Аспект пресс




НазваниеАспект пресс
страница12/31
Дата публикации19.11.2013
Размер4.71 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   31

(Дистинктивная, или смыслоразличительная, функция звука)

I. Основные понятия

1. Фонологическая (смыслоразличительная) оппозиция

Понятие различия предполагает понятие противоположения, или оппозиции. Две вещи могут отличаться друг от друга лишь постоль­ку, поскольку они противопоставлены друг другу, иными слова­ми, лишь постольку, поскольку межцу ними существует отноше­ние противоположения, или оппозиции. Следовательно, признак звука может приобрести смыслоразличительную функцию, если он противопоставлен другому признаку, иными словами, если он является членом звуковой оппозиции (звукового противоположе­ния). Звуковые противоположения, которые могут дифференци­ровать значения двух слов данного языка, мы называем фонологи­ческими (или фонологически-дистинктивными, или смыслоразличительными) оппозициями. <...> Наоборот, такие звуковые противоположения, которые не обладают этой способностью, мы определяем как фонологически несущественные, или несмыслоразличительные. Противоположение oi в немецком языке является смыслоразличительным (фонологическим); ср. so «так» — sie «они», Rose «роза» — Riese «великан»; но противоположение переднея­зычного r увулярному r не является смыслоразличительным, по­скольку в немецком нет ни одной пары слов, которая различалась бы этими звуками.

Звуки могут быть взаимозаменимыми и взаимоисключающими. Взаимозаменимыми называются такие звуки, которые в данном языке могут находиться в одинаковом звуковом окружении (на­пример, о и i в приведенных выше немецких примерах); наоборот, взаимоисключающие в данном языке звуки никогда не встречают­ся в одном и том же звуковом окружении; в немецком это будут так называемые «ich-Laut» и «ach-Laut»: последний встречается толь­ко после и, о, а, аи, тогда как первый — во всех прочих положе­ниях, но только не после и, о, а, аи. Из сказанного следует, что взаимоисключающие звуки, как правило, не могут образовывать каких бы то ни было фонологических (смыслоразличительных) оппозиций: никогда не встречаясь в одном и том же звуковом ок­ружении, они не могут выступать в качестве единственного разли­чительного элемента двух слов. Немецкие слова dich «тебя» и doch «однако» отличаются друг от друга не только двумя разными ch, но и гласными; но, тогда как различие между i и о выступает в качестве самостоятельного и единственного дифференцирующего фактора во многих других парах слов немецкого языка (например, stillen «останавливать, унимать» — Stollen «штольня»; riβ «порвал» — Roβ «конь»; Mitte «середина» — Motte «моль»; bin «есмь» — Bonn «Бонн»; Hirt «пастух» — Hort «клад, сокровище» и т.д.), противо­положение «ich-Laut» — «ach-Laut» всегда сопровождается проти­воположением предшествующих гласных и, таким образом, не может различать два слова в качестве единственного дифференци­рующего средства. Так обстоит дело со всеми оппозициями взаи­моисключающих звуков. <...>

Что касается взаимозаменимых звуков, то они могут образовы­вать как смыслоразличительные, так и несмыслоразличительные оппозиции. Все зависит исключительно от функции, которую та­кие звуки выполняют в данном языке. Например, в немецком язы­ке относительная высота тона гласных в слове несущественна для его значения (то есть для его экспликативной функции). Различия между гласными по высоте тона в лучшем случае могут быть ис­пользованы как апеллятивное средство. Значение двусложного слова остается при всех обстоятельствах неизменным независимо от того, будет ли гласный второго слога выше или ниже гласного первого слога, будут ли оба слога произноситься с одинаковой высотой тона или нет. Если рассматривать низкое и высокое и как два раз­ных звука, то можно обнаружить, что в немецком языке эти два звука взаимозаменимы, но смыслоразличительной оппозиции не образуют. С другой стороны, звуки r и l в немецком тоже взаимо­заменимы, но они являются вместе с тем и членами смыслоразли­чительной оппозиции; ср., например, такие пары слов, как Rand «край» — Land «страна»; führen «вести» fühlen «щупать»; scharren «копать, рыть» — schallen «звучать»; wirst «становишься» — willst «хочешь» и т.д., значения которых различаются лишь благодаря противоположению rl. В противоположность этому r и l в японс­ком языке взаимозаменимы, но неспособны быть членами смыс­лоразличительной оппозиции: в любом слове звук r можно заме­нить звуком l, и наоборот; значение слова от этого никак не изме­нится. Однако относительная высота тона в слоге фонологически существенна для японского языка. Высокое и низкое и здесь не только взаимозаменимы, но и являются членами смыслоразличи­тельной оппозиции, благодаря чему, например, цуру может иметь три разных значения в зависимости от относительной высоты тона обоих и: цуру означает «тетива», если первое и выше второго; оно означает «журавль», если первое и ниже второго; оно означает, наконец, «удить», если оба и одинаковы по высоте тона. Таким образом, можно различать два рода взаимозаменимых звуков: зву­ки, которые в данном языке образуют смыслоразличительные оп­позиции, и звуки, которые образуют лишь несмыслоразличитель­ные оппозиции. <...>

2. ^ Фонологическая (смыслоразличителъная) единица.

Фонема. Вариант

Итак, под фонологической оппозицией (прямой или косвен­ной) мы понимаем такое противоположение звуков, которое в данном языке может дифференцировать интеллектуальные значе­ния. Каждый член такой оппозиции мы называем фонологической (или смыслоразличительной) единицей. Из этого определения сле­дует, что фонологические единицы могут быть весьма различны­ми по объему. Такие слова, как bahne «прокладываю (путь)» и bаппе «изгоняю», отличаются друг от друга только типом усечения слога (а в связи с этим также количеством гласного и согласного); в такой паре, как tausend «тысяча» — Tischler «столяр», различие в звуках распространяется на все слово, за исключением анлаута; наконец, в такой паре слов, как Мапп «мужчина» — Weib «жен­щина», оба слова от начала до конца различны в звуковом отно­шении. Таким образом, фонологические единицы могут быть бо­лее крупными и менее крупными, и их можно классифицировать по их относительной величине.

Существуют фонологические единицы, которые можно разло­жить на ряд следующих друг за другом во времени более мелких фонологических единиц. К такому типу единиц принадлежат [mε:] и [by:] в немецких словах Mähne «грива» — Bühne «сцена». Из противоположений Mähne «грива» — gähne «зеваю» и Mähne «грива» — mahne «увещеваю, предупреждаю» следует, что [mε:] распадается на [m] и [ε:], а из противоположения Bühne «сцена» — Sühne «по­каяние» и Bühne «сцена» — Bohne «боб» вытекает, что [bу:] распа­дается на [b] и [у:]. Но такие фонологические единицы, как т, b, ε:, у:, уже нельзя себе представить в виде ряда следующих друг за другом еще более кратких фонологических единиц. С фонетической точки зрения каждое b, конечно, состоит из целого ряда движе­ний органов речи: сперва сближаются губы, затем они смыкаются друг с другом настолько, что полость рта полностью изолируется от внешней среды; одновременно поднимается нёбная занавеска и упирается в заднюю стенку зева, закрывая таким образом ход из глотки в полость носа; вместе с этим начинают колебаться голосо­вые связки; поступающий из легких воздух проникает в полость рта и скопляется за сомкнутыми губами; наконец, под напором воздуха губы размыкаются. Каждому из этих следующих друг за другом движений соответствует определенный акустический эф­фект. Но ни один из этих «акустических атомов» нельзя рассматри­вать в качестве фонологической единицы, поскольку такие «атомы» всегда выступают вместе, а не раздельно: за губной «имплози­ей» всегда следует «эксплозия», которая в свою очередь начинается «имплозией»; Blählaut («звонкий пазвук, гул») с лабиальной ок­раской, который звучит между имплозией и эксплозией, не мо­жет появиться без лабиальной имплозии и эксплозии. Следова­тельно, b в целом является фонологической, неразложимой во времени единицей. То же самое можно сказать и о других упомяну­тых выше единицах Долгое [у:] нельзя представлять себе как ряд кратких [у]. Конечно, с фонетической точки зрения это [у:] пред­ставляет собой некоторый промежуток времени, заполненный ар­тикуляцией [у]. Однако если попытаться заполнить часть этого от­резка времени другой вокалической артикуляцией, то мы не полу­чим другого немецкого слова (Baüne, Büane, Biüne, Buüne и др. в немецком языке невозможны). Именно с точки зрения немецкой фонологической системы долгое [у:] неразложимо во времени.

Фонологические единицы, которые с точки зрения данного языка невозможно разложить на более краткие следующие друг за другом фонологические единицы, мы называем фонемами. <...> Следовательно, фонема является кратчайшей фонологической еди­ницей языка. Каждое слово языка в плане обозначающего можно разложить на фонемы, представить как определенный ряд фонем.

Само собой разумеется, что не следует слишком упрощать факты. Не будем представлять себе фонемы теми кирпичиками, из кото­рых складываются отдельные слова. Дело обстоит как раз наобо­рот: любое слово представляет собой целостность, структуру; оно и воспринимается слушателями как структура, подобно тому как мы узнаем, например, на улице знакомых по их общему облику. Опознавание структур предполагает, однако, их различие, а это возможно лишь в том случае, если отдельные структуры отлича­ются друг от друга известными признаками. Фонемы как раз и являются различительными признаками словесных структур. Каж­дое слово должно содержать столько фонем и в такой последова­тельности, чтобы можно было отличить его от других слов. Ряд фонем, составляющий целое, присущ лишь данному единичному слову, но каждая отдельная фонема этого ряда встречается в каче­стве различительного признака также и в других словах. Ведь в любом языке число фонем, употребляемых в качестве различительных признаков, гораздо меньше числа слов, так что отдельные слова представляют собой лишь комбинацию фонем, которые встреча­ются и в других словах. Это нисколько не противоречит структур­ному характеру слова. Каждое слово как структура всегда представ­ляет собой нечто большее, нежели только сумму его членов (= фонем), а именно такую целостность (Ganzheitsgrundsatz), ко­торая спаивает фонемный ряд и дает слову индивидуальность. Но в противоположность отдельным фонемам эта целостность не мо­жет быть локализована в звуковой оболочке слова. Поэтому можно сказать, что каждое слово без остатка разлагается на фонемы, что оно состоит из фонем точно так же, как мы, например, говорим, что мелодия, написанная в мажорной тональности, состоит из тонов этой гаммы (хотя любая мелодия, кроме тонов, явно содер­жит еще нечто такое, что делает ее определенной индивидуальной музыкальной структурой). <...>

Одно и то же звуковое образование (Lautgebilde) может быть одновременно членом как фонологических (смыслоразличитель-ных), так и несмыслоразличительных оппозиций. Так, например, оппозиция «асh-Laut» — «ich-Laut» является несмыслоразличитель-ной, а оппозиция каждого из этих звуков по отношению к звуку k смыслоразличительной (ср. stechen «колоть, резать» — stecken «совать»; roch «нюхал» — Rock «пиджак»). Это возможно лишь по­тому, что каждый звук содержит ряд акустико-артикуляторных признаков, отличаясь от любого другого звука не всеми этими признаками, а лишь некоторыми из них. Так, например, k отлича­ется от ch тем, что при произнесении первого образуется полная смычка, а при произнесении второго — лишь сужение между спин­кой языка и нёбом; наоборот, различие между «ich-Laut» и «ach-Laut» состоит в том, что в первом случае щель образуется в области твердого нёба, а во втором — в области мягкого нёба. Если оппозиция chk имеет смыслоразличительный характер, а оппо­зиция «ich-Laut» — «ach-Laut» — несмыслоразличительный, то это доказывает, что в данном случае образование щели между спинкой языка и нёбом фонологически существенно, а локализация этой щели в той или иной части нёба фонологически несуществен­на. Звуки участвуют в фонологических (смыслоразличительных) оппозициях лишь благодаря своим фонологически существенным признакам. И так как каждая фонема обязательно является чле­ном фонологической оппозиции, то она совпадает не с конкрет­ным звуком, а только с его фонологически существенными при­знаками.

Можно сказать, что фонема — это совокупность фонологически существенных признаков, свойственных данному звуковому образо­ванию. <...>

Любой произносимый и воспринимаемый в акте речи звук со­держит, помимо фонологически существенных, еще и много дру­гих фонологически несущественных признаков. Следовательно, ни один звук не может рассматриваться просто как фонема. Посколь­ку каждый такой звук содержит, кроме прочих признаков, также и фонологически существенные признаки определенной фонемы, его можно рассматривать как реализацию этой фонемы. Фонемы реализуются в звуках речи, из которых состоит любой речевой акт. Звуки никогда не являются самими фонемами, поскольку фонема не может содержать ни одной фонологически несущественной чер­ты, что для звука речи фактически неизбежно. Конкретные звуки, слышимые в речи, являются скорее лишь материальными симво­лами фонем.

Непрерывный звуковой поток в речи реализует или символи­зирует определенный фонемный ряд. В определенных точках тако­го потока можно опознать фонологически существенные призна­ки звука, характерные для отдельных фонем соответствующего фонемного ряда. Каждую такую точку можно рассматривать как реализацию определенной фонемы. Но, помимо фонологически существенных звуковых признаков, в той же самой точке звуко­вого потока обнаруживаются еще многие другие, фонологически несущественные звуковые признаки. Совокупность всех, как фо­нологически существенных, так и несущественных, признаков, которые обнаруживаются в той точке звукового потока, где реа­лизуется фонема, мы называем звуком языка (и соответственно звуком речи). Каждый звук содержит, таким образом, с одной сто­роны, фонологически существенные признаки, благодаря кото­рым он становится реализацией определенной фонемы, и, с дру­гой стороны, целый ряд фонологически несущественных призна­ков, выбор и появление которых обусловлены рядом причин.

Отсюда явствует, что фонема может реализоваться в ряде раз­личных звуков. Для немецкого g, например, фонологически суще­ственны следующие признаки: полная смычка спинки языка с нё­бом при поднятой нёбной занавеске, расслабление мускулатуры языка и размыкание смычки без воздушного потока. Однако место, где должна образовываться смычка языка с нёбом, работа губ и голосо­вых связок во время смычки фонологически несущественны. Таким образом, в немецком языке существует целый ряд звуков, которые считаются реализацией одной фонемы g: есть звонкое, полузвонкое и абсолютно глухое g (даже в тех говорах, где слабые, как правило, звонки), лабиализованное велярное g (например, gut «хороший», Glut «жар, зной»), узко лабиализованное палатальное g (например, Güte «качество», Glück «счастье»), нелабиализованное веляр­ное g (например, ganz «целый», Wage «весы», tragen «носить»), нелабиализованное сильно палатальное g (например, Gift «яд», Gier «жадность»), умеренно палатальное g (например, gelb «желтый», liege «лежу») и т.д. Все эти различные звуки, в которых реализуется одна и та же фонема, мы называем
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   31

Похожие:

Аспект пресс iconТема XII
Соловьев А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2000....

Аспект пресс iconБакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции...
Бакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции : учеб пособие для студ вузов / Г. П. Бакулев. – М. Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconЕвропейского Университета «Books for Civil Society»
Индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо — М.: Аспект Пресс, 2000.— с. 527

Аспект пресс iconСписок информационных источников
Введение в политологию: учебник для студентов вузов/В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. – 4-е изд.; перераб и доп. – М.: Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconВведение в языковедение
Р 45 Введение в языковедение/Под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с. Isbn 5-7567-0046-3

Аспект пресс iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учебное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Аспект пресс iconМгу им. М. В. Ломоносова и Гуманитарном институте. Для студентов,...
Ш95 Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. с. 277

Аспект пресс iconДиагностика и интерпретация апрель пресс эксмо-пресс 2 0 0 1
Д 46 Детский рисунок: диагностика и интерпретация. — М: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. — 272 с, илл. (Серия «Психологический...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов