Детская литература




НазваниеДетская литература
страница8/54
Дата публикации06.03.2016
Размер9.25 Mb.
ТипЛитература
zadocs.ru > Литература > Литература
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   54

^ ЛУБОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА И НАРОДНЫЙ ТЕАТР
Лубочная литература, возникшая в конце XVII века, на протяжении XVIII — XIX веков была частью массовой культуры русского народа и занимала промежуточное положение между уст­ным народным творчеством и книжной литературой1. Ее аноним­ные творцы выражали мысли и вкусы демократического большин­ства, и, как всякое народное творчество, лубочная литература нашла своих приверженцев среди детей и подростков.

Лубки — это печатные гравюры с картинками и текстом. Само по себе гравирование есть перевод подготовленных рисунков и текстов с бумаги на поверхность доски путем вырезания на ней углублений. После этапа гравирования изображение печатается на бумаге или ткани.

Темы русских лубков были самые разные: иллюстрации к биб­лейским повествованиям, картины воинской славы, важные со­бытия, народные развлечения и обычаи, бытовые сценки, народ­ный календарь, сказки, песни и даже политические сатиры (напри­мер, лубок «Мыши кота погребают» первоначально был сатири­чески направлен против Петра I, но со временем стал всего лишь безобидной детской сказочкой). Лубки соединяли в себе качества газеты и плаката, картины и книги, играя немалую роль в просве­щении простого народа. С середины XIX века большим спросом пользовалась азбука в картинках; издатели печатали также лубки по мотивам басен Крылова, со стихами Пушкина, Лермонтова, Некрасова (часто без фамилий авторов), с народными песнями и городскими романсами. Популярны были и лубки с видами экзо­тических мест или изображением диковинных зверей — льва, сло­на, кита, мифических птиц — Сирина, Алконоста, Гамаюна, — с пояснительными подписями (вроде «Сильный зверь слон»).


1 См.: Балдшш О. Русские народные картинки. — М., 1972.

По лубкам учились читать, ими украшали жилые покои не толь­ко простолюдины, но и дворяне. Нередко сюжеты черпались из переводных рыцарских романов: так появились герои зарубежно­го происхождения — Еруслан Лазаревич, Бова Королевич и др. Обрусев, они сделались персонажами лубочных книг (лубки на один сюжет сшивались вместе). В таких книгах печатались и народ­ные сказки, например сатирическая сказка о Ерше Ершовиче, переиздававшаяся вплоть до середины XIX века. В «Коньке-гор­бунке» Петр Ершов нарисовал типичную для своего времени кар­тину — вечерние посиделки с чтением лубочных сказок.

Лубки и лубочные книги оказали большое влияние на разви­тие литературы для детей, в особенности развлекательно-познава­тельной книги для малышей.

Народный театр —вид культуры, известный многим наро­дам мира с древнейших времен. Происхождение его связывают с магическими обрядами и мистериями. В славянских и европейских странах подъем народного театра приходится на XV—XVII века, в XVIII—XIX веках настало его «золотое царство», он распростра­нился повсеместно, а в XX веке вошел в сферу официального искусства1.

Разнообразные формы народного театра подразделяют на дра­матургические (с участием живых актеров) и кукольные. ^ Народ­ную драму и кукольное представление объединяет искусство ма­сок.

В России XVIII—XIX веков народный театр продолжал тради­ции скоморохов и вместе с лубочной литературой занимал важ­ное место в праздничных забавах народа. Он является частью на­родной смеховой, или, как еще ее называют, карнавальной культуры. Народный театр служит связующим звеном между двумя форма­ми существования культуры — официальной и неофициальной. Сюжеты из Священной истории, представлявшиеся в народном театре, разыгрывались в свете эстетических запросов народа; по­сле «божественных» представлений обязательно следовали пред­ставления с грубым юмором.


1 Официальное искусство (светское и религиозное) противоположно неофи­циальному, или народному, карнавальному искусству. Первое возникает вместе с государством, второе зарождается в первобытном обществе.

На ярмарках в дощатых балаганах предлагались интереснейшие зрелища: цирковые номера, демонстрация восковых фигур и ку­кол-автоматов, различные «панорамы», драматические и куколь­ные спектакли. Новый аттракцион — синема (кинематограф) — поначалу собирал публику в балаганы, где зал отделялся занаве­сом от задника. В балаганах ставились сатирические, героико-ро-мантические и бытовые драмы. Особенно популярны были пьесы о дураках, барах, разбойниках, смелом Ермаке, жестоком Царе Максимилиане и его непокорном сыне Адольфе. Для балаганных представлений переделывались плутовские и рыцарские лубочные романы. Над входом в балаган на балконе-раусе стоял Балаган­ный дед: он зазывал публику, рассыпая шутки-прибаутки. Так на­зываемые деды, наследники скоморохов, были профессиональ­ными ярмарочными острословами; элементы их речи переняли поэты XX века, создавшие традицию веселых стихов для детей.


Народная драматургия сохраняет связь с карнавальной мисте­рией и игрой: так, на Святки и Масленицу ряженые разыгрывают комические сценки. Участвующие в этой игре находят в ней осво­бождение от повседневных условностей. Они переодеваются чер­том, козлом, медведем, «бабой», «мужиком», полицейским или милиционером и в обличий, пародирующем «нечистую силу», потешают «добрых людей». Обычай ходить толпой ряженых по дво­рам — лишь малая часть народной карнавальной культуры.

Связан с ряженьем и сформировавшийся в XX веке постфоль­клорный обычай приглашать к детям Деда Мороза и Снегурочку. Малыши воспринимают вечерних гостей с позиций мифотвор­ческого сознания — взаправду. Они готовятся к встрече со своими добрыми и щедрыми божествами, разучивают стихи и песенки. Разыгрывается современная мистерия — с загадками, с троекрат­ным «заклинанием» «Елочка, зажгись!», с хороводом вокруг елки. Развязкой действа является вручение подарков детям и прощание до следующего Нового года. Взрослые помогают малышам встре­тить Деда Мороза: ведь в три —шесть лет Новый год — и долго­жданный праздник, и испытание способностей к общению.

Когда детям постарше открывается тайна ряженых Деда Моро­за и Снегурочки, праздник из мистерии превращается в веселый музыкальный спектакль с играми. Впрочем, и для взрослых шутли­вым ритуалом стало исполнение двух песенок о елочке — Р. А. Ку-дашевой («В лесу родилась елочка...») и 3. Н.Александровой («Ма­ленькой елочке холодно зимой...»).

Встреча Деда Мороза и Снегурочки — популярная драмати­ческая игра, сохранившая связь с обрядом (в эту игру играют только в новогодние дни), а также с народной драмой. Драмати­ческие игры отличаются от других видов игр наличием системы художественных образов и элементов искусства — стихов, пе­сен, танцев.

Традиции народной драмы положены А. Н. Островским в основу его пьесы «Снегурочка». Этим традициям следуют детские писате­ли в работе над «новогодними» пьесами и сценариями, образую­щими ныне большой тематический пласт детской литературы.

Народный кукольный театр еще более условен, не­жели народная драма и драматическая игра. В нем живое показы­вается через неживое — куклу.

Куклы известны человечеству не менее четырех тысяч лет. Основные виды их — обрядовые, потешные, декоративные, теат­ральные.

Примерами современных обрядовых кукол могут служить пуга­ло (его функция — быть охранительным духом летнего сада или огорода) и снеговик — зимний дух двора. Пугало подвижно, а снеговик статичен. Обрядовая кукла может быть маленькой, как лесовик, — всего с шишку, обернутую мхом и перевязанную тра­винкой. А может быть выше человека, такова Масленица — чуче­ло из соломы, обряженное в женское платье. Маленькие соломен­ные девы (стригушки) делаются из пучка царь-колосков (с раз­двоенными стеблями); они способствуют будущему урожаю. Стри­гушки пляшут под ударами ладони по столу. Хранить их нужно на окне или между рамами — они забирают влагу.

Обрядовые куклы, начиная с Серебряного века, привлекали внимание писателей. Они встречаются в произведениях А. М. Ре­мизова, А. Н.Толстого. Полюбился детям домовенок Кузька, по­хожий на веник, — персонаж из одноименной сказки Т.И.Алек­сандровой.

Обрядовые куклы — предки потешных кукол — игрушек. Эта связь отчетливо прослеживается в некоторых фольклорных сказ­ках. Например, в сказке «Василиса Прекрасная» мать, умирая, передает восьмилетней дочери куклу и наказывает: «Береги ее, держи всегда при себе и никому не показывай, а когда приклю­чится какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета». Дух предка обитает в такой кукле. Потешные куклы вызвали к жизни множе­ство любимых детьми литературных героев — Стойкого оловян­ного солдатика, Крокодила Крокодиловича, Винни-Пуха и др.

^ Декоративные куклы (их еще называют интерьерными) — вид авторского творчества. Они не относятся к народной традиции, потому что несут чисто эстетическую функцию. Здесь искусство рафинируется и застывает, чтобы в будущий момент развития куль­туры послужить материалом для образования нового художествен­ного феномена.

Самый сложный вид кукол — театральные куклы. В основе их концепции лежит принцип двойного замещения: с одной сторо­ны, они замещают реальных или вымышленных персонажей (на­пример, Царь Ирод и Смерть), а с другой — актеров. Внешность и принцип анимации (одушевления) куклы нераздельны с ее харак­тером. Русский филолог и культуролог Ю. М. Лотман писал: «Спе­цифика куклы как произведения искусства... заключается в том, что она воспринимается в отношении к живому человеку, а ку­кольный театр — на фоне театра живых актеров. Поэтому если живой актер играет человека, то кукла на сцене играет актера. Она становится изображением изображения. Эта поэтика удвоения об­нажает условность, делает предметом изображения и самый язык искусства. Поэтому кукла на сцене, с одной стороны, иронична и пародийна, с другой, легко становится стилизацией и тяготеет к эксперименту. Кукольный театр обнажает в театре театральность»1.

В концепцию народного кукольного театра входят метафора, ирония, пародия. По традиции все его представления называются
' Лотман Ю. Куклы в системе культуры // Декоративное искусство. — 1978. — № 2. - С. 37.

комедиями, хотя кроме собственно комедий это могут быть траге­дии, драмы, фарсы, балеты, оперы, пантомимы1.

Многие народы имеют свои кукольные театры. Древнейшие из таких театров — индийский, греческий, турецкий, армянский, узбекский, китайский. В Европе и на Руси искусство играющих кукол распространилось в Средние века.

Каждый театр обладает национальными особенностями. Во мно­гих дан взгляд на инородцев. Так, в русском театре есть Цыган, в узбекском театре — Абрам-мужик — русский крестьянин и Ви­ноградов — кукла, изображающая санитара из русской больницы.

Вместе с тем театры имеют и много общего. Бродячие куколь­ники переносили из страны в страну персонажей, сюжеты, само устройство театра. Так, у русского Петрушки оказалось много «бра­тьев» в разных странах. В Испании — Дон Кристобаль, в Германии и Австрии — Гансвурт («Иван-колбаса») и Касперле, во Фран­ции — Полишинель, в Англии — Панч («Удар» или «Пинок»), на Украине — Запорожец, в Белоруссии — Матей, в Польше — Коп-леняк («Забияка»), в Румынии — Василаке, в Венгрии — Витязь Ласло, в Чехии — Пимперлэ и Кашпарек, в Иране, Узбекистане, Туркмении — Палван Качаль («Плешивый богатырь»), в Турции — Карагёз («Черный глаз»), в Ливии — Кариус, в Египте — Арагоз. Есть предположение, что «отцом» всех этих весельчаков выступа­ет индийский персонаж.

Ближайшим же «родственником» Петрушки является итальян­ская кукла Пульчинелло: в XIX веке в русском театре они состав­ляли комическую пару «господин и слуга». Ф. М.Достоевский вос­хищался ими:

...Почему вам непременно весело, смотря на него, всем весело, — и детям, и старикам? Но и какой характер, какой цельный художествен­ный характер! Я говорю про 11>льчинеля... Это что-то вроде Дон-Кихо­та, а в палате (в закрытом помещении, куда пускали за деньги. — И.А.) и Дон Жуана. Как он доверчив, как он весел и прямодушен, как он... не хочет верить злу и обману... как быстро гневается и бросается... на не­справедливости и тут же торжествует, когда кого-нибудь отлупит палкой. И какой же подлец неразлучный с ним этот Петрушка, как он обманы­вает его, подсмеивается над ним, а тот и не примечает. Петрушка... вро­де совершенно обрусевшего Санхо-Пансы и Лепорелло, но уже совер­шенно обрусевший и народный характер («Дневник писателя»).


1 См.: Голдовский Б. П. Куклы: Энциклопедия. — М., 2004; Народный театр / Сост., вступит, ст., подгот. текстов и коммент. А.Ф. Некрыловой, Н.И.Савушки-ной. - М.. 1991.

В «родстве» с Петрушкой Буратино — итальянская кукла, нося­щая имя актера-флорентийца, жившего в конце XVI в. Кроме того, итальянское слово Ьигатпх означает перчаточные куклы. Русский

Буратино — самостоятельный образ, созданный А. Н.Толстым по мотивам сказки К. Коллоди о деревянной кукле Пиноккио.

Происхождение имени самого знаменитого персонажа русско­го кукольного театра — Петрушки (или Петра Ивановича Уксусо-ва, или Ваньки Рататуя) связывают с Пьетро Мирро, актером-скрипачем итальянской комедии дель арте\ забавлявшим в роли Педрилло императрицу Анну Иоанновну. Персонаж Педрилло был настолько популярен, что попал в лубочные картинки.

Из комедии дель арте пришел в русский кукольный театр и слуга Арлекин — плут и лентяй.

Первая часть кукольного представления всегда была религиоз­ного содержания: давалась «комедия» на библейский сюжет — «Авраам и Исаак», «Избиение младенцев царем Иродом», «По­клонение волхвов» и др.

Вторую часть составляли комические сценки, веселые танцы и прочие полные эксцентрики номера, вызывавшие хохот зрителей. Это мир разудалого Петрушки с дубинкой. Два веселых Арапа ис­полняли негритянский танец. Такого Арапа рядом с буквой А изоб­разил художник Александр Николаевич Бенуа (1870—1960), по­клонник играющих кукол, в начале своей знаменитой рисован­ной «Азбуки».

Детский театр Петрушки в XX веке состоял из следующих ку­кол: помимо самого Петра Ивановича Уксусова это Дама, Черт, Доктор, Цыган, два Арапа, Милиционер. В наборе XIX века были еще Барин, Поп, Смерть, а Милиционера заменял Полицейский.


1 Комедия дель арте — театральный жанр, сформировавшийся в Италии во второй половине XVI века; его особенностью было наличие постоянных персо­нажей (или «масок»), утрированных социально-психологических типов.

Еще одна форма кукольного театра — вертеп {древнеслав. — «пе­щера»). Он получил распространение на Украине и в Белоруссии в XVI—XVII веках и оттуда пришел в Россию. По виду это яшик с двумя «этажами», открытый со стороны зрителей: его крыша — купол с православным крестом. В куполе сделана прорезь в форме Вифлеемской звезды: там зажигается свечка; зрители же смотрят действо из темноты. Устройство этого маленького театра предназна­чено для разыгрывания вертепной драмы. Сюжет ее всего один — рождественский. В верхнем «этаже» разыгрываются идеальные сце­ны — рождение Христа, поклонение волхвов. Здесь на синем зад­нике сияют золотые звезды. Нижняя часть отведена для сцен «низ­менных», она декорирована как дворец царя Ирода. Он узнает от волхвов о рождении Царя Иисуса и приказывает перебить всех младенцев, но в конце концов Смерть косой отсекает ему голову, а Черти утаскивают тело в преисподнюю. Вертепщики (обычно школяры и бурсаки) поют все роли; по сути, вертепная пьеса — это маленькая трагическая опера. После вертепной драмы разыг­рываются обычные народные комедии с участием Петрушки. Писатель Н.А. Полевой (1796— 1846) оставил воспоминания о дет­ском празднике с вертепом:

Боже мой! С каким, бывало, нетерпением ждем мы Святок и вертепа! С наступлением вечера, когда решено «пустить вертеп», мы, бывало, сидим у окошка и кричим от восторга, чуть только в ставень застучат, и на вопрос наш: «Кто там?» — нам отвечают: «Пустите с вертепом!» На­чинаются переговоры: «Сколько у вас кукол? Что возьмете?» Представи­тели отвечают, что кукол пятьдесят, шестьдесят, одних чертей четыре, и что у них есть скрыпка, и после вертепа будет комедия... И вот несут вертеп, ставят полукругом стулья; на скамейках утверждается самый вер­теп: раскрываются двери его — мишура, фольга, краски блестят, пест­реют; является первая кукла — Пономарь, он зажигает маленькие вос­ковые свечки, выбегает Трапезник, с кузовом, и просит на свечку. Один из нас с трепетом подходит и кладет в кузов копейку. Пономарь требует дележа; сыплются шутки, начинается драка... И вот — заскрипела скрып­ка; раздались голоса — являются Ангелы и преклоняются перед яслями при пении:

Народился наш Спаситель, Всего мира искупитель. Пойте, воспойте Лики, навеки Торжествуйте, ликуйте, Воспевайте, играйте! Отец будущего века Пришел спасти человека!

...Думаю, что и теперь я наполовину еще припоминаю все вертепные псалмы. И каких потрясений тут мы ни испытывали; плачем, бывало, когда Ирод велит казнить младенцев; задумываемся, когда Смерть идет, наконец, к нему при пении «Кто же может убежати в смертный час?» — и ужасаемся, когда открывается ад; черные, красные Черти выбегают, пляшут над Иродом под песню «О, коль наше на сем свете житие пла­чевно...», и хохочем, когда вдова Ирода, после горьких слез над покой­ником, тотчас утешается с молодым генералом и пляшет при громком хоре: «По мосту, мосту, по калинову мосту!»

Комедия после вертепа составлялась обыкновенно из пантомимы са­мих вертепщиков: тут являлся род Скапена-слуги, род Оргона-барина, Немец да Подьячий; разговор состоял из грубых шуток, импровизиро­вался, и обыкновенно слуга, бывало, при всех обманывает, бьет Немца и дурачит Подьячего.

Кукольный народный театр был прародителем и домашнего, и авторско-профессионального кукольных театров, а также куколь­ной мультипликации. Знакомые всем в России куклы Хрюша и Степашка каждый вечер разыгрывают свои короткие интермедии в телепередаче «Спокойной ночи, малыши!»; они потомки старин­ных персонажей импровизационной кукольной комедии дель арте.

В культуре детства XVI11 — XIX веков развивалась традиция до­машних театров, в которых актерам и-кукловодами были дети. Театр марионеток был подарен бабушкой И.В.Гёте, главные уроки декламации, сочинительства, актерско-постановочного ма­стерства будущий гений получал с помощью своих кукол. Был подобный театр и у М. Ю.Лермонтова в имении бабушки. Извес­тно, что в немецких домах популярностью пользовалась поста­новка «Давида и Голиафа», а в русских ставились басни Крыло­ва, «Золушка», «Дочь Фараона», «Мальчик-с-пальчик», «Кра­сная Шапочка».

А. Н.Бенуа считал кукольный театр «самым чистым», «самым детским» театром, он предрекал ему будущее большого искусства. Кукольным театром увлекались философ П.А. Флоренский, ху­дожники В.Д.Поленов, В.А.Серов, З.Е.Серебрякова, режиссе­ры Вс. Э. Мейерхольд, К.С.Станиславский, Е.Б.Вахтангов, Г. М. Козинцев, писатели А. А. Бестужев-Марлинский, Н. В. Гоголь, В.Ф.Одоевский, Н.С.Гумилев, А.Н.Толстой. А.И.Куприн, Ю. К. Олеша, С.Я. Маршак, Е.Л. Шварц. Искусство играющих ку­кол любили французская писательница Жорж Санд, английские романисты В. Скотт, Ч.Диккенс, немецкий сказочник Э.Т. А. Гоф­ман, бельгийский поэт М.Метерлинк. Австрийский композитор Й.Гайдн писал кукольные оперы, его «Детская симфония» часто используется при постановках. Русский композитор С. Н. Проко­фьев сочинил кукольную оперу «Петя и Волк».

Крупнейший в мире кукольный театр находится в Москве, его организовал в 1931 году Сергей Владимирович Образцов (1901 —

1992).

Сегодня кукольные представления активно используются не только для удовлетворения эстетических потребностей детей и взрослых, но и в образовательных и психотерапевтических целях. Методами куклотерапии проводят реабилитацию больных детей. Кукла, управляемая актером-психотерапевтом, помогает ребен­ку, лежащему в больнице или хосписе, восстановить или сохра­нить личность.

Основными зрителями райка были дети. В ящике с просмот­ровыми окошками сменялись намотанные на валики лубочные панорамы Везувия, далеких городов, знаменитых сражений, цар­ских праздников и т.п. Держатель райка сыпал рифмованными прибаутками, комментируя картины.

Любое торжище превращалось в своеобразный театр благодаря выкрикам и прибауткам торговцев и ремесленников. Вот как зазывал покупателей торговец игрушками:

Вот они, вот они! Детские подарки Красивы и ярки! Дудки! Хлопушки!

Бубны! Побрякушки!

Налетай, выбирай! Выбирай! Забирай! Вот они, вот они!


Рифмованная, полуипровизационная речь держателей райка, балаганных зазывал, язык народных драм и мистерий получили название раешного стиха. В народных драмах, вертепных комедиях звучали песни, романсы, представления являли собой причудли­вую смесь стилей — «культурных» и площадных. За два века в народном театре выработались приемы, позволявшие стойко удер­живать внимание зрителей: наглядное изображение сильных стра­стей, быстрая смена действия, близкий народному сознанию со­циальный, бытовой или исторический конфликт, вставные но­мера — пение, танцы, драки, шутки.

Долгое время народная театральная жизнь считалась грубой, низкой, профанирующей «цивилизованный» театр и «серьезную» драматургию. Однако наиболее чуткие к народному искусству по­эты — Пушкин, Ершов — и самую грубость фольклорного театра обратили в высокое искусство. В начале XX века традиции фоль­клорного театра были востребованы в создававшемся русском дет­ском театре. Влияние народного театра сказалось и на детской литературе XX века, особенно в поэзии, в жанре литературной сказки. Достаточно вспомнить общеизвестную классику — «Муху-Цокотуху» Чуковского, «Кошкин дом» Маршака. Современные дет­ские театры охотно ставят спектакли по пьесам, сохранившимся в записях собирателей фольклора.
Итоги

  • Влияние фольклора на развитие детской литературы во мно­гом обусловлено массовым распространением в XVIII —XIX веках лубочной литературы и народного театра.

  • Лубочная литература и народный театр имели самостоятель­ное значение в жизни детей.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   54

Похожие:

Детская литература iconАнтокольской Издательство «Детская Литература»
...

Детская литература iconЛитература для детей дошкольного возраста
Зарубежная детская литература. Специфика этапов литературного развития: Средневековье и эпоха Возрождения

Детская литература iconСписок рекомендованої літератури з педагогіки
Соловейчик С. Л. Учение с увлечением : роман / С. Л. Соловейчик. – М. Детская литература, 1976. – 175 с

Детская литература iconСергей Федин игры со словами
Когда-то я даже ради забавы вступил в союз литераторов по разделу «Детская литература». Но детским писателем становишься не по формальным...

Детская литература iconЖюль Габриэль Верн Дети капитана Гранта
«Дети капитана Гранта. Вокруг света в восемьдесят дней.»: Детская литература; Москва; 1986

Детская литература iconСимон Львович Соловейчик Учение с увлечением mcat78 lib aldebaran ru
«Соловейчик С. Л. «Учение с увлечением», издание второе»: Детская литература; Москва; 1979

Детская литература iconНиколай Дубов Мальчик у моря Школьная Библиотека повести Издательство "детская литература"
Повести Николая Ивановича Дубова населяют многие люди добрые и злые, умные и глупые, веселые и хмурые, любящие свое дело и бездельники,...

Детская литература iconАркадий Петрович Гайдар Тимур и его команда «Тимур и его команда»: Детская литература; 1985
Широко известная повесть о пионерах довоенных лет написана просто, увлекательно. Обыкновенные мальчишки и девчонки взяли на себя...

Детская литература iconЧто же такое детская агрессия?
Что же такое детская агрессия? — это как некая батарейка, заряд, который своей силой и состоянием может что-то разрушить, а при правильном...

Детская литература iconСказка в трех действиях Москва, Изд-во "Детская литература"
И ученый рассердился не столько потому, что тень ушла от него, сколько потому, что вспомнил известную историю о человеке без тени,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов