Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране)




НазваниеДуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране)
страница19/55
Дата публикации12.08.2013
Размер4.74 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   55
^

Часть вторая
Cui ci sono dei mostri




По вполне понятным причинам переписи подземного населения Манхэттена не существует. Однако в исследовании Рашинга-Бантена, проведенном в 1994 году, утверждается, что в ограниченном ареале между Пенсильванским вокзалом на юго-западе и вокзалом Гранд-Централ на северо-востоке постоянно обитают примерно 2 750 человек. В зимние месяцы подземное население возрастает до 4 500 человек. По нашему мнению, данные оценки представляются несколько заниженными.

Точно так же отсутствует статистика рождений и смертей в сообществах, обитающих в недрах Нью-Йорка. Однако, учитывая непропорционально высокую долю наркоманов, преступников, бывших заключенных и лиц умственно отсталых, тяготеющих к подземной жизни, можно с большой долей вероятности предположить, что среда обитания под землей является весьма неблагоприятной и крайне опасной для жизни. Интервью с подземными жителями указывают на множественность причин, побудивших этих людей к уходу во тьму железнодорожных тоннелей и иных заглубленных сооружений. Среди этих причин в первую очередь следует выделить: стремление к одиночеству, желание обрести безопасность и отчуждение от общества. По имеющимся оценкам, средняя продолжительность жизни под землей составляет примерно двадцать два месяца.

Л. Хейворд. “Подземный Манхэттен: его обитатели и касты”.

(Готовится к выпуску.)


23



На Шестьдесят третьей Западной улице, по пути к Гудзону, шеренга великолепных многоэтажных кондоминиумов постепенно уступала место роскошным ухоженным особнякам. Д’Агоста решительно шел по улице, глядя себе под ноги. Его обоняние оскорбляло “благоухание” шагающего чуть впереди Пендергаста.

– Похоже, я наконец нашел лучший способ времяпрепровождения в свои выходные, – бормотал д’Агоста.

Тело зудело неимоверно, но любая попытка почесаться влекла за собой прикосновение к древнему засаленному плащу известной фирмы “Лондон-Фог”, или к грязной-прегрязной синтетической клетчатой рубахе, приобретенной по дешевке в “Кей-Марте”, или – ещё того хуже! – к лоснящимся, потертым штанам. И как только Пендергаст ухитряется раздобывать подобную рвань?

В довершение ко всему, лицо тоже пришлось извозить по-настоящему, не прибегая к помощи гримера. Даже вид его ботинок вызывал у д’Агосты отвращение. Когда он попытался было что-то вякнуть, Пендергаст спокойно сказал: “Винсент, от этого зависит ваша жизнь”.

Пистолет и полицейский значок пришлось оставить дома. “Лучше вам оставаться в неведении о том, что они сделают с вами, когда найдут значок”, – сказал агент ФБР.

“Вся наша экспедиция, – с тоской думал д’Агоста, – грубейший вызов любым установкам департамента полиции города Нью-Йорка”.

Подняв глаза, он увидел идущую навстречу женщину в ярком летнем платье и в туфлях на шпильке. Дама выгуливала чихуахуа. При виде лейтенанта дама замерла и резко отступила в сторону. На лице её читалось омерзение. Пес рванулся вперед, норовя цапнуть Пендергаста.

Омерзение на лице дамы сменилось неприкрытой ненавистью. “Кто ты, дьявол тебя побери, такая, чтобы осуждать нас?” – подумал д’Агоста и – неожиданно для самого себя – остановился.

– Добрый день, – прорычал он, повернувшись к ней.

Дама завизжала.

– Вы отвратительны! Пти Шу, держись от него подальше!

Пендергаст схватил д’Агосту за рукав и потянул за угол.

– Вы что, рехнулись? – прошипел он, ускорив шаг. Вслед им донесся крик:

– Помогите! Эти люди мне угрожали!

Пендергаст побежал, д’Агоста – за ним. Наконец, вступив в тень очередной подъездной аллеи, Пендергаст быстро опустился на корточки около стальной плиты, закрывавшей запасной выход из подземки. Он быстро поднял плиту при помощи какого-то инструмента, и перед д’Агостой открылась уходящая вниз металлическая лестница. Он шагнул вперед. Пендергаст опустил над собой плиту и стал спускаться вслед за лейтенантом. Внизу виднелись два слабо освещенных железнодорожных пути. Пендергаст с д’Агостой перешагнули через рельсы и оказались перед аркой, за которой была ещё одна лестница. Они быстро сбежали вниз. На последней ступеньке Пендергаст остановился и включил похожий на авторучку фонарик.

– “Добрый день…” – фыркнул он. – Послушайте, Винсент, что это вам взбрело в голову?

– Я всего лишь хотел продемонстрировать дружелюбие.

– Вы могли утопить нашу маленькую эскадру ещё до того, как она покинула порт. Поймите, вы здесь только для массовки. Я не смогу встретиться с Мефисто, если не выдам себя за руководителя другого сообщества. А командиры здесь никогда не путешествуют без адъютантов. – Посветив фонарем в узкий боковой тоннель, он добавил: – Это путь на восток. На его территорию.

Д’Агоста кивнул.

– Запомните мои инструкции. Разговор веду я. Настоятельно прошу забыть о том, что вы полицейский. Что бы ни произошло, постарайтесь не вмешиваться.

Пендергаст запустил руку в карман своего грязного плаща и извлек оттуда две мятые фетровые шляпы.

– Наденьте, – велел он, вручая одну из них д’Агосте.

– Зачем?

– Головной убор скрывает истинный контур головы. Кроме того, если нам придется срочно скрываться, мы “изменим внешность”, выбросив их. Запомните, мы к темноте не приучены, и это одно из наиболее слабых наших мест.

Он снова порылся в кармане, выловил небольшой округлый предмет и сунул себе в рот.

– А это что такое? – спросил д’Агоста, натягивая шляпу.

– Фальшивое каучуковое нёбо. Оно меняет положение языка и модифицирует резонанс гортани. Не забудьте, что мы вступаем в контакт с преступным миром. В прошлом году я провел довольно много времени на Райкерз-Айленд, изучая психологию убийц. Не исключено, что мы встретим здесь бывших обитателей этого заведения. Теперь, если такое случится, они не смогут опознать меня ни по внешности, ни по голосу. Одного грима здесь не достаточно. Я должен изменить осанку, походку, манеры. Ваша задача проще. Молчите, не высовывайтесь, выполняйте мои команды. Мы никоим образом не имеем права себя выдать. Понимаете?

Д’Агоста молча кивнул.

– Если повезет, этот Мефисто укажет нам нужное направление. Не исключено, что мы получим вещественные доказательства убийств, о которых он сообщил “Пост”. Это даст нам новый судебно-медицинский материал, в котором мы так сильно нуждаемся. – И с этими словами Пендергаст двинулся вперед, освещая путь фонариком. – Есть ли версии по убийству доктора Брамбелла? – спросил он через некоторое время.

– Нет, – ответил д’Агоста. – Уокси и большие шишки наверху полагают, что это всего лишь очередное случайное убийство. Но мне кажется, что оно каким-то образом связано с его работой.

– Интересная гипотеза, – кивнул Пендергаст.

– Создается впечатление, что все эти убийства – или по крайней мере большая их часть – произошли не случайно. Я хочу сказать, что доктор Брамбелл вышел на след в смысле идентификации второго скелета. Не исключено, что кто-то этого не хотел.

– Должен признать, лейтенант, – произнес Пендергаст, – я был ошеломлен, узнав, что второй скелет принадлежит Каваките. Перед нами разверзлась бездна, наполненная всяческими… – он сделал паузу, –…неожиданностями и нечистотами. Из этого следует, что доктора Фрока и доктора Грин, впрочем, как и всех других, занятых расследованием данного дела, необходимо охранять.

– Именно с этой целью я отправился сегодня утром к Хорлокеру, – криво усмехнулся д’Агоста. – Он с порога отмел идею охраны Фрока и Грин. Шеф заявил, что у Кавакиты и Памелы Вишер, видимо, была любовная связь, и они оба оказались не в том месте и не в то время. Такие же случайные жертвы, как и Брамбелл. Он беспокоится лишь о том, чтобы ничего не просочилось в прессу, пока не будут найдены и извещены родственники Кавакиты, если таковые имеются. Мне кажется, я когда-то слышал, что он круглый сирота. Уокси торчал в кабинете при разговоре и пыжился, как фаршированный каплун. Этот идиот весьма высокомерно посоветовал мне хранить тайну следствия получше, чем у меня это получилось в деле Вишер.

– И?

– А я, в свою очередь, посоветовал ему поставить компресс на причинное место. В вежливой форме, конечно. Вначале я думал, что беспокоить Фрока и Грин нет необходимости, но после встречи с шефом потолковал с ними и дал некоторые полезные советы. Они обещали быть осторожными, по крайней мере до тех пор, пока не закончат работу.

– Им удалось определить, чем вызвана деформация костей у Кавакиты?

– Пока нет, – ответил д’Агоста с деланным равнодушием.

– В чем дело? – быстро обернулся к нему Пендергаст.

– Меня беспокоит реакция доктора Грин, – немного помолчав, ответил д’Агоста. – Это я придумал пригласить её и доктора Фрока для расследования. Но теперь мне начинает казаться, что идея была неудачной. Фрок, правда, все такой же вздорный, как всегда, но что касается Марго… Вы же знаете, как она реагировала на убийства в музее. Физические упражнения, ежедневные пробежки, приобретение пистолета.

– Ничего удивительного, – ответил Пендергаст. – Довольно распространенная реакция на травматический стресс. Люди, пережившие кошмарные события, часто пытаются снизить уровень своей уязвимости и ищут возможность контролировать любую ситуацию. Вполне здоровая реакция. Признаюсь, я не могу припомнить более стрессовой ситуации, чем та, в которой мы с ней оказались в темном музейном коридоре.

– Конечно. Но её реакция уж слишком… э-э-э… здоровая. И сейчас, когда мы снова оказались в этом дерьме… Так или иначе, но я не уверен в правильности своего решения. Боюсь, что её все-таки не стоило привлекать к этому расследованию.

– Это было абсолютно правильное решение. Нам необходимы её знания. Особенно после того, как мы выяснили, что Кавакита мертв. Полагаю, вы обследуете последнее место его обитания?

Д’Агоста молча кивнул.

– Подумайте, не стоит ли и в этом случае обратиться за помощью к доктору Грин. – С этими словами Пендергаст возобновил изучение тоннеля. – Ну что же… Вы готовы, Винсент? – через некоторое время спросил он.

– Кажется, готов. Что будем делать, если нас встретят враждебно?

– Торговля популярным товаром всегда считалась лучшим способом умиротворения туземцев, – улыбнулся Пендергаст.

– Наркотики? – Д’Агоста не верил своим ушам.

Спецагент молча кивнул и распахнул плащ: к подкладке было пришито несколько крошечных карманчиков.

– Судя по всему, каждый из обитателей подземелья является или являлся наркоманом, пристрастившимся к тому или иному виду зелья. У меня здесь целая аптека. – Он провел пальцем по карманчикам. – Крэк, метилфенид, сарбитал, секонал, “Блю 88”. Они могут спасти нас, Винсент. Во всяком случае, они уже спасли мне жизнь во время первого спуска.

Пендергаст извлек из мешочка черную капсулу:

– Бифетамин. Известен в подземном братстве как “Черная красавица”.

Некоторое время он молча взирал на капсулу, а потом ловко забросил её себе в рот.

– Что за?.. – начал д’Агоста, но агент ФБР взмахом руки остановил его.

– Совершенно недостаточно, чтобы я играл роль. Необходимо, чтобы эта роль стала моим вторым “я”. Этот Мефисто наверняка параноидально подозрителен. Способность унюхать фальшь – огромный плюс в его ремесле.

Д’Агоста промолчал. Да и что тут скажешь? Ведь они сейчас действительно вне общества, вне закона, за пределами нормальной жизни.

Свернув в боковой тоннель, они двинулись вдоль заброшенного железнодорожного пути. Каждые пять минут Пендергаст останавливался, сверяясь со своими записями. Очень скоро д’Агоста с изумлением обнаружил, что утратил не только ориентацию, но и чувство времени.

Неожиданно Пендергаст указал на красноватый огонек, мерцавший в темноте примерно в ста ярдах от них.

– Люди сидят у костра, – прошептал он. – Вероятно, небольшое сообщество скваттеров, захвативших территорию на верхней границе владений Мефисто. – Он посмотрел на далекий огонек. – Не пора ли нам пройти в гостиную? – И, не ожидая ответа, двинулся к костру.

Подойдя ближе, д’Агоста насчитал с десяток человек, примостившихся на земле или на ящиках. На углях булькал почерневший кофейник.

Пендергаст вступил в освещенный круг и присел у огня. Никто не обратил на него внимания. Он запустил руку в свое многослойное одеяние и вытянул на свет пинтовую бутылку токайского – все взгляды тут же обратились к Пендергасту, а он отвинтил пробку, сделал большой глоток и удовлетворенно вздохнул.

– Никто не хочет попробовать этого пойла? – Он повернул бутылку этикеткой к свету. Голос спецагента полностью преобразился: он стал низким и хриплым. В его речи появился заметный акцент жителей Флэтбуша. Бледная кожа, светлые глаза и волосы Пендергаста казались в мерцающих отблесках пламени какими-то потусторонними и таящими в себе опасность. В круге света появилась рука.

– Давай, – раздался голос.

Сидевший на ящике тип взял бутылку и поднес её к губам. Послышалось громкое причмокивание. Когда он вернул бутылку, Пендергаст передал её следующему, после чего, пройдя полный круг, бутылка вернулась опустошенной. Никто не произнес ни слова благодарности.

Д’Агоста тем временем совершал сложные маневры, пытаясь оказаться в струйке дыма, которая, по его мнению, должна была слегка приглушить запах грязных тел, скверного вина и застоялой мочи.

– Мне нужен Мефисто, – немного помолчав, сказал Пендергаст.

Вокруг костра началось шевеление.

– Кому нужен Мефисто? – спросил тот, кто первым приложился к бутылке.

– Мне! – В голосе Пендергаста звучал вызов.

Возникла пауза. Вожак смерил агента ФБР долгим взглядом.

– Хрен тебе в глотку, – наконец сказал он, поудобнее устраиваясь в своем кресле.

Движение Пендергаста было настолько быстрым, что д’Агоста едва успел отскочить в сторону. Мгновение – и местный лидер уже лежал, уткнувшись лицом в землю, а Пендергаст стоял над поверженным врагом, водрузив ногу на его шею.

– Де-е-ерьмо! – выл подземный житель.

Пендергаст надавил сильнее.

– Никому не позволено катить на Вайти! – прошипел он.

– Я ничего такого не хотел… Господи…

Пендергаст слегка ослабил давление.

– Мефисто болтается у “Шестьсот шестьдесят шестой дороги”.

– Где это?

– Да перестань же ты! Больно!

Пендергаст убрал ногу, и вожак, приняв сидячее положение, начал массировать шею.

– Мефисто не любит чужаков, – сказал он.

– Мне надо обсудить с ним одно дельце.

– А-а-а… Какое?

– Хочу потолковать о Морщинниках.

Даже в темноте д’Агоста почувствовал, как напряглись все присутствующие.

– О чем именно? – раздался из темноты новый голос.

– Это я скажу только Мефисто. – Пендергаст кивнул д’Агосте, и они отошли от костра, удаляясь во тьму тоннеля. Когда огонек превратился в едва заметную точку, Пендергаст щелкнул кнопкой фонарика.

– В этих краях никому нельзя позволить проявить к тебе неуважение, – спокойно пояснил Пендергаст. – Даже группе маргиналов. Если они унюхают слабость, считайте себя покойником.

– Вы провели классный прием, – сказал д’Агоста.

– Завалить пьяницу труда не составляет. Во время первого спуска я установил, что у обитателей верхних этажей излюбленным наркотическим средством является алкоголь. В этой компании единственным исключением был парень, сидевший от костра дальше всех. Держу пари, лейтенант, что он “почесунчик”. Вы заметили, как он скребся, ни на кого не обращая внимания? Вне всякого сомнения, это побочный эффект употребления фентанила.

Тоннель раздвоился, и Пендергаст, сверившись со схемой путей, извлеченной из кармана, указал налево:

– Это дорога к сотому пути.

Д’Агоста покорно плелся следом за агентом. Когда они прошли, как ему показалось, огромное расстояние, Пендергаст снова остановился и указал на огромный ржавый механизм со шкивами диаметром не менее двенадцати футов. Полусгнивший приводной ремень валялся внизу безобразной кучей. За механизмом виднелась металлическая лестница, ведущая к мосткам над полом древнего тоннеля. Пройдя вслед за Пендергастом под украшенной сталактитами трубой с надписью

ВЫС. ДАВЛ. ОПАСНО, д’Агоста спустился по лестнице и оказался на рахитичных, колеблющихся мостках. Мостки заканчивались люком, под которым открылись металлические ступени, ведущие в большой незаконченный тоннель. Вдоль стен были в беспорядке навалены камни и проржавевшие двутавровые балки. Людей в тоннеле не было, хотя д’Агоста и заметил несколько кострищ.

– Похоже, нам придется спускаться по голой скале. – Пендергаст направил луч фонарика туда, где кончался тоннель. Поверхность скалы была скользкой от соприкосновения с бесконечным числом рук и ног. Снизу в ноздри бил резкий, едкий запах.

Д’Агоста двинулся первым, отчаянно цепляясь руками за острые выступы влажного базальта. Чтобы достичь дна, ему потребовалось пять ужасающих минут. Лейтенанту казалось, что его замуровали в основных породах острова Манхэттен.

– Интересно бы взглянуть на типа, который рискнет спуститься сюда под кайфом, – сказал он, когда рядом с ним оказался Пендергаст. У самого д’Агосты от усталости дрожали руки.

– Ниже этого места никто не живет, – спокойно пояснил Пендергаст. – Кроме гонцов.

– Гонцов?

– Насколько я понимаю, гонцы – единственные члены сообщества, имеющие регулярные контакты с поверхностью. Они получают и обналичивают чеки социальной помощи, добывают пропитание, сдают за наличные вторсырье, приобретают лекарства, молоко и наркотики.

Пендергаст обвел фонариком неровные стены шахты. На одной из них виднелся пятифутовый лист оцинкованного железа, видимо, прикрывающий ход в другой тоннель. Рядом с листом находилась начертанная корявыми буквами надпись:

^ ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ.

ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПОШЛИ ПРОЧЬ!

Пендергаст потянул на себя металлический лист, и тот с громким скрежетом повернулся на петлях.

– Дверной звонок, – пояснил он.

Как только они вступили в тоннель, перед ними возникла фигура оборванца с пылающим факелом в руке. Оборванец был высок и потрясающе худ.

– Кто такие? – спросил он, преграждая им путь.

– А ты, видать, будешь Стрелок-Радист? – ответил вопросом на вопрос Пендергаст.

– Вон отсюда! – приказал тощий. Пендергаст с д’Агостой быстро отступили назад, в шахту. – Меня зовут Кремень. Что вам надо?

– Надо увидеть Мефисто.

– Зачем?

– Я лидер группы “Могила Гранта”. Небольшое сообщество под Колумбийским университетом. Пришел потолковать насчет убийств.

Последовало длительное молчание. Затем тощий страж указал на д’Агосту:

– А он?

– Мой гонец, – ответил Пендергаст.

– Оружие, наркотики?

– Оружия нет, – ответил Пендергаст. В мерцающем свете факела было заметно, что он смущен. – Но я ношу… ношу с собой немного… для собственного употребления.

– Никаких наркотиков! – заявил Кремень. – Мы – чистое сообщество.

“Чушь”, – подумал д’Агоста.

– Прошу прощения, – проговорил Пендергаст. – Но я не могу отказаться от этой заначки. Если это создает сложности…

– Что там у вас?

– Не твое дело.

– Кок? – Д’Агосте почудилась в голосе тощего нотка надежды.

– А ты, однако, догадлив, – ответил Пендергаст, выдержав паузу.

– Я должен конфисковать его.

– Считай это моим подарком. – Пендергаст извлек из кармана маленький пакетик из фольги и вручил его человеку по имени Кремень, который поспешно сунул пакетик себе в карман.

– Шагайте за мной, – велел он.

Д’Агоста закрыл металлический лист и двинулся вслед за стражем и Пендергастом. Кремень провел их по металлической лестнице, заканчивающейся узким проходом на бетонную площадку, укрепленную под потолком обширного помещения цилиндрической формы. Вдоль стены от площадки шел спиральный спуск. По этому спуску и двинулся Кремень. Шагая вниз, д’Агоста заметил, что в стене над узким выступом спуска вырублено несколько ниш. Каждую занимала либо семья, либо одинокий жилец. Мерцающие огоньки свечей и керосиновых ламп освещали грязные лица и засаленные постели. Оглядев помещение, д’Агоста увидел, что из стены выступает обломок трубы. Из трубы лилась вода, скапливаясь мутной лужей в выбитом в полу углублении. Над лужей склонились несколько человек, очевидно, занимающихся стиркой. Грязная вода переливалась через край и бежала ручьем, исчезая в устье очередного тоннеля.

Достигнув дна, они перешли через ручей по старой деревянной доске. Обитатели пещеры, расположившись группами, спали или играли в карты. У стены лежал какой-то мужчина и затуманенными глазами смотрел в потолок. Д’Агоста догадался, что ещё один житель подземелья ждет своих похорон.

Кремень вел их по длинному низкому коридору, от которого в разные стороны отходило несколько тоннелей. Д’Aгоста видел, как в этих ответвлениях при тусклом свете работают люди, сортируя консервы, штопая одежду или превращая зерно в спирт с помощью самогонных аппаратов. В конце концов Кремень привел их к месту, где имелось электрическое освещение. Подняв глаза, д’Агоста увидел единственную лампочку, болтающуюся на потертом шнуре. Шнур тянулся к старинному распределительному щиту, расположенному в дальнем углу.

Д’Агоста обвел взглядом выложенные растрескавшимся кирпичом стены – и замер. Не веря своим глазам, с раскрытым от изумления ртом, он смотрел на криво стоящий посреди пещеры служебный вагон старинного товарного поезда. Вагон стоял под немыслимым углом, его задние колеса находились по меньшей мере в двух футах от поверхности пола. На боковой стене вагона он с трудом разобрал на рыжем от ржавчины металле остатки черных букв:

^ НЬЮ-ЙО ЦЕНТРА.

Кремень знаком приказал им остановиться и скрылся в недрах вагона. Через некоторое время он снова возник в дверях и поманил пальцем, приглашая войти.

Войдя в вагон, д’Агоста оказался в своего рода прихожей, в дальнем конце которой висел тяжелый темный занавес. Кремень исчез. В вагоне было темно и нестерпимо жарко.

– Да? – послышался из-за занавеса странный шипящий голос.

– Меня знают под именем Вайти. Я – глава общины “Могила Гранта”. Мы услышали твой призыв к подземному народу объединиться, чтобы покончить с убийствами.

Ответа не последовало. Д’Агосту очень интересовало, что находится за занавесом. “Может быть, ничего, – сказал он себе. – Так же как в “Волшебнике страны Оз”. Смитбек в статье мог нафантазировать. Журналисты способны на все…”

– Входите, – распорядился голос.

Занавес отодвинулся, и д’Агоста неохотно вступил вслед за агентом ФБР в глубину вагона.

Там царил полумрак, который нарушал лишь отраженный свет одинокой лампы за окнами да крошечный костерок, тлеющий в углу под вентиляционным отверстием. В самом центре вагона, в массивном, похожем на трон кресле восседал высокий человек. Он был облачен в старинного покроя бархатный костюм. На голове потертая черная шляпа, из-под широких полей выбивались густые седые кудри, с шеи свисало тяжелое серебряное ожерелье племени навахо: гирлянды цветов, украшенных крупной бирюзой.

Мефисто обратил на посетителей испытующий взор.

– Итак, майор Вайти? – после некоторого молчания произнес он. – Не слишком оригинально. И почтения имя тоже не вызывает. Но в вашем случае, поскольку вы почти альбинос, оно вполне приемлемо.

Мефисто прошипел эти слова неторопливо, изысканно вежливым тоном. Д’Агоста ощутил на себе его проницательный взгляд. “Кем бы ни был этот парень, – думал лейтенант, – но он не псих”. Или по крайней мере не полный псих. Д’Агоста чувствовал себя довольно скверно, во взгляде Мефисто сквозило подозрение.

– А это кто? – спросил он.

– Мой гонец. Кличка Сигара.

Мефисто довольно долго изучал д’Агосту взглядом. Затем он повернулся к Пендергасту:

– Никогда не слышал о сообществе “Могила Гранта”.

– Под Колумбийским университетом и соседними зданиями имеется разветвленная сеть служебных тоннелей, – пояснил Пендергаст. – Группа у меня маленькая, и мы не суем носа в чужие дела. Студенты – народ щедрый.

Мефисто внимательно слушал, кивая. Гримаса подозрительности сменилась хитрой улыбочкой. Что она означает, д’Агоста понять не мог.

– О да, конечно, – кивнул Мефисто. – Весьма рад в эти черные дни встретить союзника. Думаю, было бы не вредно закрепить наше знакомство чем-нибудь приятным. Дела мы сможем обсудить позже. – Он хлопнул в ладоши: – Кресла для наших гостей! И пусть в камине ярче пылает огонь! Стрелок-Радист, доставь-ка нам мяса.

Из тьмы возник тощий коротышка (д’Агоста его ещё не видел) и вышел из вагона. Другой тип, который все это время молча сидел на полу скрестив ноги, поднялся и со скоростью движущегося ледника направился к тлеющим угольям. Вскоре костер запылал ярче. “Здесь и без того чертовски жарко”, – подумал д’Агоста, чувствуя, как по телу под грязной рубашкой стекают струйки пота.

В вагоне появился громадный мускулистый детина с двумя картонными коробками. Когда коробки оказались перед троном, Мефисто, сопровождая слова величественным жестом, с некоторой издевкой произнес:

– Прошу вас, джентльмены.

Д’Агоста осторожно устроился на коробке. В этот момент как раз вернулся Стрелок-Радист. Перед собой он нес на обрывке старой газеты какой-то влажный, сочащийся темными каплями предмет. Стрелок положил свою ношу рядом с костром, и желудок д’Агосты вдруг начал выворачиваться наизнанку. На газете оказалась огромная крыса с наполовину раздавленной головой. Лапы животного ещё подергивались, отвечая какому-то внутреннему ритму.

– Великолепно! – воскликнул Мефисто. – Только что отловлен, как вы можете заметить! Ведь вы употребляете в пищу тоннельных кроликов, не так ли? – спросил он, не сводя глаз с Пендергаста.

– Естественно, – ответил тот.

Д’Агоста заметил, что мускулистый амбал встал за его спиной, и до него начало доходить: сейчас им предстоит подвергнуться испытанию, провалить которое они не имеют права…

Мефисто протянул руку и, взяв тушку, умело насадил её на длинный шампур и сунул в огонь. Д’Агоста с ужасом смотрел, как вспыхнула шерсть и как зверек содрогнулся в последнем спазме. К вентиляционному отверстию поднялся столбик едкого дыма – тушка запылала целиком. Через некоторое время дым прекратился, а крысиный хвост почернел, сделавшись похожим на штопор.

Мефисто окинул крысу оценивающим взглядом, вынул из огня, достал из складок своего одеяния нож и соскреб остатки шерсти. Вспоров брюшко, он выпустил из дичи скопившиеся газы и снова сунул её в огонь, подняв на сей раз повыше.

– Требуется немалое искусство для того, чтобы как надо приготовить le grand souris en brochette, – заметил он.

Д’Агоста ждал. Глаза всех присутствующих были обращены на него и Пендергаста. Ему не хотелось даже думать о том, что случится, если он выдаст свое отвращение.

Шли минуты. Тушка шипела на огне. Мефисто вращал вертел. Подняв глаза на агента ФБР, он спросил:

– Вы как предпочитаете? Я, например, люблю мясо с кровью.

– С кровью вполне подойдет, – светски ответил Пендергаст. Казалось, он сидит в дорогом кафе, и его спрашивают о том, как лучше поджарить тосты.

“Это всего лишь животное, – в отчаянии внушал себе д’Агоста. – Я же не умру, если его съем. А если откажусь, то тогда умру точно”.

Мефисто вздохнул, предвкушая захватывающее зрелище:

– По-моему, готово.

– Приступим, – откликнулся Пендергаст, потирая руки.

Д’Агоста промолчал.

– Яства пробуждают жажду! – воскликнул Мефисто, и перед ними почти мгновенно возникла полупустая бутыль самогона.

– У нас гости! – прокричал он, отшвыривая бутыль. – Подайте что-нибудь более подходящее!

Вскоре появилась заплесневелая бутылка приличного бурбона, а с ней – три пластмассовых стаканчика. Мефисто, взмахнув вертелом, скинул деликатес на газету.

– Окажите нам честь! – Он передал газету Пендергасту.

Д’Агоста изо всех сил боролся с охватившей его паникой. Со смесью ужаса и облегчения он увидел, что агент ФБР без намека на колебания взял тушку обеими руками и поднес её к губам. Послышался громкий чмокающий звук. Создалось впечатление, что Пендергаст высасывает внутренности. Желудок д’Агосты подскочил к горлу.

Пендергаст облизнул губы и положил газету с дичью перед хозяином.

– Великолепно, – сказал он.

– У вас любопытный способ питания, – заметил Мефисто.

– Ничего любопытного, – пожал плечами Пендергаст. – В служебных тоннелях под Колумбийкой рассыпают много крысиного яда. И только попробовав печень, можно решить, насколько безопасно принимать данную особь в пищу.

На лице Мефисто расползлась широкая, совершенно искренняя улыбка.

– Это следует запомнить, – сказал он и, срезав с бедрышка крысы несколько полосок мяса, протянул их на кончике ножа д’Агосте.

Наступил момент истины. Краем глаза лейтенант заметил, как напрягся нависший над ним гигант. Чуть прикрыв глаза, он жадно схватил куски, сунул их в рот и, не жуя, проглотил, не успев почувствовать вкуса. Совершив этот подвиг, д’Агоста радостно осклабился, борясь с диким приступом тошноты.

– Браво! – воскликнул Мефисто. – Настоящий гурман.

Напряжение в вагоне заметно спало. Когда д’Агоста снова уселся на ящик, потирая живот, в полумраке уже звучал смех. Вскоре завязался негромкий, но живой разговор.

– Приношу свои извинения за проявленную подозрительность, – сказал Мефисто. – Было время, когда жизнь под землей текла более открыто, и подземные обитатели больше доверяли друг другу. Но если вы те, кем себя называете, то вам это известно. Теперь, однако, наступили тяжелые времена.

Он наполнил три стаканчика и поднял свой в молчаливом тосте. Затем он разделал крысу, передав часть мяса Пендергасту, а остаток взяв себе.

– Позвольте вам представить моих соратников. – Он поманил к себе стоящего за спиной д’Агосты детину: – Это Крошка Гарри. Смолоду увлекался скачками. В угоду своим потребностям ему пришлось по мелочи начать воровать. Одно тащило за собой другое, и в конце концов он приземлился за решеткой в Аттике. Там он многое постиг. Оказавшись на свободе, Гарри не нашел работы. Однако ему повезло: он спустился под землю и попал в наше сообщество прежде, чем успел вернуться к дурным привычкам.

Затем Мефисто указал на медленно передвигающуюся фигуру у костра.

– Это Бой Элис. В свое время преподавал английский язык в средней школе в Коннектикуте. Дела пошли скверно. Он потерял работу, развелся, остался без средств и начал прикладываться к бутылке. В результате докатился до ночлежки и суповой кухни. Там он и прослышал о нас. Что же касается Стрелка-Радиста, то, вернувшись из Вьетнама, он понял, что никому здесь не нужен.

Мефисто вытер губы клочком газеты и продолжил:

– Это, пожалуй, даже больше, чем вам следует знать. Все мы, как положено, оставляем свое прошлое наверху. Итак, вы пришли сюда, чтобы поговорить об убийствах?

– С прошлой недели исчезли три наших человека, – сказал Пендергаст. – Остальные напуганы. Мы слышали, что вы сколачиваете союз против Морщинников. Тех, кто отрывает у жертв головы.

– Да, мои слова постепенно находят отклик. Пару дней назад до меня дошла весть от Философа. Слышали о нем?

– Нет, – после некоторого колебания ответил Пендергаст.

– Странно… – Мефисто сощурился. – Он наш коллега, возглавляет сообщество под вокзалом Гранд-Централ.

– Не исключено, что когда-нибудь мы с ним и встретимся, – небрежно произнес Пендергаст. – Но сейчас мне надо поговорить с вами, чтобы успокоить моих людей. Что вы могли бы сообщить об убийствах и убийцах?

– Убийства начались примерно год назад, – начал Мефисто своим шелестящим, как шелк, голосом. – Первым был Джо Аткитти. Мы нашли его обезглавленное тело около блокпоста. После этого исчезла Черная Энни. За ней – Старший Сержант. Люди продолжали исчезать. Некоторых мы нашли, некоторых – нет. Потом до нас дошла весть от Мандерсов о подозрительной активности в самой глубине.

– Мандерсов? – переспросил Пендергаст.

И вновь Мефисто бросил на него подозрительный взгляд.

– Никогда не слышали о Мандерсах? – изумился он. – Вам, майор Вайти, следует почаще разминать ноги и знакомиться с соседями. Мандерсы живут под нами. Никогда не поднимаются наверх, не прибегают к освещению. Вроде саламандр. Verstehen? Они говорят, что ниже них замечается какое-то движение. Утверждают, что заселен Чердак дьявола, – зловещим шепотом закончил Мефисто.

Д’Агоста вопросительно глянул на Пендергаста, но агент ФБР понимающе кивнул.

– Самый нижний уровень города, – сказал он себе под нос.

– Нижайший, – согласился Мефисто.

– Вам не доводилось туда спускаться? – небрежным тоном поинтересовался Пендергаст.

Мефисто бросил на собеседника взгляд, призванный доказать, что он ещё не сошел с ума.

– И вы думаете, что убийства – дело рук людей с нижнего этажа? – спросил агент ФБР.

– Я не думаю, – мрачно ответил Мефисто. – Я это знаю. Но не уверен, что в данном случае я бы стал использовать слово “люди”.

– Что вы хотите этим сказать?

– Слухи, – очень тихо произнес Мефисто. – Говорят, что Морщинниками их прозвали не без причины.

– И эта причина?..

Мефисто не ответил.

– Итак, что же мы можем сделать? – спросил Пендергаст, усаживаясь на коробку.

– Что мы можем сделать? – Улыбка исчезла с лица Мефисто. – Нам надо пробудить город! Надо показать всем, что гибнут не только кроты – люди-невидимки!

– Допустим, мы этого добьемся, – сказал Пендергаст. – Что в таком случае мог бы предпринять город?

– Что-то вроде дезинфекции, – немного подумав, ответил Мефисто. – Истребить их по месту жительства.

– Легче сказать, чем сделать.

– А у тебя есть более плодотворные идеи, Вайти? – прошипел Мефисто.

– Пока нет, – после продолжительного молчания ответил Пендергаст.

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   55

Похожие:

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconКадзуо Исигуро Остаток дня
Автор, японец по происхождению, создал один из самых «английских» романов конца XX века, подобно Джозефу Конраду или Владимиру Набокову...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Натюрморт с воронами
Работа маньяка? Об этом буквально кричит картина убийства. И в этом совершенно уверен местный шериф. Но многоопытный агент фбр пендергаст...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов
«Дуглас Престон, Линкольн Чайлд "Граница льдов"»: Эксмо, Домино; Москва, Санкт‑Петербург; 2007

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Танец смерти
Диоген поставил себе целью не просто уничтожить всех близких людей брата, но и повесить эти убийства на него

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconЛинкольн Чайлд, Дуглас Престон Огонь и сера
Как удалось преступнику сжечь заживо в запертых изнутри комнатах знаменитого критика и известного коллекционера произведений искусства...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд Штурвал тьмы
Старинные друзья Алоиза Пендергаста – монахи из уединенного буддистского монастыря – просят его о помощи. Из их горной обители исчез...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconДуглас Престон, Линкольн Чайлд \"Наваждение\"
И вот спустя двенадцать лет он получает информацию, которая наталкивает его на мысль, что та давняя трагедия не была случайностью....

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconПрестон Дуглас, Чайлд Линкольн Танец на кладбище
Но восставшие мертвецы – явный перебор даже для современного Нью-Йорка. И тут Пендергасту приходит в голову мысль, что убийство журналиста...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconФормат дебатов «линкольн дуглас» Введение
Сенат Соединенных Штатов Америки для проведения ряда дебатов по теме рабства. Стивен Дуглас принял вызов, за которым последовал ряд...

Дуглас Престон Реликварий Серия: Пендергаст 2 Доп вычитка I no k (проект вычитки книг на Альдебаране) iconГерман Гессе Степной волк Доп вычитка Niche Оригинал: Hermann Hesse, “Steppenwolf”
«Степной волк» – самый культовый и самый известный роман немецкого писателя из опубликованных в России

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов