Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем




НазваниеПезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем
страница1/60
Дата публикации06.09.2013
Размер3.31 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60



www.koob.ru

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер. с нем. – М.: Медицина, 1998. – 288 с.: ил.
Предисловие

До брака держи свои глаза откры­тыми, в браке - полузакрытыми.

Восточная мудрость

Английская королева Виктория в одном из своих писем жаловалась на то, что ее воспитатели постоянно напоми­нали ей, что она должна делать, но: «что я должна де­лать как будущая королева, об этом мне никто не гово­рил».

Эта история наводит нас на мысль о том, как мы от­носимся к партнерству и браку в нашем обществе: не­ужели для того, чтобы понять, в чем преимущества брака, нужно сначала развестись?

Для того, чтобы иметь право водить машину, нужно достигнуть 18-летнего возраста, закончить соответствую­щие курсы, заплатить деньга за обучение и показать не­обходимые для этого дела знания в теории и практике. Чтобы стать специалистом в любой области, работать самостоятельно и с полной ответственностью, мы долж­ны в течение нескольких лет посещать школу, затем спе­циальное учебное заведение и, сдав экзамены, получить документ об образовании.

Для вступления в партнерские отношения нам ничего этого не нужно, поэтому мне иной раз кажется, что неко­торые люди ведут себя в партнерстве подобно шоферу без водительских прав, который пытается с завязанными глазами целым и невредимым проскочить в потоке машин, которыми управляют профессионалы шоферы. Я ни в коем случае не хочу защищать какое-либо регламен­тирование самой интимной сферы человеческих отноше­ний, но мне представляется важным не упускать из виду, что трудности и проблемы в партнерстве или в браке воз­никают не вследствие неспособности человека к совмест­ной жизни, что иной раз и имеет свои причины, а пото­му, что ему не передали необходимых знаний в этой об­ласти.

Мне кажется удивительным по своей простоте и убе­дительности афоризм, выражающий представление о счастливых взаимоотношениях: "Найди для себя парт­нера по душе, обдумай хорошо этот шаг и не упусти времени".

Такой взгляд на взаимоотношения подобен ключу к замку, открывающему врата земного рая. И как же мы оказываемся застигнутыми врасплох, когда вдруг начи­наем чувствовать, что партнерство рушится, что мы не можем удержать любимого человека, а то и вовсе не переносим партнера, которому клялись в верности. В полном смятении мы стоим перед обломками наших от­ношений и спрашиваем себя: «Как могло это случится?» Вопросы и вопросы... Вот наиболее важные из них:

Почему, если возникает какое-либо несогласие или конфликт, то это на тысячи ладов обсуждается с друзья­ми, знакомыми, но только не с партнером, которого это непосредственно касается?

Почему жена уходит от мужа, за которым она много лет подряд самоотверженно ухаживала, после того как здоровье его стало лучше?

Почему мы в каком-то отношении изображаем из себя то, чем мы на самом деле не являемся: к чему это при­творство, зачем мы разыгрываем какую-то роль?

Неужели мне нужен мой партнер только для самоут­верждения, и я даже злоупотребляю этим?

Ищу ли я партнера только на ближайшее время или на будущее тоже?

Действительно ли я помогаю своему партнеру, когда я ему «помогаю»?

В какой мере я придерживаюсь в своем партнерстве традиций своего воспитания?

Люблю ли я только идеал, созданный в моем вообра­жении о партнере, или его самого, таким, каков он есть?

Каким я представляю себе своего партнера в мечтах?

Готов(а) ли я взять на себя все обязанности и всю от­ветственность, связанные с партнерством?

Как я смогу один/одна решать все проблемы партне­рства, если мой партнер предоставляет мне их решение? Почему я все терплю?

Почему я не могу даже подумать о том, что нужно расстаться с партнером?

Почему я боюсь каких-либо обязательств и привязан­ности?

Как возникла идея позитивной психотерапии

Основная мотивация моего подхода в «позитивной пси­хотерапии» обусловлена тем, что я сам нахожусь в транскультурной ситуации. По национальности я перс (иранец), но с 1954 года живу в Европе. Именно благо­даря этому я обратил внимание на то, что многие формы поведения, привычки, точки зрения и установки по-раз­ному оцениваются в обеих культурах. Однажды, когда я ехал на машине, водитель из встречного потока машин показал мне жестом «птичку». Я не понял этого жеста, так как подобное движение рукой у нас на родине озна­чает приветствие, а здесь - совсем другое. И тогда я впервые задумался над тем, сколь велики различия между разными культурами в мире.

Изумление, которое я испытывал вследствие своего транскультурного положения между Востоком и Запа­дом, особенно усиливалось тогда, когда я помогал род­ным и друзьям, которые искали в Европе медицинской помощи. Тогда меня как «переводчика между двумя ми­рами» особенно поразило, как мало совпадает то, что го­ворит больной о своей болезни, с диагнозом и лечением врачей-специалистов. Я постоянно спрашивал себя, по­чему врачи лечат только тело, тогда как, очевидно, что причина болезни в душе, в психике. Подобные мысли приходили мне в голову, когда я замечал это несоответ­ствие, это отклонение от поисков главной причины в суждениях моих коллег при лечении сердечно-сосудис­тых заболеваний. Становилось очевидным, что для лече­ния пациента самым главным, определяющим является специальность врача, но отнюдь не физическое и психи­ческое самочувствие больного.

В третий раз мне пришлось столкнуться со своеобра­зием мышления на Востоке и Западе при следующих об­стоятельствах. Родители воспитывали меня в духе рели­гии Бахаи (бахаизм). Но в Тегеране я ходил в католи­ческую школу. Уже там я испытывал на себе влияние различных культур. Глубоко восприняв идею терпимос­ти бахаизма, я спрашивал себя, почему существует так много предрассудков и предубеждений между людьми в современном обществе?

Благодаря этим наблюдениям и размышлениям я стал обращать внимание на значение и роль психосоциальных норм в процессе социализации и в возникновении меж­личностных и внутриличностных конфликтов. При этом я обнаружил, что как у европейских, так и у восточных пациентов за симптомами, как правило, скрываются кон­фликты, причины которых коренятся в целом ряде постоянно повторяющихся форм поведения. Поэтому я по­пытался эти формы поведения свести в определенную систему, объединив в ней близкие понятия, и составил так называемый инвентаризационный список, при помо­щи которого можно описать центральные сферы кон­фликта. В связи с психосоциальными нормами я задал себе следующие вопросы: Почему возникают конфлик­ты? Каким способом можно объективно описать и оха­рактеризовать эти конфликты? Что скрывается за симп­томами психических и психосоматических нарушений и ограничений в межличностных отношениях? Есть ли возможность соответствующим образом лечить эти нару­шения?

В книге «Психотерапия повседневной жизни» 18 лет назад я писал о некоторых формах партнерства. Эти мо­дели, изображенные первоначально как карикатуры, как различные нарушения во взаимоотношениях и как недо­разумения, оказались очень полезными в психотерапев­тической практике. Они дали возможность пациенту и врачу дифференцирование рассматривать проблемы партнерских отношений и после преодоления невроти­ческой навязчивой склонности к повторению привычно­го, стремиться к обретению новых возможностей реше­ния проблемы.

Предлагаемые в книге «33 - и одна форма партнер­ства» модели задуманы для того, чтобы облегчить «до­ступ» к собственным конфликтам, помочь понять их во всей своей неповторимости. Я надеюсь, что эта книга, может быть, наведет читателя на размышления о том, как человек должен поступать по отношению к самому себе, к своим близким и другим людям в духе «позитив­ного устройства семейной жизни».

Благодарность

Пользуюсь случаем выразить свою благодарность всем, кто помогал мне в работе над этой книгой.

Без сотрудничества с пациентами, их искренности и согласия на опубликование случаев из практики, эта книга не приобрела бы того вида, какой я хотел ей при­дать. Рассматриваемые случаи взяты из моей психотера­певтической работы с отдельными пациентами и с груп­пами. Разумеется, имена и даты изменены, чтобы сохра­нить анонимность. Устные и письменные рассказы пере-

даны почти дословно, чтобы сохранить их индивидуаль­ный характер. Приведение случаев из практики не явля­лись самоцелью: они должны способствовать лучшему пониманию теории и практики позитивной психотера­пии. Читателям, которые заинтересуются систематичес­ким изложением позитивной психотерапии, я хотел бы порекомендовать познакомиться с моими книгами, которые опуб­ликованы издательством «Фишер Ташенбух Ферлаг».

Моему многолетнему сотруднику психологу г-ну X. Дайденбаху я благодарен за плодотворную совместную работу. Моей сотруднице г-же Ингрид Гофман выражаю свою признательность за всестороннюю помощь в подго­товке к изданию этой книги, за ее добросовестность и терпение. Д-ру медицины и психологу г-ну Д. Шену и социальному педагогу г-ну Хюберну я благодарен за их творческие рекомендации и советы. Мой секретарь г-жа Кригер поддерживала меня своей искренностью, добро­совестностью и надежностью. Особую благодарность я выражаю издательству «Фишер», прежде всего редакто­рам моих книг г-ну В. Келеру и г-ну Г. Мессеру. Я также хотел бы поблагодарить всех тех, кто, участвуя в дискуссиях и обращаясь ко мне с вопросами, помог мне в дальнейшей разработке теории позитивной психотера­пии. Эта книга не состоялась бы без моей семьи, в кото­рой я вырос, и без семьи, которую я называю «моей» се­мьей. Моя жена г-жа Маниже и мои сыновья Хамид и Навид также оказали мне большую помощь в работе.

^ Висбаден, лето 1993 г.

Носсрат Пезешкиан

Руководство для читателя

Можно стоять на своей точке зре­ния, но нельзя на нее садиться.

Эрик Кестнер

В этой книге рассматриваются 33 формы партнерства. Мы точно знаем, что форм партнерства больше, чем людей. Но если бы мы последовательно придерживались принципа неповторимости, то не только бы выбились из сил, но, что гораздо хуже, потеряли бы обозримость ис­следуемого явления. Поэтому мы ограничились рассмот­рением только некоторых основных форм партнерства, которые нам представляются наиболее типичными. Ради большей убедительности мы придали им несколько кари­катурный характер. Так, скорее мы сможем использо­вать их как зеркало, в котором благодаря сравнению яснее увидим собственное поведение.

Число форм партнерства (33) я более или менее слу­чайно вывел из результатов моей работы; оно должно символизировать неограниченное число возможных партнерских отношений. Как в сказках «Тысяча и одной ночи» последняя ночь указывает путь в будущее и знаме­нует собой выздоровление больного султана, так и «одна» форма партнерства показывает, как можно изме­нить точку зрения, расширить собственные представле­ния и осуществить свои заветные желания и мечты. Эта «одна» форма может стать ориентиром для каждого, не­зависимо от его собственных проблем.

Если 33 формы представляют собой как бы фотосни­мок того, «что есть», то «одна» форма дает простор для желаемого, для индивидуального, «что должно быть».

Каждая форма партнерства рассматривается с шести точек зрения:

  1. Чтобы облегчить понимание содержания главы, мы даем вначале истории, афоризмы, цитаты, обращаясь к фантазии читателя, к его образному мышлению, которым «заведует» правая половина головного мозга.

  2. Затем следует разъяснение, оно обращено к аналити­ческому, дифференцирующему мышлению левого по­лушария. В духе позитивного метода здесь прежде всего анализируются и обобщаются реальные, жизненные формы отношений со всеми их кризисами и шансами, светлыми и теневыми сторонами, с их нару­шениями и возможностями к улучшению.

  3. Чтобы помочь читателю применить изложенное к жизненным ситуациям и сделать шаг от общего к частному, я привожу конкретные примеры из прак­тики семейной терапии, которые иллюстрируют опи­санную модель в «чистой» форме. Просматривая по­добранный мною материал, я заметил, что гораздо чаще он записан со слов женщин. Это, по-видимому, связано с тем, что женщины более восприимчивы к эмоциональным проблемам, а стало быть, сильнее страдают от них. Беззащитность и беспомощность часто приводят к «насильственным» решениям, при­нимающим форму «самоутверждения» или развода: в 60 % всех случаев развода инициатива принадлежит женщинам. Если женщины чувствуют ответствен­ность за свою семью, то они скорее обратятся к помо­щи психотерапевта, чем их мужья; но мне удалось также привлечь к сотрудничеству мужчин, их партне­ров.

  4. В рубрике толкование я делаю акцент на содержа­тельных и психодинамических особенностях каждого конкретного случая. Важно было при этом указать на главные аспекты каждого случая и сделать из этого обобщающие выводы.

  5. В рубрике другие культуры читатель подводится к пониманию того, что мы называем транскультурным мышлением. На фоне «культурной принадлежнос­ти», которая таит в себе какую-то долю «слепоты к другой культуре», дается описание точек зрения, взглядов, бытующих в других культурах на одну и ту же форму партнерства. Мне часто приходилось на­блюдать, что в восточных семьях большое значение придают обучению в теории всевозможным правилам партнерства, которые являются напутствием для жизни. На Западе, как мне кажется, большее значе­ние придается практике, обучению путем проб и оши­бок. Не берусь судить, какая из этих форм обучения лучше, однако обе могут быть весьма полезными, до­полняя друг друга. Вопрос не в этом: «Какая из форм лучше, восточная или западная?», а в том: «Как нам объединить теорию и практику на пользу каждого отдельного человека, семьи и общества?» Каждая глава заканчивается разделом практические выводы. Они должны вывести читателя из узких рамок партнерских отношений и подвести к более широкому пониманию значения партнерства:

  • для психического и физического здоровья;

  • для профессии, работы;

  • для семьи;

  • для своих близких;

  • для будущего, которое охватывает вопросы мира во всем мире, смысла жизни и жизни после смерти.



Какова цель этой книги?

Быть понятной не только специалистам-психотера­певтам. Книга написана для широкого круга читателей.

Предложить альтернативные модели мышления прак­тикующим врачам, психологам, психиатрам, психоте­рапевтам, работникам социальной сферы, педагогам и всем тем, кто трудится в сфере здравоохранения и консультирования, кто ежедневно сталкивается с проблемами партнерства и их последствиями. Преодолеть взаимное непонимание, «языковые ба­рьеры », способствовать выравниванию шансов, под­держивать сотрудничество между различными теоре­тическими направлениями, используя позитивный ас­пект, содержательный подход и стратегию пятиступенчатого лечения.

Введение

Компромисс - это искусство так разделить пирог,

чтобы каждый думал, что он получил самый большой кусок.

^ Житейская мудрость

Притча: «Путник»

В одной персидской истории рассказывается о путнике, ко­торый с великим трудом брел, казалось, по бесконечной дороге. Он весь был обвешан всякими предметами. Тяже­лый мешок с песком висел у него за спиной, туловище об­вивал толстый бурдюк с водой, а в каждой руке он нес по камню. Вокруг шеи на старой истрепанной веревке болтал­ся старый мельничный жернов. Ржавые цепи, за которые он волок по пыльной дороге тяжелые гири, обвивались вокруг его ног. На голове, балансируя, он удерживал наполовину гнилую тыкву. Со стонами он продвигался шаг за шагом вперед, звеня цепями, оплакивая свою горькую судьбу и жа­луясь на смертельную усталость.

В палящую полуденную жару ему повстречался крестья­нин. «О, усталый путник, зачем ты нагрузил себя этими об­ломками скал?» — спросил он. «Действительно, глупо,— от­ветил путник,— но я до сих пор их не замечал». Сказав это, он далеко отшвырнул камни и сразу почувствовал облегче­ние. Вскоре ему повстречался другой крестьянин. «Скажи, усталый путник, зачем ты мучаешься с гнилой тыквой на го­лове и тащишь за собой на цепи такие тяжелые железные гири?» — поинтересовался он. «Я очень рад, что ты обратил на это мое внимание. Я и не знал, что утруждаю себя этим». Сбросив с себя цепи, он швырнул тыкву в придорожную ка­наву так, что она развалилась на части. И вновь почувство­вал облегчение. Но чем дальше он шел, тем сильнее стра­дал. Крестьянин, возвращавшийся с поля, с удивлением по­смотрел на путника: «О, усталый путник, почему ты несешь за спиной песок в мешке, когда, посмотри, там вдали так много песка. И зачем тебе такой большой бурдюк с водой — можно подумать, что ты задумал пройти всю пустыню Кавир! А ведь рядом с тобой течет чистая река, которая и дальше будет сопровождать тебя в пути!» — «Спасибо, доб­рый человек, только теперь я заметил, что тащу с собой». С этими словами путник открыл бурдюк, и тухлая вода вылилась на песок. Задумавшись, он стоял и смотрел на заходя­щее солнце. Последние солнечные лучи послали ему про­светление: он вдруг увидел тяжелый мельничный жернов у себя на шее и понял, что из-за него шел сгорбившись. Пут­ник отвязал жернов и швырнул его в реку так далеко, как только смог. Свободный от обременявших его тяжестей он продолжал свой путь в вечерней прохладе, надеясь найти постоялый двор.

Случай: Каждый может научиться «летать»!

Женщина 38 лет пришла ко мне на психотерапевтический прием. На вопрос о том, что ее беспокоит, она ответила: «У меня бывают такие приступы, что я обливаюсь потом, кроме того, я страдаю от головных болей и болей в желудке. Иногда по всему телу у меня пробегает дрожь; я не знаю, почему я часто волнуюсь, тогда я не в силах что-нибудь сказать и чувствую себя совершенно беспомощной. В марте 1987 г., когда я пришла от парикмахера и посмотрела в зеркало, чтобы еще раз все проверить, как меня постригли, я вдруг с ужасом заметила, что два места на голове были совершенно лысыми. Это меня доконало. Я побежала к моему домашнему врачу. Он прописал мне мазь для втирания, но сразу же сказал, что мне может помочь только психотерапия. Я очень страдаю от комплекса неполноценнос­ти, поэтому мне трудно сходиться с людьми. Я уже семь раз расста­валась со своим партнером... (Пациентка начала плакать.) ...Жизнь потеряла для меня всякий смысл». (Пациентка молчит.)
Врач: «Вы умеете летать? У Вас есть документ о том, что Вы летчи­ца?»

Пациентка (смотрит с изумлением и любопытством на врача): «Нет».

Врач: «Почему нет?»

Пациентка: «Потому что я этому никогда не училась».

Врач: «Но в Вас заложена способность научиться управлять самоле­том».

Пациентка: «Это верно».

Врач: «Где и когда Вы учились тому, как «управлять» партнерст­вом?»

Пациентка: «Собственно говоря, нигде и никогда».

Врач: «Можете ли Вы сравнить пример обучения управлению само­летом с Вашим партнерством?»

Пациентка: «Да, я думаю, что я должна, наконец, учиться тому, как нужно обращаться с партнером». (Пациентка кажется уже не такой скованной.)

Врач: «Итак, Вы вовсе не лишены способности к партнерству, про Вас нельзя сказать, что Вы неполноценны. У Вас есть способ­ность научиться любить и Вести себя так, чтобы Вас любили».
Этот образный пример и его позитивное толкование помешали паци­ентке повторять по многу раз, как она беспомощна, как безнадежна ее конфликтная ситуация. Она получила возможность находить самостоятельно новые пути к разрешению конфликтов и посмотреть со стороны на свою невротическую концепцию «неспособность», которую она достаточно часто повторяет.

Во второй части нашей первой беседы я спросил пациентку о де­сяти самых важных для нее событиях в ее жизни за последние во­семь-десять лет (время развода - 1980 г.).

В третьей части беседы я попросил ее записать названные собы­тия. Примерно за полчаса, находясь в другой комнате, она записала девять пунктов:

  1. Я вышла замуж, потому что хотела уйти из дома. Я не ладила со своим отчимом. Он постоянно угнетал меня и наводил ужас свои­ми вспышками гнева. Я хотела освободиться от гнета его тяжелого характера.

  2. В 1980 г. наш брак был расторгнут. Вскоре я сошлась с другим и была очень счастлива.

  3. В 1982 г. я случайно узнала, что мой партнер изменяет мне с моей подругой. Безграничное отчаяние овладело мной, но одновремен­но теплилась надежда, что наши отношения улучшатся. Я до само­забвения боролась за наш союз, но отношения оставались неис­кренними. В 1986 г. мы окончательно расстались. После этого у меня было несколько случайных, коротких связей.

  4. У меня оставались долги. Я хотела во что бы то ни стало сохра­нить за собой квартиру, так как только там я чувствовала себя как дома, которого мне всегда так не хватало. Когда я была малень­кой, родители постоянно переезжали. В этой квартире я устроила себе настоящее «гнездышко».

  5. Потребовалось много времени и труда, чтобы наладить мои финан­совые дела. Я очень старалась, чтобы внешне это не было заметно.

  6. Ко всему этому добавились еще проблемы на работе. Я очень люблю свою работу. Мне поручают выполнение ответственных за­даний. Но вдруг у меня стал появляться страх, что я не справ­люсь, наделаю ошибок.

  7. В таком состоянии я очертя голову вступила в связь с одним из моих коллег, которого уже через два месяца не могла выносить. Я порвала с ним окончательно.

  8. После этого разрыва я стала необщительной, и теперь мне неверо­ятно трудно, заводить новые знакомства. Я постоянно думаю о том, что все окружающие меня люди гораздо умнее меня, и я про­сто не интересна для них.

  9. Меня очень тревожит моя мать. Она болеет вот уже 8 лет. Я стара­юсь, как могу, помогать ей. Не знаю, что будет со мной, если с ней случится что-нибудь плохое; 25 лет ее угнетает мой отчим, а она все терпит и не противится этому, хотя я и пыталась помогать ей в этом отношении. А теперь у нее пропало всякое желание за­щищать себя. Она окончательно уединилась. Единственный чело­век, который остался для нее близким, это я. Но я не могу заме­нить ей все.


Остается упомянуть, что родители пациентки разошлись, когда ей было 5 лет. Второй брак матери был сделан «по расчету» из опасе­ния, что она одна не сможет сама справиться со всеми жизненными трудностями. Если возникали у родителей какие-либо проблемы, на­пример, на работе, с соседями, то они просто переезжали в другое место, поэтому у пациентки не могло быть прочных дружеских связей с ее сверстниками. Только один раз у нее появилась подруга, но вскоре по ее же вине дружба расстроилась из-за расхождений во мне­ниях. Теперь она считает, что случилось это потому, что она никогда не училась, как беречь дружбу, любовь, несмотря на все трудности. На основе тех данных, которые были получены в результате первой беседы, я ознакомил пациентку с пятиступенчатым приемом, соответ­ствующим процессам переработки конфликта:

1 ступень: наблюдение/дистанцирование;

2 ступень: инвентаризация;

^ 3 ступень: ситуативное ободрение;

4 ступень: вербализация;

5 ступень: расширение системы целей.

Этот метод можно кратко представить в виде следующих вопросов:

  • Что происходило с Вами за последние пять —десять лет (здоро­вье, работа, семья и т.п.)?

  • Как Вы на это реагировали? Где Вы научились именно так реаги­ровать? Как реагирует на это Ваша семья?

  • Какие проблемы Вы до этого времени решали? Как Вы это дела­ли и что Вам это дало?

  • Какие проблемы остались еще не решенными?

  • Что Вы стали вы делать в последующие пять лет в отношении здо­ровья, если бы у Вас больше пе было никаких проблем?

Эти пять ступеней ориентированы на четыре формы переработки конфликта. Конечная цель — расширение репертуара возможных ва­риантов переработки конфликта. Сохраняя в центре внимания кон­фликт, проблематику пациентки удалось проработать за 20 посеще­ний.

Любовь - это драгоценный сосуд из тонкого стекла,

который может разбиться, если его держать или слишком неуверенно,

или слиш­ком крепко.

^ Восточная мудрость

Партнерство сегодня

«Есть много такого, что меня угнетает или делает беспо­мощным: проблемы окружающего мира, несправедли­вость, расовые вопросы, разводы, бесчеловечное поведе­ние, равнодушие, голод, война. Я пытаюсь помогать в пределах моих возможностей, но это мало что изменяет к лучшему. В таких случаях часто приходит в голову аф­риканское изречение: «Если множество маленьких людей в многочисленных маленьких поселениях будут делать много незаметных дел, они изменят к лучшему лицо Земли».

Иного читателя может удивить, что мы «не переводя дыхания» ставим проблемы партнерства рядом с соци­альными, культурными, политическими, религиозными и мировоззренческими проблемами. Наблюдения и прак­тический опыт убеждают нас каждый раз в том, что не только партнеры влияют на окружающий мир, но и он в свою очередь воздействует на них. Под партнерством мы понимаем тесные связи, такие как дружба, супружество, сотрудничество, для которых характерны межличност­ные отношения. Долговременные совместные интересы, возможно, также и цели, во всяком случае эмоционально окрашенные отношения характеризуют в общих чертах любое партнерство.

Мы постоянно сталкиваемся с общественными про­блемами, но реагируем с неодинаковой силой эмоцио­нального участия на такие явления, как нижеперечис­ленные:

  • Демографические взрывы: перенаселение бесспорно увеличивает число уже существующих проблем и тем самым создает все новые и новые проблемы.

  • Отсутствие планов и программ для удовлетворения элементарных потребностей человека: четвертая часть всего населения планеты живет в абсолютной бедности и нищете.

  • Нарушение экологического равновесия, нанесение вреда пашням, лугам, лесам, морской фауне и флоре.

  • Экономические кризисы и гонка вооружений.

  • Недостаточное внимание к искоренению социального зла, вследствие чего возрастают эгоизм, несправедли­вость, нетерпимость, насилие и безразличие («После меня — хоть потоп»).

  • Поступательное движение научно-технического про­гресса, последствия которого в других сферах жизни не всегда учитываются.

  • Устаревшие учреждения и представления, противо­стояние Востока и Запада, тенденция к сближению Севера с Югом, а также все более заметная деграда­ция моральных устоев и политических принципов. Все эти факторы приводят к заметному ослаблению и расшатыванию устоев брака, к вызывающему тревогу распаду семьи.

Приведем некоторые данные, подтверждающие эти явления. Около 360 браков расторгается ежедневно в За­падной Германии. Продолжительность брака в 1870 г. составляла около 23 лет; в 1970 г.- примерно 43 года. Несмотря на то что сегодня происходит разводов боль­ше, чем когда бы то ни было, вследствие возрастающего жизненного уровня и более раннего (в среднем) возраста вступления в первый брак продолжительность брака тем не менее дольше. В 1965 г. из 492 000 зарегистрированных браков было расторгнуто 58 000; в 1984 г. на 369 000 за­регистрированных браков расторгнуто 121 000. В про­шлом, два поколения тому назад, на развод подавали 90 % мужчин; сегодня 60 % разводов происходит по ини­циативе женщин. В 1979 г. у 80 000 детей в возрасте до трех лет оба родителя работали вне дома. Примерно 50 % мужчин и 30 % женщин в возрасте от 18 до 29 лет считают свободное времяпрепровождение важнее, чем создание семьи. Считают предосудительным загородную поездку, посещение кафе или ресторана без сопровожде­ния 42 % женщин; считают ниже своего достоинства ехать в отпуск в одиночестве 35 % женщин; опасаются ездить одни в общественном транспорте с наступлением темноты 34 % женщин; живут в гражданском браке 20 % женщин. От 30 до 40 % разведенных женщин живут в гражданском браке, отказываясь иметь детей. В 1985 г. было зарегистрировано около 200 000 случаев искусст­венного прерывания беременности.

В Германии ежегодно примерно 14 000 человек кончают жизнь самоубийством; это почти столько же, сколько погибает на улицах вследствие дорожно-транспортных происшествий. К этому ежегодно добавляется приблизи­тельно 200 000 попыток самоубийства, причем цифры фактически реализованных попыток значительно выше названных.

По результатам обследования за время с 1978 по 1983 г. только 2,9 % от общего количества врачей всех специальностей работали как психотерапевты в платных клиниках и поликлиниках, а психотерапевтический ре­зультат их деятельности составлял всего лишь 0,56 % от общего числа оплаченных визитов. Как показывают ре­зультаты исследований, в США число женщин, имею­щих «романы» вне брака, утроилось со времени Кинзи (Kinsey). Из 100 000 женщин 50 % вступали в связь с более чем одним мужчиной в течение суток. Так ознаменовался конец морали 60-х годов XX века. Девушки, потерявшие невинность до брака, получали в былые времена ярлык "порочных". Юношам же предписывалось сначала «перебеситься», а потом уже жениться на «невинной, чистой, порядочной» девушке. Женщины не долго мири­лись с этой двойной моралью: «сексуальная революция» способствовала повсеместному успеху афоризма суб­культуры: «Любите, по не враж­дуйте».

В 1977 г. в США было зарегистрировано более одного миллиона беременных девочек, 30 000 из них были не старше 15 лет; 20 % 14 - 15-летних девочек вели актив­ную половую жизнь.

Новомодное представление - это возврат к романтическим ценностям прошлого, таким как «ухажи­вать», «быть поклонником». Стабильная эмоциональная привязанность становится основой половой близости. Не только страх перед СПИДом и другими болезнями явля­ется причиной.

Приведенные здесь статистические данные отражают состояние сексуального партнерства или последствия его крушения. Судьбы людей скрываются за этими сухими цифрами. Страдает человек, личность, а помощь могла бы быть возможной.

В чем причина?

  • В том, что лечат симптом, а не человека.

  • В том, что хотя и занимаются формой конфликта (динамика конфликта), но не его содержанием (содержание конфликта).

  • В том, что врач и пациент говорят на разных языках.

  • В том, что многие психотерапевты почти утратили способность понимать друг друга (односторонние ме­тоды лечения).

  • В том, что некоторые врачи в силу своего образова­ния и «жизненной философии» - незаметно для самих себя - стали считать свою изолированность и обособление единственной возможностью «самоут­верждения». Тем самым решение проблем носит пре­ходящий характер. Пациент не может использовать прошлое как зеркало для будущего.

  • В том, что проблемы партнерства рассматриваются в отрыве от всей жизненной ситуации пациента и его социального окружения.

Что же делать?

Следует рассматривать конфликты конкретно, в зависи­мости от их содержания. Партнерство необходимо пони­мать не в узком смысле, как взаимоотношение двух лиц, а в широком смысле слова. Самопомощь - это прежде всего умение справляться с душевными, социальными и психосоматическими нарушениями без врачебной помо­щи. Самопомощь - это первоначальная форма способ­ности справляться с конфликтом, которому, к сожале­нию, до сих пор не уделялось должного внимания. За­долго до появления психотерапии как самостоятельной отрасли медицины люди помогали себе сами. Тема «самопомощь» включает в себя такие составляющие, как общая самопомощь, самопомощь в области профессио­нальных проблем (например, группы врачей, учителей, юристов, кадровых работников и др.), самопомощь и ее мероприятия в семье (семейная группа, партнерская группа), задача которых заключается в решении отдель­ных проблем в зависимости от ситуации. Психотерапия должна выйти из своего заточения «в замке из слоновой кости» и освободиться от душка некоторого шаманства

Мы придаем особое значение сотрудничеству между врачами, психологами, семейными психотерапевтами, социологами, педагогами и юристами. Прежде чем выне­сти окончательный приговор «Мы не подходим друг к другу!» и подать в суд заявление о разводе, следует спросить себя: «Обратился(лась) ли я хоть раз к помо­щи со стороны?» Существует потребность в большем числе институтов психологической помощи, таких как консультации, терапевтические центры, однодневные клиники, в которых партнеры получали бы квалифици­рованный совет, как им наладить совместную жизнь, какие возможности и шансы у них есть для этого, как им разрешать свои конфликты. Следующий случай с одним преуспевающим и общительным бизнесменом показыва­ет, как необходимы такие консультации.

Развод

«С сегодняшнего дня я с ней в разводе, ровно через 15 лет и шесть месяцев после нашего бракосочетания. Такой трудный шаг в жизни не часто приходится совершать. Мы - Хельга, наш сын и я - были вполне спокойны и очень приветливы; потом мы вместе пообедали. Проце­дура развода с вынесением решения «от имени народа» длилась не больше получаса.

Три важных мысли вертелись у меня сегодня в голове: если можно оставаться такими симпатичными, так уважать друг друга и в то же время принять такое серьезное реше­ние, как развод, неужели же нельзя было решить между собой все те проблемы, которые привели к разрыву?

После вынесения судебного решения, когда все уже было позади, напряжение заметно спало. Мне пришла в голову мысль вновь завязать отношения с человеком, с которым я только что развелся.

Если бы не эта новая связь Хельги с ее любовником, разве у меня не хватило бы мужества наладить с ней хо­рошие отношения?»

Резюме:

«Я сожалею, что пришлось согласиться на развод. По-видимому, как и все 90 % ненужных разводов, таким был и наш. Если бы в нужное время рядом с нами был человек, который помог бы нам во всем разобраться, проанализировать наши отношения и посмотреть на кон­фликт со стороны, удержав нас от расторжения брака, мы были бы и сегодня счастливой супружеской парой. Но тогда только одна мысль подавляла все: «Избавиться от ответственности, от долга обязательно ладить с парт­нером: мы тогда не пытались сколько-нибудь серьезно понять, в чем причина конфликта, и устранить его. Нам не хватало тогда зрелости и опыта. Необходимость быть вместе с юных лет, а затем отчасти утраченная юность с ее беззаботностью и свободой - все это исказило в нас способность к объективной и дифференцированной оцен­ке наших отношений.

Теперь, когда прошло уже более пяти лет после раз­вода, когда я испытал немало горьких разочарований, я, наконец, готов признать ошибку, по крайней мере то, что это был необдуманный шаг. Надеюсь, что теперь я поступил бы по-другому в случае такого же конфликта. Да, я сожалею о разводе, но я не должен падать духом или предаваться скорби уже по той причине, что хотя у нас и не было того, кто помог бы советом, и нам не хва­тило опыта для совместного разрешения таких конфлик­тов, но кризис, вызванный разводом, был совершенно необходим, чтобы прийти к такому пониманию. Отныне важно запомнить ошибки прошлого и подумать о буду­щем. Именно в этом заключается для нас троих шанс правильно использовать в будущем приобретенный опыт».

Среди людей гораздо больше копий, чем оригиналов.

^ Пабло Пикассо

Мой путь к одной-единственной форме партнерства

Мое знакомство с моим суженным вначале можно было бы назвать партнерство как самоутверждение: я завязала это знакомство прежде всего потому, что у всех моих подруг уже были поклонники, а некоторые успели даже выйти замуж. Я же боялась, что не смогу найти себе пару, да так и останусь одна. Другой причиной было то, что по нашей семейной традиции считалось обязательным выходить замуж или жениться (партнерство как долг продолжения рода). Дру­гая возможность у моих родителей и родственников исключалась. С моей мамой случилась чуть ли не истерика, когда я в возрасте 15 лет однажды сказала, что не пойду замуж. Я пошла на это знакомство, несмотря на то, что мои родители были против, и, хотя я сама знала, что этот парень мне не пара (он был из простой семьи, малообразованный, значительно уступал мне в этом отношении), но именно поэ­тому я хотела заставить себя завязать знакомство с мужчиной (парт­нерство как вынужденное решение). В то время мне очень трудно было общаться с посторонними людьми, особенно с мужчинами.

Завести себе друга мне хотелось еще и потому, что в 20 лет я была еще девственницей. Я решила, что наступило время с этим по­кончить. Такое убеждение созрело во мне потому, что я была мало осведомлена и легко поддавалась влияниям со стороны. Когда в 19 лет я была на приеме у гинеколога, то он сказал, что у меня наступи­ло время для половой жизни. Он рассказал мне об одном случае из своей практики, какие осложнения возникли у одной 32-летней жен­щины, которая хотела выйти замуж, но до этого не имела связей с мужчинами (партнерство любой ценой).

Все эти соображения побудили меня завязать это знакомство. Я по­зволила себе довести наши отношения до того, что уже вся моя жизнь стала зависеть только от моего друга. Я попала в полную зависимость, так как считала, что мужчина и женщина должны существовать исклю­чительно друг для друга. Таковы были взаимоотношения моих родите­лей и так было всегда принято в нашем кругу. Я, конечно, была бы до известной степени довольна и счастлива, если бы это осуществилось в моей жизни. Я устраивала так, что у меня всегда было время, когда мой друг хотел прийти ко мне. Я отказывалась от всего, что связывало меня с другими людьми: от членства в союзе стенографисток, от учас­тия в церковном хоре (партнерство как собственность).

В этих партнерских отношениях появился оттенок партнерства как соперничества и партнерства как достижения. Я считала, что если между нами не скоро дойдет до половой связи, то мой друг ста­нет искать себе другую, т.е. я думала, что если пересплю с ним, то он будет принадлежать мне (партнерство как узы), и что половая связь обязательна для партнерства (партнерство как последствие). Но настоящая половая связь между нами возникла только по прошествии одного года. До сих пор мне неясно, почему он был готов к этому только через год. Когда я его спрашивала об этом, он не отвечал мне, как и в других случаях, он просто уходил от спора или разногласий. Он или не отвечал на мои вопросы, или смеялся надо мной, а я обыч­но удовлетворялась этим. Но если я очень донимала его, то он в крайнем случае сердился, но не долго, а потом все опять налажива­лось (партнерство как балансирование).

Я предполагаю, что он не хотел вступать со мной в интимные отно­шения, чтобы не принимать окончательного решения и не связывать себя этим. Я чувствовала, что он дорожил своей свободой, а меня ис­пользовал так сказать «про запас», как безответный «резерв». Я знала также, что он, уходя без меня из дома, имел на стороне интимные связи (партнерство как удовлетворение влечения). Он мне ничего не гово­рил, но я понимала это из намеков друзей. Я часто из-за этого устраи­вала ему сцены, он же чувствовал себя польщенным, и это усиливало его самоуверенность. Тогда он высмеивал меня, сознавая свое превос­ходство. В ответ на мои обвинения он говорил, что я ничего не могу до­казать, и был прав (партнерство как притворство).

Уже тогда я хотела с ним расстаться, но для меня опять возникли бы трудности найти нового партнера (я по-прежнему была очень не­общительна), словом, тогда я еще не могла этого сделать и, кроме того, не хотела (партнерство как вынужденное решение). Тем време­нем все мои подруги повыходили замуж, а я жила в деревне; там было очень плохо с транспортом. Я тогда работала в М. На дорогу в один конец при благоприятном стечении обстоятельств уходило примерно полтора часа. Я редко возвращалась домой раньше 19.30. Если я опаздывала из-за плохого транспорта, то мать делала мне выговор. Эти замечания, правда, прекратились, когда у меня не было возмож­ности знакомиться еще с кем-нибудь; кроме того, сильная привязан­ность к родительскому дому н строгое воспитание мешали мне что бы то ни было предпринять по собственной инициативе. Словом, я не могла ни найти выхода из сложившейся ситуации, ни оставить роди­телей (партнерство из вежливости и благодарности).

Итак, я все переносила со стоическим терпением, не роптала на судьбу и ждала только подходящего случая и времени, когда, нако­нец, буду в состоянии покончить с этой связью (партнерство как ос­вобождение). Прошло в общей сложности еще семь лет, пока у меня не появились силы для этого. Мой партнер был таким же нереши­тельным и двойственным в своем поведении, как л я. С одной сторо­ны он хотел жениться на мне, а с другой - не хотел расставаться со своей прежней жизнью, т.е. отказаться от своих привычек (партнер­ство как балансирование).

В начале этих партнерских отношений я часто стремилась к само­наказанию (партнерство как наказание). Иногда я бывала непривет­лива и придирчива к нему, хотела его прогнать. Когда же он обижал­ся на меня, и я начинала бояться, что он выполнит мое желание и ос­тавит меня, я плакала и упрекала себя за свое поведение и молила Бога, чтобы Он вернул его друга. Тогда моя душа была в полном смятении (партнерство как религиозный долг).

Эта связь, длившаяся восемь лет и завершившаяся помолвкой, на чем я особенно настаивала, так как все мои близкие без конца твер­дили мне об этом, закончилась. Мой суженый в первые годы нашего знакомства часто, а потом реже бывал пьяным. Мне всегда бывало, неприятно, если посторонние это замечали и обсуждали, например, мои родители, соседи, родственники. Сама я не делала из этого трагедии (партнерство как призвание), но как повод использо­вала эту ситуацию каждый раз тогда, когда чувствовала в себе доста­точно сил, чтобы покончить с нашей связью. За все эти годы я часто осуждала своего суженого за его ненадежность, плохие манеры, за его стремление к независимости. У него не было чисто напускной вежливости; он не здоровался, когда не хотел этого, почти никогда не бывал точным, был очень неряшлив, и неприятно было смотреть, как он ест. Я часто угрожала ему, что уйду от него, но никогда не вы­полняла этого (партнерство как освобождение).

В связях с мужчинами, которые у меня были потом, я либо предви­дела, что это не всерьез и не надолго, и тогда я отдалялась, либо, заме­чая, что связь может стать серьезной, вела себя так, чтобы партнер ни­чего не мог понять, и связь постепенно прекращалась (партнерство, когда «оба слепы»). Я так и не могла решиться на брак, хотя очень хотела выйти замуж. Почти всегда я искала общества необщительных, за­стенчивых мужчин, с которыми мне не нужно было бы принимать каких-либо решений (партнерство как балансирование). В юности я очень хотела иметь партнера с такими же интересами, как у меня, думая, что это избавит меня от ссор и конфликтов (партнерство как равновесие). В своем воображении, которое было сильно развито от того, что я часто бывала одна, я представляла себе партнера, который был бы гораздо старше, умнее и опытнее меня, которого я могла бы бо­готворить (партнерство как заветная мечта). С таким партнером я могла бы уйти из родительского дома (партнерство как освобождение). Теперь же я представляю себе партнера как человека, у которого могут быть совершенно другие интересы и взгляды, чем у меня. Я предоставила бы ему свободу принимать решения и действовать к у па-жала бы эти его права. Но требовала бы того же в отношении себя».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем icon8. Формы текущего, промежуточного и итогового контроля
Стороны социального партнерства. Уровни социального партнерства. Формы социального партнерства

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconМиллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем
Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем.— М.: Академический Проект, 2001.—144 с.— (Технологии: традиции...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconПереводчик Н. Нефедова м. Монтессори м 77 Дети другие /Пер с нем./...
М 77 Дети другие /Пер с нем./ Вступ и закл статьи, коммент. К. Е. Сумнительный. М.: Карапуз, 2004. 336 с.(Педагогика детства)

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconПереводчик Н. Нефедова м. Монтессори м 77 Дети другие /Пер с нем./...
М 77 Дети другие /Пер с нем./ Вступ и закл статьи, коммент. К. Е. Сумнительный. М.: Карапуз, 2004. 336 с.(Педагогика детства)

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconЦвайгерт К., Кётц X. Ц 25 Введение в сравнительное правоведение в...
Ц 25 Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2-х тт. — Том I. Основы: Пер с нем. — М.: Междунар отношения,...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconРедактор П. Суворова Бредемайер К. Б87 Черная риторика: Власть и...
Б87 Черная риторика: Власть и магия слова / Карстен Бредемайер; Пер с нем. — 2-е изд. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. — 224 с. —...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconФопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и...
Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Практическое пособие / Пер с нем.; В 4-х томах. Т. — М.: Генезис,...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconФопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и...
Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Практическое пособие / Пер с нем.; В 4-х томах. Т. — М.: Генезис,...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconФопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и...
Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Практическое пособие / Пер с нем.; В 4-х томах. Т. — М.: Генезис,...

Пезешкиан Н. 33-и 1 форма партнерства: Пер с нем iconФопель К. Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и...
Как научить детей сотрудничать? Психологические игры и упражнения: Практическое пособие: Пер с нем.: В 4-х томах. Т. — М.: Генезис,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов