Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник




НазваниеИванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник
страница2/44
Дата публикации28.06.2013
Размер6.11 Mb.
ТипУчебник
zadocs.ru > Литература > Учебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

7

представляется непригодным; а для языков с развитой флективной системой, видимо, понятие нулевого экспонента более чётко передает сущность явления, чем понятие «нулевой морфемы», и не приводит к переплетению линейных и нелинейных признаков.

1.0.2. Служебные морфемы. Служебные морфемы, т. е. словоизменительные аффиксы, отличаются в английском от того, что обычно понимается под термином «флексия». В языках флективных флексия передает несколько грамматических значений в одном и том же аффиксе. Так, в русском окончание -ом (топором, домом, лесом) передает значения творительного падежа, мужского рода, единственного числа; окончание -аем (бегаем, стираем, играем) передает значение настоящего времени, первого лица, множественного числа глагола. Английские словоизменительные аффиксы передают только одно значение. Так, -s в словоформе rooms передает только значение множественного числа или значение посессива, -ed указывает только на прошедшее время (или причастие второе), -ing — на причастие первое или герундий. Наряду с этим широко распространена омонимия служебных морфем: -s — окончание множественного числа существительных и третьего лица единственного числа глагола (в последнем случае как будто совмещаются несколько значений, но об этом см. ниже, 1.6.8); омонимичны, как показано выше, окончания -ed, -ing. Набор словоизменительных морфем весьма скуден; он ограничивается приведёнными выше аффиксами; можно ещё прибавить -еп — показатель некоторых причастий вторых от нестандартных глаголов и множественного числа существительных ox-en, childr-en.

Тот факт, что словоизменительный формант, как указано выше, не входит в минимальную структуру слова и, следовательно, является как бы внешним добавлением к базисной форме, приводит к тому, что иногда словоизменительные форманты могут оформлять единицы большие, чем слово. Так, в словосочетании His daughter Mary's arrival формант -'s относится ко всему словосочетанию в целом; сравните русское приезд его дочери Марии, где флексия родительного падежа повторяется; между тем, *His daughter's Mary's arrival в английском — невозможная структура. Подробнее мы вернемся к этому позднее (1.2.6).

Единственность грамматического значения, передаваемого каждым аффиксом, и его внешнее положение по отношению к минимальной структуре слова явились причиной того, что некоторые лингвисты употребляют термин «агглютинация» для обозначения способа присоединения аффикса к основе. Действительно, эти два свойства весьма напоминают свойства словоизменительных прилеп в агглютинирующих языках. Однако на этом сходство кончается, возникает принципиально важное расхождение. Агглютинативные прилепы наслаиваются одна на другую: прилепа, обозначающая падеж, на прилепу множественного числа, так что вся форма снабжена показателями ряда категорий. В английском такое наслаивание невозможно, сосуществование нескольких словоизменительных

8

аффиксальных формантов в одном слове совершенно исключено. Сочетание внутренней флексии (чередования гласного) со словоизменительным формантом наблюдается в глаголах типа keep kept, ride rode ridden, а также в единичной форме men's. Наряду с этим существует также реликтовая форма children's, где сочетается аффиксальный формант множественного числа и аффикс посессива -'s. Формы этих существительных являются, прежде всего, нетипичными, исключениями, стоящими вне системы. Кроме того, формант посессива -'s присоединяется к единицам самой разнообразной структуры (1.2.6) и вообще вряд ли может рассматриваться как падежная флексия (1.2.6). В тех случаях, когда происходит видимость наслоения (buildings), аффикс, исторически когда-то бывший в этом слове словоизменительным, переходит в словообразовательный ряд. Вернее, само присоединение словоизменительного аффикса оказывается возможным именно в силу того, что предшествующая ему морфема приобрела словообразовательный статус. Наряду с упоминавшейся выше омонимией аффиксов, следует также отметить распространённость омонимии состава основ различных частей речи и — поскольку основы в огромном большинстве совпадают по звуковой форме с базисными формами — омонимии частей речи. Это обстоятельство является причиной того, что отношения в предложении передаются в основном синтаксическими средствами.

^ 1.0.3. Проблема бинарности. Широко распространённая в современном языкознании методика описания языка основывается на теории бинаризма и изоморфизма. Эта теория возникла на базе результатов, полученных фонологией, и, с другой стороны, как реализация принципов пражского структурализма в описании языка.

Фонологией установлены системные отношения между фонемами, находящимися в отношении противопоставления. Фонология различает несколько типов оппозиций, из которых наиболее важны бинарные привативные оппозиции, т. е. оппозиции, основанные на наличии признака у одной единицы из двух и отсутствии его у другой.

Учение об изоморфизме трех иерархических уровней — фонологического, морфологического и синтаксического — предполагало однотипность единиц и отношений между ними на всех трех уровнях. Отсюда вытекал логически обусловленный механический перенос отношений, характерных для незнакового уровня—фонологического, на уровень знаковый — грамматический. Однако требование рассматривать грамматический строй как систему обязательно бинарных отношений противоречит фактам языка. Безусловно, бинарные отношения прослеживаются в определённых случаях, например: единственное и множественное число существительных (однако, как известно, в ряде языков прослеживается исторически наличке в древние эпохи двойственного числа, что нарушает бинарную схему). Но и факты современных языков, в частности

английского, показывают необязательность бинарных отношений. Так, существуют три времени глагола — настоящее, прошедшее и будущее; три лица местоимений — первое, второе и третье. В русском языке существуют три грамматических рода. Разумеется, эти языковые факты можно, при желании, искусственным образом втиснуть в бинарную схему, сгруппировав их как два против одного: например, будущее время в противопоставлении настоящему плюс прошедшее, но можно и по-другому — прошедшее время в противопоставлении настоящему и будущему; все зависит от субъективной направленности исследования. Объективным, однако, остается существование трех форм.

Отношение лингвистов к теории обязательности бинарных отношений во всех явлениях и сферах языка неодинаково. Она является основой учения американских структуралистов; среди советских лингвистов придерживаются этой схемы, в частности, А. И. Смирницкий, Л. С. Бархударов, Б. А. Ильиш; не пользуются методом чисто бинарного анализа В. Г. Адмони, В. Н. Ярцева, А. В. Бондарко; категорически отрицает его Г. С. Щур.

Без сомнения, схематическое описание языка в виде бинарных оппозиций, находящихся на иерархически расположенных уровнях, весьма удобно, создает симметрию изображения и известную прозрачность структуры. Зато те сложные связи и взаимоотношения, которые существуют между единицами морфологии, синтаксиса и лексики, передаются упрощенно, причем учитывается только отношение инвариантов. Стремясь к логической непротиворечивости описания, эти схемы не раскрывают подлинных отношений между единицами языка, которые зачастую весьма противоречивы по своей природе. В языке существует ряд явлений и единиц, не укладывающихся в рамки схематического описания, основанного на теории обязательной бинарности: сближение единиц одной части речи с единицами другой (например, субстантивация прилагательных); возможность категориальных форм для какой-то группы единиц данной части речи и невозможность их для другой (например, отсутствие формы множественного числа для ряда существительных вещественных и абстрактных); наличие единиц, совмещающих признаки различных частей речи (например, much, many, little, few, обладающие признаками прилагательных, числительных и местоимений); взаимодействие грамматической формы и лексико-грамматической семантики целого ряда единиц.

Одновременно с тезисом о бинаризме в морфологию было перенесено из фонологии понятие оппозиции. Это понятие приложимо в тех случаях, где имеется действительно бинарное отношение. В случаях трехчленных категорий, однако, этот термин приобретает неточное, размытое значение. (То же самое наблюдается в фонологии, где так называемые эквиполентные оппозиции вряд ли можно считать оппозициями.) В морфологии при трехчленных категориях этот термин означает даже не «противопоставление», а скорее «соотнесённость». Поэтому в нашем тексте предпочтение отдается этим терминам.

10

В современной морфологии принято заимствованное также из фонологии понятие «маркированного» (сильного) и «немаркированного» (слабого) члена оппозиции. Маркированный член имеет формально выраженный признак (например, окончание множественного числа у существительных) и обладает более узким и четким грамматическим значением, чем немаркированный член. Однако в морфологии — на знаковом уровне, где мы имеем дело не только с планом выражения, но и с планом содержания, — применение этого понятия связано с рядом трудностей. Дело в том, что в морфологии немаркированный член оппозиции способен передавать и значение маркированного члена: The oak is a tree. The mouse is a rodent. Речь идет здесь обо всем множестве данных единиц, и данное значение может быть выражено и формой множественного числа (маркированного члена): Oaks are trees. Mice are rodents. Далее, что очень важно, «немаркированный» член (единственное число существительных, действительный залог глагола и т. п.) включает ряд единиц, неспособных иметь маркированную форму (1.2.5.1, 1.6.20.2), и, следовательно, для них вообще не существует противопоставления по маркировке. И, наконец, в трехчленных категориях применение понятия маркированности означало бы внесение бинарного подразделения по субъективным критериям.

Таким образом, в морфологии понятие маркированности оказывается весьма условным, если относить его к грамматическому значению формы; в плане же выражения «маркированный» означает просто «имеющий грамматический формант». В последнем значении этот термин применим к любой форме, включающей формант.

В своем описании мы будем исходить из принципа полевой структуры частей речи, о чем подробнее см. ниже (1.1.2). Исходя из этого принципа, лингвист имеет возможность описывать язык с учётом реальной его сложности, внося известную гибкость в описание.

^ 1.0.4. Грамматическая категория. Грамматическое значение. Основными понятиями грамматики являются грамматическая категория, грамматическое значение и грамматическая форма.

Грамматическая категория — объединение двух или более грамматических форм, противопоставленных или соотнесенных по грамматическому значению. Данное грамматическое значение закреплено за данным набором форм (парадигмой). Вне постоянных формальных показателей грамматической категории не существует. Грамматическая категория включает не менее двух противопоставленных форм, но возможно и большее их количество. Так, существует три формы времени — настоящее, прошедшее и будущее, четыре глагольных разряда — основной, длительный, перфектный и перфектно-длительный, но две формы числа существительных, два залога и т. д. Не существует категорий, имеющих только одну форму: не может быть одного артикля, одного падежа, одного залога и т. д. Противопоставление внутри категории необходимо, хотя не обязательно бинарно.

11

Грамматическое значение — обобщенное, весьма абстрагированное значение, объединяющее крупные разряды слов и выраженное через свойственные ему формальные показатели или — в противопоставлении — через отсутствие показателей. Очень важным его свойством является то, что грамматическое значение не названо в слове. Формальные показатели специфичны для каждого языка и передают грамматическое значение только в соединении с основами определённых разрядов — частей речи. Так, показатель -s в английском, будучи присоединен к основе существительного, передает значение множественности: tables, boys; в немецком данное значение передается другими показателями: Tisch-e, Knabe-n; в русском мы находим показатели -ы, -и: столы, мальчики.

Грамматическая категория, как правило, является своеобразным отражением явлений объективно существующего мира: так, категория числа отражает количественные отношения, категория времени — отношение действия к моменту речи и т. д. Но существуют и категории, не основанные на явлениях объективного мира. Такова, например, категория рода в тех языках, где она имеется; она несет в них чисто синтаксическую функцию организации атрибутивного словосочетания путем согласования. Никаких реальных логических оснований она не имеет (вероятно, именно этим объясняется общеизвестная трудность запоминания родовой принадлежности существительного): ср. русск. письмо — ср. р.; нем. der Brief — м. р.; фр. la lettre — ж. р.; русск. дом — м. р.; нем. das Haus — ср. р.; фр. la maison — ж. р.

Несомненно, при своем возникновении категория рода отражала некую классификацию предметов объективной действительности, отвечавшую миропониманию носителей языка данной эпохи. В дальнейшем она утратила свое понятийное содержание и превратилась в чисто формальный прием согласования.

Словарный состав языка может реагировать определённым образом на ту или иную категорию, в зависимости от грамматического значения категории и обобщенного лексико-грамматического разряда, к которому относятся данные лексические единицы: лексика может «сопротивляться» той или иной форме или же модифицировать её значение. Так, многие существительные, обозначающие предметы, не поддающиеся счету (существительные вещественные и абстрактные), не имеют формы множественного числа (gold, silver, oxygen, gratitude). С другой стороны, возможно, что при употреблении в данной форме лексической единицы, по своему обобщенному значению противоречащей значению формы, происходит модификация грамматического значения формы. Так, глаголы мгновенного действия, неспособные обозначать процесс, в форме длительного разряда получают значение повторного действия (was jumping, was shooting, was winking).

Хотя «сопротивление» лексической единицы грамматической форме непосредственно связано с её лексическим значением, дело не в частном лексическом содержании. Лексические значения таких существительных, как gold, silver, hydrogen,

12

gratitude, весьма далеки друг от друга, однако они в равной степени не могут иметь форму множественного числа. Они все объединены обобщенным понятием неисчисляемости, которое, правда, вытекает из их лексического содержания, но охватывает самые различные по лексическому значению единицы. Это значение не является для них родовым (родовым для понятий «золото, серебро» явилось бы понятие «металл»); обозначаемые ими предметы относятся к самым разнообразным, не связанным между собой в экстралингвистической реальности областям. С другой стороны, понятие неисчисляемости отражается в грамматической форме не через собственную, эксплицитную форму, а через неприятие или модификацию значения грамматической формы. Таким образом, значения неисчисляемости, мгновенности действия и т. п., не имея своей эксплицитной грамматической формы, взаимодействуют с грамматическими формами. Они являются звеном, соединяющим лексический состав и грамматическую форму. Они могут поэтому быть обозначены как зависимые грамматические значения; часто их называют также лексико-грамматическими значениями. Здесь мы будем обозначать их «зависимые грамматические значения».

В тех случаях, когда зависимое грамматическое значение вызывает модификацию значения формы, оно является одной из причин вариантов основного грамматического значения, т. e. так называемого инварианта. Определить же основное грамматическое значение возможно, исследуя форму в очень широком контексте или совсем без контекста. Иначе говоря, инвариант — это грамматическое значение, не подверженное изменению под влиянием зависимого грамматического значения или каких-либо дополнительных условий.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

Похожие:

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconИванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая...
Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебника для студентов институтов и факультетов...

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник icon+Английский язык. Тест за тестом +Васильев К. Английский в кармане....
Качалова К., Израилевич Е. Практическая грамматика английского языка с упражнениями и ключами (150р.)

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconСинтаксис современного русского языка: Учебник
Учебник содержит программный материал по всем разделам курса синтаксиса современного русского языка: словосочетанию; простому и сложному...

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconУчебно-методическое пособие Практическая грамматика английского языка....
Пособие составлено в соответствии с Государственным образовательным стандартом и включает задания и упражнения для самостоятельной...

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconИ. Р. Гальперин очерки по стилистике английского языка
В этой книге сделана попытка описать систему стилистических средств, вскрыть их природу и показать их функции в разных стилях речи....

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconДжон Мэдсен Грамматика датского языка Перевод с английского: Роман Ларюшкин
После поисков в интернете грамматики датского языка на русском, и не найдя её, я решил сделать перевод с английского. После того,...

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconГрамматика, фонетика английского языка
Проблема коррекции и развития представлений как психического процесса в психолого-педагогических исследованиях. Курсовая 38 стр

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconАудиокурс английского языка для уровня advanced содержание
Данный продукт представляет собой дополнительный материал, который поможет вам при изучении английского языка. Следуя сопроводительным...

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconКалиниченко Евгения Леонидовна Город Барнаул Vjecji52@mail ru Учитель...
Использование информационных технологий на уроках английского языка для повышения качества знаний учащихся

Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. И 20 Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник iconУчебник английского языка для вузов. Спб. Издательство «Северная...
Учебник предназначен для студентов неязыковых вузов, изучающих английский язык на базе знаний, полученных в средней школе в соответствии...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов