Аспект пресс




НазваниеАспект пресс
страница22/31
Дата публикации19.11.2013
Размер4.71 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   31
^

Г. Глисон Введение в дескриптивную лингвистику*


Глава Х

Синтаксис

1. Грамматика в целях удобства подразделяется на две час­ти — морфологию и синтаксис. Синтаксис можно в общем оп­ределить как принципы аранжировки сочетаний, образованных в процессе словообразования и словоизменения (слов), в более крупные сочетания различного рода. Граница между морфоло­гией и синтаксисом не всегда отчетлива. Для некоторых языков приведенное определение синтаксиса весьма удачно, для дру­гих — оно вызывает серьезные затруднения. Но другого, более удовлетворительного определения, которое было бы примени­мо ко всем языкам, нет. Тем не менее, несмотря на расплывча­тость границ синтаксиса, его принципы <...> приложимы к са­мым различным языкам, и знание их полезно даже тогда, когда синтаксис менее четко отграничивается от остальной части грам­матики.
* Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику/Перевод с англ. М., 1959. С. 185-203.
2. Как сущность проблемы, так и общий подход к ее решению лучше всего продемонстрировать на каком-либо примере. Мы нач­нем с примера, взятого из письменного английского языка. <...> При предварительном обсуждении мы условимся не обращать вни­мания на те языковые признаки, которые не отражены в написа­нии: ударение, тон, переходы, но мы используем принятое на письме разграничение слов и обойдем, таким образом, вопрос о том, что такое слово. В нашем конкретном примере при этом ниче­го не искажается, но в других случаях орфографические границы слов могут вводить в заблуждение.

3. ^ The old man who lives there has gone to his son's house.

«Старик, который живет там, пошел к дому своего сына». В этом английском высказывании двенадцать слов. Прежде все­го мы можем предположить, что кажцое из слов находится в опре­деленных отношениях с каждым другим словом в отдельности и что эти отношения можно сформулировать. Исчерпывающе охарастеризовав взаимосвязи, мы тем самым охарактеризуем синтак­сическую структуру данного высказывания во всей ее полноте.

Попытавшись сделать это, мы обнаружим вскоре, что отно­шения между каждой парой слов весьма различны. Например, слова old и man находятся в такой прямой и непосредственной связи, которую сравнительно легко сформулировать. В то же время между словами old и house подобной прямой и ясной связи нет, а суще­ствующие между ними отношения весьма сложны и, очевидно, менее интересны. Можно было бы заключить, что это происходит просто потому, что old и man стоят в высказывании поблизости друг от друга, a old и house — далеко. Известная доля истины здесь есть, но, разумеется, свести все к этому нельзя; так, мы не обна­руживаем тесной связи между there и has, хотя они и расположе­ны рядом. В то же время между словами man и has ощущается гораздо более тесная связь, хотя они и не являются соседями. По­скольку степень близости между парами слов, как ощущает гово­рящий, весьма различна, описание взаимоотношений каждого слова со всеми другими представляется нецелесообразным. Более того, оно оказалось бы весьма громоздким: так, в высказываний из двенадцати слов пришлось бы проанализировать шестьдесят шесть отношений, а в высказывании из ста слов — четыре тысячи девятьсот пятьдесят.

4. Другой возможный путь анализа — выделить такие пары слов, между которыми ощущается наиболее тесная связь. При этом мы ставим условие, что каждое слово может быть членом только од­ной такой пары. В результате может получиться нечто вроде:



Предположим теперь, что эти пары слов функционируют в высказывании как единое целое. У нас есть некоторые основания полагать, что это именно так, поскольку мы можем заменить лю­бое из этих сочетаний одним словом, получив при этом предложе­ние, отличающееся от нашего по значению, но в известной мере, по-видимому, аналогичное ему по структуре, например: The old man who lives there has gone tohis son's house.

The woman who sews went to Mary's house.*
* «Женщина, которая шьет, пошла к дому Мэри». — ^ Здесь и далее переводы составителей.
5. Если этот путь анализа верен, то ничто не помешает повто­рить его столько раз, сколько это понадобится. В таком случае мо­жет получиться нечто вроде:



В дополнение к проделанному можно привести следующий ряд высказываний.


1 «Седобородый (старик), который выжил, пошел к тому дому»

2 «Седобородый (старик), выжив, поехал в Бостон».

3 «Выживший пошел туда».

4 «Он пошел».
Таким способом мы постепенно сократили число единиц в примере от двенадцати до восьми, затем до шести, до четырех и, наконец, только до двух.

6. Почти те же результаты можно получить, идя в обратном направлении. Можно попросить говорящего выделить основные части высказывания, которыми, видимо, будут The old who lives there и has gone to his son's house. (Что это именно так, вытекает из наблюдения, сделанного нами раньше: между there и has, несмот­ря на то, что они стоят рядом, нет никакой явной прямой связи.) Процесс членения можно продолжать для каждой части до тех пор, пока в конечном итоге она не будет состоять из одного слова. (Это предел лишь синтаксического деления, которое интересует нас в данный момент. Само деление можно было бы продолжить уже на другом, более глубоком уровне, расчленив, скажем, lives «живет» на live «жив-» и -s «-ет», что перенесло бы нас из области синтак­сиса в морфологию.) Тогда мы, вероятно, получим нечто подоб­ное:

The | old | man || who | lives | there | has | gone | to || his | son's | house.

В данном случае результаты использования указанных двух при­емов совпадают. Однако при анализе ряда других высказываний оба метода могут привести к сходным, но не тождественным ре­зультатам.

7. Те приемы, которые мы только что охарактеризовали в об­щих чертах, принесут пользу, если они послужат основой для плодотворного и экономного описания всех связей высказывания. Рассмотрим связь между словами old и house. Мы чувствуем, что эта связь непрямая. Наш анализ показывает, что действительно в данном предложении эти слова стоят предельно далеко друг от друга. Связь между ними существует лишь постольку, поскольку каждое из них принимает участие в формировании двух частей одного предложения, которые в конечном счете связаны между собою определенным образом. Схематически это можно изобра­зить так:



Жирная линия в этой схеме показывает, что между old и house все же существует самая прямая, хотя и весьма сложная и отда­ленная связь. Это подтверждает наше первое впечатление, что о связи между данными словами вряд ли стоило бы и говорить, если бы мы не ставили перед собой задачи исчерпывающе охарактери­зовать синтаксический строй рассматриваемого высказывания. Ди­аграмма помогает также установить следующее важное обстоятель­ство: связь между old и house, сама по себе несущественная, может быть, тем не менее, изображена посредством такой цепи отноше­ний, каждое из звеньев которой в отдельности представляется зна­чимым. Мы можем достигнуть нашей цели — исчерпывающего опи­сания синтаксического строя высказывания — при помощи надле­жащего отбора тех связей, которые надо описать.

8. При правильном использовании метод описания, при кото­ром структура высказывания характеризуется через все более круп­ные сочетания и их связи, оказывается широко применимым и полезным. <...>

В том виде, в каком мы излагали материал выше, объединение меньших единиц в большие производилось зачастую наугад — оно основывалось на бессознательной интуиции говорящего. <...>

«Интуитивный» метод бесполезен для лингвиста, изучающего чужой язык, потому что здесь он лишен языкового «чутья», при­сущего лишь тем, кто говорит на своем родном языке.

Но возможен и такой метод, который позволил бы выявить наилучшую организацию любого данного высказывания и полу­чить сходные результаты при исследовании сходного материала. Это и является основной задачей синтаксиса. В последующих пара­графах мы обсудим некоторые связанные с этим проблемы. К со­жалению, до сих пор еще не разработано полностью такой мето­дики исследования, которая была бы универсальной. <...>

^ 9. Для дальнейшего изложения материала нам понадобятся не­которые определения:

Конструкция — это любая значащая группа слов (или морфем). Так, в рассмотренном нами примере все высказывание в целом представляет собой конструкцию. Конструкцией является и the old man who lives there и old man. Однако there has это не конструк­ция, поскольку между данными словами нет прямой связи. Не яв­ляется конструкцией и одно слово, например man. На синтакси­ческом уровне lives — не конструкция, но на другом уровне, мор­фологическом, оно представляет собой конструкцию, состоящую из двух морфем — live и -s.

Составляющими называются слова или конструкции (или мор­фемы), входящие в какую-либо более крупную конструкцию. Так, в нашем примере составляющими являются все слова. Точно так же составляющими являются old man и the old man who lives there. Однако there has или man who нельзя назвать составляющими, как нельзя назвать составляющим все высказывание в целом, ибо оно не является частью более крупной конструкции.

Отметим, что все составляющие, за исключением самых ма­леньких, являются конструкциями; с другой стороны, все конст­рукции, за исключением самых больших, являются составляющи­ми. Огромное число языковых явлений можно определить одно­временно и как конструкции и как составляющие. Выбор термина для характеристики подобных языковых единиц определяется на­шими интересами: если нас интересует данная единица как часть более крупного целого, она — составляющее; если же она интере­сует нас как целое, составленное из более мелких частей, — это конструкция.

^ Непосредственно составляющие (обычно сокращенно они обо­значаются НС) — это одно, два или несколько составляющих, из которых непосредственно образована та или иная конструкция. Например, непосредственно составляющими нашего высказыва­ния будут the old man who lives there и has gone to his son's house. Old man это НС конструкции old man who lives there, но не всего высказывания в целом. Непосредственно составляющие какой-либо конструкции являются составляющими для следующего, нижеле­жащего уровня, т.е. на более низком уровне они будут просто со­ставляющими, а не НС.

Наиболее важными из этих понятий являются непосредствен­но составляющие.

Синтаксический анализ и состоит в основном из выявления последовательных слоев НС и непосредственных конструкций, из описания отношений, существующих между непосредственно со­ставляющими, и тех отношений, которые нельзя свести к отно­шениям между ними. Последнее обычно играет второстепенную роль; большая часть важнейших значимых отношений — это отно­шения между непосредственно составляющими.

10. Основным способом установления непосредственно состав­ляющих какой-либо конструкции служит сравнение ее с другими. Попытаемся, например, определить, каковы НС в his son's house. Мы будем и дальше оперировать формами письменной речи, ис­ходя из того, что слова — это уже установленные составляющие. Возможны четыре разных членения нашего примера:



(с прерывающимся составляющим his... house) и his | son's | house (с тремя НС). Задача заключается в выборе наиболее подходя­щего из членений и в установлении правила, которое позволит получать одинаковые результаты при анализе всех аналогичных примеров.

Если бы исследуемая конструкция имела только два составля­ющих, был бы возможен только один способ членения, и никаких трудностей не возникало бы (как в случае old man). Попытаемся теперь найти такую конструкцию из двух слов, которую можно было бы приравнять к his son's house. Это должна быть такая конст­рукция, которая встречалась бы в сходных окружениях и совпада­ла бы с his son's house no всем признакам, которые, как мы увидим ниже, характеризуют синтаксические отношения. Такой конструк­цией может быть John's house «дом Джона». В этом случае вероятнее всего предположить, что his son's первого примера эквивалентно John's house второго примера. На основании этого мы проведем следующее членение:



Делать выводы, базируясь на одном таком сравнении, было бы опасно, но можно найти и многие другие аналогичные примеры, и под тяжестью доказательств возможность любого другого члене­ния придется отвергнуть.

11. Другой возможный прием основывается на сравнении сле­дующих рядов:


1 «...домой».
Если это сопоставление правильно, можно считать установ­ленным, что to his son's house составляющее, ибо таковым явля­ется home. Отсюда, однако, не следует, что to his son's house это непосредственно составляющее, поскольку у нас нет оснований полагать, что home является НС того предложения, в котором оно встречается. Любое сочетание слов, которое можно приравнять к от­дельному слову, является составляющим, поскольку мы исходим из того, что все отдельные слова — составляющие. Если к тому же от­дельное слово представляет собой одну морфему (как в данном слу­чае), подобный вывод вполне правилен. Продолжая таким образом, мы сможем отождествить все составляющие любого высказывания, а после этого не представит труда отождествление и непосред­ственно составляющих и непосредственных конструкций.

12. Подобное членение структуры данного высказывания еще не объясняет, почему говорящий на своем родном языке сразу же узнает высказывания с аналогичной структурой. При этом он, по-видимому, опирается на какие-то признаки НС и высказывания. Что дело обстоит именно так, подтверждается реакцией говоря­щего на английском языке на такое высказывание, как:

^ The iggle squigs trazed wombly in the harlish goop.*
* Данное английское высказывание аналогично по характеру известной рус­ской фразе, придуманной Л. В. Щербой: «Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка» — Прим. сост.
В этом высказывании нам знакомы только три слова из девяти; других же высказываний, содержащих незнакомые нам слова, нет, т.е. последние не с чем сопоставить. Тем не менее для англичани­на, несмотря на всю неопределенность значения данного выска­зывания, структура высказывания совершенно ясна. Ее можно почти безошибочно узнать по трем знакомым словам the и in the и по четырем частицам -s, -ed, -ly, -ish.

Эти элементы сами по себе не определяют структуру высказы­вания как таковую, но они указывают на некоторые особенности ее специфических составляющих. Так, -ish является обычно (не все­гда!) словообразовательным суффиксом прилагательных или слов со сходными синтаксическими функциями. То, что harlish — прила­гательное, подтверждается и тем, что оно встречается в положении, типичном для данной категории слов. Это в свою очередь в сочета­нии с положением группы in the позволяет предположить, что goop, вероятнее всего, существительное и что in the harlish goop состав­ляющее вполне обычного типа. Таким образом, для говорящего дан­ное высказывание в определенном отношении похоже на: in the harlish goop He lived in the red house.* I read it in the big book** и т.д.
* «Он жил в красном доме»

** «Я прочитал это в большой книге»
В известном смысле, следовательно, подобные признаки по­могают отождествить другие высказывания, с которыми наше выс­казывание сопоставимо. Однако это можно сделать и с помощью некоторых других факторов, связанных с составляющими выска­зываний. <...>

13. На первый из них исследователи иногда не обращают долж­ного внимания. Этим фактором является порядок слов. Нам станет ясно, каково его значение, если мы перемешаем слова следую­щим образом:

^ Goop harlish iggle in squigs the the trazed wombly.

Англичанин не увидит здесь никакой структуры. И это не толь­ко потому, что НС больше не примыкают друг к другу, — такое условие не обязательно. Ср. высказывание:

^ What are you looking for? «Что ты ищешь?»

Здесь What ...for и are... looking— составляющие. Они разъеди­нены, но разъединены не случайно, а по вполне установленным определенным правилам. Поставив их рядом, мы с такой же неиз­бежностью разрушим смысл высказывания, как если бы мы про­сто беспорядочно смешали слова:

^ What for are looking you?

Порядок слов является, вероятно, одним из самых основных синтаксических показателей в любом языке, а также одним из наиболее сложных. Другие способы, которые мы рассмотрим, бу­дут так или иначе связаны с порядком слов. Другие синтаксичес­кие показатели редко удается охарактеризовать надлежащим обра­зом, игнорируя порядок слов, или, наоборот, порядок слов мож­но охарактеризовать только в составе всей синтаксической структуры в целом.

^ 14. Второй всеобщий синтаксический показатель — это классы составляющих, понятие о которых является развитием понятия о частях речи. <...> Класс составляющих — это всякая группа состав­ляющих (слов или конструкций), которые выполняют сходные или тождественные синтаксические функции. В их основе часто лежат парадигматические классы слов того или иного языка. В английс­ком языке, например, имеется четыре парадигматических класса: существительное, местоимение, прилагательное и глагол. Каждый из них обладает определенными синтаксическими особенностями наряду с особенностями словоизменения, по которым они были определены. Каждый, таким образом, может служить основой для класса составляющих. Для прилагательных типично следующее ок­ружение:

The... man... «Этот... человек...»

The good man ... «Этот хороший человек...»

The tall man... «Этот высокий человек...» и т.д.

Мы можем теперь попытаться определить класс составляющих, которые характеризуются указанным местом в предложении. В этот класс войдут прилагательные, и члены его могут быть названы определительными словами. Этот класс определителей (adjectivals) включает все прилагательные, а также некоторые слова, не имею­щие окончаний и похожие на прилагательные (такие, как beautiful), и некоторые сочетания, в состав которых, как правило, в качестве одного из составляющих входит прилагательное

^ The generous man...*

The most awkward man ...**

The intolerably ugly man ...***

The most exceptionally brilliant man ...**** и т.д.
* «Щедрый человек...»

** «Весьма неуклюжий человек...»

*** «Невыносимо уродливый человек...»

**** «В высшей степени исключительно блестящий человек...»
Подобным же образом мы можем определить класс именных слов, включающий существительные и различные эквивалентные им конструкции; класс местоименных слов, включающий место­имения и некоторые эквивалентные им составляющие, например the party of the first part «одна из конфликтующих сторон» в языке юристов; класс глагольных слов, включающий глаголы и различные конструкции, встречающиеся в тех же окружениях, что и глаголы. Синтаксические функции местоименных слов в английском языке настолько близки к функциям именных слов, что местоименные слова, вероятно, правильнее считать подклассом именных.

Равным образом следует выделить и некоторые другие классы составляющих, не базирующиеся на словоизменительных классах. Среди них необходимо назвать классы наречных и предложных слов. Они включают традиционные части речи, известные как наречия и предлоги, но шире, чем последние, поскольку к ним относятся также и конструкции. In regard to «в отношении», например, пред­ложное слово, хотя оно и не является предлогом, если исходить из традиционного определения предлога.

Аналогичные системы синтаксических классов существуют и в других языках, хотя, как и следует ожидать, эти системы значи­тельно отличаются своими особенностями от английской.

15. При описании синтаксиса английского языка желательно выделить некоторые классы конструкций. Это такие типы конст­рукций, которые нельзя причислить ни к одному отдельному клас­су составляющих. Типичным примером таких конструкций является предложное словосочетание, которое состоит из предложного и имен­ного слов. Поскольку каждое из этих составляющих может быть как единым словом, так и довольно сложной конструкцией, предлож­ные словосочетания на первый взгляд весьма различны: ср.: in truth «поистине» и in regard to our wholesaler's last large shipment «в отноше­нии последнего крупного груза нашего оптовика». Различие это, од­нако, только внешнее, и все предложные фразы имеют в своей ос­нове одну и ту же структуру. В качестве составляющих более круп­ных конструкций предложные словосочетания могут выполнять различные функции, поэтому они и не образуют единого класса составляющих. Они могут быть наречными словами, например: Не came in a big hurry. «Он поспешно вошел», или особым видом опре­делителей, как в The man in the car... «Человек в машине...» и т.п.

Другой класс конструкций составляют предложения типа под­лежащее — сказуемое. В таких конструкциях непосредственно со­ставляющими являются подлежащее и сказуемое. Подлежащим может быть именное или местоименное слово, некоторые виды фраз, а также и предложение. Сказуемым может быть глагольное слово и различные более крупные конструкции, включающие гла­гольные слова. Ни одна из этих формулировок не является опреде­лением, поскольку в них учитывается только то, что подлежащее и сказуемое служат непосредственно составляющими при постро­ении предложения. <...>

Важно, однако, то обстоятельство, что предложения обладают определенной закономерностью построения, выражаемой через НС. Следует отметить, что предложения типа «подлежащее — сказуе­мое» — это не единственный тип предложения в английском язы­ке, но просто наиболее распространенный. Другие типы предло­жений, например The more, the merrier. «Чем больше, тем веселее», можно проанализировать точно таким же образом, т.е. исходя из его непосредственно составляющих и существующих между ними формальных отношений.

16. Примеры, рассматривавшиеся до сих пор, намеренно при­водились в написании, а не в фонематической транскрипции. Это свидетельствует о том, что и письменный английский имеет дос­таточно средств, чтобы сделать предложение понятным. Но это не всегда так. В одном из ранних набросков настоящей книги я писал:

«What thinking Americans do about language is...»

Когда я перечитал данное предложение, оно показалось мне неуместным, пока я наконец не понял, что на письме оно двусмыс­ленно; я прочел его так: « What is done about language by thinking Americans is...» «To, что делается в отношении языка думающими американца­ми, это...», в то время как оно должно было значить: «What thinking about language is done by Americans is...» «Взгляды американцев на язык таковы...» При чтении вслух двусмысленность снимается: можно прочитать предложение так, что оно будет передавать или одно, или другое значение, но не оба одновременно.

Двусмысленность возникает из-за того, что слова можно сгруп­пировать в составляющие по-разному. По моей мысли, составляю­щим должно было являться Americans do about language, а не thinking Americans (т.е. не «думающие американцы», а «американцы о язы­ке»). В написании это не находит отражения, но в речи отношения между словами четко определены ударением и интонацией. В лю­бом случае при чтении данного предложения интонация обычно складывается из двух частей, первая из которых заканчивается /→/. Положение // всегда обозначает основное членение в высказы­вании. Если /→/ следует после thinking, предложение можно по­нять только так, как оно было задумано; если // поставить после Americans, предложение приобретет другое значение.

Система ударения и интонационная система английского язы­ка в Америке служат для обозначения типа построения конструкций. В этом их основная функция. Модели ударения функциониру­ют обычно уже на уровне слов. <...> Они могут также объединять тесно спаянные группы слов. Интонация проявляется почти ис­ключительно на синтаксическом уровне и характеризует обычно относительно крупные конструкции. И интонация и ударение со­ставляют морфемы, которые располагаются над последовательно­стями других морфем (корней и обычных аффиксов) и служат для обозначения того или иного объединения их в конструкции. В раз­говорном английском языке ударение и интонационно-мелоди­ческий рисунок являются дополнительными непосредственно со­ставляющими тех конструкций, в которых они встречаются.

2iy+ôwld+mæn+huw+3lívz+êr2→2hz+gнntuw+z+3snz+hâws1 /

В этом предложении три непосредственно составляющих: под­лежащее (субъект) — ^ The old man who lives there, сказуемое (преди­кат) — has gone to his son's house и интонационная кривая, состоя­щая из двух частей — /232 → 231/. Ударения определяют структуру и подлежащего и сказуемого и потому не являются НС всего пред­ложения. Ударение и интонационный рисунок не находят отраже­ния в письменном английском, и их место заступают два других средства — промежутки, показывающие условные границы между словами, и система знаков препинания, выделяющая некоторые установленные синтаксические единицы.

17. Синтаксис с давних пор является одним из наименее удов­летворительно разработанных аспектов структуры языка. Это объяс­няется, очевидно, тем, что на ударение и интонацию или на эк­вивалентные им явления в изучаемых языках обращалось недоста­точно внимания. (И ударение и интонация в других языках могут выполнять совершенно иную функцию, чем та, которую они вы­полняют в английском, но, вероятно, в любом языке существуют какие-то средства, которые характеризуют конструкции, подобно тому как ударение и интонация делают это в английском.) <...>

18. Следует упомянуть еще о двух синтаксических явлениях. В английском языке значение их невелико, но в ряде других языков они играют важную роль. Первое из них — управление. Оно состоит в следующем: определенные словоизменительные формы использу­ются в первую очередь для того, чтобы показать место данного слова в синтаксической структуре. Применительно к существительным, — а это наиболее обычный случай — такие словоизменительные кате­гории называются падежами. Категория падежа присуща также мес­тоимениям; например, различие между I и те («я» — «мне») или he и him («он» — «ему») — это различие в падежах. Такое противопо­ставление в английском языке находим только у местоимений. Упот­ребление тех или иных падежных форм ограничено определенны­ми положениями в структуре. Так, те и him встречаются с пред­ложными словами, с большинством глагольных слов в сказуемом и т.д. I и he в литературном английском языке в этих случаях не употребляется. Дистрибуция данных падежных форм подчиняется в некоторых других диалектах несколько иным правилам, и в уст­ной и письменной речи многих американцев к величайшему ужасу пуристов их употребление не слишком последовательно.

В силу того что эти формы закреплены за определенными син­таксическим позициями, они служат для определения структуры высказывания. Так, в I saw him. «Я увидел его» использование именно форм I «я» и him «его», а не те «меня» и he «он» помогает устано­вить отношения в высказывании. Однако у большинства именных слов в английском языке для этой цели используется только поря­док слов. Paul saw Mary. «Павел увидел Мери» в такой же мере ясно, как и I saw him, хотя в данном предложении на один струк­турный признак меньше. В связи с этим американцы мало полага­ются на падежные формы, даже когда они налицо. Если предло­жить группе американцев исправить такие предложения, как *Ме saw Paul. и *Mary saw he, большинство сделает из них I saw Paul. и Mary saw him скорее, чем Paul saw me и Не saw Mary. Из этого можно заключить, что в тех случаях, когда падежные формы и порядок слов приходят в столкновение, говорящий на английс­ком языке сочтет порядок слов более важным.

19. В некоторых других языках дело обстоит иначе. В латыни боль­шинство существительных имеет падежные формы, которые харак­теризуют структуру предложения гораздо яснее, чем падежи анг­лийских местоимений. Более того, падежные формы имеют в латин­ском языке большее функциональное значение, чем в английском. Например, англ. Paul saw Mary можно перевести на латинский как:

Paulus Mariam vidit. Mariam Paulus vidit.

^ Paulus vidit Mariam. Mariam vidit Paulus.

Vidit Paulus Maria m. Vidit Mariam Paulus.

Каждое из шести предложений понятно, поскольку словоизме­нительный аффикс -us характеризует Paulus как подлежащее, a -am показывает, что Mariam вместе с vidit образует сказуемое. Но хотя все эти предложения понятны, не все они равно «хороши». Одному из вариантов оказывается явное предпочтение перед другими, но в раз­ные периоды истории языка предпочитались разные варианты.

Иногда говорят, что из-за высокоразвитой системы словоиз­менения латинского языка порядок слов в нем не играл большой роли. Это несомненное преувеличение. В любом языке порядок слов выполняет важную синтаксическую функцию. Приведенный выше пример является исключением в латыни в том смысле, что он допускает почти полную свободу порядка слов. В каждом языке имеются определенные случаи строго закрепленного порядка слов, а наряду с ними существует и определенная свобода порядка слов. Правильнее было бы сказать просто, что в латыни порядок слов как синтаксический прием менее важен, чем в английском языке. И все же он имеет большое значение.

^ 20. Другим средством выявления структуры является согласова­ние. Это значит, что некоторые слова принимают формы, соответ­ствующие в известных отношениях другим словам. В современном английском языке согласование встречается редко. Наиболее оче­видным примером его являются местоимения this и that, они обычно согласуются в числе с тем существительным, к которому относятся. Так, мы говорим that boy «тот мальчик», но those boys «те мальчики», а также this boy «этот мальчик», но these boys «эти мальчики». Это, несомненно, примеры согласования, но они имеют относительно небольшое функциональное значение в английском языке, пото­му что представляют собой единичные остаточные явления.

В латинском языке система согласования между прилагатель­ным и существительным развита гораздо больше. Каждое прилага­тельное должно согласоваться с существительным по трем катего­риям: в роде, числе и падеже:

filius bonus

filii boni

puella bona

puellarum bonarum

«хороший сын» (номинатив ед.ч., м.р.)

«хорошего сына» (генитив ед. ч., м.р.)

«хорошая девочка» (номинатив ед.ч., ж.р.)

«хороших девочек» (генитив мн.ч., ж. р.)

Более того, согласование в латинском языке выполняет и син­таксическую функцию, поскольку в некоторых случаях только оно выделяет непосредственно составляющие.

Рассмотрим следующие примеры.



«хороший сын хозяина

» «сын хорошего хозяина» <...>

^ 21. Обычным является также согласование между главным су­ществительным подлежащего и глаголом или другим главным сло­вом сказуемого. Под главным словом понимается составляющее, которое служит центром какой-либо конструкции. Как правило, оно принадлежит к тому же синтаксическому классу, что и сама конструкция, главным членом которой оно является. В английском языке есть следы и такого типа согласования. Глагольная форма {-Z3} представляет собой форму согласования, показывающую, что подлежащим служит 3-е лицо единственного числа. Эта форма встре­чается только в настоящем времени.

Аналогичный тип согласования глагола с подлежащим пред­ставлен в гораздо более развитом виде в латинском языке:

^ Filius vidit. «Сын увидел.» (ед. ч.)

Filii viderunt. «Сыновья увидели.» (мн. ч.)

Этот тип согласования отличается в латинском языке от согла­сования между существительным и прилагательным тем, что не охватывает категории рода и падежа.

Подобный тип согласования имеется и в древнееврейском язы­ке, но здесь оно включает и род и число:

/zaakár hammélek/ «Король вспомнил.» (м.р., ед.ч.)

/zaakráa hammalkáa/ «Королева вспомнила.» (ж.р., ед.ч.)

/zaakrúu hammlaakíim/ «Короли вспомнили.» (м.р., мн.ч.)

В древнееврейском языке сказуемым мог быть глагол или су­ществительное, а также различные более крупные конструкции. В тех случаях, когда сказуемым является существительное, согла­сование носит такой же характер, как при сказуемом, выражен­ном глаголом. Иначе говоря, слова согласуются в числе и роде. Поскольку подлежащее есть всегда нечто определенное, а сказуе­мое — нечто неопределенное, предложение типа «подлежащее — сказуемое» четко отличается от конструкции двух существитель­ных в приложении наличием особого типа согласования.

/gaadóol hammélek/ «Король велик.» (предложение)

/mélek haggaadóol/ «Великим является король.» (предложение)

/hammélek haggaadóol/ «великий король» (не предложение)

22. Согласование — это особый вид связи, который может су­ществовать между составляющими высказывания, но не между не­посредственно составляющими. Так, в латинском предложении Filius bonus est «Сын хорош» Filius и bonus согласуются в роде, в то время как непосредственно составляющими этого предложения являют­ся filius и bonus est. Данную связь можно изобразить в виде схемы:


1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   31

Похожие:

Аспект пресс iconТема XII
Соловьев А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2000....

Аспект пресс iconБакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции...
Бакулев Г. П. Массовая коммуникация: зарубежные теории и концепции : учеб пособие для студ вузов / Г. П. Бакулев. – М. Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconЕвропейского Университета «Books for Civil Society»
Индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо — М.: Аспект Пресс, 2000.— с. 527

Аспект пресс iconСписок информационных источников
Введение в политологию: учебник для студентов вузов/В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. – 4-е изд.; перераб и доп. – М.: Аспект Пресс,...

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Аспект пресс iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учебное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Аспект пресс iconВведение в языковедение
Р 45 Введение в языковедение/Под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с. Isbn 5-7567-0046-3

Аспект пресс iconМгу им. М. В. Ломоносова и Гуманитарном институте. Для студентов,...
Ш95 Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. с. 277

Аспект пресс iconДиагностика и интерпретация апрель пресс эксмо-пресс 2 0 0 1
Д 46 Детский рисунок: диагностика и интерпретация. — М: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. — 272 с, илл. (Серия «Психологический...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов