Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова




НазваниеСобриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова
страница8/58
Дата публикации21.06.2013
Размер9.29 Mb.
ТипМонография
zadocs.ru > Медицина > Монография
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   58

Третья волна трезвеннического движения прокатилась по стране начиная с 1928 г. В это время было создано «Общество борьбы с алкоголизмом», учрежден журнал «Трезвость и культура» и многое другое. Страна начала возвращаться к нормальной трезвой жизни.

В 1929 г. Были приняты серьезные противоалкогольные законы. Школьники устраивали митинги и демонстрации. Они пикетировали в дни зарплаты проходные фабрик и заводов с плакатами: «Папа, принеси получку домой!», «Долой полку винную, даешь полку книжную!», «Мы требуем трезвых отцов!». Это принесло ощутимый эффект. Государство снизило производство алкогольных изделий. Стали закрываться точки торговли спиртным. На страницах «Известий» М.Г. Кржижановский заявил о том, что во второй пятилетке предлагается вообще не планировать производство алкогольных изделий.

«Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!» Плакат с таким призывом, описанный Михаилом Зощенко в рассказе «Землетрясение», как нельзя лучше отразил общее, весьма политизированное направление деятельности созданного в феврале 1928 года «Общества по борьбе с алкоголизмом» под председательством Ю. Ларина (М.А. Лурье), первым заместителем которого стал рабочий-металлист С.М. Семков.

Следует заметить, что Советская власть, одной рукой открывшая дорогу спаиванию населения дешевой водкой, другой все-таки пыталась бороться с пьянством. Меры эти, конечно, возымели некоторое действие, хотя не столь существенные, как ожидалось. Дело в том, что позиция властей по отношению к пьянству была двойственной: с одной стороны, его негативные социальные последствия были очевидны, а с другой стороны, доходы от продажи алкоголя были важной статьей бюджета. Поэтому задача борьбы с пьянством была переложена на плечи общественности. Это позволяло, в случае необходимости, совершить резкий поворот в алкогольной политике в противоположную сторону или, по крайней мере, контролировать антиалкогольную кампанию со стороны, придавая ей нужную направленность и остроту.

Первая ячейка общества борьбы с алкоголизмом была создана в Орехово-Зуево уже в 1926 году. Хотя в Тезисах ЦК ВКП(б) «О борьбе с пьянством» (июнь 1926 года) употребление спиртного продолжало связываться с «наследием старого быта», однако к числу причин пьянства были отнесены не только «буржуазная идеология», но и «нэпманская стихия». Подобная увязка потребления алкоголя с новой экономической политикой не только добавляла борьбе с пьянством недостающую ей классовую составляющую, но и оставляла возможности маневра в случае свертывания нэпа. Коль скоро будет удалена «основная причина» алкоголизма, то и само «следствие» исчезнет автоматически. Другими словами, в новых условиях расширение выпуска водки (главная причина пьянства), как источника средств ускоренной индустриализации, якобы не представляло собой опасности.

Тем не менее, во второй половине двадцатых годов антиалкогольные меры не сводились к театрализованным представлениям и идеологическим заклинаниям. Вышедший в сентябре 1926 года декрет СНК РСФСР «О ближайших мерах в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной работы с алкоголизмом», помимо борьбы с самогоноварением и развития антиалкогольной пропаганды, предусматривал введение системы принудительного лечения алкоголиков. С осени этого же года в школах были введены обязательные занятия по антиалкогольному просвещению. В марте 1927 года в ряде городов РСФСР были введены некоторые ограничения на продажу спиртного - малолетним, лицам в нетрезвом состоянии, в выходные и праздничные дни, в буфетах заведений культуры и т.д.

Активное участие в кампании против пьянства приняли видные советские ученые. Например, в 1927 году вышла книга В.М. Бехтерева «Алкоголизм и борьба с ним», в которой, в частности, «отрезвление трудящихся» рассматривалось как «дело самих трудящихся» и связывалось с достаточным культурным уровнем широких масс. Однако, общий тон антиалкогольной кампании того времени задавала статья Б. Дидриксона в журнале «Трезвость и культура» с весьма характерным названием «Пьяниц — к стенке!». Предлагаемые меры, помимо организации курсов агитаторов-пропагандистов, предполагали создание специальных дружин и отрядов «легкой кавалерии» по борьбе с пьянством. Не случайно, в 1927 году председателем военной секции Всесоюзного совета антиалкогольных обществ был избран «главный кавалерист» страны С.М. Буденный.

Комсомольские организации активно обсуждали меры по ликвидации пьянства в среде молодежи. Так, еще в 1922 г. комсомольцы Пролетарского завода в Петрограде организовали клуб, чтобы он "отвлекал молодежь от выпивки". Пьющие исключались из комсомола, на заводах и фабриках устраивались показательные суды над пьяницами. Популярными были молодежные дискуссии на антиалкогольные темы. Особенно усилилось участие молодежи в борьбе с пьянством во время культпохода ВЛКСМ в 1928 г. Газета московских комсомольцев "Молодой ленинец" провела в 1928 г. на своих страницах диспут на тему "Борьба с кружкой пива". В Ленинграде на заводе им. К. Маркса действовал постоянный молодежный семинар "Алкоголь и культурная революция". Во многих городах были созданы специальные антиалкогольные отряды молодежи: в Астрахани - по борьбе с шинкарством, в Сталинграде - с пьяным хулиганством, в Ленинграде - по борьбе за закрытие винных магазинов. Весьма эффективной формой борьбы с пьянством были организуемые комсомольцами детские демонстрации под лозунгами: "Отец, брось пить", "Мы против пьяных отцов" и т.д. Определенную роль в антиалкогольной работе сыграли дома-коммуны, бытовые конференции.

Нам уже известно, что в 1928 г. было образовано Общество борьбы с алкоголизмом, активными участниками которого стали многие молодые рабочие. Однако еще до официального оформления Общества передовая рабочая молодежь активно включилась в борьбу с пьянством, что способствовало оздоровлению ее собственного образа жизни.

Декретом СНК РСФСР от 25 сентября 1926 года "О ближайших мероприя­тиях в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной рабо­ты по борьбе с алкоголизмом" в программы школ всех ступеней было введено антиалкогольное просвещение.

В двадцатые годы были проведены сотни антиалкогольных демонстраций, митингов, маевок. Например, с 1923 по 1931 год в СССР проводился так называемый "детский поход на взрослых". К работе по воспитанию трезвого человека наши предшественники 20-х годов не подходили формально; использовалась: оригинальность, прямота, страстность и не­преклонность, свойственные молодым. Детский поход против пьянства имел, конечно, двоякое значение: он воздействовал на взрослых и вместе с тем спо­собствовал подготовке нового трезвого поколения. Были и неувязки. Так, члены противоалкогольного общества резко критиковали (и правильно делали) широко известную в ту пору общественную организацию "Друг детей", которая использовала денежную прибыль от продажи вина и пива на оказание помощи детям.

При обществе борьбы с алкоголизмом была сформирована юношеско-школьная секция. В 1928 году Всероссийское и Всеукраинское общества борьбы с алкоголизмом (29-30 ноября) объединились во Все­союзный Совет противоалкогольных обществ (ВСПО).

Главполитпросветом в программу работы всех школ при клубах и домах культуры было введено преподавание основ антиалкогольной пропаганды. Во­просом изучения алкоголизма занялись многие научные учреждения, в том числе институт социальной гигиены и институт невропсихиатрической профилактики в Москве, паталого-неврологический институт, институт психиатрии и гигиены, институт гигиены и труда в Харькове, паталого-неврологический институт в Киеве, имеющий специальное отделение по противоалкоголизму, и другие. В Харьковском институте народного хозяйства - профессор Ф. А. Несмелов в течение 1928-1929 года прочитал курс лекций по противоалкоголизму.

Примечательно постановление коллегии Наркомпроса РСФСР от 23 апре­ля 1929 года, которое предусматривало к новому учебному году закончить от­работку плана и программы преподавания противоалкоголизма в школах пер­вой и второй ступени, в педагогических и медицинских вузах, а также во всех техникумах и на специальных курсах. Решено было переиздать соответствую­щие учебники с добавлением основных сведений о вреде алкоголя. В планы пе­реподготовки учителей начальных школ на летних курсах были включены во­просы воспитания, трезвости. 15 августа 1929 года состоялась московская кон­ференция пионеров вместе с Обществом борьбы с алкоголизмом, которая в своих решениях потребовала от своих старших товарищей и руководителей - комсомольцев - отказа от выпивки. Решили бороться с алкоголизмом родителей путем демонстраций, добиваться противоалкогольного преподавания в школе.

Своего пика антиалкогольное движение достигло в 1928-1929 годах, и было тесно связано с активной деятельностью «Общества борьбы с алкоголизмом», члены которого смысл своей деятельности видели в том, чтобы «оно будоражило общественное мнение, создавало настроение в массе, проводило законы» (20). Организованная борьба совпала по времени и целям со Всесоюзным комсомольским культпоходом как в городе, так и в деревне.

В первый же год работы Общества было создано более 150 местных отделений, члены которых изучали вопросы наркотизма и борьбы с ним, организовывали лекции, доклады и митинги на антиалкогольные темы. Кроме того, Общество организовало и провело более 100 специальных уличных шествий и около 60 рабочих конференций. Это было вполне обосновано, так как к моменту создания ОБСА мест культурного отдыха в стране было в три раза меньше, чем мест продажи спиртных изделий.

Общество добилось официального принятия Постановления СНК РСФСР от 29 января 1929 г. о запрещении открывать новые торговые точки по продаже водки, торговать ею в праздничные и предпраздничные дни, в дни зарплаты и в общественных местах, продавать спиртное несовершеннолетним и пьяным, а также вести трезвенническую пропаганду. Однако, показательно то обстоятельство, что в 1929 году в Ленинграде власти разгромили трезвенническую секту чуриковцев, четверть членов которой составляли молодые ленинградские рабочие, и которая пользовалась большой популярностью в среде рабочего класса. На предприятиях члены Общества выпускали листовки с фотографиями пьяниц и с карикатурами на них, устраивали производственные суды. Были даже организованы конкурсы на «непьющее предприятие», выпускались специальные «Боевые сводки против водки». В общем, все напоминало очередной «фронт» Советской власти против внутреннего врага.

В январе 1928 года был организован радиомитинг «Профсоюзы в борьбе с пьянкой», а в Третьяковской галерее Общество и Наркомат просвещения провели широко распропагандированную антиалкогольную выставку. Журнал «Трезвость и культура» публиковал официальные материалы, но обложку использовал для политически злободневных лозунгов. Так, на обложке второго номера журнала за 1929 год сообщалось, что «190 000 квартир можно было построить или 720 000 тракторов можно было купить на те деньги, которые были пропиты в СССР в 1927 году»

Важнейшей частью антиалкогольной кампании стал плакат, который связывал искоренение пьянства с завершением культурной революции, с антирелигиозной пропагандой и с повышением культурного уровня населения. Эти представления наиболее ярко и оптимистично выразил В. Дени в плакате «Долбанем!» (1929). Тогда же появились плакаты, противопоставлявшие употреблению алкоголя культурный досуг - «Книга вместо водки», «Кто умен, а кто дурак! Один за книгу, другой - в кабак» и другие. Плакат осуждал пьянство на бытовом уровне. С призывом не пить на плакатах обращались к отцам дети (например, Д. Буланов «Папа, не пей!»), а тексты делали упор на сознательность: «Помни, когда ты пьешь, твоя семья голодает». В подобных произведениях зачастую сформировался образ пьяницы - человека опустившегося и страшного (Лебедев К. «Такой отец - губитель нашей семьи»).

Постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 2 января 1928 года приготовление, хранение и сбыт самогона, а также изготовление, хранение, сбыт и ремонт самогонных аппаратов вновь запрещались, и за эти нарушения предусматривались административные наказания либо в виде штрафа до 100 рублей, либо в виде принудительных работ на срок до 1 месяца (Багдасарян В.Э., Орлов И.Б. Питейная политика и «пьяная культура» в России: век ХХ-й.- М.: Изд-во МГОУ, 2005. С. 96-130).

Отряды «легкой кавалерии» стали закрывать питейные заведения, но к 1930 году кампания государственной борьбы с пьянством в основном выдохлась. Появились первые наркологические диспансеры, но работа, для которой требовались квалифицированный персонал и лекарства, проводилась слабо и эпизодически. В итоге медицина все больше уступала место политическим судам ОБСА. Судя по всему, это все была не борьба за трезвость, а «борьба с пьянством», то есть, против последствий, и именно поэтому была малоэффективна. Лозунги направлены не на трезвость, а против пьянства. Хотя закрытие пивзаводов – это хорошо (реальная работа против доступности).

Однако планы первых пятилеток надолго похоронили идею всеобщей трезвости. С одной стороны, расширения продажи спиртных изделий стало важным внутренним источником поступления средств на нужды форсированной индустриализации (в 1929 году стране впервые был спущен план по водке), а с другой, спаивание народа, позволяло сохранять бездефицитный бюджет (21).

После принятия политических решений о свертывании НЭПа накал на фронте антиалкогольных битв резко пошел на убыль. Сначала власти поддержали задуманную ОБСА кампанию по закрытию пивных и винных лавок в Ленинграде в 1931-32 годах, но уже в сентябре 1932 года Ленинградский облисполком направил в адрес районных исполкомов секретное предписание заранее согласовывать с ним все подобные случаи. Еще через год областные власти приняли решение об открытии новых винных лавок для усиления реализации водочных изделий. В апреле 1932 года прекратило свою деятельность и «Общество по борьбе с алкоголизмом», как мешавшее «добыванию» средств на индустриализацию, а вместо него возникло более аморфное движение «За здоровый быт». Были закрыты издаваемые в Москве и Харькове журналы «Трезвость и культура» и «За трезвость», фактически полностью прекращена антиалкогольная пропаганда, перестали публиковаться сведения и статистические данные о распространении пьянства в стране.

Новым лозунгом дня стали слова тогдашнего наркома пищевой промышленности СССР А.И. Микояна: «Какая же это будет веселая жизнь, если не будет хватать хорошего пива и хорошего ликера?».

К сожалению, с 1932 года трезвенническое движение в СССР практически прекратило свою деятельность. Перед войной исследования по детской и подростковой алкоголизации бы­ли сведены к нулю и возобновились только в 60-х годах. В основном это были клинические исследования, в которых либо представлялись отдельные случаи алкоголизма у детей и подростков, либо описывались особенности течения, формирования и проявления алкоголизма в детском или подростковом возрас­те.

Третья попытка народа сбросить с себя алкогольное ярмо закончилась к 1933 году упразднением «Общества борьбы с алкоголизмом», закрытием журнала «Трезвость и культура», позиция которых на страницах центральной печати была названа «узкотрезвеннической, не соответствующей своеобразию текущего момента». Многие организаторы и активисты антиалкогольного движения были репрессированы и отправлены за решетку. К началу Великой Отечественной войны потребление алкоголя выросло до 2-х литров абсолютного спирта на душу населения в год. В войну появились наркомовские 100 граммов. Активно стали спиваться бойцы пришедшие в армию из деревни, где не пили так, как это делали в городе. А вот в деревне, не оккупированной врагом, в годы войны пили намного меньше, чем перед войной, война скорее отрезвила сельского жителя, чем споила. В этом серьезную роль сыграло трезвенническое движение, оно как бы пролонгировало трезвость в народе на десятилетия вперед.

С 60-х по 80-е гг. уровень потребления алкоголя с каждым годом рос все сильней. В 1980 году было продано населению алкогольных изделий в 7,8 раз больше, чем в 1940 году, при том, что население увеличилось лишь в 1,36 раза. Реакцией на это стало возникновение
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   58

Похожие:

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconПособие для логопедов и студентов дефектологических факультетов педагогических...
Под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Л. С. Волковой

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconСтатья 12 ск(брак заключается между мужчиной и женщиной). 1917 год-появление...
Комментарии к семейному кодексу под редакцией Нечаевой, под редакцией Кузнецовой, под редакцией Крашенинникова

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconСтатья 12 ск(брак заключается между мужчиной и женщиной). 1917 год-появление...
Комментарии к семейному кодексу под редакцией Нечаевой, под редакцией Кузнецовой, под редакцией Крашенинникова

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconУчебное пособие для преподавателей и студентов медицинских институтов...
Ценность брошюры заключается также и в том, что в ней напоминается о многих ученых, внесших большой вклад в развитие неврологии и...

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconСправочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве И. В. Решетникова
Под редакцией доктора юридических наук, профессора И. В. Решетниковой 3‑е издание, переработанное Коллектив

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconПод редакцией доктора педагогических наук, профессора А. В. Родионова
Психологические закономерности возрастного развития детей и подростков – В. Н. Непопалов, Л. Г. Уляева

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconБиология под редакцией академика рамн профессора В. Н. Ярыгина в двух книгах
Тверской государственной медицинской академии (зав кафедрой — проф. Г. В. Хомулло)

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconБиология под редакцией академика рамн профессора В. Н. Ярыгина в двух книгах
Тверской государственной медицинской академии (зав кафедрой — проф. Г. В. Хомулло)

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconБиология под редакцией академика рамн профессора В. Н. Ярыгина в двух книгах
Ижевской государственной медицинской академии (зав кафедрой — проф. В. А. Глумова)

Собриология наука об отрезвлении общества под редакцией профессора А. Н. Маюрова iconРоссийская Криминалистика Учебник для вузов Рекомендован Министерством...
Под редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р. С. Белкина

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов