"История записей Нирваны"




Название"История записей Нирваны"
страница4/6
Дата публикации23.07.2013
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Музыка > Документы
1   2   3   4   5   6

1992 промо-диски и синглы Nevermind, перерыв, Рединг, назад в клубы

Следующим релизом группы стал промо-альбом Hormoaning, выпущенный для раскрутки февральского тура группы по Австралии и Японии. На Hormoaning вошли шесть песен: Aneurysm и Even in His Youth с сингла Teen Spirit и D-7, Turnaround, Son of a Gun и Molly’s Lips с сессии 1990 г. с Джоном Пилом. В Австралии мини-альбом вышел на 12-дюймовых пластинках, кассетах и компакт-дисках (по 5000 копий каждого формата). В Японии вышли только компакт-диски и с другой обложкой.

Примерно в это же время вышел еще один интересный промо-диск - Nevermind, Its an Interview. Диск включает фрагменты интервью, чередующиеся с отрывками песен и целыми песнями. Большая часть песен была взята с концерта группы на Хеллоуин 91 г. в Сиэтле: About a Girl, Aneurysm, Drain You, On a Plain, Molly’s Lips, School, а также Nevermind-версии Territorial Pissings и Teen Spirit. Этот диск особенно ценен тем, что содержит материал, больше нигде не доступный.

Drain You планировали выпустить вторым синглом, и в конце 91 года вышли промо-диски. Но по словам Джима Мерлиса, руководителя отдела рекламы DGC, эта песня терялась на фоне Teen Spirit. В результате следующий сингл Come As You Are выпустили только 3 марта 1992 г.: 7-дюймовые пластинки с би-сайдом Drain You; кассеты, 12-дюймовки и компакт-диски с би-сайдом School (обе песни с концерта на Хеллоуин 91 г.) Не считая Teen Spirit, это единственный сингл, попавший в американский чарт Топ-40, достигнув №32. Также вышли промо-версии компакт-диска и 12-дюймовой пластинки. В Великобритании Come As You Are снова вышел в четырех форматах: 7-дюймовые пластинки и кассеты с би-сайдом Endless, Nameless, 12-дюймовые пластинки (обе на черном виниле) и диски-картины с концертной версией School и компакт-диски с концертной версией Drain You. В Британии песня достигла лучших результатов, дойдя до 14 строчки.

Хотя DGC не терпелось, чтобы Нирвана снова отправилась в дорогу, группа, и особенно Кобейн, требовали перерыва. Семь месяцев гастролей измотали их: «Это было приключение», - сказал Новоселич Майклу Азерраду. – «Теперь это цирк». Неожиданный успех и, как результат, всплеск интереса СМИ усиливали общее напряжение, что привело, помимо прочих разногласий, к спору из-за авторских гонораров. Казалось, участники группы разошлись каждый своей дорогой: Грол – в Виржинию, Новоселич – в свой новый дом в Сиэтле, а Кобейн (женившийся на Кортни Лав) – в Лос-Анджелес. Одна из немногих в этом году сессий звукозаписи Нирваны прошла в апреле на студии Барретта Джонса Laundry Room, теперь переехавшей в Сиэтл. Переезд был вызван тем, что Джонса выгнали из его дома в Арлингтоне. «У меня было буквально две недели на то, чтобы собрать вещички», - говорит он. – «И пытаясь найти новое место для своей студии, я решил перебраться сюда. Дэйв только что переехал сюда и присоединился к какой-то группе под названием Нирвана, о которой я никогда не слышал. Так что я решил тоже сюда переехать!» Когда в июне 1991 г. Джонс приехал в Сиэтл, Laundry Room сначала располагалась в его доме в Западном Сиэтле. «На самом деле там она так официально и не открылась, но именно там я делал материал Нирваны и альбом King Buzzo», - говорит он. King Buzzo – это Базз Осборн (Грол также появился на альбоме). Целью апрельской сессии, которая заняла два дня, было записать треки для различных синглов и очередного трибьют-альбома: Curmudgeon, Oh, the Guilt, Return of the Rat. «У всех трех песен был конкретный пункт назначения», - говорит Джонс. – «По-моему, они даже не играли их раньше, но довели до ума довольно быстро. Они все довольно простые. По-моему, они старались подойти к записи немного по-панкроковски. В попытке уйти от лоска Nevermind. По-моему, цель была такая. Они хотели сделать всё как можно дешевле. У меня был только небольшой 8-дорожечный пульт, и я даже не был толком подготовлен к записи чисто технически, но все равно получилось здорово». Джонс не думает, что после сессии остались какие-либо альтернативные версии.

Во время пребывания в Сиэтле Кобейн и Лав нагрянули в музыкальный магазин Orpheum и конфисковали нелегально продающиеся там записи. Когда служащий магазина попросил их оставить начальнику записку, объясняющую исчезновение записей, Лав и Кобейн исполнили его просьбу, написав следующее объяснение: «мне не нужно, чтобы вы делали лишние деньги на моем муже, и мне нечем было кормить своих детей. Миссис Кобейн. Макароны и сыр для всех. с любовью курдт кобейн».

В мае 1992 г. был выпущен первый из серии концертных альбомов Westwood One in Concert с Нирваной. В следующем месяце вышла первая песня с апрельской сессии: Return of the Rat вошла на бокс-сет Eight Songs for Greg Sage and the Wipers, вышедший 20 июня на портлендском инди-лейбле Tim/Kerr. Тор Линдси, один из основателей лейбла, был знаком с Кобейном и знал, что тот был фанатом Wipers, поэтому он спросил у него, не хочет ли Нирвана внести свой вклад. Сначала Кобейн предложил ему версию D-7, которую они записали у Джона Пила. Линдси с радостью согласился: «Это одна из самых феноменальных песен, когда-либо исполненных Куртом», - говорит он. Но после того как D-7 вошла на мини-альбом Hormoaning, получить разрешение на нее через Geffen стало проблематичным. «Курт психанул и сказал: “Хрен с ним, я запишу другую песню”, - рассказывает Линдси. – «И собственно, так у меня оказалась DAT-кассета с Return of the Rat. Я был в экстазе! Курту нравились альтернативные лейблы и независимая музыка».

Бокс-сет, выпущенный ограниченным тиражом 10000 копий, включал четыре сингла. 4000 экземпляров вышли на цветном виниле. «Процесс упаковки потом снился мне в кошмарах», - говорит Линдси. - «Я не хотел, чтобы появились пиратские версии и т.п. Поэтому мы сделали так, чтобы 7-дюймовки отпечатывались на одном заводе, коробки – на другом заводе, а бокс-сеты делали здесь в городе. Мы собирали их у меня на кухне. Всё буквально было вкривь и вкось». Цветные экземпляры были неодинаковыми. «Через каждые 500 экземпляров цвет менялся», - рассказывает Линдси, - «так что там большое разнообразие!» Особенно после того, как на заводе испортили часть тиража: например, оранжевых дисков Hole всего 200. Синие диски Нирваны – раритет. Всего Линдси использовал четыре полупрозрачных цвета и четыре непрозрачных. 15 марта 1993 г. сет вышел на компакт-дисках с шестью дополнительными треками и соответственно с измененным названием Fourteen Songs for Greg Sage and the Wipers.

21 июля вышел следующий сингл Нирваны Lithium: на кассетах, 12-дюймовых пластинках и компакт-дисках с Curmudgeon и концертной версией Been a Son (тоже с концерта на Хеллоуин 91). Упаковка особенно примечательна: на вкладыше – фотография, сделанная Кобейном, эхограмма ребенка Кобейна и Лав и тексты всех песен Nevermind. В Великобритании 7-дюймовые пластинки и кассеты вышли с Curmudgeon, 12-дюймовые диски-картины – с концертной Been a Son и компакт-диски – с D-7 (с сессии с Пилом). Также вышли промо-диски: часть из них была упакована в специальные коробки, которые включали также диск Nevermind, Its an Interview, вышедший ограниченным тиражом 100 экземпляров.

В июне Нирвана снова отправилась в дорогу - в тур по Ирландии и Европе. А в августе статья о Лав в журнале Vanity Fair приоткрыла завесу над тем, что держалось в секрете: пара принимает наркотики. Самым серьезным было заявление о том, что Лав принимала героин после того, как узнала о своей беременности. Когда статья вышла в свет, Лав заявила, что прекратила принимать наркотики, как только узнала о беременности. Кобейн же время от времени принимал героин. Он несколько раз предпринимал попытки пройти детоксикацию и снова был в реабилитационной клинике, когда 18 августа Лав родила Фрэнсис Бин Кобейн. К концу месяца распространились слухи о том, что пристрастие Кобейна к наркотикам приведет к распаду группы и что их выступление 30 августа на фестивале в Рединге будет последним. Вместо этого они собрались с силами и отыграли один из лучших концертов за всю свою карьеру. В насмешку над слухами, Кобейна в больничной одежде выкатили на сцену в инвалидной коляске, из которой он с трудом поднялся к микрофону, пробормотал первую строчку из песни The Rose и рухнул на пол. После чего подскочил, и группа играла без остановки почти 90 минут.

Чарльз Питерсон, нечасто фотографировавший группу за пределами северо-запада США, тоже был на концерте. «Я был единственным фотографом, которому разрешили весь концерт находиться на сцене», - говорит он. – «Просто сидеть там, когда Нирвана играет перед тобой на этой невообразимо огромной сцене, когда слева от тебя 50000 человек, скандирующих слова песен… это было на грани фантастики. Весь концерт у меня мурашки бегали по спине. Иногда я опускал фотоаппарат и просто впитывал в себя происходящее». Сет охватывал всю карьеру группы – начиная с песен с «демо Дэйла» (Spank Thru) и заканчивая тремя песнями, которые вскоре будут записаны для In Utero: Dumb, tourette’s (представленная как The Eagle Has Landed) и All Apologies. Группа также шутила по поводу своей предполагаемой “кончины”. «Это не последний концерт!» – сказал Новоселич. «Нет, последний», - возразил Кобейн. – «Я хочу официально и публично заявить, что это наш последний концерт». «На сегодня!» - сказал Новоселич. «До нашего ноябрьского тура», - продолжил Кобейн. – «Или вы хотите записать альбом в ноябре?» Фрагменты концерта также транслировались по радио.

Нирвана вернулась в США победителями, их следующей победой стали награды MTV Music Video Awards за «Лучшее альтернативное видео» (Teen Spirit) и «Лучшему новому исполнителю». Кобейн с ангельским видом принимал последнюю награду, улыбаясь прямо в камеру со словами: «Знаете, очень трудно верить всему, что читаешь». Группа хотела исполнить на церемонии Rape Me, но поддалась давлению и сыграла Lithium – однако предварительно подразнив организаторов начальными тактами Rape Me.

Затем Нирвана выступила в Портленде, а на следующий вечер – в сиэтлском Coliseum (на тот момент крупнейший концерт группы в Сиэтле). «Было так странно видеть кого-то, кого ты знаешь, на этой огромной сцене», - говорит Элис Уилер. – «Мне было как-то неловко за Курта. Он казался потерянным там». Но через несколько недель группа вернулась на сцену поменьше, когда выступала в качестве секретной группы на разогреве у Mudhoney на двух концертах – 3 октября в Университете Западного Вашингтона в Беллингеме и 4 октября в Crocodile Café в Сиэтле. На последнем концерте группа явно чувствовала себя спокойно и наслаждалась шансом вернуться к истокам, пусть даже ненадолго. В свою очередь зрители стояли в благоговейном почтении, едва способные слэмиться. Питерсон присутствовал на обоих концертах. «Я в любом случае собирался съездить в Беллингем с Mudhoney», - говорит он. – «А они заявляют: “Угадай, кто еще будет играть?” Ну тогда я точно еду с вами! Это правда было здорово. Я запомнил многочисленных студентов, фотографирующих в партере, там был один парень с фотоаппаратом, он вовсю танцевал и при этом находился прямо напротив Курта. Я ему говорю: “Если ты не собираешься фотографировать, отодвинься”. А он отвечает: “У меня остался один кадр, я жду финального погрома!” Самое забавное то, что в ту ночь не было финального погрома! На сцену вышли два семилетних пацана, Курт нацепил свою гитару одному, а Крис нацепил свою гитару второму. Все кричали: “Разбей! Разбей!” И каким-то образом этот мальчуган задрал бас Криса над головой и грохнул об сцену. Алекс, их тур-менеджер, схватился руками за голову, потому что Крис вообще-то никогда не разбивал свои бас-гитары. Это было что-то. Идеальное завершение концерта». Эти концерты стали последними, которые снимал Питерсон. Последний концерт Нирваны в этом месяце был в Буэнос-Айресе.

В октябре также вышел очередной двойной альбом Westwood One in Concert. 30 ноября был выпущен сингл In Bloom только в Великобритании (хотя в США песня тоже вышла в качестве промо-CD): 7-дюймовые пластинки и кассеты с би-сайдом Polly (с концерта 28 декабря 1991 г. в Дель Маре, Калифорния), 12-дюймовые диски-картины и компакт-диски с би-сайдом Sliver с того же концерта. Отрывки этого концерта также транслировались по радио. В ноябре Кобейн записал гитарный трек в студии Laundry Room для еще одного сайд-проекта, на этот раз – сингла с Уильямом Берроузом, который выпустят в 1993 г. на лейбле Tim/Kerr.

^ 1992-июль1993 incesticide, первый проект грола, запись in utero, the priest they called him, смена состава

В DGC надеялись, что новый альбом Нирваны будет готов к праздникам, но группа начала записывать демо только осенью. Вместо этого 15 декабря выпустили Incesticide, совместное детище DGC и Sub Pop. Как и предыдущие альбомы, он вышел на компакт-дисках, кассетах и виниле. Наклейка на обратной стороне гласила: «Редкие би-сайды, радиосессии BBC, оригинальные демо-записи, не вошедшие треки, материал, ранее не издававшийся». Пресс-релиз альбома содержал описание Кобейном треков, при этом было допущено несколько ошибок (например, Dive не был записан в 1988 г. с Бутчем Вигом). Кобейн также написал аннотацию к альбому. Альбом не попал в Топ-40, но все же стал платиновым. Для раскрутки альбома был снят клип Sliver; съемки проходили, в основном, в доме Кобейна. 15 треков были собраны из разных источников. Hairspray Queen и Aero Zeppelin – ранее не изданные треки с «демо Дэйла», Mexican Seafood – трек с «демо Дэйла», который уже появился на альбоме Teriyaki Asthma, Beeswax – трек с «демо Дэйла», который появился на сборнике Kill Rock Stars, Downer – трек с «демо Дэйла», который вошел на компакт-диск Bleach, Big Long Now – ранее не изданный трек с записи Bleach, Stain появился на мини-альбоме Blew, Sliver и Dive были со второго сингла группы на Sub Pop («эпилог» после Sliver, записанный с автоответчика, был вырезан), Turnaround, Molly's Lips и Son of a Gun - с сессий 1990г. с Джоном Пилом, вошедшие на мини-альбом Hormoaning, а Been a Son, (New Wave) Polly и Aneurysm – ранее не изданные треки с сессии 1991 г. с Марком Гудиером.

Ни Hairspray Queen, ни Aero Zeppelin не сводились повторно для альбома. «Это меня тогда расстроило, я бы хотел повторно свести их», - говорит Джек Эндино. – «Что они сделали – буквально взяли запись, сделанную в самый первый день, когда они появились у меня в студии, и свели десять песен за час. Это и стало альбомом Incesticide. Меня это убило. В любой день я мог свести все эти песни лучше. Но вышло именно так». Что касается оставшихся треков с «демо Дэйла», Эндино говорит, что If You Must, например, Кобейн не хотел выпускать. «Он почти сразу ее возненавидел», - говорит он. – «Он хотел, чтобы никто никогда ее больше не услышал. Это одна из причин, почему ее нет на Incesticide. Ему было неловко за нее, она слишком тяжелая. С ним такое иногда случалось. А мне кажется, это прекрасная песня».

Дэниэл Хаус признается, что был недоволен, когда потерял эксклюзивные права на Mexican Seafood. «Мы договорились, что эта песня будет эксклюзивно на альбоме Teriyaki Asthma (вышедшем на его лейбле C/Z)», - говорит он. – «А несколько лет спустя мне позвонил адвокат Нирваны и сообщил, что я не подписывал контракт с группой на эту песню, что рукопожатие не считается, что они собираются поставить песню на Incesticide, и я абсолютно ничего не могу с этим поделать, а если я попробую возмутиться, они меня засудят. Я еще подумал: “Какой странный способ знакомства!” Но мне разрешили оставить песню на CD. Это был буквально щелчок по носу: мальчик, рукопожатие больше не в счет… И меня расстроило, что на альбоме про нас не обмолвились ни словом».

Стив Фиск говорит, что для Incesticide рассматривался и другой материал. Возможно, рассматривалась сессия 1987 г., записанная группой на радио KAOS. Еще Фиск отдавал запись со своей сессии с Нирваной в январе 1990 г. «Эта пленка одно время якобы затерялась где-то на Music Source», - говорит он. – «Я-то видел, как она ходит по рукам в студии, потому что понимаете, это же пленка с записью Нирваны – ее брали и экспериментировали, делали миксы, что-то добавляли. В конце концов я нашел ее и вернул Sub Pop. Как-то я сделал для Sub Pop и Нирваны несколько миксов того, как звучит тот другой материал, чтобы посмотреть, не захотят ли они закончить его или еще что. Я сделал всё, что мог, чтобы ввести черновой вокал в фокус и сделать с ним несколько миксов. Но Курт там поет очень тихо, так что это было бесполезно».

В этом году DGC также выпустил документальный фильм Дэвида Марки “1991: The Year Punk Broke”. Фильм был снят во время тура Sonic Youth летом 1991 г., когда Нирвана выступала у них на разогреве, и включает главным образом съемки с концертов этих двух групп, а также Babes in Toyland и Dinosaur Jr., тоже участвовавших в туре.

В 1992 г. без лишнего шума вышел еще один релиз - первый соло-проект Дэйва Грола. Pocketwatch – кассета с 10 песнями - вышла под названием Late! на лейбле Simple Machines, расположенном в Арлингтоне. Материал, который Грол регулярно записывал на протяжении последних лет, попал на глаза Дженни Туми из Simple Machines, когда та была на студии Laundry Room. «Я подумала, что это прекрасно», - говорит она, - «и стала выпрашивать у него пленку. Примерно через шесть месяцев он передал мне ее, когда я была в Олимпии. Наш лейбл выпускал серию кассет либо с незаконченной, несовершенной музыкой, либо с законченной и совершенной, но написанной группами, которые больше не играют вместе. Было абсолютно логично попросить Дэйва включить его сольные записи в наш список, и он согласился». На записи Грол поет и играет на всех инструментах. Но хотя на коробке указаны две даты записи проекта (23 декабря 90 г. и 27 июля 91 г.), Барретт Джонс говорит, что это на самом деле результат нескольких различных сессий. В этих песнях Грол раскрывается как композитор, певец и автор песен; две из них позже появятся в будущих проектах Грола. Simple Machines до сих пор рассылает эту кассету, которую продолжают дублировать с той копии, которую Грол дал Туми. «Правда, она нам стала как заноза в одном месте», - говорит она. – «Каждое упоминание этой кассеты в Rolling Stone или еще где-нибудь влечет за собой горы писем, а так как большая часть пишущих никогда ничего не заказывали у независимого лейбла, то когда через две недели они не получают запись, то начинают писать нам гневные послания о том, что мы украли у них 5$ и их мамы собираются подать на нас в суд. Но у записи есть одно компенсирующее свойство – это сама запись. Почти каждый раз, когда я слушаю ее – даже сейчас, когда пора бы ей уже надоесть – мне приходится признать, что это прекрасный альбом. Там такая глубина, ранимость и надрыв, которых вы не найдете на альбомах Foo Fighters». Туми говорит, что планировалось сделать усовершенствованную копию мастер-пленки и выпустить ее на компакт-дисках с бонус-треками. «Он всё думал и думал над этим предложением, а потом всё заглохло», - говорит она. – «По-моему, он беспокоится о качестве. И я понимаю и ценю это, но его скромность убивает нас! Он наверняка думает, что кассеты прикольней. И конечно он прав. Но кассеты уходят в прошлое, пройдет совсем немного времени, и их уберут из нашего каталога». Материал с Pocketwatch также есть на бутлегах и появляется на таких релизах, как Dave Grohl Demos, Fighting the N Factor, Pocketwatch, Pocketwatch Demos, Reading '95 & Unreleased Demos и Up Against! Большинство этих релизов включают также концертный материал следующей группы Грола Foo Fighters.

Кобейн начал новый год, приняв участие в фотосессии с Чарльзом Питерсоном 1 января 1993 г. в сиэтлском отеле Four Seasons. Съемка предназначалась для статьи в американском журнале для геев Advocate. «Было здорово», - вспоминает Питерсон. – «Никаких знаменитостей, у меня не было ассистента, никакой прически и грима. Съемка проходила прямо в его номере». Хотя одетый в пижаму Кобейн на снимках выглядит усталым, интервью, опубликованное 9 февраля, показывает его вдумчивую, созерцательную сторону. В письме, появившемся в выпуске от 24 января 1994 г., Кобейн написал: «За все время словесного поноса и, эээ, нытья, которое я выдал в 1993, я ни разу не чувствовал себя так спокойно, как с журналом Advocate. Что я могу сказать? Спасибо редакторам. Я всегда буду адвокатом голубого братства».

В январе Нирвана выступила на двух концертах в Южной Америке, где они к тому же поработали над демо-записями для следующего альбома. До этого, 26 октября 1992 г., они пытались поработать над демо с Джеком Эндино в сиэтлской студии Word of Mouth (так теперь называлась Reciprocal). «Они заказывали студийное время несколько раз и каждый раз отменяли», - говорит он. – «В основном потому, что Кортни родила. Наконец, в один прекрасный день группа пришла, мы установили барабаны и бас, после чего весь день прождали Курта. Он так и не появился. Но на следующий день он пришел, и они записали шесть песен, как раз те, что появятся на In Utero». Эндино запомнил только Heart-Shaped Box и tourette's. «В конце они записывали вокал для Rape Me», - добавляет он. – «Никто так и не запросил ту кассету, так что пиратских кассет не существует. Никто не позвонил, чтобы закончить их, записать вокал, свести, сделать хоть что-нибудь. Как будто их уговорили прийти и сделать эти демо, просто для галочки. Группе это было неинтересно».

Это был последний раз, когда Эндино работал с группой, и атмосфера очень отличалась от предыдущих раз. «Было очень напряженно», - говорит Эндино. – «Какая-то мрачная атмосфера. Уже то, что Курт опоздал на 12 часов… Словно это была уже не группа, как будто что-то дало сбой. Люди не взаимодействовали друг с другом. Курт был словно в параллельном мире. Из-за этого мне было очень не по себе. Казалось, все были на взводе. Это была уже не та группа». Сессию «оживил» приезд полицейских, кто-то пожаловался на шум: Грол слишком громко стучал по барабанам. «Он играл так громко, что было слышно через стены здания», - говорит Эндино. – «За всё время работы студии это была всего вторая жалоба на шум! Было немного неловко. Но к тому моменту они уже почти закончили. Мне было настолько некомфортно делать эти демо, что я не мог представить, как с ними можно записывать альбом. Я думал, что кто бы ни взялся за их следующий после Nevermind альбом, ему придется несладко. Это не будет коммерческий монстр, как Nevermind, т.к. группа этого не хочет. Поэтому тот, кто будет делать следующий альбом Нирваны, окажется между двух огней - ведущим лейблом и группой - а это крайне неприятная позиция. В студии они обмолвились, что подумывают о Стиве Альбини в качестве продюсера следующего альбома. Я сказал: “Да ладно! Стив, серьезно? Отличная идея”. Подумав про себя: вау, они хотят записывать альбом с Альбини! Это будет потрясающе! Но искры будут лететь! Ведь все работники лейбла и многие фанаты желали услышать Nevermind №2. А Стиву, естественно, будет совершенно неинтересно делать Nevermind №2. Так что я подумал, что может получиться действительно отличный альбом, но я совсем не завидовал Стиву. Его обвинят во всех грехах, полетит дерьмо… И именно так всё и произошло. К счастью, Стив сделал в этом случае то, что он обычно и делает: послал всех в жопу. И Нирвана в основном была на его стороне, не считая того, что они повторно свели две песни. В конце концов, время расставит всё на свои места, но по-моему, это хороший альбом».

До того, как начались сессии In Utero, был выпущен еще один неальбомный трек группы: “Oh, the Guilt” на сплит-сингле с песней Jesus Lizard “Puss”. Сингл вышел (тиражом 200000) 22 февраля 1993 г. на лейбле Touch and Go в разных форматах: в США на 7-дюймовых пластинках, кассетах и компакт-дисках, в Великобритании – на 7-дюймовых пластинках и компакт-дисках и в Австралии – на 7-дюймовых диск-картинах и 12-дюймовых пластинках. Сингл был в разработке несколько лет, идея о его создании была навеяна Sub Pop синглом, объединившим Mudhoney (с кавером на песню “Halloween” Sonic Youth) и Sonic Youth (с кавером на “Touch Me I'm Sick” Mudhoney). «Тогда Нирвана была уже вроде Битлз 90-х», - сказал Дэвид Симс из Jesus Lizard в интервью Rocket. – «Но они по-прежнему хотели сделать этот совместный сингл. Так что нам пришлось решать, хотим ли мы сделать это и выглядеть так, будто мы просто пиаримся за счет Нирваны, или просто сделать это, потому что нам так хочется, и не беспокоиться, как это выглядит. Так мы в конце концов и сделали… Думаю, многие, кто никогда не купил бы альбом Jesus Lizard, пошли и купили себе полсингла с Нирваной, а вторую половину получили в качестве бонуса - песню Jesus Lizard, и надеюсь, кому-нибудь она понравилась». Несмотря на отношение группы к этому проекту, DGC не горел желанием отдавать новый трек Нирваны очередному инди-лейблу. Сначала они предложили осуществлять производство и дистрибуцию в США, потом попросили заняться всеми продажами по миру. Но по настоянию Кобейна сингл был выпущен эксклюзивно на лейбле Touch and Go.

Во второй половине февраля Нирвана отправилась в Миннесоту на студию Pachyderm Studios, чтобы записать новый альбом со Стивом Альбини. Альбини знал о Нирване с момента их появления на рынке звукозаписи, он даже записывался для Sub Pop до Нирваны как участник группы Big Black (на сборнике Sub Pop 100). Он также был другом Кори Раска, главы лейбла Touch and Go. «На самом деле, после того как Нирвана стала выпускать альбомы на Sub Pop, Кори узнал, что изначально они хотели быть на Touch and Go», - говорит он. – «Они отправляли ему демо-записи, но он их ни разу не видел. Так что у некоторых миллионеров на планете были бы другие имена, если бы Кори получил ту демо-запись!» Какое-то время ходили слухи, что Альбини будет работать над новым альбомом Нирваны. «Я слушал эти слухи где-то 6-8 месяцев!» - говорит он. – «Но никто из группы не выходил со мной на связь. Мне так надоели эти слухи, что я даже обратился в журнал, который напечатал это, отправив им факс со словами: “Слушайте, если это правда, я не знаю об этом”. Вскоре после публикации его слов группа связалась с Альбини.

«Если честно, я не обращал особого внимания на их музыку», - признается Альбини. – «Вообще-то, подобная музыка не импонировала мне. Но в социальном плане они были частью одного со мной круга, так что я предположил, что они по большому счету похожи на любого из моих друзей: друзья по музыке, ребята, играющие в группах. Я довольно плотно общался с ними, прежде чем согласился, мы немного переписывались. Им нравились все альбомы, которые я к тому времени сделал: альбомы Jesus Lizard, Pixies, Breeders. Их интерес казался искренним, и я поверил им на слово». Разговоры между двумя сторонами вначале вращались вокруг того, как Нирвана хочет подойти к записи своего альбома. «Их предыдущий альбом был более трудоемким мероприятием», - рассказывает Альбини. – «Очень длинные, усердные сессии звукозаписи, где всё собиралось по кусочкам. Я же никогда не любил так работать. Я объяснил, что делаю всё более спонтанно, записываю как есть, а не пытаюсь склеивать песни из фрагментов. Пытаюсь записывать группу, как группу. И они, казалось, были готовы к этому, потому что, хоть им и понравилось работать с Вигом, финальная доработка альбома оказалась перегруженной».

До прибытия группы Альбини получил кассету с демо, записанными в Рио: на некоторых треках был вокал, «и по-моему, одна из тех песен в итоге стала “секретным треком” на альбоме (Gallons of Rubbing Alcohol Flow through the Strip)». Студия была заказана на 14 дней, «но думаю, в общей сложности мы потратили на альбом 12 дней», - говорит Альбини. – «В любом случае, мы все прекрасно провели время. Я действительно получил удовольствие и от работы, и от знакомства с ними, и от общения с ними. Мы практически не отвлекались от дела. Они были так же подготовлены, как любая другая группа, с которой я когда-либо работал». Как минимум, 8 из 17 записанных треков (включая секретный трек и би-сайды) какое-то время уже были в репертуаре группы: Dumb, Pennyroyal Tea, Rape Me, tourette's, All Apologies и Sappy, переименованная в Verse Chorus Verse. Также была перезаписана Marigold с пленки Грола Pocketwatch. На ранней версии альбома, которая просочилась из студии тем летом, порядок песен (иногда с другими названиями) был следующий: Rape Me, Scentless Apprentice, Heart-Shaped Box, Milkmade (Milk It), Dumb, Four Month Media Blackout (Radio Friendly Unit Shifter), Punky, New Wave Number (Very Ape), Pennyroyal Tea, Frances Farmer Will Have Her Revenge on Seattle, Fineprint (tourette's), Serve the Servants, All Apologies, Moist Vagina, Marigold, Verse Chorus Verse и Two Bass Kid (I Hate Myself and Want to Die). Что касается дополнительного материала, Альбини говорит: «Наверняка что-то существует в виде мастер-пленок, но точно не знаю». Он добавляет, что скорей всего не было никаких дублей с сессий.

Хотя альбом был записан быстро, он будет объектом разногласий и споров еще следующие семь месяцев. В книге Come As You Are откровенно заявляется, что в DGC «невзлюбили» альбом. По словам Альбини, «Гэри Герш (специалист DGC по поиску и продвижению новых групп) позвонил нескольким разным журналистам, в том числе Грегу Котту в Чикаго, и сказал, что альбом не выпустят в текущем виде, что он не подходит для релиза и что во всем виноват я. Соответственно, Грег Котт звонит мне и спрашивает мое мнение. Я сказал: “Что за бред”. Курт позвонил мне и сказал, что людям на лейбле не понравился альбом, в тот момент он еще явно защищался и пытался отстоять сделанный ими выбор. Но звукозаписывающая компания и менеджмент Нирваны не стеснялись в средствах, чтобы заставить группу почувствовать, что они совершили ошибку. И думаю, это внесло свой вклад во всеобщее психопатическое безумие, которое царило перед выходом альбома». Когда другие издания подхватили историю, DGC стал отрицать, что они не хотят выпускать альбом, выкупив рекламное место на целую страницу в журнале Billboard и выпустив 11 мая пресс-релиз под заголовком «Курт Кобейн из Нирваны опровергает слухи о вмешательстве Geffen в новый альбом». В пресс-релизе приводилась цитата Кобейна: «Наш лейбл не оказывал давления, чтобы мы изменили треки, сделанные с Альбини. Мы на 100% контролируем свою музыку!» Президент Geffen Эд Розенблатт добавил: «Истинная правда заключается в том, что - как я заверил участников Нирваны, а также их менеджмент - мы выпустим любой альбом, который они нам предоставят. …Когда группа решит, что работа над альбомом завершена, они передадут его нам, и мы назначим дату выхода. Всё просто и незамысловато».

Хотя Альбини не был удивлен реакцией лейбла, он говорит: «Я думал, что вмешательство начнется раньше. А так как за весь процесс записи и сведения нам никто не мешал, я было решил, что мы в безопасности. Я был разочарован, потому что чувствовал, что из меня сделали козла отпущения и используют как средство надавить на группу. А у заинтересованных лиц, которые давили на них, кишка была тонка сказать им в лицо: “Мы хотим больше вас контролировать”. Поэтому они говорили: “Мы не удовлетворены результатами, и в этом виноват тот парень”. К этому времени сами участники группы уже говорили, что недовольны тем, как сведен альбом. «Они действительно просили меня повторно свести альбом», - говорит Альбини. – «Но прежде чем согласиться, я сел и поставил свою копию мастер-пленки. И слушая ее, я ясно понимал, что не смогу сделать ничего лучше. Если бы я переделал этот материал, это была бы уступка. Потому что в итоге это не звучало бы так же хорошо, как оно уже звучало, и это было бы одолжение. Мне казалось, что я потрачу их деньги, чтобы сделать альбом хуже, чем он есть. Я просто не слышал, в каком месте его можно улучшить».

В конце концов, Нирвана решила переделать All Apologies и Heart-Shaped Box (записав другую гитарную партию и бэк-вокал для последней песни). Запись осуществлялась в Сиэтле на студии Bad Animals. После этого был проведен ремастеринг на студии Gateway Mastering в Портленде, штат Мэн. Альбини рассказывает, как ремастеринг влияет на звучание альбома в целом: «В процессе мастеринга можно вносить изменения в характеристики звука, тембра, стерео-охват, контраст между громким и тихим. Когда сводишь альбом, то сводишь каждую песню отдельно. А во время мастеринга альбома пытаешься сделать так, чтобы он был собранием из этих отдельных песен, звучащих согласованно. Из-за того, что песни сведены в разное время и в разном умонастроении, они могут звучать по-разному по отношению друг к другу. Поэтому мастеринг нужен для того, чтобы привести эти различия к общему знаменателю». Альбини по-прежнему критически относится к завершающей стадии работы над In Utero. «Мастеринг занял несколько дней и проходил в студии, чей инженер мастеринга славится своими чрезмерными манипуляциями с материалом», - говорит он. – «Мастеринг альбома обычно занимает пару часов. Видимо, они решили, что надо препарировать его в попытке удовлетворить этих людей и собственные ожидания. Звуковой контраст был сужен, стерео-диапазон сужен и в целом характеристики звука были смягчены. Воспроизведение низких частот было изменено, чтобы лучше соответствовать радио-формату и домашним колонкам. Короче, если описывать это не техническими терминами, они похерили его. Результат: альбом, лежащий в магазинах, далек от того, что мы сделали. Хотя это все-таки Нирвана поет и играет свои песни, и особенности их музыки все же дают о себе знать. Но мне заплатили за то, чтобы я сделал группе запись высокого качества, а мне кажется, окончательный вариант альбома таковым не является. Поэтому я не могу гордиться конечным результатом. Хотя я получил большое удовольствие от работы и от общения с группой. Я их очень уважаю как людей. Я считаю Дэйва и Криса своими друзьями. Дэйв предлагал мне поработать над одним из альбомов Foo Fighters, но почему-то передумал. Но да, я считаю их друзьями. Я их очень уважаю. Просто меня тошнит от свиней, которые их окружают».

До начала осенних гастролей Нирвана выступила еще на трех концертах. 9 апреля они были хедлайнерами на благотворительном концерте в Сан-Франциско (деньги от концерта шли в фонд поддержки женщинам, пережившим насилие в Хорватии). Под впечатлением от событий, происходивших тогда в бывшей Югославии, Новоселич вернулся к своему изначальному имени Крист. 23 июля группа выступила в Roseland в Нью-Йорке в рамках New Music Seminar. 6 августа группа последний раз выступила в качестве трио в сиэтлском King Theater. Это снова был благотворительный концерт, на этот раз для сбора денег в фонд расследования убийства Мии Запаты (вокалистка одной из групп Сиэтла была найдена убитой в предыдущем месяце).

До выхода In Utero было выпущено еще три записи. В июне вышел очередной промо-альбом радио Westwood One, на этот раз на двойном компакт-диске в рамках серии Superstar Concert (на котором также были Soul Asylum). В июле был выпущен очередной альбом Scream Fumble, одновременно начался клубный тур воссоединившейся Scream, Грол присоединился к бывшим товарищам. 1 июля также ознаменовалось выходом сайд-проекта Кобейна с писателем Уильямом Берроузом – односторонний сингл The 'Priest' They Called Him, вышедший на лейбле Tim/Kerr. На нем Берроуз читает один из своих рассказов под аккомпанемент гитары Кобейна. Проект осуществился, т.к. Тор Линдси из Tim/Kerr знал об интересе Кобейна к Берроузу. «Мы с Куртом немного говорили о книгах битников и обменивались ими», - говорит он. – «Я отправил ему первое подписанное издание «Голого завтрака» в суперобложке; как я понял, эта книга буквально стала его библией. Потом он захотел пообщаться с Берроузом, и я дал ему номер Уильяма. Он сказал мне: “Если будут какие-нибудь мысли по поводу меня и Берроуза…” Я предложил сделать что-нибудь совместно. Он с радостью согласился. Так и появился Priest». Запись, которую Курт передал Линдси, представляла собой «двадцать семь минут настоящего Курта. Я отправил ее помощнику Уильяма, а Берроуз зачитал главу из книги The Priest. Потом ее сократили примерно до 12 минут. Когда работа вышла, Курт был потрясен. Получилось именно так, как он хотел. Мне сказали, что это была одна из последних вещей, которые он записывал в студии. Эти две записи Курта на данный момент самые яркие события в моей карьере».

Сингл вышел на компакт-дисках и 10-дюймовом одностороннем виниле, на обратной стороне которого выгравированы автографы Кобейна и Берроуза. «Я позаимствовал эту идею у компании Columbia – с 12-дюймовой промо-пластинки с Джонни Кэшем и Without Love Ника Лоу», - говорит Линдси. – «Им предложили прошить свои автографы на би-сайде. В общем, Уильям Берроуз расписался мне на картонке размером 10 кв. дюймов. А Курт всё не подписывал и не подписывал, так что я отправился в Сан-Франциско на их благотворительный концерт в Cow Palace и наконец заполучил его автограф. А потом прожег их на виниле». 10000 копий вышло на черном виниле, было также 10000 дисков-картин: 5000 обычных дисков и 5000 с желтым винилом на обратной стороне (все диски пронумерованы вручную). В пресс-релизе имя Кобейна появилось в очередном варианте написания - "Kurtis Cohbaine."

На июльском концерте в рамках New Music Seminar Нирвана добавила в состав двух музыкантов: Джона Дункана на гитаре (которого в сентябре заменит Пэт Смир) и Лори Голдстон на виолончели. Голдстон играла в мрачном сиэтлском ансамбле в стиле кабаре Black Cat Orchestra. Ее познакомили с Нирваной после того, как она приняла участие в постановке, навеянной недавними событиями в Сараево. Новоселич связался с организатором постановки, чтобы узнать, не знает ли та каких-нибудь не занятых виолончелистов, и ему предложили Голдстон. Тем летом она начала репетировать с группой. «Я не видела вживую никого из Нирваны до того, как познакомилась с ними», - говорит она. – «Просто пошла на репетицию. Это не было организовано как прослушивание, но по сути это было прослушивание. Они были моей любимой группой, так что я была польщена тем, что меня позвали. Они хорошие люди. Я считаю их прекрасными людьми». Репетиции проходили три-четыре раза в неделю. Голдстон было легко учить свои партии. «Иногда Курт напевал мелодию», - говорит она. – «Иногда я просто брала партию с альбома. Иногда сама что-то предлагала. В этом смысле я довольно гибкая. Я хорошо считываю музыку, но я также с удовольствием импровизирую, или прорабатываю партию, или предлагаю, чтобы кое-что изменили». Писали, что во время концерта группы в Roseland зал освистал «акустическую» часть сета. Но на аудиозаписи концерта не слышно никакого неодобрения. «Я не помню никакого освистывания», - говорит Голдстон. – «Народ был немного неспокойный, но не помню, чтобы кто-то выражал неодобрение. Зато я была на грани нервного срыва: я никогда не играла перед таким количеством людей. Я ужасно нервничала».

Вскоре после этого Чарльз Питерсон провел свою последнюю фотосъемку группы. «Для меня это было подобно катастрофе», - признается он. – «Я реально нервничал, потому что не знал, что с ними делать, я очень долго не фотографировал их позирующих. Курт опоздал где-то на 1,5 часа. Дошло до того, что Дэйв с Кристом собирались забить на всё и уйти. А я уговаривал их подождать. Потом появился Курт. Все были очень милыми, хорошо шли на контакт. Но я был не вполне доволен своей работой. На всех этих съемках Курт всегда терпеть не мог фотографироваться и никогда этого не скрывал. Потом он с горем пополам все же соглашался. В итоге ты делаешь снимок и считаешь, что сделал великое достижение, говоришь – ну вот и всё, готово. А он говорит: “Ты уверен, что сделал достаточно?” Сейчас я думаю, что должен был сделать намного больше снимков». Некоторые из фотографий Питерсона с той сессии появились на обложках журналов Alternative Press и Musician.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

\"История записей Нирваны\" iconОтветы на билеты к экзамену по курсу “всемирная история”
История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история); история мировых цивилизаций;...

\"История записей Нирваны\" iconЛюбовь и Смерть Курта Кобэйна
Сиэтле, в комнате над гаражом было обнаружено тело. Для уполномоченных лиц это было очевидное самоубийство. Однако тогда никто не...

\"История записей Нирваны\" iconВопросы к экзамену по бухгалтерскому учету Назначение и сущность учета
Порядок и техника записей в учетные регистры и бухгалтерская обработка документов

\"История записей Нирваны\" iconЗадача Открыть счета бухгалтерского учета по данным баланса ОАО «Фактор»
Тема хронологическая и систематическая записи и контроль записей в бухгалтерском учете

\"История записей Нирваны\" icon1. html это Язык разметки гипертекстов
Для чего предназначена кнопка, изображенная на рисунке ая для сортировки записей по убыванию

\"История записей Нирваны\" iconУчебно-методический комплекс 4 курс
Компаративный и системный подход, который применяется в преподавании курса, усиливается его взаимодействием с дисциплинами «История...

\"История записей Нирваны\" icon«Бух учет кассовых операций»
После проверки правельности записей кассовых документов кассовой книги бухгалтер приступает к обработке пко и рко

\"История записей Нирваны\" icon-
Не воспринимайте данную книгу как пропаганду нацизма. Это история. Наша с вами история. Мировая история

\"История записей Нирваны\" iconПолитическая история зарубежных стран
История в переводе с греч. – рассказ о прошлом. История как путь пройденный человеком

\"История записей Нирваны\" icon1. История как наука в переводе с греческого языка «история» это...
Советская Россия – СССР (1917-1991); постсоветская Россия (1991-2002). История России является частью всемирной истории. Главным...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов