Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов




Скачать 235.29 Kb.
НазваниеСудеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов
Дата публикации07.03.2014
Размер235.29 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы


Судеб переплетенье:

Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов
Петр Иванович Бартенев, уроженец Липецкой земли, проявивший себя в различных областях интеллектуальной жизни России второй половины 19 – начале 20 столетия.

Валерий Брюсов писал: «Как о человеке исключительном, о Бартеневе, конечно, будут много говорить. Он сам, как явление, был не менее, а, может быть, и более интересен, чем его труды. Характер оригинальный и самостоятельный, личность сильная и самовластная, он и многих привлекал к себе неодолимо, почти пленял, очаровывал, и во многих возбуждал чувства враждебные. Говорить о нем будут разное, и на лицах, знавших его, лежит обязанность осветить его образ, показать, кем же и чем же он был на самом деле»1.

Последнее в некой мере относится и ко мне, потому что в 2009 году Библиотечно-информационному центру на улице Ленина г. Липецка, где я работаю, было присвоено имя Петра Ивановича Бартенева. И это ко многому обязывает. Библиотека активно собирает материалы о жизни и деятельности Бартенева, его труды, предоставляет их для изучения всем желающим, ведет большую работу по распространению информации и сохранению памяти об именитом земляке. С 2009 года в газетах и журналах нами опубликовано девять просветительских статей о П. И. Бартеневе. Благодаря высокому рейтингу центра и его хорошей посещаемости имя Петра Ивановича постоянно «на слуху». Как достойный сын Липецкой земли Бартенев заслуживает того, чтобы о нем знали и помнили.

Бартенев П. И. внес большой вклад в отечественную историю, науку, литературу и культуру как историк-археограф, филолог, библиограф, переводчик, управляющий знаменитой публичной Чертковской библиотекой в Москве, редактор - издатель историко-литературного журнала «Русский архив». Это детище Бартенева до сих пор является для историков первоисточником изучения прошлого России. Труды Петра Ивановича, воспоминания о нем современников – предмет увлекательного чтения для всех, интересующихся историей Отечества, русской культурой, русской литературой, биографией А. С. Пушкина. Справедливо мнение, что если бы не Бартенев, многое о русской истории мы узнали бы гораздо позже, а кое - что не узнали бы вообще.

Видный ученый, пушкинист Мстислав Александрович Цявловский кратко и емко охарактеризовал деятельность Бартенева так:

«Человек ума оригинального, великий знаток русской истории 18 и 19 веков, неутомимый библиограф, Нестор русской исторической журналистики, один из основоположников пушкиноведения и последний хранитель устной традиции о Пушкине, деятельный помощник Льва Толстого в работе над его «Войной и миром», Бартенев трудом своим создал эпоху в русской историографии»2.

Родился П. И. Бартенев 1 (13) октября 1829 года в селе Королевщине Липецкого уезда. Располагалось оно неподалеку от нынешнего города Грязи. Дворянский род Бартеневых весьма древний. Еще в летописях 18 века упоминаются его основатели. Иван Иосифович Бартенев, отец Петра Ивановича, был офицером Арзамасского конно-гвардейского полка. Участвовал в Отечественной войне 1812 года. Вышел в отставку с чином подполковника. Как Иван Бартенев попал в Липецк, неизвестно. Но здесь он женился на дочери городничего Петра Тимофеевича Бурцева и поступил на службу в Липецкий уездный суд судьей. Умер в 70 лет. Похоронен на Соборном (теперь Евдокиевском) кладбище г. Липецка.

Мать Бартенева, Аполинария Петровна, была родной сестрой знаменитого гусара Бурцева, имя которого встречается у Давыдова и Пушкина.

В городе Липецке усадьба семьи Бартеневых располагалась на улице Дворянской (ныне Ленина). Где конкретно стояли дома Бурцевых и Бартеневых сказать сложно, потому что участки постоянно переходили из рук в руки, хозяева их часто менялись. Но документально подтверждено, что обе семьи входили в состав прихода Христорождественской церкви.3

Природа родного поместья, живописный Липецк, где проводили зимы, размеренный уклад патриархальной семьи до конца жизни вспоминались Петром Ивановичем светло и по-доброму.4

В 1841-1847 годах Петр Бартенев учился в Рязанской гимназии. Гимназические годы были суровым испытанием для юноши из провинции, тем более что как вспоминал сам Бартенев, он был одним из самых бедных учеников. Строгий казарменный режим. Подъем в 5 утра. Телесные наказания по любому поводу. Чтение только по ночам. И то – читать что-либо кроме учебников, даже произведения классиков, запрещалось. На «жизнь» 5 рублей в год. Окончил Петр Бартенев гимназию с золотой медалью и вынес из нее кроме запаса знаний «любознательность и привычку к усердному труду»5. А главное – твердое решение продолжать образование в истории и литературе.

В середине августа 1847 года он поступает на историко-филологический факультет Московского университета.

К этому времени семья Бартеневых испытывала большие материальные трудности. Посылать Петру-студенту было нечего, и он перебивался кое-как. В какой-то момент пришлось даже продать золотую гимназическую медаль. Чтобы иметь средства к существованию, Бартенев давал уроки и, хорошо зная французский, немецкий, английский, польский, латинский, греческий, делал переводы. Во время обучения в университете им были написаны первые исторические работы. Тогда же он приступил к целенаправленному изучению творчества и биографии Пушкина.

Биограф Бартенева, Андрей Дмитриевич Зайцев писал: «Уже тогда проявилось характерное для Бартенева уважительное отношение к источникам, к их поиску и характеристике, а также (что было не совсем обычно для современной ему науки) запись устных высказываний и введение их в качестве полноценных исторических источников в ткань исследования». 6

Заслуга Бартенева в том, что, будучи восторженным почитателем великого русского поэта, он одним из первых начал собирать и записывать рассказы о Пушкине людей знавших его лично, его друзей. Благодаря кропотливому труду Бартенева были разысканы, сохранены и обнародованы многие пушкинские документы. Он по праву считается основателем отечественного пушкиноведения.

По словам внучки Петра Ивановича, Софьи Сергеевны Сидоровой-Бартеневой, автора интересных рукописных воспоминаний о Бартеневе, хранящихся в РГАЛИ: «У деда были две страсти: Пушкин и «матушка Екатерина».7

В 1854-1858 годах П. И. Бартенев служил в Московском архиве Министерства иностранных дел. Это позволило ему хорошо узнать политическую историю России. В разные периоды жизни он являлся членом Московского славянского благотворительного комитета, Общества любителей древней письменности, Русского исторического и Московского археологического обществ.

В 1863 году Бартеневым был создан исторический журнал «Русский архив». В 2013 году исполнится 150 лет с года основания  этого знаменитого издания, а значение его чрезвычайно велико для науки до сих пор.

Выпускал Бартенев журнал до 1912 года, на протяжении пятидесяти лет, до конца своей жизни. С 1913 по 1917 годы дело продолжил его внук Петр Юрьевич Бартенев (Петр младший). В настоящее время с 1991 года в Москве периодически выходит в свет продолжатель «Русского архива» - альманах «Российский Архив», соединяя в единую цепь издания, прерванную в 1917 году.

Уникальность «Русского архива» состоит в том, что все пятьдесят лет Петр Иванович, будучи его редактором-издателем, вел всю работу сам. Традиционной редакции со штатом сотрудников практически не было. Точную характеристику этому явлению дал в очерке «Обломок старых поколений» В. Я. Брюсов:

«Эйфелева башня «Русского архива» воздвигнута почти целиком трудом одного человека... Даже последняя, 12-я книга пятидесятого года, которая должна была выйти уже после смерти Бартенева, была почти полностью подготовлена к печати им. Можно сказать, что все 50 лет журнала проведены им одним – пример единственный у нас, да, кажется, весьма редкий и во всем мире».8

Действительно, кажется совершенно невероятным, чтобы один человек в течение полувека издавал журнал, успевал делать то, что обычно выполняют многолюдные редакции, сумел так много написать, опубликовать, открыть множество неизвестных источников.

Бартенев и его «Русский архив» считались одной из достопримечательностей дореволюционной Москвы. Бартеневский журнал называли живой картиной былого. Знаток истории России и русской литературы, хранитель многих семейных и государственных тайн Петр Иванович Бартенев поражал современников глубочайшей эрудицией и феноменальной памятью. Его сведения отличались точностью и глубиной мысли. Ко всем этим достоинствам прибавлялась живость изложения, образность и любовь к родному слову.

Бартенев был знаком, общался лично, вел переписку со многими известными людьми. Будучи за границей, П. И. Бартенев встречался с А. И. Герценом и даже предоставлял материал для публикаций в его вольных изданиях.

Литератор Борис Садовской, навещавший Бартенева в последние шесть лет его жизни, писал: «Кого он только не знал и с кем не встречался! Митрополит Филарет, Жуковский, Гоголь, Ермолов, Закревский, Вяземский, Чаадаев, Погодин, Хомяков, Аксаковы, Тургенев, Достоевский, Толстой, Тютчев, Фет – словом, все государственные люди, писатели и ученые за последние шестьдесят лет были для П. И. Бартенева близкие живые современники».9

Об этом свидетельствует и А. Д Зайцев: «Благодаря своей энергичной собирательской и широко поставленной издательской деятельности,  Бартенев  являлся в XIX веке своеобразным научно - организационным центром по изучению истории России. В его журнале постоянно публиковались дневники, мемуары, письма, записки выдающихся деятелей прошлого, исторические и биографические очерки, впервые обнаруженные рукописи художественных произведений русской словесности. Поразителен своей многочисленностью и разнообразием круг его знакомств. Достаточно сказать, что в настоящее время в фонде  Бартенева, который находится в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), хранятся письма к нему от более 2000 корреспондентов. Здесь и государственные деятели разных рангов, и представители науки, искусства и литературы, и журналисты, и общественно - политические деятели различных направлений - все, так или иначе заинтересованные в публикации историко-литературных материалов».10

Хотя П. И. Бартенев не был автором каких-то значительных исследований, его вклад в развитие отечественной исторической науки, исторической журналистики и археографии чрезвычайно высок.

«Очень часто Бартенев пользовался формою примечаний к печатаемому тексту, чтобы намекнуть на то, что в то время было известно еще очень немногим. Эти коротенькие примечания, подписанные буквами «П. Б.», всегда составляли лучшее украшение «Русского архива». Часто одно маленькое примечание придавало смысл всему напечатанному документу или было ценнее целой помещенной в журнале статьи… Наряду с примечаниями Бартенева надо поставить и его рецензии, краткие, но написанные необыкновенно живым, своеобычным языком, выражавшие взгляд самостоятельный. Бартенев не умел писать незначащих слов; он не писал ничего, если ему нечего было сказать, и если он брался за перо, это значило, что ему есть что сообщить нового».11

Бартенев, по воспоминаниям современников, был редактор «строгий и крайне щепетильный к выбору сотрудников своего журнала».12 Чести работать в журнале удостоились всего несколько человек, среди которых особое место занимает Валерий Яковлевич Брюсов.

Андрей Дмитриевич Зайцев пишет: «В начале 20 века в кругу знакомых Бартенева появились люди иного, чем он сам поколения и естественно других взглядов. К их числу относился и Валерий Брюсов».13

Живя с Брюсовым в одну эпоху, Бартенев был в ней как бы пришельцем из другого мира. Суетливая современность была чужда ему. Постоянное общение с русской историей наложило отпечаток на его характер, суховатый и бескомпромиссный. Бартенев предпочитал жить в общении с людьми прошлого. Идеалом для него всегда был дух реформ Екатерины II, а любимыми поэтами поэты пушкинской поры. «Обломок старых поколений», - метко назвал его Брюсов. 14

История взаимоотношений не только творческих и деловых, но и дружеских, между представителями двух культурных эпох России – минувшего 19 столетия – в лице Петра Бартенева и века 20-го – в лице Валерия Брюсова заслуживает подробного рассмотрения.

Что послужило поводом к их возникновению и дальнейшему развитию? Что объединило семидесятилетнего старца Петра Ивановича Бартенева, по жизни никогда не отступавшего от своих воззрений, весьма далеких от всякого вольномыслия, человека глубоко верующего и молодого поэта – символиста Валерия Брюсова, воспитанного «с пеленок в принципах материализма и атеизма»?15

Общепринятая версия - общие интересы, в особенности к истории русской литературы и к ее классикам, любовь к Пушкину и Тютчеву. Ее придерживается и правнучка Бартенева Нина Петровна Ахметьева.

Вспомним, что Валерий Яковлевич Брюсов историк не только по университетскому образованию, но и по глубокой привязанности еще с детства. После гимназии он окончил историко-филологический факультет Московского университета, весь девятнадцатый век поставлявший русской литературе виднейших ее представителей. В их числе был и архивный юноша Петр Бартенев.

История и литература были как для Бартенева, так и для Брюсова делом, которому они преданно служили всю сознательную жизнь. Одно слово – единомышленники!

При огромной разнице в возрасте, отыскиваются у них и общие черты характера. Как и трудолюбец Бартенев, Брюсов был по складу характера упорным тружеником, сочетающим в себе тонкую лиричность поэта и холодную рассудочность ученого. Только ученого уже нового, двадцатого, века, осваивающего области знаний, неведомые в бартеневском девятнадцатом веке. «Как издатель, - писал Брюсов, - Бартенев принадлежал, бесспорно, не нашей эпохе. Современные методы исследования и издания документов были ему чужды. Он почитал себя вправе не только сокращать, но, порою, даже подновлять печатаемый текст».16

Как и Бартенев, Брюсов хорошо знал творчество Е. Баратынского, Ф. Тютчева, В. Соловьева, был знатоком и ценителем поэзии Пушкина, специалистом по его биографии. Если Петр Иванович по праву считается основателем отечественного пушкиноведения, то и Валерий Яковлевич остался в истории русской литературы как незаурядный пушкинист.   Он автор 82 печатных работ, посвященных творчеству А. С. Пушкина.

Но известным историком литературы и основоположником русского символизма Брюсов будет признан потом. А к моменту знакомства с Бартеневым у Брюсова была репутация эпатажного поэта-декадента, стремившегося ниспровергнуть устоявшиеся литературные вкусы и представления. Опубликованный в 3-м сборнике «Русские символисты» образец новой поэзии, однострочное стихотворение Брюсова «О, закрой свои бледные ноги!», принес ему оглушительную скандальную известность.

Осенью 1898 г. молодой поэт написал небольшую статью о Ф. И. Тютчеве, который был для него «драгоценнейшим поэтом». В то время еще не было полного собрания произведений Тютчева, и ценители его поэзии вынуждены были искать его стихи в журналах и альманахах. Обстоятельная и академичная статья Брюсова «О собрании сочинений Ф. И. Тютчева» стала результатом кропотливых библиографических разысканий. В ее основе были находки тютчевских стихов, помещенные в старых, забытых изданиях и нигде не перепечатанные до тех пор. Но где мог опубликовать ее тогда всенародно преданный «отлучению от литературы» модернист Брюсов? Все журналы были закрыты для него.17

И вот двадцатипятилетний декадент Валерий Брюсов решается отнести свою статью о Тютчеве патриарху отечественной журналистики, редактору исторического журнала «Русский архив» Петру  Ивановичу   Бартеневу.

В своем дневнике 12 сентября 1898 г. он записал: «Был в Русском Архиве, относил свою статью о Тютчеве. Видел там П.  Бартенева, древнего старца в креслах,  а  около костыли. Мило беседовали с ним о русском языке,  а  он все вспоминал Аксакова и Киреевского»18. Вот так и пересеклись их жизненные пути…

^ Есть и еще одно предположение, которым я хочу поделиться. А не сыграло ли главную роль в благожелательном отношении Бартенева к Брюсову при знакомстве землячество?

На эту мысль меня натолкнули воспоминания критика и публициста Александра Константиновича Воронского, к которому Петр Иванович отнесся благосклонно именно из-за принадлежности того к земле Липецкой, малой родине Бартенева. Вот что написал он в своей автобиографической книге «За живой и мертвой водой»:

«Запомнилось мне посещение редактора-издателя «Русского архива» П. И. Бартенева... Он нашёл мою визитную карточку, повертел её в руках, покачал головой, спросил подозрительно:

- Вы не из поляков?

- Я сын православного священника.

Бартенев пристально посмотрел на меня.

- Разрешаю себе спросить, какой вы губернии?

- Тамбовской.

- Вы не Липецкого уезда?

- Нет, я родился около Кирсанова, но бывал и в Липецком уезде.

Взгляд у Бартенева смягчился. Он отложил костыль в сторону, коснулся моего рукава, мягко и задушевно проговорил:

- Может быть, слыхали - родовое имение у меня там есть. Хорошее именье. И кругом прекрасные окрестности. Так вот как: земляки мы с вами. Подписаться на ваши издания не могу, не просите, но у меня есть сын, - сейчас он в отъезде. Может быть, он найдёт нужным купить ваши книги. Оставьте свой адрес. Когда приедет, я оповещу вас. Вы зайдите, зайдите. Мы ещё побеседуем с вами. Наставлять вас надо, учить, долго ли до греха».19

На мой взгляд, не являясь архивным документом, не имея прямого отношения к Брюсову, эти воспоминания очень важны для нашего исследования.

Зная, что Петр Иванович, с большим интересом относился к новым людям, имел привычку получать подробнейшую информацию о каждом потенциальном авторе журнала, можно предположить, что наверняка при встрече с Брюсовым он расспрашивал и его обо всем. Конечно же, выяснилось, что они в некотором роде – земляки, потому что корни Брюсова, как и Бартенева на Липецкой земле.

Общеизвестно, что родился В. Я. Брюсов в Москве. Но его «дед по матери, Александр Яковлевич Бакулин, был «писатель-самоучка», человек, вышедший из темной среды мелкого провинциального (родился в городке Лебедяни) мещанства 20-х годов прошлого века»20.

Со стороны Брюсова, может быть, немалую роль в зарождении дружеских отношений с Бартеневым сыграло то, что Петр Иванович напоминал ему деда, такого же чуткого к поэзии, воспитанного на Державине, фанатичного поклонника Пушкина. О Пушкине тот всегда отзывался восторженно и часто вспоминал, как видел поэта «собственными глазами». Именно лебедянский дед, Александр Яковлевич Бакулин, был первым учителем литературного творчества для Брюсова.

Об этом Валерий Яковлевич вспоминает в заметках «Памяти» так: «Когда, мальчиком, я начал писать стихи, дед обратил на меня внимание. Сперва начал снисходительно разговаривать со мной, потом поучать меня технике стихотворства, рассказывать о своих литературных знакомствах, наконец – читать мне свои стихи. Тогда мне было лет 10-12; деду шел седьмой десяток. Передо мной сидел живой современник Пушкина, говоривший мне о Пушкине. Тогда я еще не вполне мог оценить весь интерес этих воспоминаний, хотя и слушал их с живым любопытством, но позже, когда я самостоятельно «пришел к Пушкину», каждая черта в них стала для меня маленьким откровением».21

И тут же продолжает: «Еще дальше в старину уводили меня рассказы другого старика, Петра Ивановича Бартенева. В годы моего сближения со стариком Бартеневым я был намного старше (чем во времена общения с дедом), мне было 27-28 лет и запас воспоминаний был у Бартенева безмерно обширнее… Дед и Бартенев как бы составляли звено в цепи, которая от меня доходила до Тютчева, до Пушкина, до Екатерины». 22

Брюсов очень ценил тесную связь поколений, считая, что она «расширяет индивидуальную память далеко за пределы возраста»23. А именно дед, А. Я. Бакулин, и П. И. Бартенев были теми прочными нитями, которые связывали его, человека 20 века, с эпохой кумиров Брюсова - Пушкина и Тютчева. 24

Итак, знакомство состоялось, и далекий от литературных бурь бартеневский «Русский архив» стал для поэта - декадента Валерия Брюсова первым журналом, открывшим ему свои страницы.

Бартенев умел разбираться в людях и почувствовал в молодом человеке родственную душу. Об этом упоминает Зайцев А. Д.: «Брюсов сразу понравился Бартеневу»25.

Отношения развивались, и летом 1900 года Петр Иванович предложил Брюсову поехать с женой в Катериненталь, дачную местность под Ревелем, где обычно проводил отдых он сам. Пробыли Брюсовы там два месяца, июнь-июль. Первую половину этого времени жили одни. Брюсов переводил «Энеиду» и начал писать автобиографическую повесть «Моя юность». В начале июля приехал Бартенев и его дочь Татьяна Петровна.

В дневнике Брюсов записал: «За этот месяц я впервые узнал Петра Ивановича в частной жизни. Морские купанья, летний отдых, прогулки ободрили его, сделали веселым. Он не только рассказывал бесконечные рассказы из запаса своей памяти, не только произносил целые страницы наизусть из Пушкина, Тютчева, Батюшкова, Жуковского, Державина, но и высказал себя необыкновенно общительным. Он умел заговорить с каждым встречным и при том так, что те разбалтывали ему самые сокровенные тайны»26.

Летний отдых еще больше сблизил Бартенева и Брюсова. И в августе 1900 года Петр Иванович предлагает Валерию Яковлевичу стать секретарем «Русского архива».

Брюсовед Николай Сергеевич Ашукин (на основании воспоминаний «Мой дедушка Петр Иванович Бартенев» внучки Бартенева Н. Яшвили, опубликованных в историко-библиографическом альманахе «Прометей», М., 1969, с. 292-301), делает вывод: «То, что, Бартенев, любивший все в своем журнале делать сам, не доверявший никому даже чтение корректур, - предложил Брюсову разделить с ним труды по работе, показывает степень дружественного доверия Петра Ивановича к Брюсову, в котором он хотел видеть своего ученика»27.

В документально – биографическом сборнике «Брюсов», вышедшем в 2006 году в серии «Жизнь замечательных людей», приводятся обязательства Брюсова, данные им П. И. Бартеневу при поступлении в «Русский архив» на должность секретаря редакции:

«Я, нижеподписавшийся, согласен и рад вступить на службу в редакцию ежемесячного издания «Русский Архив» к  Петру   Ивановичу   Бартеневу  на следующих условиях:

1. Я буду посвящать «Русскому Архиву» не менее четырех часов в сутки, исключая дни неприсутственные.

2. Обычным временем моих занятий будет считаться пора от 4 1/2 до 8 1/2 часов пополудни, обычным местом – помещение редакции «Русского Архива». Но, по желанию  Петра  Ивановича или с его согласия, в отдельные дни время и место могут быть изменяемы.

3. Занятия мои может составлять все, имеющее отношение к изданию «Русского Архива», как то: чтение правочных листов, писание деловых писем, сношения с книгопродавцами и печатнями и т. п.

4. Вполне достаточным вознаграждением за эту скорее приятную, чем обременительную работу считаю я пятьдесят рублей в месяц.

14 августа 1900 г. Валерий Брюсов». (ОР РГБ)28.

Брюсов занимал должность ответственного секретаря редакции бартеневского журнала «Русский архив» почти четыре года (с 1899 по 1902 год). В то время финансовое положение только что женившегося идейного вождя символистов было незавидным. И хоть небольшой, но стабильный заработок для него кое-что значил.

Но главное - в лице Бартенева Брюсов нашел Учителя. Он прошел под руководством видного историка и редактора прекрасную школу научного публикаторства. Бартенев  влиял на взгляды, вкусы, литературные пристрастия Брюсова, стимулировал интерес к историко-литературным источникам, учил навыкам архивных розысков.

Специалистами считается, что во многом благодаря Бартеневу Брюсов состоялся как крупный ученый-гуманитарий, литературовед, пушкинист и историк позднеримской литературы.

Работа и публикации в бартеневском журнале благоприятно сказались и на репутации Брюсова. Как написал он в «Автобиографии»: «После «Архива» я получил доступ в «Ежемесячные сочинения», которые издавал И. И. Ясинский, где я поместил, кроме ряда стихотворений, несколько статей, и затем в «Мир Искусства», единственный в те годы журнал, сочувствующий «новому искусству»29.

Любопытно отношение Петра Ивановича к поэтическому творчеству Брюсова. Как вспоминал он сам, при любви и чуткости к поэзии «…воспринимать произведения новых поэтов Бартенев решительно не мог. Не читал Бартенев и моих книг и всегда был убежден, что я не говорю с ним о моих стихах из чувства стыда за свое «бедное рифмачество»30.

И все же Петр Иванович следил за творчеством молодого сотрудника. Свидетельство тому воспоминания внучки Бартенева Софьи Сергеевны Сидоровой-Бартеневой: «Когда Валерий Яковлевич Брюсов работал у деда в конторе «Русского архива» и ежедневно по нескольку часов в день проводил, так сказать, под рукой у деда, последний, несмотря на громадную разницу в летах, с великим удовольствием и увлечением беседовал с ним, слушал его стихи, спорил, обменивался мнениями, рассказывал ему, нисколько не тяготился беседою с молодым поэтом и всегда чрезвычайно тепло о нем отзывался и живо интересовался развитием его таланта по мере того, как произведения Брюсова появлялись в печати»31.

Брюсову нравилась работа в «Русском архиве». Страсть к редким книгам, документам, интерес к письмам давно умерших людей, как свидетельству своего времени, отвечали его духовным запросам.

Все написанное им о Петре Ивановиче, его письма к Бартеневу пронизаны глубоким уважением. «С благодарностью вспоминаю я внимательное отношение ко мне «патриарха» русской журналистики, старца П. И. Бартенева, - писал Брюсов, - за годы близости с ним я полюбил его своеобразную, сильную личность, в которой самые кричащие «недостатки» уживаются рядом с достоинствами исключительными»32.

Деятельность Брюсова в редакции журнала нашла отражение в письмах П. И. Бартенева, который, в частности, сообщал жене 4 сентября 1900 года: «Работает по «Русскому архиву» Брюсов. Я до сих пор очень им доволен». И 7 октября того же года: «Каждый день приходит Брюсов вот уже третий месяц, и я им очень доволен: усердствует и послушлив»33.

Большая загруженность Брюсова в конце 1902 года вынудила его оставить работу в редакции журнала. Тем не менее, он продолжал навещать  Петра Ивановича. До самого конца его жизни их связывали узы дружбы и общения. 5 марта 1903 года Бартенев писал жене: «Брюсов мне помогает, изредка являясь, больше по части словесной, и я очень подружился с ним и его женой»34.

Знакомство с Бартеневым положило начало многолетней комментаторской, журналистской, историко-литературной деятельности Брюсова (работы о Ф. И. Тютчеве, А. С. Пушкине, Н. В. Гоголе). На страницах «Русского архива» было опубликовано около шестидесяти его статей, рецензий, заметок, коммен­тариев к историко-литературным документам, библио­гра­фи­ческих справок, переводов. Большая их часть при­ходится на 1900-1902 годы, когда Валерий Яковлевич исполнял обязанности секретаря редакции бартеневского журнала.

Но и впоследствии практически все работы по истории русской словесности (прежде всего о Пушкине, Тютчеве и Баратынском) Брюсов неизменно печатал в «Русском архиве».

В 1903 году Петр Иванович оказал Брюсову большую помощь при издании им книги «Письма Пушкина и к Пушкину». В нее вошли и письма, подаренные Брюсову Бартеневым.

Поскольку  редакция «Русского архива» почти сливалась с семьей  Бартенева, многое из личной жизни Петра Ивановича проходило перед глазами поэта. Валерий Яковлевич был хорошо знаком с детьми Бартенева, «выделяя среди них Юрия Петровича, соредактора Петра Ивановича, хотя тот одновременно руководил Московским цензурным комитетом. Ему импонировал интерес Юрия Петровича к современной поэзии и молодым поэтам, в том числе и чуждым его отцу символистам»35. Встречался он и с его внуками. Брюсов выступал с прощальным словом на похоронах Петра Ивановича в 1912 году.

Примечательно, что при всей обширности знакомств Бартенева, воспоминания о нем написаны людьми молодыми, не девятнадцатого, а двадцатого века. Андрей Дмитриевич Зайцев объясняет это тем, что вероятно «для них Бартенев был живым преданием, остатком старины далекой, вызывавшим интерес и желание записать свои впечатления о встречах и беседах с ним»36.

Лучшее, бесспорно, написано о Бартеневе Валерием Брюсовым. Образ Петра Ивановича остался бы для потомков во многом скучным, тусклым и академичным, если бы не его очерк «Обломок старых поколений», впервые опубликованный в 1913 году, воспоминания «Памяти», «За моим окном» и др.

В заключении хотелось бы отметить, что, несмотря на существование ряда специальных работ, вопрос о взаимоотношениях П. И. Бартенева и В. Я. Брюсова, о роли «Русского архива» в творческой судьбе Валерия Яковлевича, нуждается в более глубоком рассмотрении. Вышеизложенное основано на уже опубликованных в разных источниках материалах, а архивные документы, дневники и письма еще ждут своих исследователей.

Тем более что в 2013 году исполнится 150 лет с года основания  выдающегося достижения историко-издательской деятельности, знаменитого русского историко-литературного журнала «Русский Архив».

Список использованной литературы


  1. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 53.

  2. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 77.

  3. Селезнев, Н. П. Создатель «Русского архива» П. И. Бартенев / Н. Селезнев // Вестник архивиста. – Липецк, 2006. – С. 104.

  4. Воспоминания П. И. Бартенева // Российский архив: история Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. Вып. I. –М. : студия «ТРИТЭ»: Российский архив. – 1991. – С. 47-53.

  5. Там же. – С. 54.

  6. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 78-79.

  7. Сидорова-Бартенева, С. С. Воспоминания о Петре Ивановиче Бартеневе // Архив Е. К. Сидоровой, РГАЛИ.

  8. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 48-49.

  9. Садовской, Б. А. Записки / Б. Садовской // Российский архив: история Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. Вып. I. – М. , студия «ТРИТЭ»: Российский архив. – 1991. – С. 162.

  10. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 50-51.

  11. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 57-58.

  12. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 141.

  13. Там же. – С. 55.

  14. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 47.

  15. Брюсов, В. Я. Краткая биография // В. Брюсов. Избранные сочинения в 2-х томах. Т. 1. – М. : Государственное издательство художественной литературы, 1955. – С. 35.

  16. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 57.

  17. Ашукин, Н. Р. Брюсов /Н. Ашукин, Р. Щербаков. – М. : Молодая гвардия, 2006. – С. 140.

  18. Брюсов, В. Я. Дневники / В. Брюсов. – М. , 1927. – С. 49. Цитир. по кн: Ашукин, Н. Брюсов / Н. Ашукин, Р. Щербаков. – М. : Молодая гвардия, 2006. – С. 140.

  19. Воронский, А. За живой и мертвой водой: Страда // Избранная проза / А. Воронский. – М. : Художественная литература, 1987. – 656 с.

  20. Брюсов, В. Я. Памяти: Из воспоминаний за полвека // Избранные сочинения в 2-х томах. – Т. 2. / В. Брюсов. – М. : Государственное издательство художественной литературы, 1955. – С. 516.

  21. Там же. – С. 515.

  22. Там же. – С. 519, С. 521.

  23. Там же. – С. 515.

  24. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. , 1994. – С. 1.

  25. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 141.

  26. Брюсов, В. Я. Дневники / В. Брюсов. – М. , 1927. – С. 89. Цитир. по кн. : Ашукин, Н. Брюсов / Н. Ашукин, Р. Щербаков. – М. , Молодая гвардия, 2006. – С. 141-142.

  27. Ашукин, Н. Брюсов/ Н. Ашукин, Р. Щербаков. – М. : Молодая гвардия, 2006. – С. 143.

  28. Там же. – С.143.

  29. Брюсов, В. Я. Автобиография // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. - М. : ТЕРРА, 1994. – С. 78.

  30. Брюсов, В. Я. «Обломок старых поколений»: Петр Иванович Бартенев // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 51.

  31. Сидорова-Бартенева, С. С. Воспоминания о Петре Ивановиче Бартеневе // Архив Сидоровой Е. К. , РГАЛИ.

  32. Брюсов, В. Я. Автобиография // Из моей жизни: автобиографическая и мемуарная проза / В. Брюсов. – М. : ТЕРРА, 1994. – С. 78.

  33. ЦГАЛИ, ф. 46,оп. 9,ед. хр. 78, л. 33. Цитир. по кн. : Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С.141

  34. Там же. – С. 144.

  35. Ахметьева, Н. П. Валерий Яковлевич Брюсов и Петр Иванович Бартенев / Н. Ахметьева // Записки Липецкого областного краеведческого общества. - Вып. VIII. – Липецк, 2010. – С. 109.

  36. Зайцев, А. Д. Петр Иванович Бартенев / А. Зайцев. – М. : Московский рабочий, 1989. – С. 57.


Руководитель Библиотечно-информационного центра

имени П. И. Бартенева г. Липецка

Двуреченская Татьяна Николаевна.



Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconЕсли по окончании воздействия, как бы мало оно ни было, управляемая...
Авторский коллектив нтз: д т н., проф., зав каф. Сау трту финаев Валерий Иванович

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconА. Я. Гуревич Гуревич Арон Яковлевич
Гуревич Арон Яковлевич — доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории ан СССР

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconПетр I алексеевич (Великий) (30. 05. 1672
Первым”. 25 июня 1682 года цари Иоанн V и Пётр I венчались на царство. В связи с молодостью царей

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconФакультет прикладной математики и информатики Кафедра информационных...
На основе анализа литературы определены основные проблемы, сформулирована формальная постановка задачи и сформулированы требования...

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconВалерий Аграновский. Вторая древнейшая. Беседы о журналистике
Валерий Аграновский культовая фигура в российской журналистике, младший и последний из журналисткой династии Аграновских, больше...

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconЧитайте в серии «сварогов квадрат» Петр Хомяков свои и чужие (драма идей)
Петр Хомяков россия против руси или почему же Россия не Америка на самом деле? (историческое расследование)

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconБ иланов Андрей Иванович
Биланов Андрей Иванович – российский актер театра и кино, родился 5 сентября 1968 года

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconПеречень примерных вопросов для самопроверки
Поэзия в первые послеоктябрьские годы (А. Ахматова, Д. Бедный, В. Брюсов, Н. Гумилев, М. Волошин)

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconПетр Кропоткин Анархия (Сборник) Кропоткин Петр Анархия (Сборник)
Сборник включает основные теоретические труды князя П. А. Кропоткина, посвященные обоснованию идеи "анархии", которую автор применяет...

Судеб переплетенье: Петр Иванович Бартенев и Валерий Яковлевич Брюсов iconПетр Кропоткин Анархия (Сборник) Кропоткин Петр Анархия (Сборник)
Сборник включает основные теоретические труды князя П. А. Кропоткина, посвященные обоснованию идеи "анархии", которую автор применяет...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов