Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского




НазваниеИз интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского
страница9/17
Дата публикации30.06.2013
Размер1.7 Mb.
ТипИнтервью
zadocs.ru > Медицина > Интервью
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

- Вид у тебя какой-то дохлый, недосыпаешь, что ли? Я, знаешь ли, в последнее время тоже замотался с этой новой автоматикой, но спать - нет, брат, сон для меня первое дело, провались она, эта автоматика... - Он вдруг огляделся. - Пардон, может, ты ждешь кого-нибудь? Я не помешал?

- Да нет... - вяло сказал Рэдрик. - Просто время есть, дай, думаю, кофе хоть попью.

- Ну, я тебя надолго не задержу, - сказал Дик и посмотрел на часы. Слушай, Рэд, брось ты свои мелочи, возвращайся в институт. Ты же знаешь, там тебя в любой момент возьмут. Хочешь опять к русскому, прибыл недавно?

Рэдрик покачал головой.

- Нет, - сказал он. - Второй Кирилл на свет еще не народился... Да и нечего мне делать в вашем институте. У вас там теперь все автоматика, роботы в Зону ходят, премиальные, надо понимать, тоже роботы получают... А лаборантские гроши, мне их и на табак не хватит.

- Брось, все это можно было бы устроить, - возразил Нунан.

- А я не люблю, когда для меня устраивают, - сказал Рэдрик. - Сроду я сам устраивался и дальше намерен сам.

- Гордый ты стал, - произнес Нунан с осуждением.

- Ничего я не гордый. Деньги я не люблю считать, вот что.

- Ну что ж, ты прав, - сказал Нунан рассеянно. Он равнодушно поглядел на портфель Рэдрика на стуле рядом, потер пальцем серебряную пластинку с выгравированными на ней славянскими буквами. - Все правильно: деньги нужны человеку для того, чтобы никогда о них не думать... Кирилл подарил? Спросил он, кивая на портфель.

- В наследство достался, - сказал Рэдрик. - Что это тебя в "Боржче" не видно последнее время?

- Положим, это тебя не видно, - возразил Нунан. - Я-то там почти каждый день обедаю, здесь в "Метрополе" за каждую котлету так дерут... Слушай, - сказал он вдруг. - А как у тебя сейчас с деньгами?

- Занять хочешь? - спросил Рэдрик.

- Нет, наоборот.

- Одолжить, значит...

- Есть работа, - сказал Нунан.

- О господи! - сказал Рэдрик. - И ты туда же!

- А кто еще? - сейчас же спросил Нунан.

- Да много вас таких... работодателей.

Нунан, словно бы только сейчас поняв его, рассмеялся.

- Да нет, это не по твоей основной специальности.

- А по чьей?

Нунан снова посмотрел на часы.

- Вот что, - сказал он поднимаясь. - Приходи сегодня в "Боржч" к обеду, часам к двум. Поговорим.

- К двум я могу не успеть, - сказал Рэдрик.

- Тогда вечером, часам к шести. Идет?

- Посмотрим, - сказал Рэдрик и тоже взглянул на часы. Было без пяти девять.

Нунан сделал ручкой и покатился к своему "пежо". Рэдрик проводил его глазами, подозвал официантку, спросил пачку "Лайки страйк", расплатился и, взявши портфель, неторопливо пошел через улицу к отелю. Солнце уже изрядно припекало, улица быстро наполнялась влажной духотой, и Рэдрик ощутил жжение под веками. Он сильно зажмурился, жалея, что не хватило времени поспать хотя бы часок перед важным делом. И тут на него накатило.

Такого с ним еще никогда не было вне Зоны, да и в Зоне случалось всего раза два или три. Он вдруг словно попал в другой мир. Миллионы запахов разом обрушились на него: резких, сладких, металлических, ласковых, опасных, тревожных, огромных, как дома, крошечных, как пылинки, грубых, как булыжник, тонких и сложных, как часовые механизмы. Воздух сделался твердым, в нем объявились грани, поверхности, углы, словно пространство заполнилось огромными шершавыми шарами, скользкими пирамидами, гигантскими колючими кристаллами, и через все это приходилось протискиваться, как во сне через темную лавку старьевщика, забитую старинной уродливой мебелью... Это длилось какой-то миг. Он открыл глаза, и все пропало. Это был не другой мир, это прежний знакомый мир повернулся к нему другой, неизвестной стороной, сторона эта открылась ему на мгновение и снова закрылась наглухо, прежде чем он успел разобраться...

Над ухом рванул раздраженный сигнал, Рэдрик ускорил шаги, потом побежал и остановился только у стены "Метрополя". Сердце стучало бешено, он поставил портфель на асфальт, торопливо разорвал пачку сигарет, закурил. Он глубоко затягивался, отдыхая, как после драки, и дежурный полисмен остановился рядом и спросил его озабоченно:

- Вам помочь, мистер?

- Н-нет, - выдавил из себя Рэдрик и прокашлялся. - Душно...

- Может быть, проводить вас?

Рэдрик наклонился и поднял портфель.

- Все, - сказал он. - Все в порядке, приятель. Спасибо.

Он быстро зашагал к подъезду, поднялся по ступенькам и вошел в вестибюль. Здесь было прохладно, сумрачно, гулко. Надо было бы посидеть в одном из этих громадных кожаных кресел, отойти, отдышаться, но он уже и без того опаздывал. Он позволил себе только докурить до конца сигарету, разглядывая из-под полуопущенных век людей, которые толкались в вестибюле. Костлявый был уже тут как тут, с раздраженным видом копался в журналах у газетной стойки. Рэдрик бросил окурок в урну и вошел в кабину лифта.

Он не успел закрыть дверь, и вместе с ним втиснулись какой-то плотный толстяк с астматическим дыханием, крепко надушенная дамочка при мрачном мальчике, жующем шоколад, и обширная старуха с плохо выбритым подбородком. Рэдрика затиснули в угол. Он закрыл глаза, чтобы не видеть мальчика, у которого по подбородку текли шоколадные слюни, но личико было свежее, чистое, без единого волоска, и не видеть его мамашу, скудный бюст которой украшало ожерелье из крупных "черных брызг", оправленных в серебро, и не видеть выкаченных склеротических белков толстяка и устрашающих бородавок на вздутом рыле старухи. Толстяк попытался закурить, но старуха его осадила и продолжала осаживать до пятого этажа, где она выкатилась, а как только она выкатилась, толстяк все-таки закурил с таким видом, словно отстоял свои гражданские свободы, и тут же принялся кашлять и задыхаться, сипя и хрипя, по-верблюжьи вытягивая губы и толкая Рэдрика в бок мучительно оттопыренным локтем...

На восьмом этаже Рэдрик вышел и двинулся по мягкому ковру вдоль коридора, озаренного уютным светом скрытых ламп. Здесь пахло дорогим табаком, парижскими духами, сверкающей натуральной кожей туго набитых бумажников, дорогими дамочками по пятьсот монет за ночь, массивными золотыми портсигарами - всей этой дешевкой, всей этой гнусной плесенью, которая наросла на Зоне, пила от Зоны, жрала, хапала, жирела от Зоны, и на все ей было наплевать, и в особенности ей было наплевать на то, что будет после, когда она нажрется, нахапает всласть, и все, что было в Зоне, окажется снаружи и осядет в мире. Рэдрик без стука толкнул дверь номера восемьсот семьдесят четыре.

Хрипатый, сидя на столе у окна, колдовал над сигарой. Он был еще в пижаме, с мокрыми редкими волосами, впрочем, тщательно зачесанными на пробор, нездоровое одутловатое лицо его было гладко выбрито.

- Ага, - произнес он, не поднимая глаз. - Точность - вежливость королей. Здравствуйте, мой мальчик!

Он кончил отстригать у сигары кончик, взял ее двумя руками, поднес к усам и поводил носом вдоль нее взад и вперед.

- А где же наш старый добрый Барбридж? - спросил он и поднял глаза. Глаза у него были прозрачные, голубые, ангельские.

Рэдрик поставил портфель на диван, сел и достал сигареты.

- Барбридж не придет, - сказал он.

- Старый добрый Барбридж, - проговорил Хрипатый, взял сигару в два пальца и осторожно поднес ее ко рту. - У старого Барбриджа разыгрались нервы...

Он все смотрел на Рэдрика чистыми голубыми глазами и не мигал. Он никогда не мигал. Дверь приоткрылась, и в номер протиснулся Костлявый.

- Кто был этот человек, с которым вы разговаривали? - спросил он прямо с порога.

- А, здравствуйте, - приветливо сказал ему Рэдрик, стряхивая пепел на пол.

Костлявый засунул руки в карманы, приблизился, широко переступая огромными, скошенными внутрь ступнями, и остановился перед Рэдриком.

- Мы же с вами сто раз говорили, - укоризненно произнес он. - Никаких контактов перед встречей. А вы что делаете?

- Я здороваюсь, - сказал Рэдрик. - А вы?

Хрипатый рассмеялся, а Костлявый раздраженно сказал:

- Здравствуйте, здравствуйте... - он перестал сверлить Рэдрика укоряющим взглядом и грохнулся рядом на диван. - Нельзя так делать, сказал он. - Понимаете? Нельзя!

- Тогда назначайте мне свидания там, где у меня нет знакомых, сказал Рэдрик.

- Мальчик прав, - заметил Хрипатый. - Наша промашка... Так кто был этот человек?

- Это Ричард Нунан, - сказал Рэдрик. - Он представляет какие-то фирмы, поставляющие оборудование для института. Живет здесь в отеле.

- Вот видишь, как просто! - сказал Хрипатый Костлявому, взял со стола колоссальную зажигалку, оформленную под статую Свободы, с сомнением посмотрел на нее и поставил обратно.

- А Барбридж где? - спросил Костлявый уже совсем дружелюбно.

- Накрылся Барбридж, - сказал Рэдрик.

Эти двое быстро переглянулись.

- Мир праху его, - сказал Хрипатый настороженно. - Или, может быть, он арестован?

Некоторое время Рэдрик не отвечал, медленными затяжками докуривая сигарету. Потом он бросил окурок на пол и сказал:

- Не бойтесь, все чисто. Он в больнице.

- Ничего себе чисто! - сказал Костлявый нервно, вскочил и прошел к окну. - В какой больнице?

- Не бойтесь, - повторил Рэдрик. - В какой надо. Давайте к делу, я спать хочу.

- В какой именно больнице? - уже раздраженно спросил Костлявый.

- Так я вам и сказал, - отозвался Рэдрик. Он взял портфель. - Будем мы сегодня делом заниматься или нет?

- Будем, будем, мой мальчик, - бодро сказал Хрипатый.

С неожиданной легкостью он соскочил на пол, быстро придвинул к Рэдрику журнальный столик, одним движением смахнул на ковер кипу журналов и газет и сел напротив, уперев в колени розовые волосатые руки.

- Предъявляйте, - сказал он.

Рэдрик раскрыл портфель, вытащил список с ценами и положил на столик перед Хрипатым. Хрипатый взглянул и ногтем отодвинул список в сторону. Костлявый, зайдя ему за спину, уставился в список через его плечо.

- Это счет, - сказал Рэдрик.

- Вижу, - отозвался Хрипатый. - Предъявляйте, предъявляйте!

- Деньги, - сказал Рэдрик.

- Что это за "кольцо"? - подозрительно осведомился Костлявый, тыча пальцем в список через плечо Хрипатого.

Рэдрик молчал. Он держал раскрытый портфель на коленях и, не отрываясь, смотрел в голубые ангельские глазки. Хрипатый наконец усмехнулся.

- И за что это я вас так люблю, мой мальчик? - проворковал он. - А еще говорят, что любви с первого взгляда не бывает! - Он театрально вздохнул. - Фил, дружище, как у них здесь выражаются? Отвесь ему капусты, отслюни зелененьких... и дай мне наконец спичку! Ты же видишь... - И он потряс сигарой, все еще зажатой в двух пальцах.

Костлявый Фил проворчал что-то неразборчивое, бросил ему коробок, а сам вышел в соседнюю комнату через дверь, задернутую портьерой. Было слышно, как он с кем-то там разговаривает, раздраженно и невнятно, что-то насчет кота в мешке, а Хрипатый, раскуривая наконец свою сигару, все разглядывал Рэдрика в упор с застывшей улыбкой на тонких бледных губах и словно бы размышлял о чем-то, а Рэдрик, положив подбородок на портфель, тоже смотрел ему в лицо и тоже старался не мигать, хотя веки жгло как огнем и на глаза набегали слезы. Потом Костлявый вернулся, бросил на столик две обандероленные пачки банкнот и, надувшись, сел рядом с Рэдриком. Рэдрик лениво потянулся за деньгами, но Хрипатый жестом остановил его, ободрал с пачек бандероли и сунул их себе в карман пижамы.

- Теперь прошу, - сказал он.

Рэдрик взял деньги и, не считая, запихал пачки во внутренние карманы пиджака. Затем он принялся выкладывать хабар. Он делал это медленно, давая возможность им обоим рассмотреть и сверить со списком каждый предмет в отдельности. В комнате было тихо, только тяжело дышал Хрипатый, и еще из-за портьеры доносилось слабое звяканье вроде бы ложечки о край стакана.

Когда Рэдрик наконец закрыл портфель и защелкнул замки, Хрипатый поднял на него глаза и спросил:

- Ну а как насчет главного?

- Никак, - ответил Рэдрик. Он помолчал и добавил: - Пока.

- Мне нравится это "пока", - ласково сказал Хрипатый. - А тебе, Фил?

- Темните, Шухарт, - сказал брюзгливо Костлявый. - А чего темнить, спрашивается?

- Специальность такая: темные делишки, - сказал Рэд. - Тяжелая у нас с вами специальность.

- Ну хорошо, - сказал Хрипатый. - А где фотоаппарат?

- А, черт! - проговорил Рэдрик. Он потер пальцами щеку, чувствуя, как краска заливает ему лицо. - Виноват, - сказал он. - Начисто забыл.

- Там? - спросил Хрипатый, делая неопределенное движение сигарой.

- Не помню... Наверное, там... - Рэдрик закрыл глаза и откинулся на спинку дивана. - Нет. Начисто не помню.

- Жаль, - сказал Хрипатый. - Но вы, по крайней мере, хоть видели эту штуку?

- Да нет же, - с досадой сказал Рэдрик. - В том-то все и дело. Мы же не дошли до кауперов. Барбридж вляпался в "студень", и мне пришлось сразу же поворачивать оглобли... Уж будьте уверены, если бы я ее увидел, я бы не забыл...

- Слушай-ка, Хью, посмотри! - испуганным шепотом произнес вдруг Костлявый. - Что это, а?

Он сидел, напряженно вытянув перед собой указательный палец правой руки. Вокруг пальца крутился тот самый белый металлический обруч, и Костлявый глядел на этот обруч, вытаращив глаза.

- Он не останавливается! - громко сказал Костлявый, переводя круглые глаза с обруча на Хрипатого и обратно.

- Что значит не останавливается? - осторожно спросил Хрипатый и чуть отодвинулся.

- Я надел его на палец и крутанул разок просто так... и он уже целую минуту не останавливается!

Костлявый вдруг вскочил и, держа вытянутый палец перед собой, побежал за портьеру. Обруч, серебристо поблескивая, мерно крутился перед ним, как самолетный пропеллер.

- Что это вы нам принесли? - спросил Хрипатый.

- Черт его знает! - сказал Рэдрик, - я и не знал... Знал бы, содрал бы побольше.

Хрипатый некоторое время смотрел на него, затем поднялся и тоже исчез за портьерой. Там сейчас же забубнили голоса. Рэдрик вытащил сигарету, закурил, подобрал с пола какой-то журнал и принялся его рассеянно перелистывать. В журнале было полным-полно сногсшибательных красоток, но почему-то было сейчас тошно смотреть на них. Рэдрик отшвырнул журнал и пошарил глазами по номеру, ища что-нибудь выпить. Потом он извлек из внутреннего кармана пачку и пересчитал бумажки. Все было правильно, но, чтобы не заснуть, он пересчитал и вторую пачку. Когда он прятал ее в карман, вернулся Хрипатый.

- Вам везет, мой мальчик, - объявил он, снова усаживаясь напротив Рэдрика. - Знаете, что такое перпетуум мобиле?

- Нет, - сказал Рэдрик. - У нас этого не проходили.

- И не надо, - сказал Хрипатый. Он вытащил еще одну пачку банкнот. Это цена первого экземпляра, - произнес он, обдирая с пачки бандероль. За каждый новый экземпляр этого вашего кольца вы будете получать по две такие пачки. Запомнили, мой мальчик? По две. Но при условии, что, кроме нас с вами, никто об этих кольцах никогда ничего не узнает. Договорились?

Рэдрик молча засунул пачку в карман и поднялся.

- Я пошел, - сказал он. - Когда и где в следующий раз?

Хрипатый тоже поднялся.

- Вам позвонят, - сказал он. - Ждите звонка каждую пятницу с девяти до девяти тридцати утра. Вам передадут привет от Фила и Хью и назначат свидание.

Рэдрик кивнул и направился к двери. Хрипатый последовал за ним, положив руку ему на плечо.

- Я хотел бы, чтобы вы поняли, - продолжал он. - Все это хорошо, очень мило и так далее, а "кольцо" - так это просто чудесно, но прежде всего нам нужны две вещи: фотографии и полный контейнер. Верните нам наш фотоаппарат, но с заснятой пленкой, и наш фарфоровый контейнер, но не пустой, а полный, и вам больше никогда не придется ходить в Зону...
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

Похожие:

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИз интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского радио...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИ. К. Кикоин (председатель), академик
П. Капица, член-корреспондент ан СССР ю. А. Осипьян, член-корреспондент апн СССР в. Г. Разумовский, академик Р. З. Сагдеев, кандидат...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИнтервью Олега Владимировича Дерипаски, которое он дал vip-бюллетеню «Время Евразии»
После чего интервью начало гулять по политическим сайтам Рунета. Пресс-служба «Базэла» уже в день публикации заявила, что это фальшивка...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИнститут мировой экономики и международных отношений ран государственный...
Г. А. Арбатов, член-корреспондент ран в. Г. Барановский, д пол н. А. Д. Богатуров, член-корреспондент ран о. Н. Быков, член-корреспондент...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconЖанна Леонидовна Агалакова Все, что я знаю о Париже
Кто-то сказал, что только в Париже можно страдать, но не быть несчастным. Жанна Агалакова, специальный корреспондент Первого канала,...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconВдов ья лепта
Эксклюзивное интервью директора убб г. Павла Новикова, которое у него взяла журналист Ирина Апостолюк

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИнтервью Ричи Блэкмора 1973-1975 ( Deep Purple Mark III ) Интервью Ричи Sounds, 16 февраля, 1974
Интервью International Musician and Recording World, март 1975

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИнтервью с Пришельцем
Основанный на Личных сообщениях и расшифровки Интервью, проведенной: Матильда О'Доннер Макелрой

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconПояснительная записка специальный курс «Сравнительное правоведение»
Специальный курс «Сравнительное правоведение» посвящен анализу вопросов, связанных с происхождением и развитием форм существования,...

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского iconИнтервью про группу Ginex на латышском национал-социалистическом радио «Ugāle fm»
Примечание: данный текст не представляет собой полностью точное воспроизведение аудио версии интервью, т к содержит некоторые уточнения,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов