Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его




НазваниеЖурналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его
страница1/6
Дата публикации06.04.2014
Размер0.88 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6
1.
Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его разобщенностью и натуральным хозяйством практически не нуждалось в широком обмене информацией. Только с ростом капиталистических отношений — товарного обмена или, по крайней мере, развитием элементов капиталистического уклада в рамках феодализма — появлялись современные способы распространения информации с помощью тиражирования новостей на машинной основе, нарождается журналистика. Вызревание этих условий падает в разных странах на различное время — конец XVI, XVII, XVIII вв. В России журналистика как индустрия информации появилась в начале XVIII в. История русской журналистики подтверждает это положения вполне.

«Куранты». Русская журналистика заявила о своем существовании в 1702 г. с момента издания «Ведомостей» — первой русской печатной газеты. До этого в России издавались рукописные предшественники газеты «Куранты» или «Вестовые письма». Это были сводки политических новостей, переписанные в одном, редко в двух, экземплярах от руки и предназначавшиеся для прочтения царю и ближайшим боярам. Первые «Куранты» относятся к 1600-м годам, и их тексты в настоящее время переиздаются издательством Академии наук («Вести-Куранты». 1600—1639, М., 1972; «Вести-Куранты». 1642—1644, М., 1976; «Вести-Куранты». 1645-1648, М., 1980).

«Ведомости». Но подлинным первенцем русской печати были все же «Ведомости», которые стали издаваться по личному указанию и при личном участии русского царя Петра I типографским способом, т.е. широко тиражироваться. Указ об издании первой русской газеты был подписан в декабре 1702 г. Тогда же вышли пробные номера, но первый из дошедших до нас экземпляров газет датирован 2 января 1703 г.

Нужно сказать, что первая русская газета, будучи органом государства помещиков-дворян и купечества, явилась в то же время важным фактором развития национальной культуры, особенно если учесть, что она с 1710 г. стала печататься гражданским шрифтом вместо церковнославянского.

Содержание первой русской газеты сводилось к широкой пропаганде петровских реформ, много места отводилось характеристике экономического потенциала страны, обзору военных действий в Северной войне, дипломатическим связям русского государства, фактам национальной культуры, открытию школ, описанию торжественных праздничных актов, публикации проповедей сподвижников Петра I (Феофан Прокопович) и др. Тираж «Ведомостей» колебался от нескольких десятков до 4 тысяч экземпляров.

Следует отметить серьезное отличие первой русской газеты от первых газет других европейских стран. Первая русская газета была менее всего коммерческим изданием, каким были впервые возникавшие европейские газеты. Русская газета с первых шагов существования обнаружила свои важные потенциальные качества — быть проводником определенной политики, быть пропагандистом, а подчас и организатором общественного мнения в пользу государственных реформ, в пользу защиты национальной самостоятельности и независимости. Идеологический уровень первой русской газеты был несомненен и весьма ярок, несмотря на то что в ней первенствовали информационные материалы.

О том, что первая русская газета была весьма высока по своему уровню, по своим функциям, как тип информационной газеты, говорит косвенно дальнейшее успешное развитие русской журналистики, которое пошло неудержимым потоком в последующие времена.

Уже в 1728 г. появился первый опыт издания русского журнала под названием «Примечания». В том же году стала издаваться газета «Санкт-Петербургские ведомости» при Академии наук в Петербурге, сменившая петровские «Ведомости».

С первым русским журналом «Примечания» связаны и первые шаги М.В. Ломоносова как журналиста. Здесь в 1741 г. он работал в качестве автора и переводчика. Были опубликованы некоторые оды Ломоносова, переводы научных статей. С 1748 по 1751 г. Ломоносов являлся фактически редактором газеты «Санкт-Петербургские ведомости».

Сотрудничал Ломоносов и в журнале, издававшемся на латинском языке Академией наук «Комментарий» (с 1750 г. «Новый комментарий»). С участием в этом издании связана статья Ломоносова «О должности журналистов», в которой впервые был сформулирован моральный кодекс журналиста, пишущего на научные темы, и вообще человека, берущегося публично давать оценку научным или иным явлениям действительности. Правдивость, умение правильно понять противника были провозглашены важнейшими профессиональными качествами журналиста.

1728 году издание «Ведомостей» было передано Академии наук, газета стала выходить под названием «Санкт-Петербургские ведомости». Начальный тираж «Санкт-Петербургских ведомостей» составлял 706 экземпляров; номер стоил 4 копейки. Выходила газета дважды в неделю. Редактором газеты с 1728 года был Герард Фридрих Миллер. При нём начали выходить и «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях» — первый отечественный журнал.

^ М. В. Ломоносов — ученый-энциклопедист, поэт, просветитель — оставил заметный след и в области журналистики. Заботясь о развитии русского просвещения, Ломоносов понимал, какую большую роль в распространении и пропаганде научных знаний, в развитии русской культуры играет журналистика. Вскоре после смерти Петра I, в июле 1727 г., первая русская газета «Ведомости» перестала существовать. Ей на смену пришло издание «Санкт-Петербургских ведомостей» при Академии наук — газеты, которая, как и «Ведомости», была правительственным органом, содержавшим по-прежнему иностранную информацию (известия из Берлина, Вены, Парижа и других европейских городов) и хронику русской, преимущественно официальной жизни. Первым редактором обновленной газеты был Г. Ф. Миллер, приехавший из Германии в Россию в 1725 г. Газета выходила регулярно 2 раза в неделю. Уже с 1728 по 1742 г. при «Санкт-Петербургских ведомостях» выходят приложения «Исторические, генеалогические и географические примечания» объемом от 4 до 8 страниц в восьмую долю листа. Вскоре «Примечания» приобретают самостоятельный характер и становятся первым русским научно-популярным журналом. Отличаясь разнообразным содержанием (статьи на естественнонаучные темы, статьи по искусству, литературе и др.), «Примечания» пользовались успехом и способствовали расширению кругозора читателя. Научный уровень «Примечаний» высок, их составляли часто крупнейшие ученые в своей области, такие как Л. Эйлер, Г. Рихман, Г. Крафт и др. В этом журнале в 1741 г. по возвращении из-за границы сотрудничает Ломоносов как переводчик и автор. Здесь были опубликованы три оды Ломоносова.

Позже, в мае 1748 г., Ломоносову было поручено Академией редактирование «Санкт-Петербургских ведомостей» (Ломоносов осуществлял руководство постоянными сотрудниками, переводившими и подбиравшими материал из иностранных газет). Однако Ломоносов как редактор был ограничен в своих возможностях, так как данная ему инструкция предписывала: «В писании от всякого умствования и предосудительных экспрессий удерживаться».

Благодаря инициативе и энергии Ломоносова в январе 1755 г. стал издаваться при Академии наук первый крупный научно-литературный журнал «Ежемесячные сочинения,  к пользе и увеселению служащие», издатели которого обязывались публиковать «сочинения,  какие только обществу полезны  могут быть». Журнал стал  выходить 2000-м тиражом (12  раз  в  год).  Однако уже с 1758 г. тираж уменьшился до 1200, так как прежний тираж не расходился. Журнал был предназначен для широкого читателя. На виньетке, открывавшей каждый полугодовой номер, значился де виз: «Для всех».

Одним из требований, выдвигаемых к авторам статей,  было требование  ясности  и доступности:   «Ибо  мы  за  правило  себе приняли писать таким образом, чтоб всякий, какого бы кто звания или понятия не был, мог разуметь предлагаемые материи».

Это был интереснейший научно-популярный журнал, в котором публиковались материалы официально-политического характера, статьи о разных отраслях науки, сочинения древних и современных писателей.

На страницах журнала велась пропаганда науки и борьба с невежеством, суевериями. В журнале предполагалось «исключить все из журнала статьи богословские и вообще все, касающиеся до веры...». «Ежемесячные сочинения» заполнялись переводными материалами, научными и литературными (здесь были, в частности, напечатаны философские повести Вольтера «Задиг», «Микромегас»).

В журнале печатались многие  крупные  русские писатели  и ученые: В.К. Тредиаковский, А. П. Сумароков,  И. П. Елагин, экономист П.И. Рычков. Ломоносов мало выступал на его страницах в силу серьезных разногласий с редактором журнала историком Миллером. Статьи на экономические темы поднимали вопросы о мануфактурах, ремеслах, купечестве. Большое место отводилось статьям  по  истории, с которыми  особенно  часто выступал Миллер. Одна из статей, «Опыт новейшая истории о России», печатавшаяся в трех книжках журнала за 1762 г., вызвала резкую критику Ломоносова. Несмотря на использование первоисточников, тщательное изучение разнообразных материалов, работа Миллера имела все недостатки старых исторических трудов: обилие частностей, неумение найти генеральные линии в развитии событий, пренебрежение к философии, истории. Ломоносов писал о том, что Миллер «больше всего высматривает пятна на одежде российского тела, проходя многие истинные ее украшения». Он выступал против искажения Миллером русской истории, его пренебрежительно-высокомерного отношения к русскому народу.

Среди литературных работ, печатавшихся в журнале, следует назвать опубликованные в 1755 г. статью В. Тредиаковского «О древнем, среднем и новом стихотворении российском» и две статьи анонимные: «О качествах стихотворца рассуждение» и «Рассуждение о начале стихотворства». Статьи поднимали важные теоретические вопросы русского стихосложения и вместе с тем отражали литературную полемику того времени.

Особое место в истории журналистики принадлежит полемической статье М. В. Ломоносова «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии». Непосредственным поводом к написанию статьи послужила необходимость ответить немецкому рецензенту, подвергнувшему в 1752 г. в лейпцигском журнале необоснованной критике разработанную Ломоносовым теорию теплоты («О причине теплоты и стужи»). В 1754 г. с критикой теории теплоты выступил и «Гамбургский корреспондент».

При Академии наук с 1727 г. выходил научный журнал на латинском языке «Комментарии», в котором публиковались полностью или частично научные работы. С выходом в 1750 г. «Новых комментариев» публикуемые работы часто получали оценку в заграничных журналах. Иностранные рецензенты, весьма благосклонно относившиеся к работам, напечатанным в научных журналах Академии наук, постоянно подвергали критике научные труды Ломоносова, которые делали его первооткрывателем в ряде областей науки. Преднамеренность их оценок была очевидной.

Ломоносов взялся отвечать заграничным оппонентам, в утверждениях которых он увидел беспринципность и недобросовестность, пагубную для выявления научных истин.

Статья была написана по-латыни в 1754 г., а через год опубликована на французском языке в амстердамском журнале «Nouvelle Bibliotheque Germanique».

Статья была переслана Ломоносовым известному немецкому ученому Эйлеру, высоко ценившему научные труды Ломоносова, который и передал ее для опубликования. Статья была напечатана (по желанию автора) без подписи. Ломоносов не ограничивается полемикой только по научным вопросам, он поднимает ряд принципиальных проблем, касающихся прав и обязанностей журналистов вообще.

«Силы и добрая воля — вот что от них требуется. Силы — чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те многочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля — для того, чтобы иметь в виду одну только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти». Требуемых качеств Ломоносов не находит у европейских журналистов. Журналист образованный, проницательный, справедливый и скромный стал своего рода фениксом. Ломоносов полемично и темпераментно доказывает невежество «рецензента» и неспособность его понять новую теорию. Недобросовестные приемы критики способствуют искажению мысли ученого, емуприписывают невежественные суждения.

В заключение статьи Ломоносов излагает свои знаменитые семь правил, которые следует «затвердить как лейпцигскому журналисту, так и всем подобным ему».

Во-первых, Ломоносов считает, что журналист должен взвесить свои силы, способен ли он «уметь схватить новое и существенное в сочинениях, принадлежащих иногда людям самым гениальным».

Второе правило: «Чтобы быть в состоянии произвести приговор искренний и справедливый, надобно освободить свой ум от всякого предрассудка, от всякого предубеждения...»

Третье: журналист должен уметь аргументировать свои возражения, «он должен неоднократно взвесить то, что намерен сказать для того, чтоб быть в состоянии оправдать свои слова, если в том встретиться надобность».

Далее: «Журналист не должен торопиться порицать гипотезы. Они позволительны в предметах философских, и это даже единственный путь, которым величайшие люди умели открыть истин самые важные».

«Особенно же пусть журналист запомнит, что всего бесчестнее для него красть у кого-либо из своих собратьев высказываемые мысли и суждения и присваивать их себе, как будто бы он сам придумал их!»

Ломоносов пишет, что одни сомнения и вопросы не дают журналисту права осуждать сочинение и он не должен считать, «что непонятное и необъяснимое для него, таково же и для автора...».

Последнее, седьмое правило говорит о том, что журналист «никогда не должен иметь слишком высокого мнения о своем превосходстве, о своем авторитете и о достоинстве своих суждений».

Из этих правил, изложенных Ломоносовым, вырисовывается нравственный облик истинного, серьезного журналиста.

2.
После смерти Петра I при его ближайших преемниках начинается реакция против петровских преобразований, делается попытка возвращения к «старине». Многое из того, что было создано, разрушается, что было начато – консервируется. Но повернуть Россию назад, как хотела феодально-церковная знать, стало уже невозможно. Реформированное Петром государство продолжало крепнуть и развиваться.

В России складывались новые экономические отношения, росли производительные силы, расширялись торговля и промышленность, умножались связи с зарубежными странами. Все это вызывало потребность в информации, постоянную необходимость знать, как идут военные действия, – война с Швецией закончилась только в 1721 г., – что происходит внутри страны и за ее пределами.

С 1728 г. издание «Ведомостей» приняла на себя Академия наук. Газета получила постоянное название «Санкт-Петербургские ведомости». Первым редактором-составителем обновленной газеты был Г.Ф. Миллер (1705–1783). Он приехал в Россию из Германии в 1725 г., был зачислен студентом Академии наук и одновременно начал преподавать латинский язык, историю и географию в академической гимназии.

Миллер занимался «Ведомостями» с 1728 по 1730 г. Он подбирал материалы для каждого номера газеты, переводил иностранные известия, черпая их из заграничной прессы, читал корректуру и следил за выпуском номеров в свет.

Первый номер «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1728 г. был отпечатан на четырех страницах в четвертую долю листа, остальные выходили в таком же формате. На первой странице под заголовком газеты помещался виньет, изображавший двуглавого орла с цепью ордена Андрея Первозванного. Ниже следовала дата издания. Содержанием номера явились известия из Гамбурга, Лондона, Вены, Берлина, Рима, Парижа и других европейских городов, а также придворная хроника – сообщения о поздравлениях государя с новым годом, о производстве в чинах и награждениях.

Газета издавалась два раза в неделю, по вторникам и пятницам; за год собиралось 104–105 номеров. Кроме того, она имела «Суплемент» (добавление, дополнение – латинск.) – 12 номеров, в которых печатались разнообразные дополнительные материалы, например, парламентская речь английского короля, манифест короля шведского, указы об изъятии гривенников 1726 и 1727 гг., о вывозе товаров в Ригу и Ревель и т.д. В течение года было издано в качестве приложений четыре реляции – о въезде Петра II в Москву, о его коронации и о похоронах царевны Анны Петровны (две).

На протяжении всего XVIII в. «Санкт-Петербургские ведомости» не изменили своей периодичности – они продолжали выходить два раза в неделю, лишь меняя время от времени дни выхода в связи с изменениями «почтовых дней», когда из Петербурга отправлялась почта по всей Российской империи. Вскоре к иностранным и внутренним известиям прибавились объявления о торгах, подрядах, продажах, о выходе новых книг, театральных спектаклях и т.д. Эти объявления содержат немалый материал для историков русской культуры, так как позволяют уточнить дату выхода той или иной книги, журнала, появления новой пьесы.

С «Санкт-Петербургскими ведомостями» связан важный этап участия в русской периодической печати М.В. Ломоносова. В 1748 г. канцелярия Академии наук назначила несколько переводчиков для того, чтобы выбирать сообщения из иностранных изданий, а редактуру возложила на Ломоносова.

В сущности, Ломоносов становился редактором «Ведомостей», ибо из восьми полос каждого номера газеты не менее пяти-шести занимали иностранные известия, остальные заполнялись объявлениями. Русские новости – преимущественно придворная хроника – обычно получали очень ограниченное место, представляя собой две-три заметки, появлявшиеся далеко не в каждом номере.

При всей своей занятости Ломоносов с полной ответственностью отнесся к новому поручению и принялся руководить подбором иностранной информации, внимательно редактируя тексты. Общий хроникальный характер заметок «Ведомостей» от этого не изменился – редактор имел дело с переводами, ничего не сочинял сам, а только отбирал и правил. Известия о войне за Нидерланды, о морских столкновениях между Англией и Испанией, о семейной жизни владетельных особ – королей, герцогов и маркграфов, сведения о землетрясениях, бурях и пожарах постоянно печатаются при Ломоносове, как было и до него. Но нельзя не заметить увеличения числа заметок, касающихся не военных, а гражданских новостей, научных сообщений, сведений об открытиях иностранных ученых. Меняется и манера письма, она делается более ясной, доступной. Фраза становится короткой, энергичной, четкой по мысли, удобной для чтения вслух.

Немалый труд, который вкладывал Ломоносов в руководство изданием «Санкт-Петербургских ведомостей», отнимал у него время от научных занятий и потому в марте 1751 г. он просил об увольнении от этой обязанности. Академия наук передала редактирование «Ведомостей» Тауберту.

С 1728 по 1742 г. «Ведомости» выходили с приложением «Исторических, генеалогических и географических примечаний», объемом от 4 до 8 страниц. В течение первого года они появлялись раз в месяц, а с 1729 г. прилагаются к каждому номеру газеты. Выпуски их именуются «частями».

«Примечания» были задуманы как справочный аппарат «Ведомостей» и вначале тесно связывались с содержанием газеты. Они более подробно толковали сообщаемые известия и дополнительно приводили любопытные материалы, расширявшие сведения информационных заметок основного текста газеты. Но через год «Примечания» приобрели самостоятельный характер, на их страницах замелькали статьи, вовсе не прикрепленные к газетным сообщениям, и они превращаются как бы в журнал, выходивший вместе с «Ведомостями» два раза в неделю.

Статьи «Примечаний» за тринадцать лет их существования поражают разносторонностью и широтой тематического охвата. Так, в 1729 г. наряду с известием о состоянии инквизиции в Венеции (ч. 15) идет очерк «Борьба воловья в Гишпании и Португалии, или о битве с волами», т.е. о бое быков (ч. 19). Вслед за серией статей об открытии Америки (ч. 29–31) поставлена статья «О Перпетуо Мобиле, непременном или непрестанном движении» (ч. 56). В части 87 помещены «Стихи или вирши акцизного секретаря Ганкена в Польше», части 95–101 заняты обширной статьей «О полагании руки французского короля на больных или о излечении желез прикосновением, части 88–91 заполнены статьей «О прибывании большой воды в Неве» и т.д. В последующие годы это разнообразие содержания еще увеличилось. Появились крупные статьи на естественнонаучные темы, практические рецепты, медицинские рекомендации, описания иллюминаций и многое другое.

В «Примечаниях» было опубликовано несколько статей по вопросам литературы и искусства: «О позорищных играх или комедиях и трагедиях» (1733, ч. 44–46), «Историческое описание театрального действия, которое называется опера» академика Я. Штелина (1738, ч. 17–21, 33–34, 34–49), «О немых комедиантах у древних» академика Ф. Штрубе де Пирмон (1739, ч. 87), «О бардах или первых стихотворцах у древних немцев» Штелина (1740, ч. 1–2) и др. Разумеется, появление в русской печати статей, затрагивающих темы истории и теории искусства, имело свое положительное значение и было полезно для читателей, однако нельзя не заметить полного равнодушия редакции к русскому искусству и литературе.

Начальные шаги Ломоносова в Петербургской Академии наук по возвращении из заграничной командировки связаны с участием в печати. Ломоносов был назначен адъюнктом физических классов в январе 1742 г., а до этого в течение полугода он работал в редакции «Примечаний на Ведомости» в качестве автора и переводчика. В 1741 г. он печатает в «Примечаниях» три оды – на день рождения императора Ивана Антоновича (ч. 66–69), в честь победы русских войск над шведами при Вильманстранде (ч. 73–74) и поздравление новой императрице Елизавете Петровне (ч. 98–102).

Кроме того, Ломоносов перевел несколько работ академика Крафта «О сохранении здоровья», «О твердости разных тел» и др. В общей сложности десять частей «Примечаний» 1741 г. подряд оказались занятыми переводами Ломоносова.

В октябре 1742 г. Академия наук прекратила издание «Примечаний», но читательский интерес к ним не охладел. В 1765 г. в Москве, вероятно Миллером, был издан сборник, составленный из 25 перепечатанных оттуда статей, и вслед за ним вышло еще несколько изданий такого же типа.

в начало

^ «ЕЖЕМЕСЯЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ»

После того как были закрыты «Примечания», в течение двенадцати лет в России выходило только одно издание – «Санкт-Петербургские ведомости», орган официальный и чисто информационный. Растущие научные и литературные силы страны требовали выхода в печать, тянулись к читателю. В Академии наук, кроме Ломоносова, Тредиаковского, Крашенинникова, работали несколько молодых русских ученых, среди которых особенно выделялся талантливый ученик Ломоносова H.H. Поповский. Все шире становилось известным имя поэта А.П. Сумарокова, автора песен, стихотворений и трагедий; в стенах Сухопутного шляхетного кадетского корпуса подрастала группа молодежи, не замедлившая занять свои позиции в литературе – M.M. Херасков и др.

Все это знал и видел Ломоносов. Заботы о русском просвещении всегда волновали его. В начале пятидесятых годов он стремился организовать в России высшую школу – университет и создать журнал для русских читателей.

К тому времени у Ломоносова появились и реальные возможности осуществления таких планов. Фаворит Елизаветы Петровны И.И. Шувалов, ставший богатым вельможей, выделялся в придворной среде своим пусть поверхностным, но неподдельным интересом к науке и поэзии. Личность Ломоносова произвела на него большое впечатление, и он постарался сблизиться с великим ученым. Ломоносов не замедлил воспользоваться расположением Шувалова для нужд русской науки и литературы, добиваясь через его посредство исполнения своих проектов.

Ломоносов настойчиво внушал Шувалову мысль о создании в Москве университета, и по его инициативе, по его плану это ныне старейшее в стране высшее учебное заведение было открыто 7 мая 1755 г. Вскоре Ломоносов добился университету привилегии содержать собственную типографию, и указ о том был подписан 5 марта 1756 г.

Открытие университета и типографии при нем обогатило русскую периодическую печать новым изданием: 26 апреля 1756 г. вышел первый номер газеты «Московские ведомости», органа Московского университета. Следовательно, своим существованием эта газета также обязана Ломоносову.

Выходила газета два раза в неделю на восьми страницах. Редактировал ее профессор А.А. Барсов, в 1766 г. его сменил профессор П.Д. Вениаминов. Несмотря на то, что основным содержанием газеты были иностранные известия, она имела определенный «университетский» отпечаток. В «Московских ведомостях» регулярно публиковались сведения о торжественных актах, новых курсах и лекциях, о диссертациях и т.д. Газета следила за успеваемостью студентов, печатала списки награжденных за успехи в науках и переводимых с курса на курс. Кроме того, в «Московских ведомостях» помещались объявления о купле-продаже, подрядах, новых книгах, велась придворная хроника.

Одновременно с хлопотами об открытии университета Ломоносов задумывает издание научного журнала и убеждает в этой необходимости И.И. Шувалова.

«Примечания к Ведомостям» продолжали пользоваться вниманием читателей, комплекты издания целиком разошлись из академической типографии. В ответ на просьбу Шувалова достать ему экземпляр «Примечаний» Ломоносов в письме 3 января 1754 г. сообщил, что не может этого сделать, «затем, что их помалу было печатано и не по мере Российского государства, а особливо ныне, узнав наш народ пользу наук, больше такие книги хранит для их редкости». В связи с этим Ломоносов ставит перед Шуваловым вопрос о создании нового академического журнала, который следует выпускать «повсемесячно, или по всякую четверть или треть года, дабы одна или две материи содержались в книжке, и в меньшем формате» . Так были установлены тип, формат и периодичность журнала Академии наук. Однако прошел почти год, прежде чем инициатива Ломоносова осуществилась. Первый номер журнала «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» увидел свет в январе 1755 г. Редактором был назначен Г.Ф. Миллер.

На страницах «Ежемесячных сочинений» выступали видные русские писатели – А.П. Сумароков, В.К. Тредиаковский, M.M. Херасков, И.П. Елагин и др. Большое участие в журнале принимали известный краевед и экономист П.И. Рычков, напечатавший ряд научных работ («Переписка между двумя приятелями о коммерции», «История Оренбургская» и др.), а также Ф.И. Соймонов. Свыше двух десятков статей опубликовал Миллер, в том числе такие значительные, как «О торгах сибирских» (шесть номеров в 1755 и 1756 гг.), «История о странах, при реке Амуре лежащих» (июль – октябрь 1757 г.) и др.

Тираж «Ежемесячных сочинений» по распоряжению президента Академии наук графа К.Г. Разумовского был установлен в 2000 экземпляров, подписка в год стоила два рубля. Однако тираж этот не расходился: подписка и розница составляли не более 700 экземпляров, что, собственно, не так уж, и мало по сравнению с тиражами других периодических изданий XVIII в. С 1758 г. академическая канцелярия уменьшила тираж «Ежемесячных сочинений» до 1250 экземпляров. Одновременно было изменено и название журнала на «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие». В 1763 г. название вновь подверглось переделке, и до конца своего существования журнал именовался «Ежемесячные сочинения и известия о ученых делах».

На титульном листе под заглавием печатался виньет, изображавший часть земного шара с расположением России, двуглавого орла с вензелем Елизаветы Петровны и солнце, в лучах которого красовалась надпись «Для всех».

В предуведомлении в первой книжке редакция сообщала, что в журнале будут помещаться не только чисто научные сочинения, но и такие, которые имеют практический, прикладной характер и полезны обществу в экономии, в купечестве, в рудокопных делах, в мануфактурах, механических рукоделиях, архитектуре и т.д. При этом все помещаемое в журнале будет изложено таким образом, «чтоб всякий какого бы кто звания или понятия ни был, мог разуметь предлагаемые материи».

Первые же номера нового журнала, находившегося в распоряжении Миллера, показали, что в нем не найдется места Ломоносову.

Неслыханный факт – единственный журнал Академии наук сумел промолчать об открытии нового очага науки и просвещения – Московского университета, в чем нельзя не видеть неприязни редакции к его великому основателю. Лишь несколько месяцев спустя название нового учебного заведения появилось на страницах журнала, и произошло это опять-таки вследствие вмешательства Ломоносова.

В день открытия Московского университета H.H. Поповский, назначенный ректором университетской гимназии, начал чтение лекции по философии вступительной речью. Одной из главных ее мыслей была та, что неверно думать, будто излагать философию можно только на латинском языке. Русский язык вполне пригоден для изъяснения философии, утверждал Поповский, «что же касается до изобилия российского языка, в том перед нами римляне похвалиться не могут. Нет такой мысли, кою б по-российски изъяснить было невозможно. Что же до особливых надлежащих к философии слов, называемых терминами, в тех нам нечего сомневаться». И он с успехом прочел свой курс на русском языке. Речь Поповского была выправлена рукою Ломоносова и по его настоянию напечатана в «Ежемесячных сочинениях» (1755, август).

Сам Ломоносов опубликовал в журнале только два своих стихотворения, появившихся в заключительной, девятой, книжке 1764 г. Он не хотел и не мог работать с полновластным распорядителем издания Миллером, своим идейным противником. Еще в 1749 г. Ломоносов выступил с критикой речи Миллера «Происхождение народа и имени российского», резко возразив против «норманской теории» происхождения русского государства, которую развивал Миллер. Общее направление журнала, обилие переводных статей и исторических диссертаций самого редактора, тон преклонения перед заграничной наукой были чужды Ломоносову. В литературном же отделе до 1759 г. ведущая роль была предоставлена Миллером Сумарокову, и Ломоносов отнюдь не стремился туда проникнуть.

Значительное внимание редакция «Ежемесячных сочинений» уделяла вопросам экономики и торговли, помещая на эти темы многочисленные оригинальные и переводные статьи. Авторы обычно развивали теорию меркантилизма, но были и другие точки зрения. П.И. Рычков, например, не придерживался меркантилистских взглядов и считал, что основным источником народного богатства является производство.

В «Ежемесячных сочинениях» появлялись статьи о литературе и искусстве. Наиболее важные из них были опубликованы в 1755 г.: «О качествах стихотворца рассуждение», «Рассуждение о начале стихотворства» (обе анонимные) и «О древнем, среднем и новом стихотворении российском» (с инициалами В. Тредиаковского).

Первая статья развивала мысль о том, что литература должна воспитывать читателей, быть серьезной и поучающей. Стихотворство в ней изображалось, в соответствии с установками поэтики классицизма, сложной наукой, пройти которую писателю совершенно необходимо. Статья метила в дворянских поэтов, может быть и в Сумарокова, которые, по мнению автора, «без науки и в худых рифмах» пишут салонные стихи, не имеющие гражданского значения, но воображают себя «добрыми писателями». Она заканчивалась цитатой из Цицерона, выразительно подводящей итог всему рассуждению: «В безделицах я стихотворца не вижу, в обществе гражданина видеть его хочу, перстом измеряющего людские пороки». Первый журнал Академии наук, немало содействовавший сплочению литературных сил России, в последние годы снизил содержательность своих материалов; возникли журналы, издаваемые частными лицами, и они заняли многих авторов. Наступал новый период в истории русской печати. В 1765 г. «Ежемесячные сочинения» были закрыты.

в начало

^ ЛОМОНОСОВ И НАУЧНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА

Вскоре после своего открытия Академия наук в Петербурге начала развертывать издательскую деятельность. В 1727 г. на латинском языке стали выходить «Комментарии», в которых публиковались работы ученых, затем на русском языке было выпущено «Краткое описание комментариев Академии наук на 1726 год, часть первая». Выпуск делился на четыре «класса», посвященных математике, физике, истории и астрономии. Некоторые труды были напечатаны полностью, большинство же в «повести», т.е. в сокращенном пересказе.

В 1750 г. Академия наук приступила к изданию на латинском языке «Новых комментариев», которые рецензировались в заграничных журналах всегда с похвалами. Неблагоприятной оценке подвергались только исследования Ломоносова. В 1754 г. в «Гамбургском корреспонденте» появилась статья о диссертации некоего Арнольда, якобы опровергавшей теорию теплоты, созданную Ломоносовым. Травля начинала принимать систематический характер. Открытия Ломоносова создавали эпоху в каждой области науки, к которой он обращался, опережая свое время нередко на десятки лет. Ломоносовская теория теплоты, названная Арнольдом неверной, легла в основу современных нам физических представлений. В работах, посвященных упругой силе воздуха, также вызвавших неодобрительные отзывы заграничных журналов, Ломоносов вновь надолго опередил европейскую науку XVIII столетия, создав кинетическую теорию газового состояния.

Ломоносов решился отвечать своим зарубежным противникам. Он составил свое возражение и переслал его знаменитому математику Эйлеру, который знал эти диссертации Ломоносова и одобрял их. Эйлер поместил статью Ломоносова во французском с латинского языка переводе в амстердамском журнале «Nouvelle Bibliothиque germanique ou Histoire littйraire de f'Allemange, de la Suisse et des Pays du Nord» (1755, T. 6, ч. 5). По желанию Ломоносова его подписи не было выставлено.

Статья, содержавшая ответ Ломоносова заграничным рецензентам, была названа «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии». Ломоносов рассматривает в ней одну из сторон деятельности журналистов, представлявшуюся ему наиболее ответственной и серьезной, – участие их в распространении научных знаний, в оценке работы ученых. Академики еще до того, как их работы будут опубликованы, рассматривают научные открытия в своем кругу, «не позволяя примешивать заблуждение к истине и выдавать простые предположения за доказательство, а старое – за новое». В свою очередь журналы обязаны «давать ясные и верные краткие изложения содержания появляющихся сочинений, иногда с добавлением справедливого суждения либо по существу дела, либо о некоторых подробностях выполнения. Цель и польза извлечений состоит в том, чтобы быстрее распространять в республике наук сведения о книгах».

Ломоносов считает вполне допустимыми суждения журналистов об излагаемых ими предметах, но предупреждает о необходимой осторожности и справедливости при вынесении оценок. «Силы и добрая воля – вот что от них требуется. Силы – чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те многочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля – для того, чтобы иметь в виду одну только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти»[2].

Этих важнейших качеств Ломоносов не находит в европейской журналистике. Авторы публикуемых статей и отчетов слишком часто судят неверно, руководствуясь личными и групповыми соображениями, гоняясь за денежной подачкой, расхваливая дурные сочинения и порицая удачные. «Ученый, проницательный, справедливый и скромный журналист стал чем-то вроде феникса», – с горечью замечает Ломоносов[3].

На многих примерах недобросовестного и поверхностного изложения в лейпцигском журнале его работ Ломоносов показывает, какую опасность для науки может представить «невежественный или несправедливый критик». Ученый защищает право исследователя выводить общие законы на основании опытов.

Внимательно и с редкой для него терпеливостью Ломоносов разъясняет ошибки рецензента, доказывая справедливость своих воззрений на «вращательное движение частиц» как причину возникновения теплоты. Оговариваясь, что он «отнюдь не намерен давать уроки физики судье», Ломоносов тем не менее дает их, пересыпая язвительными замечаниями.

В заключение статьи Ломоносов излагает несколько требований, которым, по его мнению, должен удовлетворять журналист, пишущий на научные темы. Он должен помнить, что берется за тяжелый и ответственный труд и обязан прежде всего «уметь схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, создаваемых часто величайшими людьми». Ломоносов требует от журналиста беспристрастной оценки работ, непредубежденной критики. Автор может противоречить общепринятым точкам зрения, и нельзя заставлять его рабски подчиняться господствующим взглядам, а в случае отказа – поносить в печати.

Особым пунктом выдвигается мысль о том, что журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Ломоносов требует от журналиста честного отношения к своим обязанностям. Постыдно красть чужие идеи и выдавать их за собственные открытия, нужно до конца, внимательно ознакомиться со взглядами автора и если возражать ему, то по существу, с убедительной аргументацией. Наконец, Ломоносов призывает журналистов к скромности в суждениях по научным проблемам.

В своей статье Ломоносов борется за право исследователей высказывать научные взгляды, не боясь нападок со стороны невежественных рецензентов. Он стремится обеспечить свободную борьбу мнений в науке, широкую публикацию новых сочинений и возлагает на плечи журналистов обязанность освещать эти работы для читательской аудитории. Журналист должен быть первым распространителем знаний, науки, просвещения, считает Ломоносов. Вот зачем ему необходимы эрудиция, уменье понимать и оценивать прочитанное, но больше всего – добросовестное отношение к делу.

Характеристики зарубежных журналистов, выступавших против передовой науки, разбросанные в статье Ломоносова, подчеркивают их низкий общественно-моральный уровень и определяют недостатки журналов – «жалких компиляций», где авторы искажают сказанное другими. Ломоносов испытал журнальные нападки и с осуждением говорил о нравах западноевропейской прессы.

Не был он удовлетворен и состоянием журналистики в России, порицал редакцию «Ежемесячных сочинений» и спорил с Миллером! В мае 1758 г. Ломоносов предложил Академии наук издавать новый еженедельный орган – «Санкт-Петербургские ведомости о делах ученых людей». На страницах этого журнала профессора должны были излагать содержание написанных ими книг и диссертаций делая общим достоянием научные открытия. Намечались также отдел хроники научной жизни в соседних государствах, библиография иностранной научной литературы. Однако проект Ломоносова не был поддержан.

В следующем, 1759 г. Ломоносов выступил с планом издания «Российских ведомостей», в которых сообщалось бы о «внутреннем состоянии государства, в чем где избыток или недостаток: например плодородия хлебов или недороду, о вывозе и привозах товару или припасов» и т.д. В новом замысле Ломоносова выражено желание с помощью печати связать в единое целое различные области русского государства, облегчить торгово-промышленные связи в стране помочь развитию внутреннего рынка. Проект был передан в Сенат и как гласит справка академической канцелярии, «дальнего ничего не происходило».

Не дожидаясь ответа по поводу «Российских ведомостей», Ломоносов вновь написал в Канцелярию Академии наук о своих соображениях по поводу издававшихся ею «Комментариев». Он настойчиво добивался публикации трудов Академии, руководствуясь интересами науки, охраняя приоритет русских исследователей. Ломоносов предложил издавать на русском языке раз в четыре месяца авторефераты диссертаций, подготовленных петербургскими учеными, ибо «новые изобретения остаются без объявления в свете, и нередко в других академиях те же выходят прежде здешних». И на этот проект опять-таки никакой «резолюции не последовало».

Многочисленным идеям Ломоносова в области русской журналистики не суждено было претвориться в жизнь. Слишком они обгоняли время, великий ученый выдвигал перед научной периодикой такие задачи, которые в ту пору были для нее невыполнимы. Но заслуживают высокого уважения постоянный интерес Ломоносова к журналистике, его попытки принять в ней активное участие. 
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его iconРоль М. В. Ломоносова в развитии русской журналистики
...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его icon«Характеристика точечных, системных и стратегических инноваций. Единичные...
И ставших привычными, так и без будущих, способствующих дальнейшей эволюции. Большинство ученых сходятся во мнении, что инновации...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его icon1. Понятие общества. Сферы общественной жизни
Существует много определений понятия «общество». В узком смысле под обществом может пониматься как определенная группа людей, объединившихся...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его icon«Общество. Основы философского анализа» достаточно актуальна в наше...
Здесь мы хотим сказать, что не следует переоценивать значение текущего момента, а постараться рассматривать ситуацию в перспективе....

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его icon2. Философия и наука, их специфика, взаимосвязь и роль в обществе. 4
Понятие науки. Наука как познавательная деятельность, как социальный институт, как особая сфера культуры. 3

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его iconМетодические указания по выполнению контрольной работы Для студентов...
Экономика – это особая сфера общественной жизни со своими законами, проблемами и противоречиями. В этой сфере формируется экономический...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его iconЧто нужно говорить на экзамене?
Структура журналистской деятельности: основные элементы (действительность, регулирующие органы, учредитель, журналисты, тексты, сми,...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его iconМы являемся свидетелями и участниками создания новейшего Украинского...
Асности, защищенности, стимулировать развитие чувства свободы, свободы как отдельного человека, так и всего украинского народа. Время...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его icon70. Аграрное пр-во – особая сфера приложения труда и капитала
Использование земли всегда выступает как единство природного и трудового процессов движения кот-х подчинены определенным биологическим...

Журналистика как особая сфера общественной деятельности возникала у каждого народа на достаточно высокой ступени социального развития. Феодальное общество с его iconЗачем нужны юристы?
Между тем, не разобравшись с этим вопросом, мы никогда не сможем четко сформулировать, чего же мы хотим от юриста, какой продукт...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов