Философские проблемы медицинских наук




Скачать 214.36 Kb.
НазваниеФилософские проблемы медицинских наук
Дата публикации12.08.2013
Размер214.36 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы


ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ФАКУЛЬТЕТ ПОСТДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


СЕДОВА Н.Н.


ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕДИЦИНСКИХ НАУК
Курс лекций для аспирантов и соискателей





Тема 5. КЛИНИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Волгоград, 2007.

Рекомендовано

Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета
Рецензенты:

Доктор философских наук, профессор Лисеев И.К. (Москва, ИФ РАН)

Доктор философских наук, профессор Стрельченко В.И. (Санкт-Петербург, РГПУ им. Герцена)
Объяснительной гипотезой соотношения знаний, ценностей и деятельности в медицине выступает биомедицинская этика. Иногда ее называют прикладной философией. Можно ли отождествлять ее с философией медицины? Противники такого отождествления считают, что в биоэтике отсутствует онтологическая часть и слабо выражена гносеологическая, а философия включает все четыре компонента в обязательном порядке (онтология, гносеология, аксиология, праксеология). Однако, сторонники тезиса о биомедицинской этике как философии медицины настаивают на термине «прикладная», применение которого избавляет от необходимости реконструкции философской структуры в полном объеме. Мы выберем конформистский вариант и будем считать биомедицинскую этику – философской наукой, предметом которой является медицина. Разумеется, ее основное содержание носит аксиологический характер, но начать надо с тех компонентов, которые описывают диалектику познавательно-оценочных и праксеологических процедур в медицине.

Сейчас миновала первая стадия становления БЭ как науки - первичное обобщение эмпирических данных на основе нескольких(!) объяснительных гипотез. При этом не дифференцировались, практически, гносеологическая и аксиологическая составляющие. У нас слишком хорошая философия, чтобы ею пренебрегать в таком прекрасном деле. Но с какой философией придется иметь дело? Это зависит от того, признаем ли мы биоэтику исключительно нормативной наукой или нет. Вопрос в том, как решается здесь проблема истинности знания. Она решается своеобразно, но пока эта часть еще не прописана. Потому что очень часто увлекаются сугубо эмпирическим, даже "модным", материалом. В принципе, каждая самостоятельная наука должна иметь свой предмет, свой метод свой язык. Все это уже есть, но пока нет необходимых науке структурных уровней. Она еще аморфная. Должна быть теоретическая часть (философская) и прикладная часть. Последняя и будет нормативной. А теоретическая будет истинностной, но будет вырабатывать критерии для норм и оценок. Синтез этих компонентов осуществляется в концепции клинических исследований.

Основные понятия

Первое, что нужно сделать – дифференцировать понятия «исследования» и «испытания», которые часто употребляют в медицине как синонимы.

Исследования – от «исследовать». По Далю: «Исследовать - …разыскивать, изведывать, доходить разбирательством, стараться узнать неизвестное по данным, вникать и разбирать, узнавать, производить следствие, розыск…» (т.2, с.78)

Испытания – от «испытать, испытывать». По Далю: «искушать, изведывать на деле, пробовать, дознавать, убеждаться исследованием (подчеркнуто мною – Н.С.), доходить опытом, познать в подробности, узнавать опытностью…замучить пыткою, запытать. Примеры:

- Не испытав, не узнаешь.

  • Испытуй золото огнем, а дружбу деньгами

  • Испытай на себе, да и прикинь другому.

  • Не испытав броду, не суйся в воду…» (т.2, с. 135)

В этих определениях любопытны следующие детали: предметом исследования выступают сущности второго порядка, а предметом испытаний – сущности первого порядка. В философском смысле – испытания имеют дело с явлениями, а исследования – с сущностями. В этом смысле нельзя говорить «слепое рандомизированное исследование». Можно говорить «испытание».

Этимология данных понятий, однако, не может служить удовлетворительным объяснением их употребления, поскольку в русском языке их трактовка испытывает сильное влияние англоязычных аналогов. И в этом смысле «исследование» по-русски – это не совсем то, что «research» по-английски, а “trial” – не то, что испытание. По тому, как мы эти слова употребляем, русское слово «исследование», скорее, соответствует английскому «investigation», а «испытание» - английскому “examination”, “test”. В традиционном русском научном дискурсе испытать, значит, попробовать, а исследовать, значит, узнать. И в том, и в другом случае результатом будет получение нового знания. Но путь к получению этого знания – разный. Недаром Даль пишет, что испытать – это значит убедиться исследованием. Здесь ключевое слово – «убедиться». То есть, проверить эмпирическим путем.

Представляется возможным определить соотношение между указанными понятиями как между общим и частным, где общее – «исследование», а частное – «испытание». В содержательном плане исследование включает как эмпирический, так и теоретический уровни, а испытание – эмпирический, оформленный протокольными предложениями.

^ Клинические исследования. Клинические испытания . В Руководстве по GCP , принятом на Международной Конференции по гармонизации технических требований к регистрации медикаментов, применяемых у людей ( Draft 9, STEP 2 27/04/1996) дается следующее определение клиническому исследованию (= испытанию): «Clinical Trial – любое организованное исследование препаратов, проводимое на людях, направленное на выяснение или уточнение клинических, фармакологических и/или фармакодинамических эффектов, и/или для выявления нежелательных реакций на исследуемые препараты, и/или для изучения всасывания, распределения, метаболизма и выведения из организма препаратов, осуществляемое с целью определения их безопасностии и/или эффективности» (Дается в переводе Н.М.Марусенко и С.Ю.Варшавского).

В логическом смысле это определение некорректно, поскольку речь в определяющем идет только об испытаниях лекарственных препаратов, что не исчерпывает содержание определяемого – «клинические исследования». Могут ли существовать клинические исследования, не включающие испытания лекарственных препаратов? Очевидно, что методы лабораторной ( и нелабораторной) диагностики, новое оборудование и технологические приемы, методы по уходу за пациентами , методы паллиативной медицины, психотерапевтические методы и многое другое также должно быть испытано перед внедрением в практику. В приведенном определении этого нет.

В работе авторского коллектива под руководством Ю.Д.Белоусова «Планирование и проведение клинических исследований лекарственных средств ( М., Изд-во ОКИ, 2000) определения КИ нет вообще. Авторы ограничились функциональным описанием.

В этой связи представляется более удачным определение, представленное в брошюре Мартынова А.И., Ющука Н.Д, Вольской Е.А. и Ишмухаметов А.А. «Этическая экспертиза клинических исследований. (Основы методологии и практики)», М., Ремедиум, 2001. На стр. 7 эти авторы пишут: «Клиническими исследованиями (КИ) называются любые испытания(подчеркнуто мной – Н.С.) лекарственных средств (ЛС), изделий медицинского назначения, медицинской техники и т.д., проводимые в соответствии со специальной программой ( протоколом)_, определяющей цели, задачи, методологию, критерии включения и исключения и пр., с участием добровольцев – здоровых и больных людей».

Здесь следует отметить попытку автора описать исследовательское поле в предметном отношении, то есть выделить функциональные предметы исследований – препараты, технические средства, приемы и методы, людей. Очевидно, что различие функций определяет различное положение перечисленных предметов в исследовательском поле. Кроме того, описание в науке никогда не может быть полным. Признаком полноты (исчерпываемости) обладают объяснение и предсказание. И то не всегда.

Кроме того, здесь совершенно не ясно различие между исследованием и испытанием, поскольку, по мнению авторов, «клиническими исследованиями называются…испытания».

Логическая сложность состоит в том, что приписывание предиката «клиническое» понятию «исследование» предполагает ограничение его только эмпирическим уровнем. Однако, это не сужает объем данного понятия до уровня объема понятия «испытание», поскольку виды исследований могут быть различными и проверка в опыте(испытание) – лишь один из них. Так, любое эмпирическое исследование предполагает присутствие моделей, образцов и механизм их «привязки» к предмету исследования и операциям с ним. Кроме того, существует такой вид исследовательской деятельности как наблюдение, эмпиризм которого не тождественен эмпиризму испытания.

Эксперимент – это «чувственно-предметная деятельность в науке, осуществляемая теоретически познанными средствами» (ФЭ,т.5, с.546). Неинформативно . Архаично. С таким определением работать нельзя. По Словарю иностранных слов гораздо лучше: «Э. – научно поставленный опыт, наблюдение исследуемого явления в точно учитываемых условиях, позволяющих следить за ходом явления и многократно воспроизводить его при повторении этих условий» (СПб, 1994, с.704).

Если принять за исходную посылку традиционно признанное отличие наблюдения от эксперимента, заключающееся в наличии специально организованных условий, то 1-ю стадию КИ можно было бы считать экспериментом, но три последующие никак не соответствовали бы указанному требованию: болезнь есть, популяция больных есть, следовательно, над ними не экспериментируют, а пытаются лечить. Вот если бы человека специально заразили болезнью, препарат против которой испытывается, а потом начали лечить этим препаратом, то это был бы эксперимент.

Далее, отождествление КИ с экспериментом, ведет к отрицанию смысла КИ.. Гипотеза исследования, построение модели, предсказание, объяснение, выбор метода, интерпретация результатов – все это остается за рамками эксперимента, следовательно, КИ и эксперимент не тождественны.

Так же нетождественны эксперимент и клинические испытания, поскольку они персонифицированы и воспроизводство идентичных условий, необходимое для того, чтобы опыт считался экспериментом, невозможно. Этот вывод справедлив и для популяции больных, так как нет и не может быть двух идентичных популяций.

Кроме того, испытания и эксперимент отличаются телеологически. Эксперимент ориентирован на получение нового конкретного знания, испытания ориентированы на проверку результатов применения полученных конкретных знаний.

Вмешательство – не тождественно воздействию, так как вмешательство изменяет объект воздействия целенаправленно. Если речь идет о медицинском вмешательстве, то критерием оценки выступает только один показатель – качество жизни, поскольку все другие не носят интегративного характера. Так, физиологические показания отчуждаются в интерпретации от психологических деформаций, а степень психосоматогении не содержит информации об изменениях на клеточном уровне и т.п. До сих пор медицина исходила из того, что вмешательства в организм можно рассматривать самостоятельно, без соотнесения с психическим и, тем более, социальным статусом индивида. Практика БМИ показала ошибочность такой позиции.


В целом, вмешательство – это аксиологический синоним воздействия. Следовательно, воздействие можно обсуждать в терминах социологических, психологических, в терминах естественных наук, а вмешательство – в терминах этики и права. Необходим большой эмпирический материал.

^ Этическая экспертиза - целями ЭЭ, по определению Англо-русского словаря терминов, используемых при проведении клинических испытаний, являются: «…обеспечение защиты прав, безопасности и благополучия субъектов исследования и гарантирование общественности этой защиты посредством (наряду с другими способами) рассмотрения и одобрения протокола клинического исследования, приемлемости исследователей, оборудования, а также методов и материалов, которые предполагается использовать при получении и документировании информированного согласия субъектов исследования». Это узко. Но всякое расширение смысла данного понятия имеет своим результатом отождествление терминов «этическая экспертиза» и «гуманитарная экспертиза». Следовательно, основная проблема – не определение предмета ЭЭ (он известен), а функциональное выделение ЭЭ в поле гуманитарной экспертизы.
^

Понятийный аппарат этической экспертизы


Результат исследования

РИСК


БЕЗОПАС-НОСТЬ

ВРЕД

ПОЛЬЗА

Положительный


-

+

-

+

Нельзя разрешать


+

-

+

-

Нельзя разрешать

-

-


+

+

Исследование не проводилось

+

+


_

_
^

РИСК – возможность нанесения вреда (индивидуальные реакции, несоблюдение этических принципов исследования и т.п.). Предмет этической регуляции


БЕЗОПАСНОСТЬ – соблюдение всех граничных условий исследования ( научных методик, правил ведения документации, правил работы в клинике и т.п.) Предмет административной и юридической регламентации

ВРЕД – ухудшение здоровья (побочные эффекты, сопутствующие заболевания, смерть) Предмет юридической регламентации

ПОЛЬЗА – улучшение здоровья . Предмет этической регламентации.

Соотношение выглядит так:

1)+ вред и + польза = равная вероятность, или – вероятность не определена

2)-риск и – безопасность = возможность вреда равна 100%

3)+ риск и + безопасность - технически обеспеченная безопасность не исключает непредусмотренного риска. Но, фактически, это невероятный вариант

4)-вред и -польза .Также пустое множество, значит, и исследования нет.

Строго говоря, «работают» только 8 вариантов.
^

Clinical research and clinical trial. Резюме.


Эксперимент следует понимать как метод научного познания, применяемый ( или не применяемый)  в исследовании, которое включает разные методы. А вот о различии исследований (research) и испытаний(triаl) можно поговорить, потому что здесь есть маленькое лицемерие со стороны почти всех, кто пишет по биоэтике. Испытания тоже часть исследований. Какое отличие от эксперимента? Эксперименты - в лаборатории и на животных. Испытания – на людях. В англоязычной литературе очень осторожно употребляют эти термины. Реально, стадия эксперимента - это лабораторная стадия. Хотя в терапевтических исследованиях каждый персональный прием нового препарата будет экспериментом. Откуда знать, что рекомендованные врачом таблетки не вызовут у пациента аллергии, если он их никогда до этого не принимал? Но тогда мы расширяем понятие "эксперимент" до такой степени, что им пользоваться нельзя, оно уже не работает. Следовательно, различение эксперимента и испытаний необходимо. По предмету их различить легче всего, что и делают многие авторы, хотя и не оговаривают это специально.

Что же касается соотношения исследований, испытаний и эксперимента, аксиологические параметры последнего понятия не совпадают с аналогичными у первых двух. Если сравнивать по объему и содержанию, мы упремся в конвенциальность и,следовательно , относительность их "наложения" друг на друга. Поэтому, с точки зрения формальной логики, все три могут совпадать, то бишь, с филологической позиции, быть синонимами. Но ценностное поле у них разное. Поэтому справедливо конвенциальное
различение и в логико-смысловом варианте. Для биоэтических документов было бы лучше, если бы под экспериментом подразумевались манипуляции in vitro, если можно так сказать. То есть, например, фармхимия - синтез лекарственных препаратов - это серия экспериментов, результаты которых оформлены в протокольных предложениях.

Испытания - это целевая проверка результатов эксперимента. Цель - получение пользы. Здесь , надо говорить о пользе, а не о рисках. Возможно, максимальная польза - это то же, что минимальный риск. Тогда можно говорить о пользе. (Больше морального удовлетворения).Но отношение может быть и не обратно пропорциональным. Что если и польза и риск максимальны? Ведь соотносимое с пользой понятие – это вред, а соотносимое с риском понятие - это безопасность. Тогда уже мы имеем 8 ценностных вариантов сценария испытаний. А что касается исследования, то, по моему, оно сдержит в себе и эксперимент, и испытания. То есть тут соотношение включенных множеств. Вопрос в том, как возможна интерпретация в данном случае. Таким образом, эксперимент и испытания можно различать по а)цели, б) операциональной стороне.

Классификация клинических испытаний

Клинические исследования проводятся в четыре этапа на основе рекомендаций по результатам испытаний на животных. Разумеется, этому предшествуют этапы теоретической и лабораторной разработок. Собственно оценка соотношения риска и пользы новых лекарственных средств, технических материалов и приспособлений, новых методов лечения начинается еще на стадии работы с животными. Она проводится на основе Рекомендаций по GLP. Предметом этической экспертизы является также морфологическая составляющая (работа с трупным материалом). Об этом мы будем говорить впоследствии. А пока необходимо выяснить методологические вопросы.

Причина неопределенности в определении функционального поля этической экспертизы состоит еще и в том, что подавляющее большинство КИ в нашей стране не проходят ее вообще. Это относится, прежде всего, к терапевтическим исследованиям. Основное внимание уделяется, по-прежнему, испытаниям лекарственных средств, но ведь они составляют только часть клинических исследований. А какие еще бывают КИ? Вот, например, в пособии под редакцией Ю.Белоусова приводится такой перечень «различных видов исследований с привлечением людей в качестве испытуемых:

  • испытания лекарств

  • испытания вакцин

  • испытания медицинских приборов

  • использования радиоактивных материалов и рентгеновского излучения

  • исследования в области СПИД\ВИЧ-инфекции

  • исследования в области трансплантологии

  • исследования генетики человека

  • исследования алкоголизма и наркомании» (с.261 – 262)

Очевидно, что здесь дифференциация основана на качественном отличии исследуемого субстрата. Немного дальше авторы приводят еще одну типологию – на сей раз это исследования на незащищенных группах населения и деление основано на объектах исследования (дети, женщины репродуктивного возраста, человеческие эмбрионы, люди с нарушениями психикии органов чувств, пациенты, находящиеся в бессознательном состоянии, агонирующие пациенты, пожилые люди, представители национальных меньшинств, студенты, безработные и здоровые добровольцы, заключенные). Такой подход тоже оправдан, но ни в первом, ни во втором случае не обоснован критерий классификации, создается впечатление, что богатый клинический опыт авторов позволяет им сделать перечисление, основанное на эмпирическом описании, достаточно полным. Но с научной точки зрения это ненадежный метод, поскольку он механистичен и не может стать методологией новых классификационных процедур.

Можно предложить другую классификацию, вернее, основания для любой классификации, в зависимости от потребностей исследователя. Ведь для того, чтобы иметь адекватное представление о сути клинического исследования, необходимо использовать известные приемы методологии науки, которые предполагают , первоначально, выделение оснований для классификации элементов определяемого.

Опираясь на достижения общей теории систем ( Эшби, Берталанфи, Богданов, Садовский и Юдин и др.), выделяют следующие основания для классификации клинических испытаний (см. В.Петров, Н.Седова «Практическая биоэтика», М.,»Триумф», 2002):

  1. Субстратное основание – ответ на вопрос «Что исследуется?».

  2. Интенциональное основание – ответ на вопрос «На ком исследуется?»

  3. Телеологическое основание – ответ на вопрос «Зачем исследуется?».

  4. Каузальное (Детерминистское) основание – ответ на вопрос «Почему исследуется?».

  5. Методическое основание – ответ на вопрос «Как исследуется?».

  6. Субъектное основание – ответ на вопрос «Кто исследует?».

Для корректности матричного оформления предполагаемой классификации вводится хронотипический классификатор – по этапам ведения больного (диагностический, лечебный, реабилитационный). Но он является вспомогательным.

Теперь посмотрим, каким образом может быть построена классификация клинических исследований по данным основаниям.

^ ДЕТАЛИЗАЦИЯ КЛАССИФИКАЦИИ КИ

Субъектное основание – ответ на вопрос «Кто исследует?».

По субстрату (предмету) исследования


Испытания методов лечения (как сочетания различных средств)

Испытания средств лечения (медикаментозных и немедикаментозных)

По интенциональному основанию

(по объектам исследования)

Здоровые – Больные

Мужчины – Женщины

Взрослы - Дети

По телеологическому основанию

(по цели исследования).


Сохранение жизни

Сохранение здоровья

Излечение болезни (полное и улучшение состояния с сохранением признаков болезни)

Облегчение страдания (паллиативная медицина)

Восстановление после болезни (реабилитация).

Эвтаназия

По каузальному (детерминистскому) основанию

(по мотивам , причинам исследования).


Изменение типичной клинической картины конкретной болезни

Резистентность к имеющимся препаратам

Появление новых нозологических форм

Внутренняя логика научного исследования

Достижения в смежных областях, обнаруживающие отставания

едицинской науки и практики

Демографические проблемы

Изменение конъюнктуры на рынке лекарств, медицинского оборудования и медицинских услуг

Финансовые интересы инвестируемого в медицину и здравоохранение капитала

Политические интересы государства или региона

По методическому критерию (по способам, приемам и методам проведения исследования)

Наблюдение

Эксперимент

Моделирование


По субъекту исследования (заказчик, спонсор, заинтересованный, но действующий через посредников социальный субъект)

Государство

Фирма

Научный работник (сам исследователь)

Международные организации, кампании, финансовые группы

Негосударственные отечественные и международные организации или сообщества



Данная классификация обладает признаками достоверности и универсальности, но для ее конкретизации необходимо введение дополнительных параметров. Мы уже говорили о хронотипическом классификаторе. Отметим еще один – профессиональный. Классифицировать клинические испытания можно по сферам медицинского познания и деятельности. В нашей стране таким классификатором выступает номенклатура ВАКовскиъх специальностей. Но данная классификация является не научной, а административной.

Существует и сугубо научная – по формам научного познания. Сама по себе она «не работает» в практике, а только в сочетании с другими. Так, по хронотипическому признаку на основе данной классификации можно выделить следующие виды испытаний:

  1. Методы лечения: 1.1. лекарственные, 1.2. немедикаментозные

  2. Методы диагностики: 2.1. радиологические, 2.2. биохимические, 2.3. метрические, 2.4. наблюдение

  3. Методы реабилитации: 3.1. медикаментозные, 3.2. немедикаментозные, 3.3. сочетание медикаментозных и немедикоментозные, 3.4. методы ухода 3.5. курортологические 3.6. протезирование.

Как видим, конкретные классификаторы связаны с большим информационным шумом при определении групп исследований, они допускают их миксацию, более того, предмет исследования может не полностью поглощаться исследовательской процедурой. А это уже некорректно. Поэтому мы настаиваем на иерархическом подходе к процедуре классификации, когда первая ступень связана с дифференциацией по единому сциентистскому ( с позиций методологии науки) основанию, которое дает возможность создавать кластерные подгруппы как внутри каждого основания, так и путем их комбинации.

Может вызвать недоумение п. 5.2. Юридически эксперименты на людях запрещены. Поясним, что данный термин применяется как общенаучный, а не медицинский. С другой стороны, нельзя отрицать, что любое испытание на человеке – это эксперимент. Позволим себе настаивать на том, что многочисленные антирисковые практики при клинических испытаниях ( GCP, этические комитеты, протоколы наблюдения, комиссии по качеству в США и других странах, документы Фармкомитета, юридические законы, типа «Закона о лекарственных средства» и т.п.) существуя из соображений обеспечения безопасности испытуемых и больных, оформляются таким строгим образом, со многими степенями защиты, чтобы исключить , по возможности, из процесса клинических испытаний признаки эксперимента. Сами того не ведая, авторы регламентаций, строго следуют позитивистской трактовке принципа верификации и, отчасти, принципа фальсификации. Достоверность данных определяется протокольными предложениями, ибо, согласно принципу верификации, ничем другим она определяться не может. Протокольные предложения жестко стандартизированы и оценочная информация предельно сокращена. Вообще она должна быть =0.Но, тем самым, происходит замена реальной ситуации, реальной личности пациента и реальной личности исследователя соответствующими модельными композициями. В результате об эксперименте на человеке уже можно не говорить, экспериментальная составляющая элиминирована на метауровне, а многочисленные дублирующие процедуры перепроверок последовательно деаксиологизируют содержание исследования.

Вероятно, это единственный продуктивный подход в работе с человеческим материалом, хотя на стадии этической экспертизы мы вынуждены возвращать личностную составляющую в предмет проверки. Сейчас идет активная работа по приведению в соответствие процедур КИ и процедур ЭЭ ( этической экспертизы), в основном – через синхронизацию протокольных предложений. Клиническая экспертиза и этическая экспертиза проводятся ( должны проводиться) в одном категориальном поле. Достаточно сравнить Рекомендации по GCP и Рекомендации комитетам по этике, проводящим экспертизу биомедицинских исследований ВОЗ. Но здесь возникает трудность, которая еще не осознана как принципиальная. Гуманитарная экспертиза имеет свой язык и свои методы. В противном случае она не является гуманитарной. Мы не останавливаемся на том, как пытаются преодолеть эту трудность и как из этого ничего не получается. Это тема специального исследования. Скажем только, что принятие универсальной классификации клинических испытаний в сочетании с теоретической редукцией и методами логического вывода могут позволить совместить «текст» клинического испытания и «текст» этической экспертизы на уровне элементарных объектов исследования.

Кроме того, данная классификация позволяет разделить функции ЛНЭК разных уровней. Так, например, если заказчиком исследования выступает государство, то оно должно проходить этическую экспертизу на уровне Национального Этического Комитета. Если заказчик – конкретная фирма, то она может выбрать ЛНЭК по своему усмотрению, но РЭК территории, на которой проходят исследования, может провести самостоятельную экспертизу. Инициативное исследование, субъектом которого выступает конкретный научный работник, проходит этическую экспертизу в местном комитете (например, диссертационные работы). Международная организация или кампания представляет в НЭК результаты экспертизы, если планирует исследования в России. То же относится к п. 6.5.

Кроме того, применение данной классификации позволяет избежать порочного круга в проведении этической экспертизы в ситуациях терапевтических испытаний, когда испытания нового метода (но не средства!) являются одновременно лечебными мероприятиями, при этом объект исследования/лечения – единичный (индивидуальный пациент). В этом случае мы не можем применить достоверно классификационные процедуры и, следовательно, не имеем оснований для проведения этической экспертизы. Проблема количественных параметров терапевтического исследования остается, но в ее решении может помочь применение телеологического основания данной классификации.

Возможно, что к документам, предоставляемым в ЛНЭК исследователем, необходимо добавить классификационные признаки исследования. Это облегчит применение «Протокола о биомедицинских исследованиях на человеке» ( Приложение к Хельсинской декларации редакции 2001 –02 гг) при проведении этической экспертизы.

Рекомендуемая основная литература:

  1. Анохин А.М. Проблемы знания в медицине: методологические аспекты. М., 1995.

  2. Анохин А.М. Теоретическое знание в медицине. М., 1998.

  3. Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине. Философские очерки. М., Медицина, 1990.

  4. Лисицын Ю.П. Теории медицины на стыке веков – ХХ и ХХ1. М., 1998.

  5. Лисицын Ю.П., Петленко В.П. Детерминационная теория медицины. Доктрина адаптивного реагирования. Спб., 1992.

  6. Петров В.И., Седова Н.Н. Проблема Качества жизни в биоэтике. Волгоград, 2001.

  7. Петров В.И., Седова Н.Н. Практическая биоэтика. М., 2004.

  8. Проблемы методологии постнеклассической науки. М., 1992.

  9. Саркисов Д.С., Пальцев М.А., Хитров Н.К. Общая патология человека. 2-е изд. М., 1998.

  10. Седова Н.Н. Философия человека. Курс лекций. Волгоград, 1997, 2005.

  11. Седова Н.Н. Правовые основы биоэтики. М., 2004.

  12. Степин В.С. Философская антропология и философия науки, М., 1992.

  13. Философия здоровья. М., 2001.

  14. Царегородцев Г.И. Методологические проблемы медицины. //Философские проблемы естествознания. М., 1985.   

  15. Хрусталев Ю.М., Царегородцев Г.И. Философия науки и медицина. М., 2005.        

Дополнительная литература:

  1. Лисицын Ю.П., Сахно А.В. Здоровье человека - социальная ценность, М., "Мысль", 1988, стр. 7-26.

  2. Медицина // Большая медицинская энциклопедия. Изд. 3-е. Т.14, с. 7–322.

  3. Петленко В.П., Корольков А.А. Философские проблемы теории нормы в биологии и медицине. М., Медицина, 1977.

  4. Седова Н.Н., Дмитриенко С.В. Ваш бизнес – стоматология. Нормативная регукляция в стоматологии. М., 2001.

  5. Седова Н.Н., Эртель Л.А. Право и этика в педиатрии: проблема информированного согласия. М., 2004.

  6. Энциклопедия клинического обследования больного / пер. с англ. М.,1997.


Подписано в печать 07.02.2007 г.Формат 60х4/16

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,1

Тираж 100 экз. Заказ 131.
Издательство Волгоградского государственного медицинского университета

400131, Волгоград, площадь Павших борцов,1


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы медицинских наук
Советом по гуманитарному образованию Волгоградского государственного медицинского университета

Философские проблемы медицинских наук iconФилософские проблемы областей научного знания. Философские проблемы физики
Философские проблемы пространства и времени в квантовой физике и теории относительности

Философские проблемы медицинских наук iconЛечебная физическая культура
Российской ассоциации по спортивной медицине (реабилитации больных и инвалидов), доктор медицинских наук, профессор А. В. Чоговадзе;...

Философские проблемы медицинских наук iconПроект устав российской академии наук
Фз «о российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты...

Философские проблемы медицинских наук iconДоклад на тему: «Особенности исторического пути России в концепции Л. В. Милова»
Доклад прочитан 16 апреля 2008г в Московском обществе испытателей природы (моип) (секция «Философские и методологические проблемы...

Философские проблемы медицинских наук iconПрограмма международной научно-практической конференции Проблемы...
Коновалова Нина Геннадьевна – проректор по нир фгбоу «Кузгпа», д-р медицинских наук, профессор

Философские проблемы медицинских наук iconС. Н. Попова Издание третье
Заслуженный деятель наук рф, президент Российской ассоциа­ции по спортивной медицине, реабилитации больных и инвалидов, доктор медицинских...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов