Аспект пресс




НазваниеАспект пресс
страница10/31
Дата публикации19.11.2013
Размер4.71 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   31
^

Ч. Ф. Хоккетт. Проблема языковых универсалий*



* Новое в лингвистике М., 1970. Вып. V. С. 64-76.
<...> Теперь мы готовы сделать некоторые обобщения. <...>

^ 3.1. Любое человеческое общество имеет язык.

Неверно было бы приводить в качестве контрпримера монас­тырь монахов-траппистов:* не было бы необходимости в запрете на разговор, если бы не существовала возможность разговора.
* Монахи-трапписты давали обет молчания.
^ 3.2. Ни один <биологический> вид, за исключением человека, не имеет языка.

С течением времени это утверждение может быть опровергну­то новыми зоологическими открытиями. В этом утверждении не содержится никаких предположений относительно вымерших ви­дов и родов гоминидов (неандертальцев, питекантропов, австрало­питеков).

^ 3.3. Любая человеческая коммуникативная система, обычно име­нуемая (устным) языком, в нашем понимании тоже является язы­ком.

Автора беспокоит возможность того, что под определение языка может подойти ряд человеческих систем, которые обычно не именуются «устным языком» (spoken language) и которые он не хотел бы сюда включать, например язык свиста у масатеко. <...> Производный характер таких систем очевиден, но неясно, как же формально оправдать их исключение.

^ 3.4. У любого человеческого языка есть вокально-слуховой канал.

Этот признак был исключен из определяющего перечня, по­скольку обусловленные им признаки (рассеянная передача, на­правленный прием, быстрое затухание) представляются гораздо более важными в структурном отношении. Можно вообразить дру­гие каналы — скажем, свет или тепловые колебания, которые давали бы те же следствия. Поэтому данное утверждение не три­виально.

3.5. У любого человеческого языка есть традиция.

Если мы сконструируем и построим комплекс машин, обща­ющихся между собой при помощи языка, то данный признак у них будет отсутствовать.

3.6. Любой человеческий язык можно выучить.

Возможно, это следует из предшествующего.

3.7. В любом человеческом языке есть как интонационная систе­ма, так и не-интонационная система; эта дихотомия пронизывает как кенематику, так и плерематику.

В английском, например, есть сегментные (не-интонационные) морфемы, которые получают отражение в сегментных фонологи­ческих признаках, и интонационные морфемы, которые получа­ют отражение в интонационных фонологических признаках. Гово­рящий одновременно передает и не-интонационное, и интонаци­онное сообщение. Гипотеза состоит в том, что такая организация присуща всем человеческим языкам. Отсюда не следует, что фоне­тическим «сырьем» для интонации непременно является высота голосового тона, как это имеет место в английском языке.

Если это обобщение верно, то оно весьма знаменательно, по­скольку представляется (в данный момент), что нет абсолютно никаких причин, почему бы система, подобная языку во всех дру­гих отношениях, должна была бы обладать этим свойством. Боль­шая часть письменных систем им не обладает.

Соблазнительно другое обобщение об интонации, но оно ба­зируется на весьма ограниченном материале: большое число са­мых разных языков (английский, другие европейские языки, ки­тайский, японский, самоа, фиджи) имеют «весьма бесцветную» утвердительную интонацию, несмотря на: 1) различие фонемати­ческих структур интонации (при фонетическом подобии интона­ции в этих языках) и 2) большое несоответствие остальных эле­ментов интонационной системы.

^ 3.8. В любом человеческом языке как плерематическая, так и кенематическая системы (независимо друг от друга)— иерархические.

Грамматически высказывание состоит, например, из предло­жений (clauses), предложение — из синтагм (phrases), синтагма — из слов; слово — из морфем. Фонологически высказывание состо­ит из макросегментов, макросегмент — из микросегментов, мик­росегмент — из слогов, слог — из фонем, фонема — из фонологи­ческих компонентов. (За исключением «морфемы», «фонологичес­кого компонента» и, возможно, «высказывания», термины, употребленные в разъяснении данного обобщения, не принадле­жат самому обобщению.)

3.9. Человеческие языки сильнее различаются кенематикой, чем плерематикой.

3.10. Человеческие языки различаются сильнее на низших уровнях. По крайней мере это верно для плерематики.

Эти два утверждения не являются универсалиями, но, может быть, свидетельствуют о некоторых универсалиях. Например, в 3.10 утверждается, что все языки обладают некоторыми общими круп­ными синтаксическими структурами, как бы разнообразны ни были мелкие структуры, из которых строятся компоненты крупных струк­тур. Утверждение 3.9 можно оспаривать на том основании, что у нас нет надежного способа измерять и сравнивать указанные раз­личия. В настоящее время это, бесспорно, так; но интуитивно дан­ное утверждение представляется автору верным, и, вероятно, мо­гут быть найдены формальные средства для подтверждения (или же опровержения) этого впечатления.

^ 4. Грамматические универсалии

В обобщениях предшествующего раздела упоминается грамма­тика (или плерематический уровень), но эти обобщения не при­надлежат к числу обобщений о собственно грамматике, потому что они касаются соотношений грамматики и других аспектов язы­ковой структуры.

Из сказанного ранее мы знаем (или допускаем), что в любом языке существует грамматическая система и что грамматическая структура является иерархической. В дополнение можно с доста­точной уверенностью предложить еще следующее.

^ 4.1. Любой человеческий язык содержит инвентарь единиц, кото­рые меняют свои денотаты в зависимости от элементарных призна­ков речевой ситуации.

Иначе говоря, любой язык имеет дейктические элементы (по терминологии Блумфилда — «субституты»): в английском — это личные местоимения, указательные местоимения, местоименные наречия и т.д.

^ 4.2. В любом человеческом языке среди дейктических элементов представлен элемент, обозначающий говорящего, и элемент, обознача­ющий адресата.

Первое лицо и второе лицо местоимений единственного чис­ла универсальны. Кажется, нет внутренней (кроющейся в са­мом определении языка) причины, почему это должно быть так; и все-таки, если мы попытаемся вообразить систему, ли­шенную их, мы получим нечто очень непохожее на систему естественного языка.

4.3. Каждый человеческий язык содержит такие элементы, кото­рые, ничего не обозначая, обусловливают различия в обозначаемом тех сложных форм, в состав которых они входят.

Подобные элементы суть маркеры (markers), например англ. and «и»: match and book «спичка и книга» обозначает нечто отличное и от match or book «спичка или книга», и от match book «коробка спи­чек», но само and ничего не обозначает.* Допущение, что такие элементы должны обозначать нечто точно так же, как man «чело­век», sky «небо», honor «честь» или unicorn «единорог», породило менталистское философствование, населяющее вселенную абст­рактными сущностями, а человеческий ум понятиями такими же бесполезными, как и светородящий эфир.
* Переводы здесь и далее добавлены составителями.
Существуют также и нечистые маркеры, например англ. in, on «в, на», которые обозначают некую сущность и одновременно об­ладают функцией маркера. Возможно, что следует высказать допу­щение лишь об универсальном наличии маркеров (чистых или не­чистых).

^ 4.4. Каждый человеческий язык имеет имена собственные.

Собственное имя есть форма, которая обозначает только то, что она обозначает. Если она обозначает более чем одну вещь в разных встречаемостях, то класс вещей, который может быть ею обозначен, не обладает ни одним общим критериальным свой­ством, кроме несущественного свойства быть обозначенным име­нем собственным. Все американцы с именем Ричард, по всей веро­ятности, мужчины, но многих мужчин не зовут Ричардом; поэто­му, впервые встретив какого-то человека, никоим образом невозможно на основе его свойств заключить, что его имя должно быть Ричард.

Форма может быть именем собственным и в то же время не только им: Robin / robin «Робин / малиновка», John /John «Джон / парень», Brown / brown «Браун / коричневый». Данное обобщение не отрицает этой возможности.

4.5. Во всех языках имеются грамматические элементы, которые не принадлежат ни к одной из трех, только что перечисленных специ­альных категорий.

В целях сравнения полезно отметить, что все сигналы в танцах пчел — дейктические элементы и что ни один из выкриков гиббо­на не принадлежит ни к одному из трех перечисленных типов эле­ментов.

^ 4.6. В каждом человеческом языке имеется по крайней мере два основных уровня грамматической организации.

Там, где их ровно два, вполне хороши и традиционные терми­ны «морфология» и «синтаксис». Там, где граница между морфо­логией и синтаксисом размыта, более пристальный анализ часто вскрывает особый, промежуточный между морфологией и син­таксисом уровень.

Приведем пример из такого языка, как испанский. Внутренняя организация dando «давая», те «мне» и lo «это» — это морфология; участие dândomelo в более крупных формах — это синтаксис; струк­туры объединения dando, те и /о в dándomelo обычно не относят ни к морфологии, ни к синтаксису.

Однако 4.6 сомнительно в другом отношении: более глубокое проникновение в языки типа китайского может показать, что их лучше описывать, не прибегая ни к дихотомии «морфология — синтаксис», ни к более сложной трихотомии.

Во многих языках с четкой дихотомией «морфология — син­таксис» фонологическая и грамматическая структуры скоррелированы, то есть грамматические элементы в основном являются так­же и различающимися фонологически единицами. Из этого прави­ла есть, однако, много исключений, так что данное утверждение указывает скорее на морфофонологическую таксономию, чем на универсалии.

4.7. Ни один человеческий язык не имеет грамматически однород­ного словаря, даже если исключить уже упомянутые три специальные категории элементов (дейктические элементы, маркеры и собствен­ные имена).

Всегда существуют формы, различающиеся степенью употре­бительности. Поэтому всегда можно говорить с полным основани­ем о формальных классах слов.

4.8. Основное противопоставление классов форм «имя»— «глагол» является универсальным, хотя не всегда на одном и том же уровне. <...>

4.9. В каждом человеческом языке можно встретить тип предло­жения двучленной структуры, конституенты которой разумно было бы именовать «тема» и «рема» («topic» and «comment»).

Порядок конституентов может быть различным. Для китайско­го, японского, корейского, английского и многих других языков типично упоминание сначала того, о чем пойдет речь, а затем того, что о нем говорится. В других языках наиболее типичная аранжировка — предшествование ремы или ее части теме. Это обобщение относится, конечно, только к простому предложе­нию. В каждом языке, очевидно, существуют предложения так­же и иных типов.

^ 4.10. В каждом языке различаются одноместные и двухместные предикаты.

В предложении Mary is singing «Мэри поет» одноместным пре­дикатом является is singing. В предложении John struck Bill «Джон ударил Билла» предикат двухместен.

Пункты 4.9 и 4.10 в некотором отношении вызывают сомнение. Мы склонны находить эти структуры в каждом языке, но, вообще говоря, возможно, что мы находим их потому, что мы их ожида­ем, а ожидаем мы их потому, что они предполагаются некоторы­ми наиболее известными нам глубинными свойствами языка. Для некоторых языков иная схема, значительно менее очевидная для нас, может на самом деле более соответствовать фактам. Хотя это справедливо для всех предложенных обобщений, это, видимо, в особенности справедливо для указанных двух обобщений.

^ 5. Фонологические универсалии

Из уже сказанного мы знаем (или допускаем), что каждый че­ловеческий язык обладает фонологической системой, что фоно­логическое структурирование всегда иерархично. Тогда собственно фонологические обобщения следует рассматривать в пределах этих предварительных допущений.

5.^ 1. В каждом человеческом языке избыточность, измеряемая в фонологических терминах, близка к 50%.

Суть дела в том, что если избыточность значительно превыша­ет эту величину, коммуникация становится неэффективной и люди говорят быстрее или неряшливее; значительное снижение этой ве­личины ведет к непониманию, и люди замедляют темп речи и артикулируют более отчетливо.

Возможно, что, если измерить избыточность в лексико-грам-матических терминах, ее величина будет примерно такой же; воз­можно также, что эта приблизительная величина характерна для самых различных коммуникативных систем, по крайней мере для используемых людьми. Печатный английский текст <...> дает эту же величину избыточности для букв.

^ 5.2. Малопродуктивно считать универсалиями фонемы.

Мы можем, конечно, говорить вполне обоснованно о фонемах при рассмотрении любого языка. Но их положение в иерархии фоно­логических единиц меняется от одного языка к другому, и, кроме того, оно в некоторой степени зависит от предубеждений или сим­патий исследователя. Но, с другой стороны, статус фонологических компонентов установлен раз и навсегда по определению: фонологи­ческие компоненты суть минимальные (далее неделимые) единицы фонологической системы. Если вся фонологическая структура иерар-хична, то точная организация этой иерархии, меняющаяся от одно­го языка к другому, становится важным основанием для классифи­кации, но не основанием для обобщений рассматриваемого типа.

На Кавказе имеются языки <...>, фонологические системы которых можно описать с помощью дюжины фонологических при­знаков, объединяющихся в 70—80 фонем, которые в свою очередь соединяются в примерно вдвое большее количество слогов. Каж­дый слог состоит из одной из семидесяти с лишним согласных фонем, за которой следует одна из двух гласных фонем. В подобном случае очевидно, что гласные «фонемы» лучше рассматривать про­сто как два дополнительных фонологических признака, так что единица, подобная /ka/, оказывается просто фонемой. В качестве альтернативы можно отказаться от термина «фонема» и говорить о признаках непосредственно в слогах. В любом случае ни в понятии «фонема», ни в понятии «слог» нет необходимости. Это крайний случай, но он реален и подчеркивает важность тех «антиуниверса­лий», о которых говорилось в разд. 5.2.

5.3. Каждый человеческий язык использует различия в окраске гласных.

Окраской гласных называется комбинация формант. Из акус­тики известно, что в языках типа английского различия окраски гласного очень важны для разграничения согласных, равно как и для различения гласных фонем.

^ 5.4. Историческая тенденция к фонологической симметрии уни­версальна.

Р. Якобсон предложил ряд синхронных обобщений о фоноло­гических системах. Для некоторых из них, кажется, существуют немногочисленные маргинальные исключения. Например, в соот­ветствии с одним из утверждений язык не имеет спиранта типа [θ], если в нем нет ни [t], ни [s]; или в языке нет аффрикаты типа [č], если в нем нет ни [t], ни [š]. Однако в языке кикапу есть [t] и [θ], но нет [s]. Другое обобщение состоит в том, что в языке нет носовых непрерывных, более контрастных по месту артикуляции, чем смычные некоторого способа артикуляции. Можно проанали­зировать некоторые разновидности португальского языка в Брази­лии так, что это обобщение будет нарушено. Третье обобщение состоит в том, что в языке аспирированные и неаспирированные взрывные не противопоставляются, если в нем нет отдельной фо­немы /h/. Пекинский диалект китайского языка представляет со­бой почти исключение, потому что в нем согласным, ближайшим к [h], является дорсовелярный спирант.

Все же представляется, что имеется слишком много разнооб­разных подтверждений этим обобщениям, чтобы их можно было отбросить из-за горсточки исключений. Если факты не соответ­ствуют гипотезе, то, прежде чем отказаться от нее, следует попы­таться ее модифицировать. Все приведенные выше случаи, види­мо, представляют собой указание на историческую тенденцию к некоторой симметрии в системе. Эта тенденция может быть нару­шена, так что не каждая система с синхронной точки зрения бу­дет подчиняться некоторому правилу, но диахронически эта тен­денция существует.

5.5. ^ В любой фонологической системе, когда бы мы ее ни анализи­ровали, обнаруживаются пробелы, случаи асимметрии, или «конфигу­рационного натяжения».

Большинство языковых систем в результате полумагической логистики исследователя могут быть приведены к состоянию чет­кости и симметричности. К подобным ухищрениям всегда стоит прибегать, но не для того, чтобы навязать симметрию там, где она отсутствует, а в силу их эвристической ценности. Они помогают вскрыть отношения внутри системы, которые в противном случае были бы не замечены. Однако элементы асимметричности, хотя и теснимые со всех сторон, все-таки остаются в системе.

5.^ 6. Звуковое изменение универсально. Оно определяется основны­ми признаками устройства языка, в частности— дуальностью.

Под «звуковым изменением» понимается механизм языкового изменения, не сводимый к другим механизмам <...>. Когда систе­ма характеризуется дуальностью, основной ролью ее кенематической <под>системы является идентификация и разграничение сообщений.

Обычно высказывание, порождаемое при некоторых обстоя­тельствах, далеко не незначительно отличается от любого другого высказывания, которое может быть порождено в том же языке при тех же самых обстоятельствах. Поэтому есть все возможности для появления неразличительной вариативности и в деталях арти­куляции, и, в еще большей степени, в форме речевого сигнала к тому времени, когда он достигнет ушей слушателя. Таким обра­зом возникает звуковое изменение. Роль звуковых изменений в фонологической и грамматической системах языка — это уже дру­гой вопрос <...>.

5.7. ^ В любой фонологической системе противопоставлены типич­ные смычные согласные фонемы и фонемы, которые никогда не явля­ются смычными.

Смычные согласные — это звуки, образуемые при полной ртовой смычке и полной гортанной смычке. Под «типичными смыч­ными согласными фонемами» понимаются фонемы, которые яв­ляются смычными в медленной тщательной речи или в сильных позициях (key environments), тогда как в некоторых других пози­циях или в ускоренной речи они могут быть ослаблены или спирантизованы. Противопоставляемые им несмычные широко варь­ируются от языка к языку. В некоторых языках Новой Гвинеи бли­жайшими к несмычным являются носовые непрерывные. Гораздо чаще ими являются спиранты.

^ 5.8. В любой фонологической системе имеется не меньше двух противопоставляемых позиций артикуляции смычных.

Засвидетельствованы лишь два случая с двумя позициями — это гавайский язык и несколько архаичный самоа, где лабиальные противопоставлены язычным. (В современном самоа развилось но­вое противопоставление апикальные/дорсальные.)

5.9. Если в языке есть система гласных, то в этой системе есть противопоставления по высоте подъема языка.

5.10. Если, по определению, система гласных включает все слогообра­зующие сегментные фонемы, тогда система гласных есть в любом языке.

Для того чтобы распространить 5.10 на упоминавшиеся ранее кавказские языки, необходимы некоторые уточнения. Если, по определению, система гласных включает все те сегментные фоне­мы, которые используются только как слогообразующие, то по крайней мере один язык — вишрам — имеет одноэлементную во­кальную систему, которая лишь в тривиальном смысле может быть названа «системой». С этой оговоркой 5.9 становится истинной универсалией, применимой ко всем человеческим языкам.

Иная формулировка 5.9 состояла бы в утверждении: если в языке есть противопоставления гласных, не являющиеся противопостав­лениями по высоте подъема, то в нем есть и противопоставления по высоте подъема, но не обязательно наоборот.

По всей видимости, можно было бы сформулировать дальней­шие обобщения, аналогичные последним трем, хотя все они в любой момент могут потребовать модификации с учетом эмпири­ческой информации о каком-нибудь пока еще не исследованном языке. В целом же они указывают на нечто весьма загадочное. Каза­лось бы, достаточно легко придумать систему фонем, в которой не было бы совсем смычных согласных или гласных и тому подобное. Несмотря на большое разнообразие, фонологические системы мира имеют больше общего, чем это строго «необходимо». Иначе гово­ря, степень существующего между ними сходства оказывается бо­лее высокой, чем это требуется лишь определяющими признака­ми языка и известными культурными и биологическими особен­ностями человеческого рода. Даже с учетом того, что на самом деле разнообразие может оказаться несколько значительней, чем мы представляем себе в данный момент, столь высокая степень сходства все-таки остается загадкой. Нет ли здесь ограничений, вызванных пока еще не известными особенностями органов речи и человеческого слуха? Не обусловлено ли сходство общностью происхождения, причем в относительно недавнее время — ска­жем, сорок или пятьдесят тысяч лет назад, — всех человеческих языков, о которых у нас есть или могут быть прямые свидетель­ства? (Последняя из этих гипотез, разумеется, не означает, что возраст языка ограничен этими цифрами; она лишь предполагает, что все другие более древние ветви отмерли.) Эти вопросы оста­ются открытыми; может быть, ответы на них в действительности следует искать совсем в другом направлении. <...>
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   31

Похожие:

Аспект пресс iconТема XII
Соловьев А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2000....

Аспект пресс iconБакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции...
Бакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции : учеб пособие для студ вузов / Г. П. Бакулев. – М. Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconЕвропейского Университета «Books for Civil Society»
Индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо — М.: Аспект Пресс, 2000.— с. 527

Аспект пресс iconСписок информационных источников
Введение в политологию: учебник для студентов вузов/В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. – 4-е изд.; перераб и доп. – М.: Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconВведение в языковедение
Р 45 Введение в языковедение/Под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с. Isbn 5-7567-0046-3

Аспект пресс iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учебное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Аспект пресс iconМгу им. М. В. Ломоносова и Гуманитарном институте. Для студентов,...
Ш95 Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. с. 277

Аспект пресс iconДиагностика и интерпретация апрель пресс эксмо-пресс 2 0 0 1
Д 46 Детский рисунок: диагностика и интерпретация. — М: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. — 272 с, илл. (Серия «Психологический...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов