Когда мы встретимся вновь




Скачать 13.62 Mb.
НазваниеКогда мы встретимся вновь
страница88/88
Дата публикации24.12.2013
Размер13.62 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   80   81   82   83   84   85   86   87   88

"Что-то не так. Что-то случилось!"

Ричард спешно направился к лестнице.

— Лучше не ходи.

Он замер и обернулся. Терри стоял в дверях гостиной, глядя на отца мрачным взглядом. Молодой человек был бледен и казался осунувшимся.

— Что случилось? — Ричард сам удивился тому, как спокойно и буднично прозвучали эти слова.

"Во что значит привычка", — почему-то подумал он.

— У мамы начались роды.

Терри с удивлением увидел, как тревога в стальных глазах сменилась паникой. Впервые он видел на этом красивом непроницаемом, словно маска, лице столько эмоций. И уж точно впервые он видел это лицо, искаженное страхом, который герцог и не пытался скрыть.

— Роды?!! Но ведь еще не время!

Терри пожал плечами.

— Наше мнение никто не спрашивал. Впрочем, мамино тоже. Это просто началось. А Кенди сказала, что раз началось – значит, пришло время.

— Я должен увидеть Лин. Ей сейчас плохо – я это чувствую. Я должен быть рядом. Она не должна быть одна.

— Нет, — Терри заступил дорогу. – Тебе не нужно туда ходить. Я тоже хотел быть с ней, но Кенди выставила меня вон. Сказала, что мы будем лишь путаться под ногами и мешать. Полагаю, это касается и тебя.

— Но…

— Ты не можешь ей помочь. Маме сейчас не до тебя. Прошу тебя, хоть раз подумай о ней, а не о себе.

В серых глазах мелькнула боль. Терри стало стыдно. Его слова были жестоки — он знал это, но ничего не мог с собой поделать. Когда дело касалось этого человека, принесшего ему столько боли, горечи и унижений, гнев туманил его разум и заставлял молчать сердце. Однако, глядя в эти серые глаза, полные непередаваемой муки, ему вдруг стало стыдно, а где-то в глубине шевельнулось нечто очень похоже на… жалость. Терри вдруг представил себя на месте отца. Представил, что там, наверху Кенди терпит по его вине незаслуженную муку, а он вынужден сидеть здесь и ждать, не в силах ничего исправить и хоть как-то облегчить ей боль… И ему стало страшно. По спине пробежал неприятный морозец. Терри невольно поежился и отвернулся, мысленно молясь, чтобы отец не заметил его слабости.

Впрочем, герцогу было не до него. Войдя в гостиную, он прошагал к ближайшему креслу и тяжело опустился в него, закрыв лицо ладонями.

Терри подошел к небольшому столику у стены, на котором стояли графин с вином и пара бокалов. Плеснув вино в бокал, он протянул его отцу. Тот машинально принял его и залпом осушил, явно не сознавая, что делает. Терри подавил вздох.

— Нам остается только ждать, — тихо сказал он. – Только ждать.

Еще несколько часов спустя…

Минута… Еще минута…

Не отрывая взгляда, Ричард следил, как тонкая резная стрелка каминных часов совершает привычный путь.

Минута… Еще минута…

Графин с вином давно опустел, как и две бутылки лучшего шотландского виски, принесенные из библиотеки. Ему хотелось напиться. Нет, ему хотелось того, что дарит алкоголь. Ему хотелось забытья. Но, увы… Даже в этой малости ему было отказано. Ни вино, ни виски не подарили желанного забвения. Он был абсолютно и невыносимо трезв. Словно коснувшись его губ, спиртное превращалось в воду.

Минута… Еще минута…

"Сколько же еще?!! Это не может длиться так долго! Хотя откуда мне знать? Меня ни разу не было рядом, когда рождались мои дети! Но… Ни один человек не вынесет такой боли! Тем более Лин! Моя Лин… Прости меня… Прости…"

Из распахнутой двери долетели быстрые шаги. Ричард вздрогнул и поднял голову. В гостиную вошла Кенди. Ее лицо побледнело, а под глазами залегли тени. Она выглядела растрепанной и уставшей. Две пары одинаково горящих беспокойством глаз впились в нее. Поймав взгляд герцога, девушка молча покачала головой.

— Доктор делает все, что может, — прошептала она. – Но… Мне очень жаль, Ричард.

Лицо герцога стало даже не бледным, а серым.

— Мы еще можем спасти и ее, и малыша, — поспешила сказать Кенди, увидев его реакцию. — Вы не должны терять надежду. Мы все должны надеяться и верить, что с ними все будет хорошо. Изо всех сил, — она перевела взгляд на мужа. – Можно мне воды, пожалуйста.

Терри молча наполнил стакан и протянул ей. Благодарно улыбнувшись, Кенди быстро выпила воду.

— Я должна вернуться наверх. Доктору нужна моя помощь. И Элеоноре тоже.

— Я хочу увидеть ее, — очень тихо произнес Ричард.

Лицо Кенди стало серьезным, даже строгим.

— Нет, Ричард. Вам не нужно видеть ее в таком состоянии. Только не сейчас, поверьте мне. Да, у нее сложные роды, но, как я сказала, не стоит терять надежду.

— Она мучается уже столько часов…

— Ричард, прошу вас, возьмите себя в руки! У меня нет времени возиться еще и с вами! Все будет хорошо – вы должны в это верить! Все будет хорошо!

— Это я виноват, — он снова опустился в кресло и закрыл лицо руками. – Только я. Если бы не я…

— Вы ни в чем не виноваты, Ричард, — возразила Кенди. – Никто не виноват. Роды – это всегда больно и тяжело. И долго. Дать жизнь ребенку – непростая задача. Но ведь иметь ребенка – это величайшее счастье. Дети – это смысл жизни. И вы подарили Элеоноре это счастье. Разве можно жалеть об этом? А сейчас извините, но мне пора. Я пришла, чтобы приободрить и успокоить вас.

Кенди вышла из гостиной, и ее легкие шаги растаяли на лестнице.

Минута… Еще минут…

Тик-так… Тик-так… Тик-так…

Минута… Еще минута…

«Это моя вина. Только моя. Прости меня, Лин».

Ожидание становилось невыносимым. Тишина давила на плечи. Ее взгляд упирался в спину немым укором. Он задыхался. Ричард резко поднялся.

— Пойду, пройдусь, — пробормотал он, словно бы оправдываясь и избегая взгляда Терри. – Душно.

Ему хватило сил, чтобы выйти из гостиной привычным размерным шагом, но, едва оказавшись за порогом, он почти бегом бросился к двери. Впрочем, ему было все равно. Пусть его гордый упрямый сын думает, что пожелает, а все, чего хотелось ему, так это очутиться подальше отсюда, вырваться из этого удушливого капкана, наполненного тишиной и страданием. И ожиданием. Бесконечным. И почти безнадежным.

Он шел, сам не зная куда. Куда вели ноги. Ночь обняла холодом и стрекотом сверчков, но он не заметил этого. Он не видел и не слышал ничего. Перед глазами качалась туманная пелена.

"Прости… Прости меня… – билась в мозгу единственная мысль. – Прости меня… Только живи, Лин, слышишь? Только живи… Не оставляй меня! Не оставляй! Только не сейчас, когда я обрел тебя вновь! Ты не можешь так поступить со мной! Не можешь! Не можешь…"

Споткнувшись о некстати подвернувшийся в темноте камень, мужчина упал на колени и замер, не делая попытки подняться. А затем поднял голову, вглядываясь в непроглядный мрак.

— Ты отнял у меня все, но разве я жаловался?!! — крик, исполненный ярости и боли, заставил умолкнуть все вокруг. Казалось, даже небо испуганно затаило дыхание. — Я никогда ничего не просил у тебя, но сейчас прошу! Оставь мне Лин!!! Не забирай еще и ее!!! Ты забрал у меня счастье… Ты забрал моих детей… Мой единственный сын ненавидит меня! Разве я недостаточно расплатился за возможность быть с ней?!! Чего еще ты хочешь, будь ты проклят?!!

Ответом ему была тишина. Небеса молчали. Молчала ночь. И только кузнечики неутомимо стрекотали в траве. Ричард снова опустил голову и закрыл лицо ладонями. Его плечи содрогнулись в глухом рыдании.

Терри замер. Он сам не знал, что заставило его последовать за отцом. Какое-то смутное беспокойство, настойчиво стучащее в сердце и которому невозможно было противиться. И он подчинился этому непонятному зову.

Расширенными от изумления глазами он смотрел на гордого и невозмутимого, как скала герцога Грандчестера, кидающего небу проклятия. Его отец страдал и не пытался скрыть это. Это должно было радовать его, Терри. Это было справедливой платой за боль и унижения, что он причинил ему и его матери. Но радости не было. Каким-то непостижимым образом боль отца эхом отзывалась в его собственном сердце. У Терри перехватило горло. Эмоции переполняли его, мешая вздохнуть. И в этой бушующей лавине мыслей и чувств все громче и громче звучал тревожный голос сострадания. Едва сознавая, что делает, Терри порывисто шагнул к отцу и сжал его плечо.

— С ней все будет хорошо, — сказал он.

Голос Терри был тих, но в нем звучала твердая, непоколебимая уверенность. Плечо под его пальцами дрогнуло и напряглось. Ричард не поднял голову и ничего не ответил, но это было и не нужно. В эту минуту Терри ощущал его эмоции так, словно они были его собственными. Опустившись на колени, он обнял отца за плечи.

— Все будет хорошо, — повторил он. – Мы должны в это верить. Потому что иначе быть не может. Кенди сказала, что они сделают все возможное. Но зная ее, я уверен, что она сделает и невозможное тоже.

— Я не могу потерять ее, — хрипло прошептал Ричард, не поднимая головы. — Все, что угодно, но не тебя и не ее. Но у тебя есть Кенди. А у меня только она. Она – моя жизнь, Терри. Я жил, потому что у меня был ты и я знал, что где-то на этой земле живет она. Если она уйдет, я уйду за ней.

— Она не уйдет, — возразил Терри. – Только не сейчас, когда мы снова стали семьей. Для мамы это очень много значит, и она не допустит, чтобы наша семья снова разрушилась. Она будет бороться. Я это знаю. Я в это верю. И ты тоже должен в это верить, — поднявшись, Терри протянул отцу руку. – Пошли домой.

Мгновение Ричард смотрел на протянутую ему руку, а затем принял ее и тяжело поднялся.

— Спасибо.

В зеленых глазах мелькнуло удивление.

— За что?

— За то, что сказал мне все это. За то, что не позволил мне потерять надежду.

Терри пожал плечами, уголки его губ дрогнули в слабой улыбке.

— Ты – мой отец, — только и ответил он. — И, судя по всему, тебе действительно не безразлична мама.

— Ты мне тоже не безразличен. Ты – мой сын, и я люблю тебя.

Ричард посмотрел ему в глаза, и впервые Терри не отвел взгляд. Если то, что произошло между этими двумя людьми, и не было прощением, то явно чем-то очень близким к этому. Перемирие было предложено и принято.

— Я знаю, — пробормотал Терри. — Но нам лучше вернуться. Вдруг появились новости.

Едва войдя в дом, они натолкнулись на Кенди. Девушка стояла возле лестницы, нетерпеливо постукивая по ступеньке носочком туфельки.

— Где вы были?!! Я уже весь дом оббегала!

Ричард побледнел.

— Что? Что случилось?!!

Девушка расплылась в широчайшей улыбке, глаза цвета молодой травы радостно блестели.

— Все в порядке! – объявила она. – Все просто отлично!!! У вас родился сын, милорд!

— С-сын? – от пережитого потрясения герцог начал слегка заикаться.

— Ну да! Прекрасный здоровый мальчик! И большой. Поэтому роды были долгими.

— Я… Я могу увидеть Лин?

Кенди покачала головой.

— Она спит. С ней все в порядке, Ричард. Просто устала. Миледи пришлось очень тяжело, но она отлично справилась и заслужила отдых.

— А… А ребенок?

— Он тоже спит. Устал не меньше мамы. Но вы можете на него посмотреть. Только тихонечко. Не разбудите их.

Но Ричард уже не слышал ее. Буквально взлетев по лестнице, он скрылся в коридоре. Кенди перевела взгляд на мужа. Терри смотрел вслед отцу и улыбался.

— Где вы были?

— Просто пошли прогуляться.

— Прогуляться? — глаза Кенди округлились от изумления. — Вместе?

— Ну да, — невозмутимо кивнул Терри. — Нам было о чем поговорить. При чем уже давно. И сегодня мы, наконец, это сделали.

По губам девушки скользнула улыбка, а в зеленых глазах засветилось понимание.

— Ты… Вы поговорили?

— Да, — очень серьезно ответил молодой человек. — И я понял, что был не прав. Возможно, мой отец не самый хороший человек, но он любит маму. И меня он тоже любит.

Кенди обняла мужи, прижавшись щекой к его груди.

— Я рада, что ты, наконец, признал это, — прошептала она.

— Я тоже рад, — тихо ответил Терри, обнимая ее.

Июль 1920 года.

Саутгемптон.

Громкий пароходный гудок поплыл над пристанью. «Королева Виктория» готовилась к отплытию. Вокруг царили шум и суета. Между толпящимися пассажирами ловко сновали носильщики, нагруженные чемоданами и корзинами. Гомон разговоров, крики и смех нестройным гулом наполняли воздух.

— Наконец-то, домой! – радостно вздохнула Кенди.

— Неужели вам здесь было так плохо? – насмешливо приподняв бровь, осведомился герцог.

— Нет, что вы! – поспешно возразила девушка. – Мы прекрасно провели время! Но дом есть дом. Нам было хорошо здесь, но я соскучилась по Америке.

— Я тоже, — поддержал ее Терри. – И по театру. Не могу дождаться, когда снова приступлю к репетициям. И ужасно хочется узнать, что Эд придумает на этот раз. Уверен, это будет неожиданно и шедеврально.

Элеонора понимающе улыбнулась. Ребенок, спящий у нее на руках, завозился. Все взгляды тут же невольно устремились к нему. Малышу Энтони Ричарду Грандчестеру недавно исполнился месяц. Как и все малыши в столь юном возрасте он отличался неприхотливостью, отменным здоровьем, исключительной умильностью и столь же исключительным эгоизмом, но при этом был всеобщим любимцем и баловнем. Сразу после рождения сына Ричард изъявил желание узаконить Терри и назначить его своим наследником, но Терри решительно воспротивился.

— Моя жизнь – театр, и я не мыслю себя без него, — усмехнулся он. – А герцог Грандчестер не может подвизаться на подмостках. Лучше уж я буду играть герцогов на сцене, а уходя с нее становиться простым смертным, довольным своей судьбой. Пусть Энтони будет твоим наследником. А ты, отец, сможешь подготовить его к столь важной и непростой роли.

Ни Ричард, ни Элеонора не нашлись, что возразить, и Энтони Грандчестер месяц от роду был объявлен официальным наследником герцогского титула и состояния. Впрочем, Ричарду удалось сделать подарок и старшему сыну. Подарок, от которого Терри не позволил отказаться даже его гордый нрав - тот самый дом в Шотландии, с которым у молодой четы Грандчестеров были связаны самые дорогие и сладкие воспоминания.

— И надеюсь, не последние, — с улыбкой сказал Ричард, вручая сыну дарственную.

— Я уверен в этом, — улыбнулся Терри, принимая подарок.

Пароход снова загудел, призывая пассажиров подняться на борт.

— Пора, — пробормотал Ричард. – Ну, до встречи.

С изяществом истинного аристократа он прикоснулся губами к ладошке Кенди, крепко пожал руку сыну.

— Пусть дорога будет удачной, — сердечно пожелала Элеонора. – Берегите себя. И дайте телеграмму, как только прибудете в Нью-Йорк, иначе мы будем волноваться.

— Не стоит, мама, — улыбнулся Терри. – Все будет хорошо. Теперь все будет хорошо, я в этом уверен. Иначе просто не может быть.

Осторожно, стараясь не беспокоить спящего ребенка, он обнял мать и, взяв жену под руку, направился к трапу. Царящее возле него столпотворение шумным вихрем закружило их, увлекая за собой. Когда же им удалось вырваться, то Терри и Кенди обнаружили себя стоящими у перил на верхней палубе, где располагались каюты первого класса.

Спустя еще четверть часа посадка, наконец, была завершена, трапы убраны, а пароход, издав, прощальный гудок, медленно отчалил от пристани. Кенди и Терри в последний раз помахали Ричарду и Элеоноре. «Королева Виктория» плавно развернулась и устремилась в открытое море. Терри взглянул в сияющие смехом и счастьем глаза жены.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

— Я тоже люблю тебя, — ласковым эхом отозвалась Кенди.

Где-то высоко в небе закричала чайка. «Королева Виктория» гордо и неспешно скользила по волнам. Терри обнял жену. Соленый ветер ласково взъерошил волосы, смешивая вьющиеся золотые пряди с каштановыми. Они возвращались домой. Они были вместе. Они были счастливы.

Конец.

07 ноября 2011 года
1   ...   80   81   82   83   84   85   86   87   88

Похожие:

Когда мы встретимся вновь iconУверен, что каждый хотя бы раз в жизни видел себя во сне падающим,...
Но через несколько минут все же вновь погружаешься в сон и спишь уже без сновидений: хватит, насмотрелся уже сегодня

Когда мы встретимся вновь iconПривычка Василия Алексеева
О василии Алексееве я пишу уже не первый раз. И всё же вновь и вновь ставлю перед собой один и тот же вопрос: что выбрать как самое...

Когда мы встретимся вновь icon1. Основные принципы построения нового государства
Страна вновь поднимается с колен, восстанавливается промышленность, вновь растет уровень рождаемости, перевооружается армия, идет...

Когда мы встретимся вновь iconI издание. Все права защищены. © 2012
Страна вновь поднимается с колен, восстанавливается промышленность, вновь растет уровень рождаемости, перевооружается армия, идет...

Когда мы встретимся вновь icon«Шулер Шуми» 95 Сделано в Италии 101 Другой Шумахер 108 Херес и немилость судьбы 113
«В 2006 году, когда я ушел в отставку, мои батареи были пусты. Я не хотел больше продолжать выступать. Но сейчас мои батареи вновь...

Когда мы встретимся вновь iconКнига первая око возрождения древний секрет тибетских лам
С ними мы встретимся в данной книге. Сей­час же рассмотрим лишь наиболее элемен­тарные приемы, позволяющие «наполнить» формы упражнений...

Когда мы встретимся вновь iconСреди гуманитариев распространяются слухи о кризисе науки. Её вновь...
Они выкачивают у государства и легковерных читателей большие деньги и подрывают доверие к истинной науке, а их последователи образуют...

Когда мы встретимся вновь iconСон дураков москва 2002-2003 предисловие
Оксану узнали правоохранительные органы, девочку увезли в интернат. Там её научили говорить, ходить, писать, пытались вновь сделать...

Когда мы встретимся вновь iconЛей Феллон Носитель метки Оригинальное название: Carrier of the Mark...
Жизнь, кажется, вновь возвращается в прежнее русло, когда Меган Розенберг переезжает в Ирландию. Она удивлена тем, что чувствует...

Когда мы встретимся вновь iconИскусство народного художника России Джанны Таджатовны Тутунджан...
Она вошла в отечественное искусство редкими по силе правдивости, органичности и чистоте звучания произведениями о жизни северной...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов