Когда мы встретимся вновь




Скачать 13.62 Mb.
НазваниеКогда мы встретимся вновь
страница14/88
Дата публикации24.12.2013
Размер13.62 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   88
Часть 13. Мой путь, мой выбор

Маленький зал.Аккордеон.

В полумраке пары в танце

Вечной борьбы кружатся легко,

В танго сплелись,

Как лед и огонь…

Видишь, как она прижимается все ближе,

И любит,

И смотрит с тоской?

Только его холоден взор,

На призыв любовной страсти

Не отвечает

Он ничего,

И в ее объятьях он мечтает о другой.

Шаг и поклон. Лед и огонь.

Лишь дыханье в полутьме,

И тени скользят

Сквозь дым сигарет,

Слились тела

В жестокой игре…

Холод растопить хочет безуспешно пламя,

Пылает,

И плачет,

Любя…

Но смотрит он

Мимо нее,

И мечтою о другой душа его живет.

Танго втроем – разве это возможно?

Танго втроем – и не может решиться душа.

Танго втроем…

Кто-то должен уйти, чтобы не мешать,

Или можно еще продолжать

Это танго втроем.

К. Арсенев

Июнь 1918 года,

Чикаго.

Грузновато-мелодичный звон дверного колокольчика проплыл по прихожей дома Эндри, отозвавшись эхом в пустых коридорах. Спустя минуту тяжелая дубовая дверь бесшумно отворилась, плавно скользя на смазанных петлях.

- Доброе утро, мисс Брайтон. Прошу вас.

Улыбнувшись дворецкому, Анни вошла в холл. Ферри так же аккуратно закрыл дверь и повернулся к наблюдавшей за ним девушке. Дворецкий Ферри, как и большинство слуг в этом доме, был нанят лично мадам Элрой и работал здесь уже больше двадцати лет. Наверное, его безупречное поведение и верная служба тронули ледяное сердце суровой мадам. Или, быть может, она, как и большинство пожилых людей, не любила перемен? В общем, как бы то ни было, несмотря на то, что Ферри было уже далеко за семьдесят, он страдал от болей в суставах и не мог выполнять свои обязанности с прежним рвением, он все еще оставался в должности. Впрочем, никто из обитателей этого дома не возражал против этого, поскольку безобидного и доброго старика Ферри любили все. С возрастом Ферри исхудал, его волосы, всегда аккуратно подстриженные, стали совсем белыми, но он сохранил преисполненную достоинства осанку и все еще имел весьма представительный вид. Кроме того, его манеры были действительно безупречны. Вот и сейчас, закрыв дверь, дворецкий церемонно поклонился и сделал приглашающий жест.

- Мистер Эндри и мистер О’Коннел в библиотеке, - уведомил он ее. - Я провожу вас.

- Благодарю, Ферри, - мягко отказалась Анни, не желая лишний раз нагружать больные ноги старого слуги. – Я здесь не в первый раз и знаю, где библиотека.

- Как пожелаете, мисс, - снова поклонился Ферри, ничем не выдав своих эмоций.

Повернувшись к зеркалу, Анни быстро поправила выбившуюся прядку у виска и направилась в библиотеку. Альберт и Арчи действительно были там. Альберт сидел за столом в своем любимом кресле и смотрел в окно, а Арчи устроился в одном из стоящих перед столом кресел, нетерпеливо постукивая пальцами по подлокотнику. Мужчины так задумались, что не заметили ее появления.

- Доброе утро.

Альберт и Арчи одновременно вздрогнули и обернулись.

- Доброе утро, мисс Анна, - улыбнулся Альберт. – Присаживайтесь.

- Привет, - торопливо кивнул Арчи и, повернувшись к Альберту, нетерпеливо воскликнул. – Ну?

- Арчи, имей терпение! – строго одернул его Альберт и снова перевел взгляд на Анни, которая, тем временем, устроилась в кресле, стоящем рядом с креслом Арчи, и вопросительно посмотрела на хозяина дома.

- Что случилось, мистер Альберт? Я была очень удивлена вашей запиской с просьбой прийти. Что-нибудь серьезное?

- Дело в том, что я получил письмо от Кенди, - пояснил Альберт. – В письме она просит прочитать его и вам тоже.

- Вот как! – в глазах Анни блеснула радость. – Наконец-то. Я уже начала беспокоиться.

В наступившей тишине Альберт осторожно развернул небольшой листок бумаги, исписанный мелким почерком.

«Здравствуйте, Анни, Арчи и мистер Альберт! Наконец-то у меня появилась возможность дать о себе знать. У меня все отлично, если не считать того, что я очень-очень по вам соскучилась. Сейчас я работаю в военно-полевом госпитале 1478 неподалеку от Амьена. Работы очень много, но я не унываю. Люди здесь замечательные. У меня появились новые друзья. Я обязательно расскажу вам о них, когда вернусь, а может быть, даже и познакомлю. Надеюсь, у вас все хорошо. Простите, что письмо такое короткое, но время – это то, чего нам здесь не хватает больше всего. Я не смогу писать часто, поэтому буду писать только вам, мистер Альберт, а вы, пожалуйста, прочитайте мои письма Анни и Арчи. До свидания. Кенди».

Альберт закончил читать и отложил письмо. В комнате воцарилась тишина.

- И это все? – наконец заговорил Арчи, в его голосе явственно прозвучали нотки гнева, печали и нескрываемой горечи.

Анни удивленно посмотрела на него, но ничего не сказала.

- Да, это все, - ответил Альберт.

Снова воцарилась тишина.

- Черт побери, как она могла?!! – внезапно взорвался Арчи. Вскочив с места, он принялся нервно вышагивать перед столом. – Как можно быть такой безрассудной?! В конце концов, если ей наплевать на себя, то могла бы подумать о нас. Зачем она поехала туда, Альберт?! Черт побери, зачем?!! Разве недостаточно было Стира? А если она погибнет? Господи, неужели она не могла быть полезной здесь…

- Значит, не могла! – сухо перебил его Альберт, строго сверкнув глазами. – Это ее выбор, Арчи. Ее жизнь. И мы должны уважать решения Кенди, если считаем себя ее друзьями.

- Но Альберт…

- Не забывайся, Арчибальд! – снова перебил его Альберт, незаметно кивая в сторону Анни. – И не говори ничего такого, о чем потом пожалеешь, - еще тише добавил он.

Тут только Арчи вспомнил, что Анни тоже находится здесь. Обернувшись, он встретился с ошеломленным взглядом темных глаз и замолчал. Анни молча смотрела на молодого человека, изумленная таким взрывом эмоций. За все то время, что они были знакомы, она никогда не видела Арчи О’Коннела в таком состоянии. Вне зависимости от времени, ситуации и настроения, внешне Арчи всегда сохранял спокойствие и хладнокровие. И их отношения, несмотря на то, что они были почти помолвлены, были тоже спокойны и холодны. Разумеется, Анни не обрадовало решение Кенди, где-то в глубине души она также считала его эгоистичным и беспокоилась за подругу, но… Эмоциональный всплеск, свидетелем которого она только что стала, был мало похож на беспокойство друга. Скорее…

«Нет! Этого не может быть… ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!»

Внезапная догадка пронзила сердце острой болью, мгновенно превратив его в рыдающий кровью комок. Но ничто в спокойном красивом лице девушки не выдало ее боли. Анни отвела взгляд, длинные темные ресницы быстро опустились, скрывая ее глаза и мысли. Тишина становилась неестественной. Напряжение росло.

- Мисс Анна, Арчи, не желаете чаю? – наконец предложил Альберт, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.

- Это было бы замечательно, - Анни ухватилась за это предложение, словно утопающий за спасательный круг. – Если позволите, я передам ваше распоряжение Ферри.

- Спасибо, мисс Анна.

Альберт благодарно улыбнулся девушке и отвернулся к окну. Арчи промолчал, глядя куда-то в сторону. Анни встала и неторопливо направилась к двери. Выйдя из библиотеки, она осторожно прикрыла дверь, оставив небольшую щель, и принялась ждать. Это было низко и недостойно ее положения и воспитания, это противоречило всему, чему учили ее миссис и мистер Брайтон, и Анни прекрасно сознавала это. Ей было невыносимо стыдно. Но боль, горечь и смятение, что царили сейчас в ее душе, были сильнее. Она должна была узнать правду. Любой ценой. Даже такой.

- Альберт, я… - начал было Арчи, едва за девушкой закрылась дверь.

- Арчи, ты с ума сошел?! - сурово перебил его тот, не оборачиваясь. – Возьми себя в руки немедленно!

- Я не могу, Альберт, - с отчаянием прошептал Арчи. – Я люблю ее.

Анни вздрогнула. Сердце на мгновение остановилось, превратившись в сгусток боли, а в глазах потемнело. Она тяжело прислонилась к стене, буквально заставив себя сделать очередной вдох, и закрыла глаза, но продолжала слушать.

- А как же Анни? – тихо спросил Альберт.

Анни не видела его лица, но отчетливо представляла искры жалости в его глазах, устремленных на ее нареченного. И от этого было еще больнее.

- Я не знаю, - вздохнул Арчи. – Я не знаю, что делать. Альберт, я совсем запутался.

- Ты любишь Анни?

- Да, - неуверенно пробормотал Арчи. - Но не так.

- Что значит «не так»? – холодно и спокойно уточнил Альберт, словно судья, готовящийся вынести окончательный вердикт.

Арчи помолчал минуту, а затем встал и задумчиво прошелся по комнате.

- Анни мне как сестра… Друг, - наконец снова заговорил он, с трудом подбирая слова, пытаясь объяснить, что он чувствует, а, быть может, просто понять самого себя. – А Кенди… - молодой человек мечтательно вздохнул и покачал головой. – Кенди – это совсем другое.

- В таком случае, почему ты не поговоришь с Анни и не скажешь ей правду?

- Я не могу! – воскликнул Арчи, сжав кулаки от злости на собственное бессилие. – Я уже несколько раз пытался, но, когда я вижу ее глаза… Я просто не могу произнести эти слова. Я не хочу причинять ей боль, Альберт. Анни – прекрасный человек. Просто замечательный. Она умная, добрая, нежная. Она не заслужила такого. Она ни в чем не виновата, но ведь и я не виноват! Я не виноват в том, что не люблю ее. Что люблю другую. Господи, что мне делать?!

- Боюсь, что ты все же должен сказать ей правду, Арчи, - тихо, словно нехотя, заметил Альберт. В его голосе не было осуждения, наоборот, в нем прозвучали нотки грусти, сожаления и сочувствия другу, оказавшемуся в столь трудном положении, но и твердость, говорившая о том, что он не одобряет выбранный им путь решения проблемы. – Ты должен сделать это. Вернее, ты должен был уже давно это сделать. С самого начала. Но ты предпочел оставить все на самотек, надеясь, что время решит все за тебя. Так больше не может продолжаться, Арчи, и ты это знаешь. Твоя молчаливая ложь причинит ей гораздо большую боль, чем правда, какой бы горькой она не оказалась. Если уже не причинила.

- Уже? – ошеломленно переспросил Арчи.

- Да. Мне кажется, что Анни начинает догадываться о твоих истинных чувствах к ней. Впрочем, может быть, я и ошибаюсь. Но, как бы то ни было, ты не можешь лгать ей вечно. Тебе пока удается избегать официального объявления о помолвке, но однажды придется принять решение. И что ты будешь делать тогда? Согласишься, чтобы только не делать ей больно? Будешь лгать всю жизнь? Не думаю, что у тебя это получится. Анни пока наивная девушка, но однажды она все поймет. И этот день уже не за горами, Арчи. И тогда ей будет больно. Намного больнее, чем сейчас.

- Я знаю, Алоьберт! Я все знаю!!! Я постоянно думаю об этом. Но не могу. Считай меня трусом, если хочешь. Наверное, так оно и есть. Но я не могу. Просто не могу.

Больше слушать она не могла. Услышать все это само по себе было больно и горько, но услышать об этом вот так. Анни почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Бесшумно закрыв дверь, она медленно направилась по коридору, пытаясь успокоиться. К счастью ее поиски были недолгими. Ферри оказался в холле, где осматривал громоздкие старинные бронзовые подсвечники, украшавшие перила лестницы.

- Ферри.

- Да, мисс? – старенький дворецкий моментально оставил свои дела и подошел к девушке.

- Мистер Альберт просил приготовить чай и подать его в библиотеку.

- На три персоны?

- Да.

- Сию минуту, мисс, - церемонно поклонился старый слуга.

- Спасибо, Ферри, - Анни с трудом выдавила дрожащую улыбку и направилась в библиотеку.

На мгновение она застыла перед дверью, стараясь вернуть прежнее выражение лица. Решив, что успокоилась достаточно, она глубоко вдохнула, словно перед прыжком в воду, и решительно вошла. Арчи и Альберт сидели на прежних местах и молчали, и только на их лицах застыла тревожная печать тяжелых раздумий. Подойдя к столу, Анни опустилась в свое кресло, стараясь не встречаться взглядом ни с тем, ни с другим. В горле словно застрял комок, мешавший не то что говорить, но даже дышать, а глаза буквально горели от набегающих слез. Усилием воли она подавила их и нервно сглотнула.

- Чай сейчас принесут, - быстро произнесла девушка достаточно спокойным, как ей показалось, голосом.

- Спасибо, - Альберт внимательно посмотрел на девушку и чуть нахмурился. – С вами все в порядке, мисс Анна? Вы такая бледная.

Не поднимая глаз, Анни вымученно улыбнулась, лихорадочно придумывая подходящее объяснение.

- Все в порядке. Я просто подумала о Кенди и немного расстроилась. Я беспокоюсь за нее.

- Как и все мы, - понимающе кивнул Альберт. – Ничего. Кенди обязательно вернется. Мы должны верить в это.

- Разумеется, - прошептала Анни.

В этот момент в библиотеку вошла служанка и поставила на стол поднос с чайником и чашками, а затем так же бесшумно вышла.

- Я разолью, - едва слышно предложила Анни, чтобы хоть как-то отвлечься от ноющей боли в груди.

- Спасибо, мисс Анна, - снова поблагодарил ее Альберт, наблюдая за точными, грациозными движениями ее рук. – Вы просто незаменимы.

- Но не так, как Кенди, - невольно вырвалось у нее, прежде чем она сумела сдержать себя. Чтобы сгладить неловкость, Анни принудила себя рассмеяться, превратив сказанное в не слишком удачную шутку.

Она взяла свою чашку и села на место. Снова воцарилась тишина. Когда с чаем было покончено, Анни осторожно поставила чашку на поднос и решительно встала.

- Я прошу прощения, но мне пора домой.

- Я провожу тебя, - предложил Арчи.

- Нет! – резко перебила его Анни. – Не стоит, - несколько мягче добавила она. – Это недалеко. К тому же, я хочу побыть одна и подумать кое о чем. А у тебя, я уверена, найдутся дела и поважнее, – Анни повернулась к Альберту. – До свидания, мистер Альберт. Спасибо, что пригласили меня.

- Не стоит. Это была просьба Кенди. До свидания, мисс Анна.

Под их молчаливо-недоуменными взглядами Анни спокойно вышла из библиотеки и аккуратно закрыла за собой дверь.

Анни вошла в дом и быстро направилась к лестнице, желая как можно скорее оказаться в своей комнате. В груди по прежнему надсадно ныла непонятная боль, на глаза наворачивались слезы. Она упрямо смахивала их, но они тут же набегали снова.

«Прекрати немедленно, дурочка! – мысленно уговаривала себя девушка. – Не удивительно, что Арчи так и не смог полюбить тебя. Взгляни на себя. Плакса и размазня, совершенно ничего не стоящая в жизни. Не то, что Кенди. Кенди всегда знала, чего хочет, и стремилась к этому изо всех сил. У нее всегда была мечта. А ты? Что есть у тебя, Анна Брайтон, кроме имени? Да и то - не твое».

- Анна? – донесся из гостиной голос миссис Брайтон, а спустя несколько секунд она сама вышла в холл.

Анни вздохнула и повернулась к матери, но голову не подняла, не желая, чтобы та видела ее слезы.

- Да, мама.

- Что с тобой? – в голосе женщины послышалось беспокойство. – Что-нибудь случилось, милая? Где ты была?

- Мама, успокойся. Ничего не случилось. Я была в доме Эндри. Мистер Альберт получил письмо от Кенди и пригласил меня и Арчи, чтобы прочитать его нам, вот и все.

- Но… Ты так бледна.

- У меня просто немного болит голова. Ничего страшного. Я отдохну - и все пройдет.

- Ты уверена? – миссис Брайтон с тревогой смотрела на дочь, словно не зная, что предпринять.

- Да. Все в порядке, мама, - Анни заставила себя улыбнуться. – Не волнуйся. Я буду у себя.

- Хорошо, - прошептала женщина, провожая ее удивленным взглядом.

С трудом удерживая себя, чтобы не бежать, Анни спокойно поднялась на второй этаж, миновала коридор и вошла в свою комнату. И только когда в замке щелкнул ключ, она бросилась к постели и, зарывшись лицом в подушку, глухо зарыдала.

«Полнолуние…»

Машинально теребя кружевную оборку халата, Анни молча смотрела застывшим, немигающим взглядом на огромную, круглую, совершенно белую луну, одиноко висевшую в черном небе, окруженную едва заметным призрачным сиянием, словно нимбом.

«Как странно. И звезд не видно».

Она сидела в кресле, поджав под себя ноги и откинувшись на высокую спинку, и равнодушно смотрела в расплескавшуюся за окном чернильную темноту, медленно утопая в ее сонной тишине. Луна за стеклом отвечала ей таким же безразлично-холодным взглядом, говорившим, что ей нет никакого дела до мелких людских тревог.

День прошел, как в тумане. Запершись в комнате, она рыдала до тех пор, пока не закончились слезы, а глаза не стали гореть, словно в них насыпали раскаленного песка. Но в конце концов слезы ушли. А боль осталась. Эта ноющая боль никак не хотела отпускать. Наоборот, она становилась сильнее. Разрасталась, сжигая и мучая сердце. Двигаясь, словно сомнамбула, Анни заставила себя встать, привести лицо в порядок и спуститься к ужину. Чтобы не беспокоить родителей, она заставила себя съесть все, что лежало на тарелке, совершенно не ощутив вкуса пищи. К счастью, мистер Брайтон был так озабочен полученным деловым предложением, что совершенно не обратил внимания на ее странное поведение и непривычную подавленность. Впрочем, Анни всегда была тихой и сдержанной. После ужина она сослалась на усталость и головную боль и снова поднялась к себе, но, оказавшись в комнате, машинально переоделась ко сну, набросила на плечи халат, а затем села в кресло и застыла, словно сломанная кукла. На востоке сгущались сумерки, возвещая о надвигающейся ночи. Она ни о чем не думала. Голова была пуста, словно кто-то невидимый и всесильный, сжалившись над ней, одним движением руки стер все мысли и чувства. Боль утихла, сменившись каким-то неестественным холодным отупением.

Так прошло еще несколько часов. Наконец Анни начала понемногу приходить в себя. Чуть повернув голову, девушка взглянула на часы. Фигурные стрелки показывали четверть третьего ночи.

«Поздно», - машинально подумала она и, отвернувшись, снова посмотрела на луну.

Она знала, что этой ночью ей не уснуть. Этой ночью ей предстояло о многом подумать. О том, что она услышала. Об Арчи. Но прежде всего - о своей жизни.

Я люблю ее…

Эти три коротких слова прозвучали смертным приговором не только для всех ее надежд, но и для всей прежней жизни. Полоснули по сердцу, разрубив его на части. Но они не сказали, что делать дальше. Анни грустно усмехнулась и покачала головой.

«Кого ты обманываешь, Анни? Ты знала, что он не любит тебя. Знала. Это было очевидно с самого начала. Он всегда так заботился о ней, защищал ее… и ревновал. Сначала к Энтони, потом к Терри. И ты это видела. Арчи не обманывал тебя. Ты сама себя обманывала. Заставляла верить в то, чего на самом деле не было. А он просто позволял тебе верить в выстроенные тобой же иллюзии, боясь причинить боль. Ведь ты же ЕЕ подруга. Ты сама во всем виновата, Анна Брайтон. Ты – и никто другой. Ты придумала красивую сказку и заставила себя поверить в то, что она – правда. Только вот за каждый обман нужно платить. И эта боль – твоя расплата. За слабость. За трусость. За ложь.

Кенди, Кенди… Сильная, смелая, решительная, веселая. И всегда была такой. Ты никогда ничего не боялась. Не боялась менять свою жизнь. Ты искала, находила, теряла и снова отправлялась на поиски. Ты любила и могла рискнуть и пожертвовать всем ради любви. И никогда не отчаивалась. И ты всегда была честна. И перед собой, и перед своими друзьями. Не удивительно, что ты в конце концов поняла, чего хочешь от жизни, и сумела этого добиться. Мне всегда так хотелось быть хоть чуть-чуть похожей на тебя, но, увы. Такие, как ты – соль жизни, а я… А я – пустоцвет. Исчезни я сейчас – и ничего не изменится. Вы погрустите немного - и все. Не большая потеря для мира. Так стоит ли удивляться, что все они любят именно тебя? И Энтони, и Терри, и Стир, и мистер Альберт, и… И Арчи. Ты достойна этого, Кенди. Ты достойна любви таких людей. А я… А что я? Что я сделала в этой жизни такого, за что меня можно было бы любить? Ничего. Даже мечты - и той у меня нет. И цели в жизни тоже нет. Так о какой любви может идти речь, не правда ли, подруга? А тем более, о любви Арчи. И что теперь? Что мне делать теперь? Что мне делать с моей жизнью? Зачем я вообще живу?! Чтобы в конце концов однажды выйти замуж и стать безгласным и бесполезным украшением чьей-нибудь роскошной гостиной?! А на что ты еще годна, Анна Брайтон? Что еще ты умеешь? Ничего. НИ-ЧЕ-ГО! Вот и ответ, не так ли, мисс Анна? Вот и ответ».

В эту ночь она так и не легла спать. Часы тикали в тишине, мерно отмеряя мгновения. За окном шелестел ветер. А свернувшаяся в кресле девушка смотрела немигающим взглядом на холодную безжизненную луну, висевшую в черном небе. И думала о своей жизни. Когда небо на востоке начало светлеть, Анни решительно поднялась и принялась одеваться.

Арчи сидел за столом, читая очередной отчет о состоянии дел. Рядом, на широкой полированной поверхности, сложенная аккуратной стопкой, покоилась целая кипа финансовых сводок, а чуть в стороне лежали свежие газеты. Дочитав страницу, Арчи взял перо и быстро пометил несколько цифр.

«Надо бы проверить. И не помешает связаться с Хостоном».

В дверь постучали.

- Войдите! – не отрываясь от своего занятия, крикнул Арчи.

Чуть скрипнула, закрываясь, дверь, послышались быстрые шаги, приближающиеся к столу. Арчи сделал еще несколько пометок.

- Здравствуй, Арчи, - мягко произнес знакомый женский голос.

Арчи вздрогнул и, подняв голову, удивленно посмотрел на остановившуюся перед столом девушку.

- Анни? – пробормотал молодой человек, но тут же, спохватившись, вежливо поприветствовал нежданную гостью. – Доброе утро. Вот уж не ожидал увидеть тебя здесь, да еще и в такой ранний час.

Арчи был очень удивлен визитом девушки, поскольку Анни никогда раньше не приходила в офис. Молодой человек чуть нахмурился, рассматривая свою почти невесту. Она выглядела как обычно, разве что была чуть бледнее, да под глазами залегли тени, а сами глаза были покрасневшими и неестественно блестели. Арчи вздрогнул, где-то в глубине вдруг зашевелилось смутная тревога.

- Присаживайся, Анни. Что привело тебя сюда? Что-нибудь случилось?

Анни опустилась в стоящее перед столом кресло и, аккуратно расправив складки платья, снова посмотрела на него странным холодным взглядом.

- Ничего особенного, - спокойно ответила девушка. – Просто мне нужно кое-что сказать тебе. Это срочно, поэтому я осмелилась прийти сюда и побеспокоить тебя в столь неподходящее время.

- Ты можешь беспокоить меня в любое время, Анни. Мы же друзья.

- Друзья, - эхом повторила Анни и, усмехнувшись, покачала головой. – Ну, разумеется, друзья, - в ее голосе прозвучала нескрываемая горечь.

- Что с тобой? – удивленно спросил Арчи и нахмурился. – Что случилось?

- Как я уже сказала, ничего особенного, - Анна опустила глаза и нервно сплела пальцы. – Я много думала, Арчи. О своей жизни. О нас с тобой. Подожди, не перебивай меня, - попросила она, заметив, что он хочет заговорить. – Я должна это сказать. Кто-то из нас давно уже должен был это сказать, но мы молчали, предпочитая красивую ложь горькой правде. Но так дальше не может продолжаться. Кто-то должен прекратить это, и, очевидно, это буду я.

- О чем ты, Анни? – едва слышно пробормотал заметно побледневший Арчи. – Что должно прекратиться?

Анни заставила себя поднять голову и посмотреть ему в глаза.

- Наши отношения, Арчи, - тихо, но твердо произнесла она. – Так больше продолжаться не может.

- Как «так»?

- Арчи, я умоляю, не нужно этих игр, - Анни почувствовала, как рыдания снова перехватывают горло, и замолчала на мгновение, чтобы подавить их. – Мне трудно и больно говорить все это. Впрочем, еще труднее и больнее было заставить себя признать, что то, что есть между нами – ложь. С самого начала это были лишь иллюзии. Мои розовые мечты, которые так и не стали правдой. Ты не виноват, Арчи. И я не виновата. Никто не виноват. Но это должно закончиться. Я не могу допустить, чтобы вся моя жизнь была построена на лжи. Я заслуживаю большего. И ты тоже.

- Анни…

- Не нужно, Арчи. Я знаю все, что ты хочешь мне сказать. Тебе жаль? Мне тоже. Ты не хотел? Я тоже. Но все есть так, как есть. И я хочу это изменить. Я люблю тебя, Арчи. И всегда любила. Может быть, буду всегда любить. Мне не стыдно признаваться в этом, потому что ты достоин любви, Арчи. Ты самый замечательный человек из всех, кого я только встречала в своей жизни. Я так сильно люблю тебя, и мне так хотелось, чтобы ты любил меня так же, что я стала лгать самой себе. Предпочла закрыть глаза на очевидное. На то, что ты не любишь меня. Не отрицай. Я знаю, что это так. Ты ведь любишь Кенди, не так ли? И всегда любил ее. И ты прав: Кенди достойна любви намного больше, чем я. Я рада, что мне хватило смелости признать правду до того, как мы совершили ошибку, а при таких обстоятельствах наш брак был бы именно ошибкой. Я хочу изменить свою жизнь. И начну с того, что положу конец нашей с тобой лжи – нашим отношениям. Мы не были официально помолвлены, поэтому все значительно упрощается. Не будет никаких вопросов и ненужных разговоров.

Девушка замолчала, и в кабинете воцарилась гнетущая тишина.

- Анни, - наконец пробормотал все еще не пришедший в себя Арчи. – Я… Я даже не знаю, что сказать.

Анни слабо улыбнулась, хотя в ее глазах стояли слезы.

- А ничего и не нужно говорить, Арчи, - тихо ответила она. – Все уже сказано. Все кончено, Арчи. Все закончилось. Просто пришла сказать тебе это. Прощай.

Она встала и направилась к двери.

- Анни…

Девушка замерла и, обернувшись, посмотрела на сидящего за столом мужчину. Арчи пытался найти подходящие слова, но не находил их и молча, растерянно и грустно, смотрел на нее.

- Мы ведь все еще друзья? – наконец нерешительно пробормотал он.

Анни быстро взглянула на него, темные глаза были привычно спокойны и грустны, а затем чуть улыбнулась кончиками губ.

- Да, мы все еще друзья, Арчи, - коротко ответила она и неторопливо вышла из кабинета.

Еще минуту Арчи тупо смотрел на закрывшуюся за ней дверь, а затем повернулся к окну.

«Альберт был прав, - с горечью подумал он. – Черт побери, а Анни оказалась смелее меня. Она сделала то, на что я так и не смог решиться. Дьявол! Ну почему все должно было получиться именно так?! Почему?! Она – замечательная девушка и не заслуживает такой боли. Впрочем, к чему теперь все эти вопросы? Анни права: все есть так, как есть. Но Анни ошиблась в другом. Это ты не достоин любви такой женщины, как она, потому что ты, Арчибальд О’Коннел, всего лишь жалкий трус. – Арчи вздохнул. – Как бы то ни было, все закончилось. И это к лучшему!»

Арчи устало закрыл глаза. У него было такое ощущение, что эта короткая беседа отняла у него несколько лет жизни. И еще никогда он не чувствовал себя таким отвратительно беспомощным и несчастным, как в эту минуту. Ему внезапно захотелось разрыдаться, но он, разумеется, подавил это глупое, недостойное мужчины желание, прибегнув к единственному средству, всегда помогавшему ему справиться с душевными тревогами и смятением – работе. Придвинув к себе отчет, молодой человек принялся сосредоточенно изучать биржевые сводки.

Анни вошла в гостиную и прислушалась. В доме царила так любимая ею благодатная утренняя тишина.

«Мама, наверное, еще спит. Так даже лучше. Сначала поговорю с папой».

Анни быстро направилась к библиотеке, из-за приоткрытой двери которой доносилось легкое шуршание. Анни чуть улыбнулась. Одной из привычек ее приемного отца было чтение свежих газет в тишине и уюте библиотеки за чашечкой горячего кофе.

- Доброе утро, папа.

Сэмюэль Брайтон поднял голову и взглянул на дочь.

- Анни? – в его глазах мелькнуло легкое удивление. – Ты уже встала? – он свернул газету, отложил ее в сторону и потянулся за следующей. – Хотя чему я собственно удивляюсь – ты у меня ранняя птичка.

Анни подошла к столу и опустилась в одно из кресел.

- Папа, я бы хотела поговорить с тобой. Это очень важно.

Услышав ее слова, даже не столько слова, сколько то, как они были произнесены – тихо, но очень решительно и серьезно, с едва заметными нотками боли и печали – мистер Брайтон тут же отложил очередную газету, которую, как раз собирался развернуть, и внимательно посмотрел на дочь. Она выглядела такой же, как всегда, и в то же время не такой…

- Конечно, дочка. Что-то случилось?

- Нет. Ничего не случилось. Просто… - Анни задумчиво посмотрела на свои руки и чуть нахмурилась. – Я уезжаю, папа, - решительно объявила она.

- Что?! – ошарашенно пробормотал мистер Брайтон. Он ожидал чего угодно, но не подобного заявления. – Куда? Зачем? Что случилось?

- Папа, позволь мне объяснить. Я много думала в последнее время о своей жизни и… Может быть, это прозвучит странно и сумбурно, но… Я хочу найти свой путь.

- Свой путь? – все еще недоумевая, переспросил Сэмюэля.

- Да. Все мои друзья уже нашли свой путь в жизни: Кенди стала медсестрой, Пати – учительницей, Арчи учится в университете и управляет делами семьи Эндри. А я… Ради чего живу я? У меня нет цели в жизни, папа. Нет мечты. И я хочу изменить это, пока не стало слишком поздно. Я должна это сделать.

- Но… И куда ты хочешь поехать?

- В Нью-Йорк. Это достаточно большой город. С большими возможностями.

- Чикаго тоже большой город, - заметил мистер Брайтон.

- Я не останусь здесь, папа! – резко перебила его Анни. – Я хочу начать новую жизнь, - уже тише добавила она. – И хочу начать ее подальше отсюда. Нью-Йорк – это лучший вариант. Не так далеко, но и не слишком близко.

- Почему? – внезапно спросил Сэмюэль и, чуть прищурившись, принялся внимательно изучать ее взглядом.

- Что почему?

- Почему ты настаиваешь на том, чтобы уехать?!

- У меня есть причины, но я не хочу сейчас говорить об этом. Просто поверь мне, папа. Так будет лучше. Для всех. Разве ты не хочешь, чтобы я чего-то добилась в жизни?

- Разумеется, хочу, - нахмурился мистер Брайтон и вздохнул. – Но… Все это так внезапно. Если честно, я в растерянности. Я очень рад услышать от тебя все это, но… А как же мама? И… И Арчи? Вы ведь помолвлены.

- Уже нет. Час назад я была у Арчи и разорвала нашу помолвку.

- ЧТО?!!! – вот теперь мистер Брайтон был действительно ошеломлен. – Но… Мне казалось… Мне казалось, ты любишь его, - только и удалось выговорить ему.

- Да, я люблю его, - тихо сказала Анни, поднимая голову. Сэмюэлю стало не по себе, когда он встретился с пустым, полным черной горечи взглядом дочери. – Но он меня не любит. Арчи любит другую девушку, папа.

- Другую?! – мистер Брайтон растерянно моргнул, но в следующее мгновение снова нахмурился. - Но… Зачем же он ухаживал за тобой?! – седые брови сурово сошлись над засверкавшими гневом и возмущением глазами. - Это бесчестно!!! Это просто подло!!! Да как он посмел?! Как он мог?!!

- Папа, пожалуйста, успокойся! – решительно потребовала Анни. – Арчи не виноват. Послушай меня! Это я во всем виновата.

- Ты?!

- Да, я. Он никогда не лгал мне, папа. Это я лгала себе. Мы были друзьями, но я захотела большего и придумала себе красивую сказку. А Арчи промолчал, не желая причинять мне боль. Он бы молчал и дальше, но, к счастью или к несчастью, я поняла, что происходит. Сегодня мы поговорили, и я разорвала нашу помолвку. Так будет лучше, папа. И для меня, и для него.

- Ну, если так. Что ж… Очень жаль, - вздохнул мистер Брайтон. – Арчи мне нравится. Толковый парень, не то, что иная молодежь в наше время. Я так надеялся, что ты выйдешь за него замуж. И мама тоже. Она будет очень расстроена, когда узнает об этом.

- Мне тоже жаль, папа, - Анни изо всех сил старалась говорить спокойно. - Но все, что ни делается – к лучшему. Хорошо, что мы увидели правду до того, как сделали ошибку. Если бы мы поженились, то были бы несчастливы. Видеть, как он страдает, и понимать, что это – моя вина… Нет, я бы не вынесла этого. Я слишком люблю его, папа.

- Что ж. Ты права. И что же это за девушка, в которую влюблен Арчи?

- А ты не догадываешься? – Анни горько усмехнулась. – Это Кенди, папа. Арчи любит Кенди.

- Кенди?!

- Да. А что тебя так удивляет? Разве ты сам не выбрал ее? Тогда, в доме Пони.

В комнате повисла тишина. Уже в который раз за последние несколько минут мистер Брайтон ошеломленно смотрел на дочь, не зная, что сказать. Ему даже в голову не приходило, что его милая маленькая тихоня Анни окажется такой проницательной и заметит то, о чем не догадывался никто.

- Я не понимаю тебя, - все же попытался солгать он.

- Не нужно притворяться, папа, - Анни поморщилась и грустно улыбнулась. - Ты всегда был честен и учил меня быть честной, так не отступай от этого правила. Я знаю, что тебе всегда больше нравилась Кенди. Ты всегда восхищался ею. Ее силой, ее смелостью, ее целеустремленностью. Я видела это с самого начала, хотя что же именно происходит, поняла намного позже. В конце концов, я ведь не слепая. И я знаю, что ты хотел, чтобы вы удочерили именно ее. Но мама выбрала меня, и ты исполнил ее желание.

- Анни, дочка, это неправда. Я люблю тебя, - эти слова были сказаны искренне.

- Я знаю. Но Кенди ты любишь больше. Ты не думай, я не упрекаю и не обижаюсь. Ни в коем случае. Ты и мама - вы столько сделали для меня. Было бы черной неблагодарностью упрекать вас в чем бы то ни было. Но ты всегда так восхищался Кенди. И это справедливо. Она действительно замечательная. У меня никогда не было и не будет друга ближе и дороже ее. Она достойна восхищения. И Арчи тоже ею восхищается. Арчи любит меня. По-своему. Но не так, как Кенди. Не так, как я хочу, чтобы он меня любил! Поэтому я сделала то, что должна была сделать уже давно, а не потакать собственным иллюзиям. А теперь я хочу найти собственную дорогу и чего-то добиться в жизни. И, может быть, однажды наступит день, когда ты будешь восхищаться мною не меньше, чем Кенди. Но для этого мне нужно стать самостоятельной. Здесь, в Чикаго, это не получится. Возможно, ты предоставишь мне возможность действовать, как я захочу, но мама, я уверена, будет продолжать опекать меня везде и всюду. У нее слишком много знакомых в здешних кругах. К тому же, здесь Арчи. Я разорвала помолвку, но не свою любовь к нему. Мне будет больно встречаться с ним сейчас. А в Нью-Йорке я начну жизнь с новой страницы. Постараюсь найти работу. Может быть, пойду учиться. Должна же я быть хоть на что-то годна!

- Анни, милая… Я уважаю твое решение, но… Подумай как следует, дочка. Боюсь, ты недооцениваешь трудности, которые тебя ждут. Одна, в незнакомом городе…

- Папа, я прекрасно понимаю, что мне предстоят нелегкие времена. Но если я всю жизнь буду избегать трудностей, то так никем и не стану. Там тоже живут люди. Такие же, как и мы. К тому же, я не собираюсь скрываться от вас. Я буду писать, иногда приезжать. Ты тоже можешь навещать меня. Я уверена, что у меня все получится, папа. Но, в любом случае, я должна попробовать. В конце концов, все проходят через это. И Кенди, и Пати, и многие другие молодые люди. Если это получилось у них, почему это не может получиться у меня? Неужели я такая никчемная, что ты совсем в меня не веришь?!

- Я не то хотел сказать, дочка. Я верю в тебя. И всегда верил. Но как твой отец я не могу не беспокоиться. Это серьезное решение. Очень серьезное.

- Я знаю, папа. Я знаю. Именно поэтому я рассказала об этом тебе. Надеюсь, ты поддержишь меня и поможешь убедить маму. Боюсь, что она не поймет.

- Да уж. Мама очень расстроится. Ну да ладно… Я поговорю с ней. И когда ты планируешь уехать?

- Завтра.

- Завтра?! Так скоро?!!

- Да, папа, - Анни чуть улыбнулась. – Важные дела нельзя откладывать в долгий ящик – ты не раз говорил мне это.

- Верно, - улыбнулся мистер Брайтон. – Ну, что ж. Значит, так тому и быть. Тебе понадобятся деньги…

- Нет, - моментально возразила Анни, может быть, даже резче, чем ей хотелось. - Я возьму лишь самое необходимое. В Нью-Йорке я постараюсь как можно быстрее найти работу и буду содержать себя сама.

- Но…

- Это не обсуждается!

- Хорошо, - Сэмюэль предпочел не настаивать. - Давай договоримся так: я открою счет в одном из банков Нью-Йорка и положу некоторую сумму на твое имя. Ты сможешь воспользоваться этими деньгами, когда сочтешь нужным, - дипломатично предложил он.

Анни открыла рот с явным намерением возразить, но он ей не позволил.

- Сделай это ради меня, дочка, - попросил он. - Так мне будет спокойнее.

- Хорошо, - нехотя согласилась девушка. - Спасибо, папа. Спасибо, что понял.

Она встала и направилась к двери.

- Анни.

Девушка обернулась.

- Я люблю тебя, дочка.

Анни чуть улыбнулась одними уголками губ.

- Я тоже люблю тебя, папа, - мягко ответила она и вышла из библиотеки.

Протяжный гудок паровоза проплыл под высоким сводом вокзала.

- Ну… Мне пора. До свидания.

Приподнявшись на носочки, Анни быстро коснулась губами щеки отца и обняла мать.

- Береги себя, милая, - встревоженно прошептала миссис Брайтон, прижимая к глазам платочек. – Пиши почаще.

- Кончено, мама, - Анни чуть улыбнулась. – Да не волнуйся ты так. Все будет хорошо. Вот увидишь.

Как она и предвидела, миссис Брайтон очень тяжело восприняла ее решение. И хотя совместными усилиями ее и мистера Брайтона им удалось убедить ее, что так будет лучше, но весь остаток вечера и добрую половину ночи бедная женщина провела в слезах и переживаниях. Однако ж она все же нашла в себе силы помочь дочери со сборами и даже настояла на том, чтобы прийти на вокзал и проводить ее. Анни видела, с каким трудом дается матери эта слабая видимость спокойствия, и была бесконечно благодарна ей уже поддержку и за попытку понять ее решение.

- Спасибо тебе за все, мама, - мягко прошептала она, обнимая женщину, заменившую ей мать. – Мне будет ужасно не хватать тебя. Мне больно расставаться с вами. И еще больнее сознавать, что своим решением я причиняю вам беспокойство и огорчения. Но так надо. Пойми.

- Я понимаю, милая, - слабо и растерянно прошептала миссис Брайтон, промокая слезы. – Я понимаю.

- Будь осторожна, - коротко напутствовал ее мистер Брайтон, но в его глазах тоже плескалась тревога.

- Буду, - пообещала Анни. – Не беспокойся, папа. У меня все будет в порядке.

Мистер Брайтон слабо улыбнулся и крепко обнял дочь.

- Я знаю. Дай телеграмму, как только приедешь. И если что, помни: ты всегда можешь вернуться.

- Спасибо, папа.

Поезд снова загудел, возвещая об отправлении. Поднявшись на площадку перед входом в вагон, Анни обернулась и еще раз помахала родителям, а затем отвернулась и быстро вошла внутрь. Заняв ближайшее свободное место, она посмотрела в синее небо за окном. Заскрипели, вращаясь, огромные железные колеса, поезд издал тяжелый вздох и медленно поплыл вперед.

«Ну вот и все».

Она прижалась щекой к прохладному стеклу, глядя, как медленно тает вдали темный силуэт Чикаго. Города, где жил Арчи и где навсегда осталось ее сердце. Колеса стучали все быстрее, поезд набирал ход. Там, позади, в туманной дымке паровозного дыма таяла ее прежняя жизнь, а впереди ее ждали Нью-Йорк и неизвестные пока радости и печали.

«Прощай, Арчи».

- Джейн, успокойся, милая, - шептал Сэмюэль жене, ведя ее под руку к автомобилю.

После того, как поезд ушел, миссис Брайтон перестала сдерживаться и разрыдалась.

- С Анни все будет хорошо. Мы все с ней обдумали и обговорили. Она девочка умная, не пропадет, - увещевал он, усаживая ее в машину.

Закрыв дверцу, он обошел машину и уже собрался было сесть сам, когда увидел Арчи. Молодой человек вышел из подъехавшего экипажа и направился вдоль улицы, но, увидев мистера Брайтона, остановился и подошел к нему.

- Доброе утро, сэр.

- Доброе утро, Арчибальд.

- Не ожидал встретить вас здесь в столь ранний час. Да еще и с миссис Брайтон.

В этот момент Арчи заметил расстроенное лицо леди и обеспокоенно посмотрел на Сэмюэля.

- Что-нибудь случилось?

- Не совсем, - вздохнул тот, с нескрываемой грустью глядя на молодого человека.

- Но миссис Брайтон очень расстроена. А где Анни? Почему она не с вами?

Мистер Брайтон снова вздохнул и отвел взгляд.

- Анни уехала, - наконец тихо ответил он.

- Уехала? – недоуменно переспросил Арчи. – Вы имеете в виду, она отправилась в гости к кому-то из знакомых? Но разве это повод так расстраиваться.

- Дело в том, что Анни уехала не к знакомым, - тихо пояснил мистер Брайтон. – Анни уехала из Чикаго, Арчибальд. Может быть, навсегда.

С минуту Арчи молча смотрел на него ошеломленно-непонимающим взглядом.

- Уехала из Чикаго навсегда? – наконец с видимым усилием выдавил он. – Но… Почему?

- А ты не догадываешься? – грустно усмехнулся мистер Брайтон. – Она сказала, что хочет изменить свою жизнь. Сказала, что хочет чего-то добиться сама, как Кенди и Патриция, чтобы мы могли гордиться ею, - вздохнув, добавил он.

- Но… Вы знаете?

- О том, что она разорвала вашу так называемую помолвку? Да. Анни рассказала мне об этом.

Они снова замолчали.

- Вы наверное считаете, что я… - снова начал Арчи.

- Я ни в чем не виню тебя, Арчибальд, - перебил его Сэмюэль, в его голосе не было ни гнева, ни осуждения, а лишь усталость и печаль. - И Анни тоже. Она объяснила мне, что произошло. Ты не виноват. Никто не виноват в том, что все так получилось.

- Наверное, - тихо сказал Арчи, но в его голосе прозвучали сомнение и горечь, и едва заметные нотки гнева на безжалостную судьбу и свое бессилие перед ней. - Это несправедливо. Анни – замечательная девушка. Она не заслужила такого.

- Да, - спокойно согласился Сэмюэль. – Не заслужила.

- Мне очень жаль, мистер Брайтон, - Арчи опустил голову. Он чувствовал себя ужасно виноватым, хотя и не мог понять, в чем его вина.

- Мне тоже жаль, Арчибальд, - вздохнул мистер Брайтон. - Но наши сожаления уже ничего не изменят. Я надеюсь лишь, что Анни получит то, чего желает.

- Да. А куда она уехала?

- В Нью-Йорк.

- И что она собирается там делать?

Сэмюэль пожал плечами и усмехнулся.

- Не знаю. Будет искать свой путь – так она сказала.

- Что ж, - Арчи смущенно опустил глаза. - Мне пора.

- Да. И мне тоже.

Он открыл дверцу и уже собирался сесть, когда Арчи снова окликнул его.

- Мистер Брайтон, - Сэмюэль обернулся. - Мне очень жаль, что все так вышло, - прошептал молодой человек. - Я не хотел.

- Я знаю, - ответил мистер Брайтон и чуть улыбнулся. - Удачи тебе, Арчибальд.

Он сел в машину и захлопнул дверцу. Спустя минуту автомобиль заурчал и двинулся вперед. Арчи смотрел ему вслед до тех пор, пока тот не свернул за угол и не скрылся из виду, а затем медленно пошел по улице. Теперь он понял, что показалось ему таким странным во вчерашнем разговоре: грустные нотки прощания, сквозившие в голосе его бывшей нареченной. Анни прощалась с ним. Он шел по улице навстречу новому дню, но на душе у него было пусто и тоскливо.

Продолжение следует…

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   88

Похожие:

Когда мы встретимся вновь iconУверен, что каждый хотя бы раз в жизни видел себя во сне падающим,...
Но через несколько минут все же вновь погружаешься в сон и спишь уже без сновидений: хватит, насмотрелся уже сегодня

Когда мы встретимся вновь iconПривычка Василия Алексеева
О василии Алексееве я пишу уже не первый раз. И всё же вновь и вновь ставлю перед собой один и тот же вопрос: что выбрать как самое...

Когда мы встретимся вновь icon1. Основные принципы построения нового государства
Страна вновь поднимается с колен, восстанавливается промышленность, вновь растет уровень рождаемости, перевооружается армия, идет...

Когда мы встретимся вновь iconI издание. Все права защищены. © 2012
Страна вновь поднимается с колен, восстанавливается промышленность, вновь растет уровень рождаемости, перевооружается армия, идет...

Когда мы встретимся вновь icon«Шулер Шуми» 95 Сделано в Италии 101 Другой Шумахер 108 Херес и немилость судьбы 113
«В 2006 году, когда я ушел в отставку, мои батареи были пусты. Я не хотел больше продолжать выступать. Но сейчас мои батареи вновь...

Когда мы встретимся вновь iconКнига первая око возрождения древний секрет тибетских лам
С ними мы встретимся в данной книге. Сей­час же рассмотрим лишь наиболее элемен­тарные приемы, позволяющие «наполнить» формы упражнений...

Когда мы встретимся вновь iconСреди гуманитариев распространяются слухи о кризисе науки. Её вновь...
Они выкачивают у государства и легковерных читателей большие деньги и подрывают доверие к истинной науке, а их последователи образуют...

Когда мы встретимся вновь iconСон дураков москва 2002-2003 предисловие
Оксану узнали правоохранительные органы, девочку увезли в интернат. Там её научили говорить, ходить, писать, пытались вновь сделать...

Когда мы встретимся вновь iconЛей Феллон Носитель метки Оригинальное название: Carrier of the Mark...
Жизнь, кажется, вновь возвращается в прежнее русло, когда Меган Розенберг переезжает в Ирландию. Она удивлена тем, что чувствует...

Когда мы встретимся вновь iconИскусство народного художника России Джанны Таджатовны Тутунджан...
Она вошла в отечественное искусство редкими по силе правдивости, органичности и чистоте звучания произведениями о жизни северной...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов