Предисловие автора к двадцать пятому изданию




НазваниеПредисловие автора к двадцать пятому изданию
страница15/45
Дата публикации14.08.2013
Размер8.14 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
ПРОСТИТУЦИЯ -

^ НЕОБХОДИМОЕ СОЦИАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ БУРЖУАЗНОГО ОБЩЕСТВА
1. ПРОСТИТУЦИЯ И ОБЩЕСТВО
Брак представляет одну сторону половой жизни буржуазного общества, проституция - другую. Брак - лицевая сторона медали, проституция-оборотная. Если мужчины не находят удовлетворения в браке, они обыкновенно ищут его в проституции. И если мужчина по какой бы то ни было причине отказывается от брака, то он также обыкновенно ищет удовлетворения в проституции. Мужчинам, живущим вне брака по своему желанию или по необходимости, точно так же как и мужчинам, вступившим в брак, но обманувшимся в своих ожиданиях, гораздо легче, чем женщинам, удовлетворить свою половую потребность.

Мужчины всегда относились к проституции как к привилегии, данной им «по праву». Поэтому они гораздо суровее и строже следят за женщиной и осуждают ее, если она, не будучи проституткой, совершит «проступок». Но что женщина обладает теми же потребностями, как и мужчина, что в известные периоды жизни эти потребности проявляются у нее особенно сильно, это их не смущает. Благодаря своему господствующему положению мужчина заставляет женщину подавлять ее самые сильные потребности и ее общественное положение и брак ставит в зависимость от ее целомудрия. Зависимость женщины от мужчины нигде не проявляется так ярко и возмутительно, как в этом различном отношении к удовлетворению одной и той же естественной потребности.

Естественные условия особенно благоприятны для мужчины. Все последствия акта совокупления природа возложила на женщину; мужчина знает здесь одно только удовольствие, но ни забот, ни ответственности. Такое выгодное положение мужчины по сравнению с женщиной способствует той необузданности в половых отношениях, которой отличается большая часть мужчин. И так как существуют многие причины, препятствующие законному или достаточному удовлетворению половой потребности, то оно получает дикую форму.

^ Проституция, следовательно, является для буржуазного общества необходимым социальным учреждением, подобно полиции, постоянному войску, церкви, предпринимательству.

Здесь нет преувеличения, и это можно доказать.

Мы уже изложили, как древний мир смотрел на проституцию и, считая ее необходимой, даже организовал ее на государственный счет, как в Греции, так и в Риме. Какие воззрения господствовали в христианские средние века, мы тоже уже говорили. Даже святой Августин, считающийся после Павла самым значительным столпом христианства и усердно проповедовавший аскетизм, не мог удержаться, чтобы не воскликнуть: «Если уничтожить публичных женщин, то сила страстей все разрушит». А Фома Аквинский, считающийся до сих пор большим авторитетом в области теологии, выразился еще сильнее: «Проституция в городах уравнивает клоаку со дворцом, уничтожает клоаку и делает дворец нечистым и вонючим местом». Миланский провинциальный совет в 1665 году высказался в том же смысле.

Послушаем, что говорят современники.

Доктор Ф. С. Хюгель говорит следующее: «Будущая цивилизация постепенно придаст проституции более мягкие формы, но исчезнет с земного шара она лишь вместе с крушением мира»133. Смелое утверждение, но кто не может представить себе иного общества, кроме буржуазного, кто не верит, что общество изменится и создаст здоровые и естественные условия, тот должен согласиться с доктором Хюгелем.

Подобным образом высказывается известный гигиенист Рубнер, профессор Берлинского университета и директор Гигиенического института: «Проституция у женщин имела место во все времена и у всех народов мира. Она представляет нечто неразрушимое, так как она служит для половых сношений, вытекая из человеческой природы, и так как стремление к проституции во многих случаях может быть рассматриваемо как прирожденный порок некоторых женщин. Как иногда среди населения гений и безумие, гигантский и карликовый рост и другие отклонения от нормальной середины заменяют ее собой, так же точно выступают благодаря игре природы ненормальности, долженствующие привести к проституции»134.

Ни одному из вышеуказанных лиц не пришло в голову, что другой общественный порядок может устранить причины проституции, никто не пытается изучить эти причины. Правда, некоторые из занимающихся этим вопросом подозревали, что печальные социальные условия, от которых страдают многочисленные женщины, могли бы служить главной причиной того, почему многие из них продают свое тело, но никто не хочет сделать из этой мысли вывода, что в таком случае необходимо создать другие социальные условия. К немногим понимающим, что главная причина проституции лежит в экономических условиях, принадлежит Т. Баде135, который пишет: «Причины безграничной нравственной распущенности, из которой выходит проститутка, лежат в современных социальных условиях... а именно в буржуазном разложении средних классов и понижении уровня их материального существования, особенно ремесленного сословия, только небольшая часть которого в настоящее время еще занимается самостоятельным ремесленным трудом». Баде заканчивает свои рассуждения следующими словами: «Нужда материального существования, которая частью уже погубила семьи среднего класса и которая будет и дальше их губить, ведет также к моральному разрушению семьи, а главным образом - женского пола».

Однако проституция не является созданным природой учреждением, которое, как говорит Р. Шмельдер, «остается постоянным спутником человечества»136, она есть социальное явление, без которого немыслимо буржуазное общество.

Лейпцигский полицейский врач доктор И. Кюн говорит: «Проституция - не только терпимое, но и необходимое зло, потому что оно охраняет женщин от неверности (совершать которую имеют право только мужчины.- Автор) и добродетель (разумеется, женскую, мужчины в оной не нуждаются. - Автор) от покушения (sic!) и вместе с тем от падения»137. Эти слова в самой откровенной форме характеризуют узкий эгоизм мужчин. Кюн становится на корректную точку зрения полицейского врача, задача которого - посредством надзора за проституцией спасать мужчин от неприятных болезней. Думают только о мужчине, для которого безбрачие является ужасом и мучением, однако миллионы женщин терпят это безбрачие. Что для мужчины является правом, то для женщин является нарушением права, безнравственностью и преступлением. Другой интересный господин, доктор Фок, рассматривает проституцию как «необходимую поправку к учреждениям нашей цивилизации»138. Он боится перепроизводства людей, если, достигнув зрелого возраста, все будут вступать в брак, и поэтому он считает важным, чтобы государство «регулировало» проституцию. Он находит справедливым, чтобы государство заботилось о доставлении мужчинам публичных женщин, не зараженных сифилисом. Фок высказывается за усиленный надзор за всеми женщинами, распутный образ жизни которых доказан.

Даже и тогда, когда дамы с «распутным образом жизни» принадлежат к аристократическим классам? Это старая песня. Доктор Фок требует также налога на проституток и сосредоточения их на определенных улицах. Другими словами, христианское государство должно создать из проституции источник дохода, организуя и охраняя ее ко благу мужчин. (Помните, как выразился император Веспасиан в подобном случае? Non olet! (He пахнет!) На своеобразную точку зрения становится и некий доктор Генрих Северус139, который также высказывается за признание проституции законом. Он видит в ней очень полезное учреждение, потому что она - явление, необходимо сопровождающее брак и без него свобода вступления в брак была бы ограничена. Проституция является, таким образом, по мнению автора, предохранительным клапаном для буржуазного общества. Он утверждает: «Большая часть нужды, существование которой в настоящее время создает такие плохие социальные условия, происходит оттого, что браки заключались необдуманно, без взвешивания вопроса о средствах для необходимого жизненного существования. Государство заинтересовано в том, чтобы подобные браки не заключались, так как рождающиеся от них дети- о содержании которых родители не могут заботиться и которые, как дети законные, не попадают в воспитательный дом, - угрожают безопасности общества». Проституция предохраняет от браков, «заключенных под давлением естественного закона, от браков, ведущих к росту в народе элементов, которые становятся врагами общества, так как нужда лишает их воспитания, а нерадостная юность порождает враждебное государству настроение-». Итак, в регулированной государством проституции найдено даже спасительное средство против социал-демократии - взгляд, по крайней мере не лишенный оригинальности.

Итак, повторяем: проституция - необходимое социальное учреждение буржуазного общества, подобно полиции, постоянному войску, церкви и предпринимательству!
^ 2. ПРОСТИТУЦИЯ И ГОСУДАРСТВО
В Германской империи проституция не подлежит надзору и государственной организации, как во Франции, она здесь лишь терпима. Официальные публичные дома запрещены законом, и сводничеству угрожает жестокое наказание. Но это не помешало тому, что до сих пор во многих немецких городах, в том числе в Майнце, Кенигсберге, Магдебурге, Альтоне, Киле, Нюрнберге, Вормсе, Фрейбурге, Лейпциге, Регенсбурге, Гамбурге, Аугсбурге, Вюрцбурге и т. д., существуют, как и прежде, публичные дома, терпимые полицией140. Это положение вещей трудно понять, но противоречие его закону известно нашим государственным правителям. Немецкий уголовный закон угрожает наказанием, если проститутке дают квартиру. С другой стороны, полиция принуждена терпеть тысячу женщин, занимающихся проституцией, и должна охранять их в их ремесле, раз они записались в реестр проституток и подчиняются предписанным для них правилам, например периодическому осмотру врачом. Но раз государство допускает проституток и этим поддерживает их ремесло, то оно должно допустить и квартиры для них и даже в интересах общественного здоровья и порядка иметь дома, где проститутки могли бы заниматься своим ремеслом. Какие противоречия! С одной стороны, государство официально признает, что проституция необходима, с другой - оно наказывает проституток и сводничество. Такое отношение государства показывает, что для современного общества проституция является сфинксом, загадку которого оно не может решить. Господствующая религия и мораль осуждают проституцию, законы наказывают ее поощрение, и все же государство терпит и охраняет ее. Другими словами, наше общество, гордящееся своей нравственностью, религиозностью, цивилизацией и культурой, должно терпеливо смотреть, как безнравственность и коррупция, подобно медленно действующему яду, разъедает его организм. Но из такого положения вытекает еще один вывод. Христианское государство допускает, что брак недостаточен и мужчина имеет право на незаконное удовлетворение половой потребности.

В то же самое время государство обращает внимание на женщину лишь постольку, поскольку она согласна удовлетворять мужским незаконным потребностям, то есть поскольку она становится проституткой. Притом надзор и контроль государственных органов распространяется только на записанных проституток, а не на мужчину, который ищет проституток, что само собою подразумевалось бы, если бы медицинско-полицейский надзор должен был иметь хоть какой-нибудь успех, не говоря уже о том, что справедливость требует одинакового применения закона к обоим полам.

Эта государственная охрана мужчины от женщины ставит вверх дном все отношения. Выходит так, что будто бы мужчина - более слабый, а женщина - более сильный пол, как будто бы женщина является соблазнительницей, а бедный, слабый мужчина - соблазненным. Миф о соблазне Адама Евой в раю влияет еще на наши воззрения и законы и подтверждает христианские слова: «Женщина- великая соблазнительница и сосуд греха». Мужчины должны были бы стыдиться своей печальной и недостойной роли. Но им нравится эта роль «слабых» и «соблазняемых», так как, чем больше их охраняют, тем больше они могут грешить.

Мужчины не находят удовольствия в больших сборищах, если отсутствуют проститутки. Это нам показали, между прочим, события на германском празднике стрелков в Берлине летом 1890 года - события, заставившие 2300 женщин обратиться к обербюргермейстеру германской имперской столицы с петицией следующего содержания: «Позвольте, Ваше Высокоблагородие, напомнить Вам о том, что происходило на празднике союзной стрельбы в Панкове в нынешнем году от 6 до 13 июля и что проникло в провинцию через печать и через другие средства связи. Сообщения, которые мы слушали с самым глубоким возмущением и отвращением, говорили, между прочим, о представлениях этого праздника вроде таких: «Первый германский герольд, самый великий шантан в мире», «Сто мужчин и сорок женщин». Были еще небольшие кафешантаны и будки для стрельбы, в которых женщины особенно навязчиво предлагали себя мужчинам. Далее «Даровые концерты», где воздушно одетые кельнерши, соблазнительно улыбаясь, нахально и не стесняясь, приглашали на «стрелковый покой» как гимназиста, так и отца семейства, как юношей, так и почтенных мужей... Полиция могла бы хотя устранить едва одетую «даму», приглашавшую посетить будку «Тайны Гамбурга, или ночь в Сант-Паули». Но самое ужасное из всего того, что простые провинциальные бюргеры и бюргерши едва могут себе представить о прославленной имперской столице, - это дошедший до нас слух, что руководители празднества допустили вместо предлагавших свои услуги кельнеров «молодых женщин» в большом числе как бесплатных кельнерш... Мы, немецкие женщины, как супруги, матери, сестры, посылаем наших мужей, детей, дочерей и братьев на службу отечеству в Берлин, и поэтому мы покорнейше и с полным доверием просим Ваше Высокоблагородие, при том большом и значительном влиянии, которым Вы пользуетесь как высшее должностное лицо имперской столицы, сделать распоряжение подвергнуть расследованию эти унижающие человеческое достоинство вещи или принять другие по усмотрению Вашего Высокоблагородия целесообразные меры, чтобы не повторялись подобные оргии, а именно, также и на предстоящем «седанском празднике»...!!!»

При всех больших и так называемых национальных празднествах, где собирается большое количество мужчин, подобные вещи всегда повторяются141.

Немецкие правительства часто пытались выйти из этого противоречия, в котором находятся по отношению к проституции практика государственной власти и уголовное законоположение. Они вносили законопроекты, которые, между прочим, уполномочивали полицию отводить проституткам определенные места для жительства. Так как приходилось признать, что проституцию невозможно уничтожить, то считали самым практичным терпеть ее лишь в определенных местах и здесь установить над ней надзор. Такой закон - и все были с этим согласны - снова вызвал бы к жизни публичные дома, которые в сороковых годах прошедшего столетия были официально запрещены в Пруссии. Эти законопроекты вызывали большое возбуждение и массу протестов, в которых выражалось негодование, что государство выступает в роли защитника проституции и тем самым внушает убеждение, что проституция не противоречит морали и является допускаемым государством ремеслом. Эти законопроекты, вызвавшие в общем собрании и в комиссии рейхстага сильнейший протест, до сих пор еще не приняты. Но уже то, что подобные проекты могли быть предложены, показывает запутанность положения.

Государственная регламентация и контроль над проституцией не только порождают в мужчинах веру, что государство поощряет проституцию, но что государственный контроль охраняет их от заболеваний, и эта вера усиливает пользование проституцией и легкомыслие мужчин. Публичные дома не уменьшают венерических болезней, они усиливают их, мужчины становятся легкомысленнее и неосторожнее. О том, какое представление вызывает государственная охрана публичных домов, можно судить по тому, что в Англии проституток, записанных на основании акта о проституции, в шутку называли «девушками королевы», так как они получили привилегию по закону, провозглашенному королевой.

Опыт показал, что ни учреждение публичных домов, контролируемых полицией, ни полицейско-врачебное исследование не охраняют от заражения.

Так, например, тайный медицинский советник доктор Альберт Эйленберг в 1898 году на запрос венского женского комитета для борьбы с регламентацией проституции

ответил следующее: «В вопросе полицейского надзора за проститутками, признавая практические трудности немедленного ее проведения, я принципиально стою вполне на точке зрения вашей петиции и считаю обычную в большинстве стран практику несправедливой, недостойной и к тому же не могущей с достаточной вероятностью достигнуть поставленной цели».

20 июля 1892 года берлинское медицинское общество высказалось, что введение публичных домов нельзя рекомендовать ни с гигиенической, ни с моральной точки зрения.

Природа венерических болезней часто такова, что их нелегко и не всегда сразу можно узнать. И для уверенности нужно было бы ежедневно делать многократные исследования. Но это при большом числе проституток и ввиду расходов невозможно. Где приходится в один час «обработать» от тридцати до сорока проституток, там исследование не более как фарс, и притом одного или двух исследований в неделю совершенно недостаточно. Так, доктор Блашко говорит142: «Предположение, что контроль проституток является охраной от заражения, - к сожалению, очень распространенное и роковое заблуждение. Можно скорее сказать, что всякий, кто вступает в сношение с проституткой или легкомысленной девушкой, всякий раз подвергает себя очень большой опасности».

Эти мероприятия не могут иметь успеха еще и потому, что не касаются мужчин, которые переносят заразу от одной женщины к другой. Проститутка, только что исследованная и оказавшаяся здоровой, в тот же час заражается больным мужчиной и передает болезнь ряду других посетителей до следующего контрольного дня или до тех пор, пока она сама не заметит болезни. Контроль не только недействителен, но ведет еще к тому, что эти исследования, совершаемые мужчинами-врачами, а не женщинами, глубоко уязвляют чувство стыдливости и приводят к его полному уничтожению. Это подтверждается большим числом врачей, имевших дело с этим контролем143. Даже официальный отчет берлинского полицейского управления говорит: «Можно также согласиться,
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45

Похожие:

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
Предисловие к первому изданию 1884 года предисловие к четвиртому изданию 1891 года

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconУниверситета Протоиерей Георгий Флоровский Пути русского богословия...
...

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconОтец Арсений Показать содержание Содержание Предисловие к четвертому...
Воспоминания об отце арсении и его духовных детях, беседы отца арсения, записанные кирой бахмат

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconПредисловие к электронному изданию

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconПредисловие к электронному изданию

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconПредисловие к первому изданию д-ра Брилла (1947)

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconДвадцать шесть издательств отказались от рукописи “Хижина”, а двадцать...
«Хижины» достиг 5 000 000 книг! В своей книге Пол Янг изложил собственные взгляды на Бога и историю своего внутреннего исцеления,...

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconIi жизненно важные вопросы Предисловие к первому изданию
Опыт 49 дневного голодания

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconПролетарии всех стран, соединяйтесь!
Предисловие автора к трем зданиям

Предисловие автора к двадцать пятому изданию iconЮрий Андреевич Андреев Три кита здоровья
Предисловие к 14-му официальному изданию (неофициальных, воровских было без счету)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов