ка туда, откуда явилась, и не мешай работать. Тяв!

– Вот что, тявка, ты мне тут не тыкай! – мурлык – нула я, попытавшись сделать голос как можно ласковее. – Ещё когда твоя бабка ходить не умела и материнским молоком питалась, меня та самая Верховная ведьма Варвара лично спрашивала, как можно с наименьшими затратами проконтролировать общий магический фон города. И я тогда ей посоветовала использовать собак в качестве патрульных, потому что у них, то есть у вас, дорогие мои, чутьё. И Верховная со мной согласилась. И благодаря этому ты сейчас так гордишься своей работой.

С этими словами я элегантно взмахнула хвостом и прошествовала во двор мимо обалдевших собак. Прямо сквозь сдвоенный барьер. Сигнальный контур даже не колыхнулся. Что, ещё и контур? Хм, а я его сперва и не заметила. Хорошо поставили, чисто. Наверное, и в самом деле работа Варвары. Молодец, девочка.

Внутри контура было... пожалуй, я бы сказала громко, но не скажу – это не слишком подходящее слово. Скорее уж наоборот – там царила полнейшая тишина. Но эта тишина хлестнула по ушам не хуже грохота стартующей ракеты.

Это сложно объяснить, но мы, кошки, воспринимаем мир не так, как люди. Мы способны видеть и слышать гораздо дальше и чётче, в разных диапазонах. Так вот, во дворе было совершенно тихо. В человеческом понимании этого слова. Я же моментально услышала частые всхлипывания. На третьем этаже одной из пятиэтажек, уткнувшись лбом в оконное стекло, плакал ребёнок. Человеческий ребёнок. Девочка. Ведьма. И сейчас эта маленькая ведьмочка находилась на грани истерики. Я имела весьма неплохое представление о том, как у ведьм проявляется истерика. А особенно у тех ведьм, которые ещё не умеют себя контролировать.

Пожалуй, Варвара правильно поступила, когда установила барьер.

А пока что я поспешила выйти за его пределы, потому что иначе мне пришлось бы лицезреть не слишком приятное зрелище – двух первых в мире собак, умерших от удивления и любопытства.

– Как ты это сделала? – набросилась на меня лохматая, едва я переступила искрящуюся черту барьера.

– Ножками, – улыбнулась я.

Улыбаться мне совершенно не хотелось, но положение обязывало. Я не имела ни малейшего понятия о том, что делать дальше, совершенно не владела ситуацией, зверски хотела нецензурно выругаться и ещё больше жаждала обругать Верховную, но сама не знала, за что именно... Короче, пришлось улыбаться.

– Прекрати надо мной издеваться! Я тебя серьёзно спрашиваю! Это мой участок, это моя работа, и меня интересует, как ты это сделала. И кто ты вообще такая?

– Действительно, миледи, а вы, собственно, кто? – поддержал патрульную пёс.

– Неужели вы до сих пор не поняли? – О, как же мне осточертела собственная слащавая улыбка!

– Есть некотор-р-рые пр-р-редположения, – серьёзно кивнул Ричард.

– Какие ещё предположения?! – взвилась лохматая. – А почему я не в курсе? Что это вы за заговоры плетёте у меня за спиной? А?

– Не за спиной, а перед носом. Впрочем, вы, может быть, не расслышали. А я ведь уже говорила, что меня зовут Мария. Мария Бастинда Бао-Ли.

– Тяв? А попроще никак нельзя?

– И давно вас так зовут, миледи?

– Здесь и сейчас меня зовут именно так. И никак иначе.

Рыжий почтительно склонил голову, давая понять, что его догадки подтвердились. Однако мне всё больше и больше нравится этот пёс. И всё меньше и меньше его спутница.

Но чёрт возьми, что же делать-то?

Я отошла на пару метров в сторону (лохматая тут же горделиво завиляла хвостом, явно причисляя моё отступление к своим личным заслугам) и прикрыла глаза, вызывая в мыслях образ Верховной:

– Варька! Ты где? Слышишь меня?

– Первый, первый, я седьмой! Слышу вас хорошо, высота полсотни метров над уровнем Волги, полёт нормальный.

– Тебе бы всё шуточки... Ты вообще представляешь, что тут происходит? У малявки потенциал, как у...

– Как у меня в юности? – Голос в моей голове разом посерьёзнел, – Я в курсе, поэтому тебя туда и послала. Ну успокой её как-нибудь, лапши на уши навешай – ты же это умеешь.А я попозже подлечу, тут такое творится...

Что подразумевалось под «таким», я рассмотреть так и не смогла. Звук шёл хорошо, а вот картинка дребезжала и перескакивала с места на место, подсовывая внутреннему взору то прядь рыжих волос, то черенок метлы, а то и просто затянутое тучами небо.

– Мне плевать, что у тебя стряслось, но, если выяснится, что эта малявка не любит кошек, тут полгорода снесёт. Да ещё патрульная какая-то невразумительная. Ты бы им тесты на психологическую устойчивость проводила, что ли?

– Ладно, учту. Ну правда, удержи её как-нибудь. А то у меня тут какая-то дрянь портал ставит прямо над дельтой. И представляться упрямо не желает.

– Ну и впустила бы, – фыркнула я, – Не армия же на драконах там прётся.

– Одних впусти, других впусти... У нас город или проходной двор? Мне вьетнамцев на рынке хватает!

– А что тебе вьетнамцы? Они собак едят... или это корейцы?

– Мусь, всё, мне некогда... Ай, зараза!.. Совсем некогда. Хочешь, Олежку тебе пришлю для компании?

– Ну шли, что уж теперь... И поосторожней там, у тебя-то не девять жизней!

Конец фразы ушёл в никуда – Верховная разорвала связь. Я поморщилась. Вот непутёвая девчонка! Совсем себя не бережёт. Как будто больше некому заняться этим дурацким порталом... То есть она, конечно, лучшая, кто же спорит. Но когда в центре города хлюпает носом бомба замедленного действия с активированным детонатором... Хм...

Я уселась на тротуар и остервенело, не обращая никакого внимания на собак, почесала задней лапой за ухом.

А ведь не в портале дело... Она просто боится. Знает, чем кончится дело, вот и боится. Закон природы: в мире не могут одновременно существовать две Верховные ведьмы, равные по силе. Слабейшая должна умереть. Хотя нет, «должна» – неверное слово. Никому она ничего не должна... Но почему-то всегда умирает. От старости, от несчастного случая, от рук завистников и врагов или в поединке с соперницей. Это и есть то самое, что называют судьбой.

И Варвара боится этой неизвестной девчонки. Боится, что одна из них непременно умрёт, а другая всю жизнь будет винить в этом себя. Но это долг Верховной, её крест...

А бедной кошке что теперь делать прикажете?

Неторопливый ход моих мыслей (а поспешишь, как говорится, собак насмешишь) прервал дикий рёв чего-то большого и механического. За последние двадцать лет я уже успела привыкнуть, что появление Олега всегда сопровождается невразумительным грохотом и скрежетом очередного чуда техники, но сегодня мальчишка явно решил побить собственные рекорды. Я нарочито неторопливо обернулась к источнику звука, машинально гадая, не угнал ли этот сорванец танк с бульвара Победы... Нет, всего лишь мотоцикл. И на том спасибо.

– Привет, Мусь! – Олег спрыгнул со своего рычащего агрегата и присел передо мной на корточки. И тут же испуганно отшатнулся, потому что моя лапа с выпущенными когтями просвистела у самого его глаза, – Ты чего?

– Во-первых, я тебе не Мусь, и даже не Муська, а Мария, – прошипела я, обходя парня по крутой дуге, – Во-вторых, если я ещё раз увижу, что ты ездишь без шлема, то на стол твоей матери ляжет длинный список всех твоих похождений по кошеч... по девочкам то есть. А увенчает его копия приказа на отчисление из университета.

– Так он же не подписан ещё! Его и вывешива – ют-то для острастки только... И вообще, делай что хочешь. Не убьёт же она меня, в конце концов, сама та ещё приключенка! А в-третьих?

– Что – в-третьих? – не поняла я.

– Ну «во-первых» и «во-вторых» же было! Значит, для полноты ощущений должно быть ещё и «в-треть – их»!

Я прошлась по Олегу взглядом, ища, к чему бы придраться. Но сердиться на него всерьёз было выше моих сил. Избаловали мы с Варькой мальчишку, что уж греха таить. Зато какой красавец вышел, будь он котом – так и влюбилась бы.

– Чёлку подстриги. В глаза же лезет, самому неудобно.

– Не, Мария Батьковна, об этом и не просите. Это имидж такой!

Я даже шипеть не стала. Такого переупрямить – вечности не хватит.

– Ну что, пошли?

– А куда, кстати? Мне мать сказала, чтоб дул сюда на всех парах и слушался тебя. Я прибыл. А дальше?

– А дальше... Вон тот дом, окошко с зелёными занавесками видишь?

– Это где девчонка ревёт? Ну вижу. Её что, прибить, чтоб покой спящих граждан не нарушала?

К этому времени мы уже благополучно миновали оба барьера и контур. Ошалевшая от такой наглости псевдоболонка попыталась было нас остановить, но была моментально отброшена назад магической защитой. Её напарник тихо усмехнулся.

А что? Может, малявке всё-таки собаки больше по душе?

– Эй, Ричард, поди-ка сюда. Не бойся, я блокирую.

Рыжий торопливо приблизился и вежливо взмахнул хвостом.

– Значит, так, мальчики. Сейчас пойдём выполнять функции детского сада. Девчонку надо успокоить, да побыстрее – пока она не вошла во вкус. Потому что, как только она поймёт, что от её воя стёкла вылетают и деревья ломаются, – никакие барьеры не удержат. Так что ведём себя как белые и пушистые сказочные герои; узнаём, что случилось, и быстренько ликвидируем проблему. Ну и объясняем малявке, почему ведьмам нельзя психовать.

– А если не получится? – поинтересовался пёс.

– По ситуации разберёмся, – отмахнулся Олег, бодро взбегая по ступенькам, – в крайнем случае удерём отсюда и свалим всю вину на мамку. Это же её работа!

Я поморщилась, но смолчала. Ведь по сути дела мачишка
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconАндрей Белянин Моя жена — ведьма Моя жена — ведьма – 1
«Белянин А. О. Моя жена — ведьма: Фантастический роман»: армада: «Издательство Альфа‑книга»; М.; 2000

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconЧто необходимо знать по истории России
Знание времени правления императоров (Иван III, Иван IV, Петр I, Екатерина I, Екатерина II, Александр I, Александр II, Николай I,...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconРедактор П. Суворова Бредемайер К. Б87 Черная риторика: Власть и...
Б87 Черная риторика: Власть и магия слова / Карстен Бредемайер; Пер с нем. — 2-е изд. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. — 224 с. —...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconГалина Барчукова "Физкультура и спорт"
С чего начать?

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconА. В. Воронцов Воронцов Александр Валентинович
Воронцов А. В. Политика США на корейском полуострове в 90-е годы ХХ века // Новая и новейшая история, 2001, №6

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconАндрей Олегович Белянин Багдадский вор Багдадский вор 1 «Бисмилляи ир‑рахман ир‑рэхим!»
Но горек был день, когда на улицах спящего Багдада появился молодой человек с кожей белой, как снега Шахназара, и глазами голубыми,...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconАнджей Сапковский Последнее желание, Меч Предназначения Анджей Сапковский...
Однако именно этот исчезающе тихий, едва уловимый шелест разбудил ведьмака, а может, только вырвал из полусна, в котором он мерно...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconПрактическое пособие по исполнению желаний Как получить то, что хочешь,...
Многие люди научились получать то, чего хотят. Но обретенное перестает удовлетворять их. Сколько бы благ у них ни было — все им мало;...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconГалина Ефимович Черная Похождения Трусливой Львицы, или Искусство жить, которому можно научиться
Что же это за проблемы? Проблемы поиска партнера в жизни. Проблемы профессиональной состоятельности. Ну, и как не только не потерять...

Чего хотят демоны [Сборник] (пер. Николай Теллалов, ) Андрей Белянин Галина Чёрная Анджей Пилипюк Христо Поштаков Александр Валентинович Рудазов iconАвтор английского текста: Л. Луар (L. Loire)
Аммосов «Lukas Duvall Berdinger von Borg II a k a. Keplin» Николай, Андрей «[v12]AnDrE» Сепиков, Иван «SV» Сухоруков

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов