Философские проблемы медицинских наук




Скачать 215.46 Kb.
НазваниеФилософские проблемы медицинских наук
Дата публикации27.07.2013
Размер215.46 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы


ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ФАКУЛЬТЕТ ПОСТДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


СЕДОВА Н.Н.


ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕДИЦИНСКИХ НАУК
Курс лекций для аспирантов и соискателей





Тема 6. Биоэтика как прикладная философия и нормативная дисциплина

Волгоград, 2007.

Рекомендовано

Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета
Рецензенты:

Доктор философских наук, профессор Лисеев И.К. (Москва, ИФ РАН)

Доктор философских наук, профессор Стрельченко В.И. (Санкт-Петербург, РГПУ им. Герцена)
Во все времена и у всех нардов приоритетным правом на человека как предмет исследования и деятельности обладала медицина. Именно в недрах медицины зародились первые нравственные принципы отношения к жизни, здоровью, смерти. Однако, переход к постиндустриальному социуму резко расширил наши представления о живом и, что самое главное, увеличил возможности манипуляций с ним. Человечество почувствовало реальную угрозу от собственного могущества и стало разрабатывать механизмы защиты жизни от нерегулируемой экспансии интеллекта. На основе старой доброй медицинской этики стала создаваться новая наука - биоэтика (термин предложил V.R. Potter, 1969). Предметом биоэтики является нравственное отношение ко всему живому. Очевидно, что для человека, чье отношение, собственно, и имеется ввиду, среди всего живого самым ценным является он сам. Следовательно, отношение к человеку как живому существу является приоритетной ценностью биоэтики. Это, собственно, и объясняет причины ее возникновения как науки именно в последней трети ХХ века.

В это время уже четко ощущаются изменения, которые происходят с человеком как животным видом. Ему досаждают проблемы с экологией, появляются новые болезни, а давно известные начинают протекать атипично, меняется характер пищи, а новые средства информации, связи, передвижения, требуют от человека качеств, которые не были развиты в нем предыдущей эволюцией. Поневоле возникает ощущение угрозы, нависшей над жизнью. Попытки определить характер этой угрозы первыми предприняли экологи. В конце ХХ века алармистские настроения возникли по поводу новейших биотехнологий. Было высказано мнение, что человечество переживает антропологический кризис.

Вообще, если занять позицию разумного пессимизма, каждое новое достижение человечества можно рассматривать как угрозу его существованию. Если же исходить из оптимистических стандартов, то, наоборот, каждый новый этап развития должен приносить благо. Скоррелировать эти крайности и найти “золотую середину” и призвана биоэтика.

Предлагая шкалу оценок “добро - зло” в современной модификации и соотнося ее с более популярной сейчас шкалой «польза – вред», биоэтика стремится регулировать отношение к жизни и определить его место в системе всех других человеческих отношений  экономических, политических, производственных, интеллектуальных и т.п. Поэтому применение ее принципов к конкретной области деятельности не только регламентирует саму эту деятельность, но и позволяет представить ее последствия для других областей человеческого бытия. В первую очередь это касается медицины.

Дело в том, что в рамках привычной медицинской этики уже не возможно описать нормы деятельности в новых научных и социальных ситуациях. Это происходит не только в результате неравномерного развития самой медицины, когда теоретические ее достижения опережают развитие своего морального оправдания. Скорее, причина кроется в тенденции глобализации, которая предполагает интеграцию научного знания – в вопросах экологии, питания, компьютеризации, терроризма, рыночных отношений, этнических проблем и т.д. необходимо присутствует медицинская компонента, но ее уже нельзя выделить «в чистом виде», не потревожив всю систему социальных институтов. Поэтому биоэтика – это нравственная парадигма глобального общества, хотя в разных его структурах она имеет разное значение.

Что касается медицины, то полем биоэтической регламентации здесь выступают:

  • взаимоотношения врача и пациента;

  • взаимоотношения внутри профессиональной группы медицинских работников («по вертикали»: администрация, врачи, средний медперсонал, младший медперсонал);

  • взаимоотношения между подгруппами медицинских специалистов («по горизонтали»: хирурги – терапевты – онкологи – гинекологи – стоматологи – педиатры – фармацевты и провизоры – работники страховых кампаний – и т.д.) ;

  • отношения собственности и прибыли в медицинской практике;

  • отношения к новым научным достижениям и критерии их использования в медицинской практике;

  • отношения на рынке лекарств;

  • эстетические нормы медицинской помощи;

  • отношение медицинских работников к социальным и природным факторам, влияющим на состояние здоровья их пациентов;

  • принципы обособления данной профессиональной группы в обществе;

  • отношение к власти и законам, действующим в данном обществе;

  • моральный статус пациента в отношении своего здоровья и рекомендаций врача.

Как видим, область биоэтической регуляции значительно шире, чем у медицинской этики. Высокая степень интегрированности биосоциального пространства человека в эпоху постиндустриального общества предполагает именно такую регуляцию, однако, медицинское сообщество еще не осознало до конца ее необходимость. Именно поэтому мы взяли на себя смелость попытаться обобщить опыт , накопленный биоэтикой и посмотреть, насколько адекватно применение ее принципов в медицине и практическом здравоохранении.

Биоэтика формируется в ответ на сугубо практические потребности общества, но первоначальный этап ее становления связан с разработкой теоретического аппарата, а он, в свою очередь, базируется на концепции антропологического кризиса.

Современный антропологический кризис являлся первоначально предметом аксиологической рефлексии. Ценностное восприятие происходивших перемен фиксировалось как опасения за жизнь. А поскольку жизнь занимает всегда главное место в иерархии ценностей, то отношение к ней определяет в той или иной степени все иные человеческие отношения. При этом из всех многочисленных трактовок понятия “жизнь” для человека в первую очередь актуализируется его нравственный смысл. Но если в естественнонаучном и философ­ском определениях жизни нет существенных про­тиворечий, то нравственная ценность жизни по­нимается по-разному.

Во-первых, можно припи­сывать одинаковую ценность жизни отдельного индивида, жизни вида и жизни вообще, во всех ее проявлениях. Такой подход можно считать нравственной максимой поведения. В реальной жизни его пытаются реализовать в различных экологических движениях.

Во-вторых, можно придавать разную цен­ность разным формам жизни. Здесь обычно су­ществует следующая зависимость: важнейшей признается жизнь в целом (самосохранение и самовоспроизводство всех живых форм на Земле); да­лее следует жизнь человека как живого вида, на последнем месте по значимос­ти оказывается жизнь отдельного индивида. Та­кой подход обусловлен объективной необходи­мостью  ведь человеческий вид существует бла­годаря тому, что люди рождаются и умирают.

Человек вообще осознает ценность жизни только через понятие смерти. В принципе, оно должно обладать той же ценностью, что и поня­тие “жизнь" ведь одно без другого не существу­ет. Почему же смерть по шкале "добро  зло" находится в прямой противоположности жизни? Очевидно, потому, что до сих пор люди умирают гораздо раньше, чем исчерпали свои биологиче­ские ресурсы . Ес­тественно, они воспринимают смерть как зло.

Но тогда напрашивается вывод, что нрав­ственным идеалом в данном случае является бес­смертие. На самом деле бессмертие не может считаться нравственным идеалом, потому что оно отрицает видовую ценность жизни. Вид существует только потому, что отдельные индивиды умирают.

Но умирать  страшно. Еще страшней, когда умирает близкий человек. Нравственный выход из этой ситуации пыталась найти религия. В религиозной этике (независимо от конфессии) существует постулат о жизни земной как подго­товке к жизни вечной, к жизни души, обычно именуемой загробной. Психологическое обос­нование этой теории очевидно  примирить че­ловека с мыслью о неизбежности смерти, утешить его. Здесь меняется и само понятие смерти, оно оказывается применимо лишь к телу, но не к ду­ховной сущности человека. Поскольку ни дока­зать, ни опровергнуть концепцию загробной жизни не представляется возможным, в нее мож­но только верить или не верить. В соответствии с одним из основных принципов общечелове­ческой морали  принципом свободы совести, позволим решать этот вопрос каждому как он считает нужным.

Следует отметить только, что исходя из концепции загробной жизни, объективная цен­ность индивидуального бытия понижается. По­этому в религиозной морали существует целая система принципов, особо оговаривающих цен­ность "жизни тела", если можно так сказать. Так, например, согласно этим принципам убийство, равно как и самоубийство, являются грехом. Бо­лее того, в современных религиозных концепци­ях эвтаназия рассматривается как разновидность убийства, что позволяет совместить теологи­ческую и светскую трактовку биоэтики. Дето­рождение поощряется, а отсутствие детей расце­нивается как наказание Божье и т.д.

Не удивительно, что религиозное направление в биоэтике развито очень сильно. В документах русской православной церкви есть специальный раздел, посвященный биоэтике. Очень активно участвуют в разработке вопросов эвтаназии, клонирования, зачатия и деторождения представители католической и протестантской церквей. Своеобразно развивается биоэтика в исламе.

Но с какой бы стороны мы не подошли к рассмотрению вопроса о ценности жизни, о жиз­ни и смерти, мы неизменно оказываемся в поле действия принципов биоэтики, поскольку био­этика  это наука о нравственном поведении в отношении одной ценности  жизни.

Здесь уместно сослаться на Yaman Ors (1992), который в своей работе “Defining bioethics” проанализировал пять основных подходов, которые характерны для современной трактовки биоэтики:

  • биоэтика означает поле исследовательской и профессиональной деятельности по изучению ценностных проблем, вырастающих из современного научно-технического развития в медицине, при этом биоэтика связана с тем, что мы называем биомедициной, пришедшей на смену медицине;

  • биоэтика  это “ поле, в котором эффект и практическая польза в науках о жизни изучаются с точки зрения этических рисков и их влияния на общество”(Potter V., 1971)

  • третий подход представляет биоэтику как область регулирования не только экспериментов на животных, как было раньше, но любых научных и технических предприятий (таких как исследования в психологии, например);

  • регламентируя отношения в медицине, науке и технологии, биоэтика превращается в моральный регулятор всего живого, биосферы в целом ( Y. Ors критикует такой подход, поскольку в его понимании биоэтика и экологическая этика различаются. Мы придерживаемся другой точки зрения);

  • в последнем смысле биоэтика понимается как раздел профессиональной этики в области медицины, науки, юриспруденции, журналистики и т.п.(Ors Y., 1992).

Такая классификация проведена по экстенсивному (количественному ) основанию. Мы полагаем, что сейчас уже можно применять к биоэтике стандарты сформированной науки, поэтому целесообразно выделять в ней качественные блоки, устанавливая причинно-следственную или хронотипическую зависимость между ними. И в этом смысле биоэтика – уникальное явление. С одной стороны, одна базируется на достоверном объективном знании ( науки о живом), а с другой стороны – она является нормативным регулятором, то есть практической установкой, во многом субъективизирующей это самое достоверное знание. Так, например, естественнонаучная составляющая биоэтических представлений о генной инженерии включает новое знание , полученное в результате расшифровки генома человека. Но это знание может быть использовано как во благо, так и во зло. Следовательно, прогностическая модель применения данного знания, представленная в биоэтике, должна охватывать все возможные последствия. Затем начинается собственно нормативная стадия развития этих представлений – что нужно сделать, чтобы не причинить вред человеку при помощи этих новых знаний. Современный ответ биоэтики – запретить опыты по клонированию человека.

Здесь очевидно противоречие между теоретической и практической составляющими конкретной биоэтической модели. Развитие знания запретить нельзя. Это закон . Теоретическое знание не может развиваться без эмпирического подтверждения/опровержения своих выводов. Это тоже закон. Следовательно, нормативная часть, которая, собственно, и служит основанием для юридических, политических и всяких прочих социальных вариантов использования данного знания, на практике соблюдаться не будет.

Ключ к решению данного противоречия, как нам представляется, дал К.Поппер в своей работе «Логика и рост научного знания» (М., 1983). Он полагает, что в ситуации дуализма фактов и норм и предложения, фиксирующие факты, и предположения, предлагающие линии поведения, включая принципы и нормы, могут быть открыты для рациональной дискуссии. «Можно сказать, - пишет К.Поппер, - что нормативное предположение о некоторой линии поведения или норме с целью принятия ее после последующей дискуссии и решение о принятии этой нормы или линии поведения, создают эту норму или линию поведения» (с. 399).

Таким образом, биоэтику можно трактовать как дискурс, в результате которого вырабатываются установки на определенное поведение в отношении живого (вообще и живых объектов в частности), отклоняющиеся как от научной истины, так и от нравственной нормы, если истина и норма находятся в противоречии. Используя уже известную нам схему соотношения истин и оценок, это можно выразить следующим образом.

Условные обозначения:
^

И – истина, Л – ложь, П – правильные, Н - неправильные


знания

нормы

поведение

Примеры, интерпретации

И

П


Последовательное добро

^ Проведение клинических испытаний нового препарата с соблюдением всех правил GCP, с разрешением этического комитета

И

Н


Непоследовательное зло

^ Проведение терапевтических испытаний нового метода лечения без информированного согласия пациента

Л

П


Непоследовательное добро

^ Оказание первой помощи пострадавшему некомпетентным лицом (немедиком)

Л

Н


Последовательное зло

^ Отказ представителей некомпетентного пациента от его лечения по религиозным мотивам.


Таким образом, можно выделить три уровня в том интегративном единстве знаний и норм(оценок), которое называют биоэтикой. Первый уровень – теоретический. Он связан с фактами и истинами. При их осмыслении часто прибегают к методам философской рефлексии, поскольку междисциплинарный характер биоэтики требует присутствия не просто истинных знаний, но целостного образа науки . На теоретическом уровне осуществляется анализ новейших научных достижений и возможных рисков, решаются принципиальные вопросы соотношения истин и ценностей, свободы и ответственности, добра и зла. Субъект теоретизирования в данном случае не определен – это могут быть как индивиды, так и научные сообщества, как специалисты-медики, так и представители других наук, прежде всего, философии, социологии, психологии, юриспруденции и этики.

Второй уровень связан с установлением определенных норм и правил поведения, с контролем за их выполнением и оценкой результатов выполнения/невыполнения норм. Соответственно, на этом уровне субъект оценки и контроля должен иметь институализированный статус, поскольку речь идет непосредственно о социальных последствиях принимаемых решений. Таким специально организованным субъектом практической биоэтики выступают, по нашему мнению, этические комитеты.

Третий уровень связан с индивидуальным поведением, сформированным на основе соответствующих знаний ( или их отсутствия, как это видно из таблицы), и регулирующих их применение норм. Здесь, как мы видели, возможны как типовые модификации (указанные четыре варианта), так и варьирующие их индивидуальные поступки. Этот уровень мы называем прикладным, поскольку любая попытка его описания будет выглядеть как интерпретация конкретного случая. Кстати, этот метод широко применяется в современных западных пособиях по биоэтике – законы и принципы не формулируются, приводятся конкретные случаи и дается комментарий к ним.

Можно дать дефиницию каждого из предложенных понятий.

^ Теоретическая биоэтика – совокупность знаний об отношении человека к живому, представленная в виде аксиологического дискурса. Предмет Т.Б. – отношение к живому. Метод – открытое рациональное обсуждение. Язык – этические категории и понятия. Субъект четко не определен.

^ Практическая биоэтика – институционально оформленная нормативная регуляция и ценностная экспертиза отношения человека к живому. Предписания оформляются в виде кодексов, клятв, хартий, деклараций и других подобных документов, не являющихся юридическими. Субъекты П.Б. – этические комитеты, комиссии, консультанты. Способ оценки – соотнесение поступков и намерений с указанными предписаниями. Санкции – неформальные.

^ Прикладная биоэтика – описание конкретных ситуаций поведения человека по отношению к живому. Индивидуализированная оценка. Частные рекомендации. Апеллирует к моральному сознанию конкретной личности.

Поскольку большинство подходов связывают биоэтику преимущественно с медициной и, более того, первоначальное поттеровское определение подвергается ревизии и берется лишь прагматическое его суждение о границах биоэтической активности, все три уровня биоэтики наиболее ярко представлены в медицине. Причем здесь предмет теоретической биоэтики дефрагментируется и представлен более отчетливо, чем в общем определении. Предметом теоретической биомедицинской этики является жизнь, смерть и здоровье.

Мы уже ука­зывали, что существуют различные подходы к определению ценности жизни. Соответственно, существуют и моральные требования, отражаю­щие различное отношение к ней. Так, христиан­ская биоэтика достаточно сильно отличается от сциентистской концепции. Многие теории, вы­ступавшие раньше как самостоятельные стали включаться целиком и частично в биоэтику, не теряя своей самостоятельности. К ним относится, прежде всего, медицинская этика. Это не удивительно, поскольку последняя имеет историю с догиппократовских времен, а первая, как ответ на антропологический кризис, родилась вместе с ним. Мы полагаем, что медицинская этика является такой же составной частью биоэтики, как, например, этика экологическая. Но, в отличии от экологической этики, медицинская отличается жесткой деонтологической составляющей.

На наш взгляд, в отличии от биоцентристов, смешение понятий “биоэтика" и "медицинская этика" легко преодолевается путем категориального анализа. Центральная ценность первой  жизнь вообще (с признанием ее абсолютной цен­ности), а центральное понятие второй  индиви­дуальная жизнь . Более того, в медицинской эти­ке есть еще одна ценность, соразмерная с жизнью это здоровье. Вопрос о том, нравственно ли сохранять жизнь, не сохраняя здоровья, является для биоэтики частным, а для медицинской  од­ним из главных. Субъект нравственности в меди­цине  медицинский работник, субъект нрав­ственности в биоэтике  каждый человек.

В связи с этим в медицинской этике обсуж­дается вопрос об ответственности врача за здо­ровье пациента, а в биоэтике  вопрос об ответ­ственности каждого человека за свое здоровье и здоровье других людей. В медицинской этике, по сути дела, отсутствуют нормы, касающиеся вза­имоотношения человека и окружающей среды ( экологическая мораль), хотя от них зависит на­ше здоровье в большей степени, чем от наслед­ственности. А биоэтика включает экологические нормативы как обязательные. Таким образом, можно сказать, что меди­цинская этика является составной частью био­этики, конкретизируя ее принципы. С другой стороны, в контексте биоэтики медицинская мо­раль обогащается новыми подходами, более глу­боким пониманием острых проблем.

Однако, понять сущность современной биоэтики легче всего именно в контексте медицины, поскольку здесь и жизнь, и смерть, и здоровье приобретают вполне конкретные формы и, следовательно, теоретические позиции могут получать непосредственное эмпирическое подтверждение или опровержение. Да и сами центральные вопросы биоэтики непосредственно относятся к жизни и здоровью, прежде всего, отдельного человеческого индивида.

Первый вопрос формулируется в биоэтике, примерно, одинаково всеми ее представителями, независимо от того, биоцентристской или антропоцентристской позиции придерживается исследователь. Это вопрос о том, кто несет нравственную ответственность за жизнь и здоровье человека? Ответ на него зависит от того, в какой системе ценностей рассматривается жизнь, вернее, на каком уровне ценностной иерархии. В системе "человек  общество" нравственную от­ветственность за жизнь и здоровье человека, оче­видно, несет государство . Оно должно обеспечить возможность выживания каждого человека и условия сохранения его здо­ровья. В какой-то степени эти функции выпол­няют все социальные институты: и производство, и правоохранительные органы, и экономические структуры. Но специально созданный только с этой целью социальный институт в государстве один  система здравоохранения.

В системе “человек  социальная группа" ответственность за здоровье и жизнь человека, очевидно, лежит на членах группы (в большей степени  на лидере). Показательна в этом смысле такая группа как семья. Менее очевидна эта ответственность в тех группах, которые име­нуются трудовыми коллективами. Стрессы на работе вещь настолько обычная, что может вы­звать только удивление, если мы вдруг начнем предъявлять моральные претензии к коллегам и начальству пострадавшего.

В системе "человек  человек", уникаль­ной в плане нашего рассмотрения, существует феномен взаимной ответственности каждого за каждого. Но если в обычных межличностных отношениях этот факт остается неосознанным до тех пор, пока что-то не случается, то совсем дру­гая картина, если один из вступающих во вза­имодействие людей  врач. Его чисто человече­ская ответственность за жизнь и здоровье парт­нера усиливается профессиональным долгом, обязанностями, возложенными на него об­ществом. Поэтому-то и создается впечатление, что единственные люди, которые несут нрав­ственную ответственность за жизнь и здоровье других  это медицинские работники. В этом контексте вполне понятна попытка свести всю биоэтику исключительно к медицинской этике.1

Второй вопрос  кто несет ответственность за жизнь и здоровье человека, кроме тех, с кем он вступает во взаимодействие? Ответ прост  сам человек.

Но эта простота оказывается недоступ­ной для морального сознания многих. Забота о собственном здоровье и инстинкт самосохране­ния  это одно, а ответственность перед другими за свою жизнь и здоровье  это другое. Это та норма морали, которая до сих пор не приобрела императивного характера. Иждивенческая пози­ция в вопросе о собственном здоровье приводит, фактически, к новым болезням. И в этом смысле проблема ответственности каждого человека за свою жизнь и здоровье является одной из цент­ральных в биоэтике.

Для медицинских работников позиция па­циента в отношении его здоровья не является безразличной, более того она принципиально важна для всего хода лечения. Поэтому сами принципы медицинской этики даже при строгом соблюдении еще не дают гарантию того, что нравственность будет способствовать успеху ле­чения. Поскольку все люди, в той или иной степени, могут рассматриваться как потребители медицинских услуг, интересно посмотреть, каковы же моральные требования к по­зиции пациента с точки зрения биоэтики?

Принцип 1. Ответственность перед прош­лым (сохранение генофонда, переданного роди­телями).

Принцип 2. Ответственность перед буду­щим (обеспечение здорового потомства  пере­дача генофонда детям).

Принцип 3. Ответственность перед на­стоящим (обеспечение сохранности биофункций для участия в создании культуры).

Принцип 4. Право на достойную жизнь.

Принцип 5. Право на охрану здоровья.

Принцип 6. Право на естественную смерть. (Этот принцип чрезвычайно сложен с точки зре­ния реализации и вызывает много споров, вряд ли здесь есть общезначимые реше­ния).

Каждый из этих принципов может быть конкретизирован в соответствии с конкретными ситуациями. Например ответственность за свое здоровье  это, одновременно, выполнение нравственного долга перед родителями и всеми предыдущими поколениями предков, которые сохранили и передали генетическую информа­цию. Таким образом, ответственность человека за свое личное здоровье приобретает смысл от­ветственности Homo sapiencе.

Второй принцип совершенно ясен, по­скольку сохранить вид  это не просто беречь те жизненные силы, которые достались тебе, но и передать уникальную генетическую информацию дальше. К сожалению, у нас не предусмотрена юридическая ответственность родителей, давших неполноценное потомство, но их нравственная вина очевидна в тех случаях, когда появление такого потомства можно было предупредить.

Третий принцип связан с тем, что культура есть способ сохранения биологической природы человека. И если безответственное отношение к своему здоровью не позволяет человеку выпол­нять свои функции по созданию культуры, это объективно сказывается на благополучии других людей. Следовательно, налицо нарушение нрав­ственных взаимоотношений между людьми.

С другой стороны, согласно принципа об­мена деятельностью Хоманса, человек, выполняя свои обязательства перед окружающими, вправе тре­бовать от них того же. Право на достойную жизнь реализуется по-разному в разных общест­вах и временах, главное здесь  уважение к лич­ности.

Право на охрану здоровья можно пони­мать по-разному в условиях государственной и страховой медицины и т.д. Следует отметить, что данные принципы распространяются и на меди­цинских работников как пациентов.

Все сказанное свидетельствует о том, что данные принципы распространяются на каждого человека и совсем не обязательно называть его врачом или пациентом. Он просто человек и, согласно биоэтике, должен жить в соответствии с указанными принципами. Медицина, безусловно, сыграла решающую роль в их формулировке, но ограничивать далее их применение только этой сферой просто невозможно.

Что же касается нравственной позиции врача, то она, в целом, до сих пор исчерпывалась принципами медицинской морали:

  • не вреди;

  • принцип сберегательного лечения (сравнить  принцип наименьшего зла);

  • принцип бережного отношения к боль­ному;

  • принцип сохранения врачебной тайны;

  • принцип дифференцированного подхода к сообщению диагноза ( сравнить с принципом информированного согласия);

  • принцип исключения ятрогений.

Это основные принципы, которые конкре­тизируются и дополняются в зависимости от си­туаций, типичных в тех или иных условиях. Однако, сейчас уже ощущается недостаточность регулятивной функции данных принципов, поэтому, на наш взгляд, целесообразно руководствоваться общими принципами биоэтики:

  • принципом “не навреди”;

  • принципом “делай добро”;

  • принципом уважения автономии пациента;

  • принципом справедливости2.

Абстрактная формулировка этих принципов, практически, не может помочь в организации медицинской практики, тем более, что все они в конкретной деятельности приобретают ярко выраженную персонифицированную окраску. Следует также четко различать, в каких случаях несоблюдение этих принципов влечет за собой юридическую, а в каких  этическую ответственность. Поэтому мы используем для их рассмотрения традиционный в биоэтике метод “пример - комментарий”.

Рекомендуемая основная литература:

  1. Анохин А.М. Проблемы знания в медицине: методологические аспекты. М., 1995.

  2. Анохин А.М. Теоретическое знание в медицине. М., 1998.

  3. Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине. Философские очерки. М., Медицина, 1990.

  4. Лисицын Ю.П. Теории медицины на стыке веков – ХХ и ХХ1. М., 1998.

  5. Лисицын Ю.П., Петленко В.П. Детерминационная теория медицины. Доктрина адаптивного реагирования. Спб., 1992.

  6. Петров В.И., Седова Н.Н. Проблема Качества жизни в биоэтике. Волгоград, 2001.

  7. Петров В.И., Седова Н.Н. Практическая биоэтика. М., 2004.

  8. Проблемы методологии постнеклассической науки. М., 1992.

  9. Саркисов Д.С., Пальцев М.А., Хитров Н.К. Общая патология человека. 2-е изд. М., 1998.

  10. Седова Н.Н. Философия человека. Курс лекций. Волгоград, 1997, 2005.

  11. Седова Н.Н. Правовые основы биоэтики. М., 2004.

  12. Степин В.С. Философская антропология и философия науки, М., 1992.

  13. Философия здоровья. М., 2001.

  14. Царегородцев Г.И. Методологические проблемы медицины. //Философские проблемы естествознания. М., 1985.   

  15. Хрусталев Ю.М., Царегородцев Г.И. Философия науки и медицина. М., 2005.        

Дополнительная литература:

  1. Лисицын Ю.П., Сахно А.В. Здоровье человека - социальная ценность, М., "Мысль", 1988, стр. 7-26.

  2. Медицина // Большая медицинская энциклопедия. Изд. 3-е. Т.14, с. 7–322.

  3. Петленко В.П., Корольков А.А. Философские проблемы теории нормы в биологии и медицине. М., Медицина, 1977.

  4. Седова Н.Н., Дмитриенко С.В. Ваш бизнес – стоматология. Нормативная регукляция в стоматологии. М., 2001.

  5. Седова Н.Н., Эртель Л.А. Право и этика в педиатрии: проблема информированного согласия. М., 2004.

  6. Энциклопедия клинического обследования больного / пер. с англ. М.,1997.


Подписано в печать 07.02.2007 г.Формат 60х4/16

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,1

Тираж 100 экз. Заказ 131.
Издательство Волгоградского государственного медицинского университета

400131, Волгоград, площадь Павших борцов,1

1 Сразу отметим, что врач несет профессио­нальную ответственность только за жизнь и здо­ровье того, с кем он вступает во взаимодействие. Другими словами, врач не несет нравственной ответственности за жизнь и здоровье тех людей, которые являются его потенциальными пациен­тами.

2 Введение в биоэтику. М., 1998, Гл. 2.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы областей научного знания. Философские проблемы физики
Философские проблемы пространства и времени в квантовой физике и теории относительности

Философские проблемы медицинских наук iconЛечебная физическая культура
Российской ассоциации по спортивной медицине (реабилитации больных и инвалидов), доктор медицинских наук, профессор А. В. Чоговадзе;...

Философские проблемы медицинских наук iconПроект устав российской академии наук
Фз «о российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты...

Философские проблемы медицинских наук iconДоклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»
Доклад прочитан 16 апреля 2008г в Московском обществе испытателей природы (моип) (секция «Философские и методологические проблемы...

Философские проблемы медицинских наук iconПрограмма международной научно-практической конференции Проблемы...
Коновалова Нина Геннадьевна – проректор по нир фгбоу «Кузгпа», д-р медицинских наук, профессор

Философские проблемы медицинских наук iconС. Н. Попова Издание третье
Заслуженный деятель наук рф, президент Российской ассоциа­ции по спортивной медицине, реабилитации больных и инвалидов, доктор медицинских...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов