Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»»




НазваниеЛорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»»
страница10/23
Дата публикации15.08.2013
Размер3.69 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Музыка > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23
Он был мечтою брата, он стал горсткой праха,

^ Мой брат, твоя рука выскользнула из моей…
– Выключи, пожалуйста. – Брук резко опустилась на диван и прикрыла глаза, хотя не плакала. – Что же мне делать? – застонала она.

Нола проворно переключила канал.

– Прежде всего решить, чего тебе больше хочется: курятины с лимонным сорго или карри с королевскими креветками из вьетнамского кафе, а потом рассказать, что у вас происходит. – Тут Нола вспомнила о бутылке, которую держала в руке. – Но первым делом нужно выпить.

Она проворно счистила фольгу кончиком штопора и спросила, ввинчивая его в пробку:

– Ты до сих пор расстраиваешься из-за фотографии с Лайлой?

Брук фыркнула, принимая бокал красного вина. Нола наполнила его почти до краев, и это в иной компании сочли бы перебором, но Брук не возражала.

– Ты говоришь о том снимке, где рука моего муженька находится на ее талии в двадцать шесть дюймов в обхвате, а на его морде блаженство, как в момент оргазма?

Нола пригубила вино и положила длинные ноги на край столешницы.

– Какая-то тупая старлетка нашла возможность привлечь внимание прессы, засветившись вместе с новой большой звездой. До самого Джулиана ей и дела нет.

– Знаю. Дело не только в этом… От песен в барах и стажировки в «Сони» он поднялся до… такого! Все радикально изменилось буквально за ночь, Нола. Я оказалась не готова.

Не было смысла продолжать отрицать очевидное: ее муж, Джулиан Олтер, стал знаменитостью. Брук понимала, что к этому он долго и трудно шел: годы ежедневных репетиций, выступлений и сочинения песен (не считая не поддающейся подсчету халтурки и усилий, вложенных в карьеру еще до их знакомства). Были демозаписи, рекламные ролики, синглы, которые почти удавались, но всякий раз что-то срывалось. Да, однажды он подписал контракт на запись песен, на что изначально не рассчитывал, но ведь были недели и месяцы раздумий над списком контрактов, приглашение юристов, специализирующихся в сфере шоу-бизнеса, сотрудничество с более опытными исполнителями, от которых требовались советы и, возможно, наставничество. Сколько месяцев он провел в студии за подстройкой клавишного вокала, чтобы получился нужный звук… Бесконечные встречи с продюсерами, грозными топ-менеджерами, державшими в руках золотой ключик к его будущему. Затем приглашение от «Сони» на кастинг участников группы, потом интервью, прослушивание, курсирование между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом, чтобы все держать под личным контролем; консультации с пиарщиками, знающими, как управлять восприятием аудитории, и обучение у медиатренеров правильному поведению перед объективами. Плюс стилист, отвечающий за новый имидж…

Несколько лет Брук без возражений тянула лямку на двух работах, чтобы поддержать семью, несмотря на обиду, которая накатывала, когда, вымотанная, одинокая, она сидела дома, а муж пропадал в студии. У нее тоже были мечты, планы, сознательно отодвинутые на задний план, – желание найти свою нишу в профессии, путешествовать, родить ребенка. Они с Джулианом жили под гнетом постоянного финансового напряжения, вынужденные вкладывать и реинвестировать каждый доллар в разные составляющие карьеры рок-музыканта. Работа в студии с утра до ночи, вечера, проведенные в прокуренных шумных барах, когда Джулиан выступал, а Брук слушала, всей душой поддерживая его, вместо того чтобы полежать на диване или уехать из города на выходные, как все нормальные люди. А теперь разъезды! Постоянные бесконечные разъезды – из города в город, с побережья на побережье. Они с Джулианом старались держаться, но ситуация продолжала ухудшаться. Спокойный, никем не прерываемый телефонный разговор уже стал роскошью.

Нола вновь наполнила бокалы и взяла трубку.

– Так что ты будешь?

– Я не голодна, – сказала Брук и удивилась, что это правда.

– Я закажу креветок и курятину, по полпорции тебе и мне, и блинчиков с начинкой, хорошо?

Брук покрутила бокал, чуть не пролив вино. Надо же, как быстро закончился первый…

– Да-да, ладно. – Тут Брук сообразила, что ведет себя с Нолой в точности, как Джулиан с ней самой. – Как у тебя дела, кстати? Как у вас с…

– С Дрю? Свалил. В прошлые выходные я немного… развлеклась и вспомнила, что вокруг множество более интересных мужчин, чем Дрю Макнил.

Брук снова прикрыла глаза рукой:

– О нет. Только не это.

– А что? Подумаешь, развлечься нельзя!

– Да где же ты время находишь?

Нола притворилась обиженной.

– Помнишь, в субботу после ужина ты улизнула домой, а мы с Дрю остались в клубе?

– Господи, только не говори, что у тебя снова был групповой секс! Мое слабое сердце этого не выдержит! Боливар не вынесет троих!

– Ты что? Дрю отчалил буквально сразу после тебя, а я осталась, выпила коктейль и в полвторого пошла, вся такая одинокая, ловить такси…

– Слушай, по-моему, нам уже малость не по возрасту увлекаться случайными перепихонами. Кстати, молодежь еще употребляет это словечко?

Тут уже глаза прикрыла Нола.

– Слушай, не будь ханжой, а? Такси я ловила минут двадцать, и вдруг какой-то тип попытался увести его у меня из-под носа. Прикинь, забрался с другой стороны!

– Ничего себе!

– Во-от! Ну, он оказался красивым, и я позволила ему составить мне компанию, и как-то так получилось, что через минуту мы начали целоваться.

– А потом? – спросила Брук, прекрасно зная ответ.

– Все было замечательно.

– Ты хоть имя его спросила?

– Ой, прекрати!

Брук смотрела на Нолу, припоминая, какой сама была до замужества. Парней у нее хватало, да и интрижек тоже, но никогда она так… так… свободно не следовала зову плоти. Порой, когда не приходила от Нолы в ужас, Брук завидовала ее уверенности в своей сексуальности. Однажды Брук тоже решилась на случайный секс и переспала с парнем дважды, уговаривая себя, что это весело, интересно и раскрепощает. Результат – лопнувший презерватив, двадцать четыре часа тошноты после противозачаточной таблетки, шесть недель ожидания, пока окончательный тест на ВИЧ не оказался отрицательным, и полное отсутствие звонков от так называемого любовника. Этого Брук хватило, чтобы усвоить: подобный стиль жизни не для нее.

Напряжение разрядил звонок домофона – доставили еду.

– Нола, ты вообще понимаешь, чем рисковала?

– Да-да, вдруг бы он оказался маньяком… Ты мне мораль не читай!

Брук воздела вверх ладони:

– Хорошо, как скажешь. Надеюсь, тебе с ним было хорошо, просто во мне говорит зависть.

Нола возмущенно пискнула и шлепнула по руке Брук.

– За что? – чуть не обиделась та.

– Не смей говорить, что завидуешь! – сказала Нола с неожиданной решительностью. – Ты как приятно со стороны наблюдать, какими глазами на тебя смотрит Джулиан. Пусть я не всегда была поклонницей его творчества, но он несомненно тебя любит. Понимаешь ты это или нет, но вы меня вдохновляете. Да, от вас потребовался долгий упорный труд, но сейчас вложенные усилия дают плоды!

В дверь постучали. Брук потянулась к Ноле и обняла ее.

– Ты настоящий друг. Спасибо, мне так надо было это услышать.

Нола улыбнулась, схватила кошелек и выбежала в общий коридор.

Ели они жадно и быстро. Чуть позже Брук, еле держась на ногах после напряженного рабочего дня и выпитого вина, попрощалась и отправилась домой. По привычке она села в поезд, заняв любимое место в конце состава, и, лишь проехав полдороги, вспомнила, что может позволить себе взять такси. Она нарочно не ответила на звонок матери и три квартала до дома мечтала о вечернем ритуале одинокой девушки: травяной чай, горячая ванна, охлажденная кондиционером комната, таблетка снотворного и мертвый сон под толстым одеялом. Может, стоит даже телефон отключить, чтобы Джулиан не будил ее спорадическими звонками с очередной сенсацией и женскими голосами и музыкой на заднем фоне.

Занятая своими мыслями, больше всего на свете желая оказаться дома и сбросить наконец одежку, Брук заметила цветы на коврике под дверью, только когда буквально споткнулась о цилиндрическую вазу высотой с годовалого ребенка, наполненную ярко-зелеными листьями банана и ворохом калл сочно-фиолетового и кремового оттенков, над которыми гордо реял высокий побег бамбука – в качестве акцента.

Конечно, Брук, как все женщины, порой получала букеты – подсолнухи от родителей, когда ей удалили зубы мудрости на первом курсе института, традиционную дюжину роз на День святого Валентина от бойфрендов, лишенных фантазии, букетики из ближайшего винного магазинчика от гостей в качестве подарка хозяйке дома, но ей никогда не дарили ничего подобного. Скульптура! Произведение искусства! Втащив вазу в квартиру, Брук оторвала крохотный конвертик, неприметно приклеенный внизу. Прибежал Уолтер и принялся обнюхивать новое душистое приобретение.
«Дорогая Брук,

очень скучаю по тебе. Считаю дни до нашей встречи в выходные.

Люблю,

Дж.».
Улыбнувшись, Брук уткнулась в нежные лепестки, наслаждаясь ароматом роскошных цветов. Упоение длилось секунд десять, прежде чем его затопило сомнение. Почему «Брук», если муж почти всегда называет ее Ру, особенно когда старается быть романтичным или речь идет о чем-то интимном? Это у него такой способ извиниться за то, что последние недели он вел себя как бесцеремонный толстокожий болван? Если так, почему не сказать «прости меня»? Разве человек, одаренный талантом – автор песен, а не кто-нибудь, – напишет нечто столь примитивно-банальное? А главное, почему именно сейчас он прислал цветы? Брук от лично знала, как муж ненавидит саму идею заказных букетов, считая это непомерно дорогим серийным суррогатом для людей, не умеющих адекватно выразить свои чувства. Символом чего может быть букет быстро вянущих цветов? Брук понимала точку зрения мужа и бережно хранила письма, песни и стихи, которые он, находя время, сочинял для нее. Откуда же взялось это шаблонное «считаю дни»?

Уолтер, уткнулся в ее колено и жалобно взвыл.

– Ну почему папочка не может тебя выгулять? – спросила Брук, прицепив поводок и выводя собаку. – Потому что его не бывает дома!

Несмотря на легкие угрызения совести, Брук потащила Уолтера домой, едва он успел сделать свои дела, а потом задобрила пса двойной порцией корма на ужин и – особенно! – толстой морковкой на десерт. Взяв карточку, она дважды перечитала текст, бросила ее в мусорное ведро, которое давно пора было вынести, но тут же вернулась и забрала карточку – все-таки благородный порыв.

Она набрала номер мужа, заранее зная, что скажет, но сразу включился автоответчик.

– Привет, это я. Только что пришла домой и увидела цветы. Господи, они… нереально хороши. У меня просто нет слов. – Брук не покривила душой. Она хотела попросить мужа позвонить, когда будет время, чтобы пообщаться, но вдруг почувствовала, что у нее совсем нет сил. – Ну вот. Спокойной ночи… или хорошего вечера. Я тебя люблю.

Наполнив ванну такой горячей водой, какую лишь могла вытерпеть, Брук взяла свежий выпуск «Ласт найт», который только что принесли, и потихоньку, чтобы привыкнуть, опустилась в ванну (процесс занял почти пять минут). Когда вода сомкнулась над ее плечами, Брук с облегчением выдохнула. Слава тебе, Господи, наконец-то день закончился.

До Достопамятной Фотографии для Брук не было большего удовольствия, чем лежать в горячей ванне с очередным номером «Ласт найт». Сейчас же она открывала журнал с опаской, боясь наткнуться на что-нибудь неприятное, но подчинялась старой привычке. Просматривая первые страницы, Брук качала головой: сколько же имеющих семью знаменитостей с готовностью распахивают двери своих спален, выдавая откровения вроде: «Наш секрет интимной гармонии? По воскресеньям он приносит мне завтрак в постель, а я на деле доказываю свою благодарность». Или: «Что сказать, мне здорово повезло – в постели моя супруга просто огонь». Страницы, отведенные звездам, притворявшимся простыми смертными, оказались неожиданно скучными: Дакота Фэннинг делает покупки в супермаркете в Шерман-Оукс, Кейт Хадсон вешается на своего очередного парня, Кэмерон Диаз выбирает трусики-бикини, Тори Спеллинг покидает салон, таща за руку белокурого ребенка. Немного интереснее оказался раздел о том, что получилось из вундеркиндов восьмидесятых. Но когда Брук дошла до статей, у нее перехватило дыхание. Раздел начинался многостраничной сессией «Авторы проникновенных песен, которые потрясли мир» с фотографиями и очерками примерно о полудюжине исполнителей. Взгляд Брук заметался по снимкам: так, Джон Майер, Гэвин Дегро, Колби Кейлат, Джек Джонсон. Ничего. Она перевернула страницу – Бон Айвер, Бен Харпер, Уилко. Тоже ничего… Стоп. Боже, вот на четвертой странице – сплошной желтый прямоугольник. «Кто такой ДЖУЛИАН ОЛТЕР?» – вопрошали фиолетовые буквы. Ниже размещался огромный снимок Джулиана и Лайлы Лоусон, а под ним – текст. «Господи!» – мелькнуло в голове Брук, услышавшей как бы со стороны, что сердце сильно бьется, а дыхание едва не остановилось. Ее охватило неудержимое желание прочесть, и в то же время хотелось, чтобы статья со снимком испарилась, пропала, навсегда стерлась из памяти. Это уже кто-нибудь читал? Джулиан видел? По подписке журнал приходит на день раньше, чем появляется на лотках с прессой, но отчего ее никто не предупредил? Схватив полотенце, Брук вытерла пот, выступивший на лбу, обтерла мокрые руки, глубоко вздохнула и начала читать.
«Джулиан Олтер не только произвел фурор на запомнившемся открытии нового сезона шоу Джея Лено своей улетной фотографией, но и нашел, чем закрепить успех: на прошлой неделе его дебютный альбом занял сразу четвертое место в чарте «Биллборда». Все заинтригованы – кто же он такой, этот певец?»
Уперевшись ногами в бортик ванны, Брук села прямо, поспешив приписать подступившую тошноту сочетанию слишком горячей воды и выпитого вина. «Ну, если ты сама в это веришь», – подумала она. Глубокий вдох. Легкая дурнота вполне естественна, когда без предупреждения натыкаешься на статью о собственном муже в национальном издании. Брук заставила себя читать дальше.
«Детство и юность. Родился в 1977 году на Манхэттене в Верхнем Ист-Сайде, окончил престижную частную школу Дальтона, лето проводил на юге Франции – словом, все условия, чтобы заняться искусством. Однако родители, ведущие светский образ жизни, отказывались всерьез воспринимать интерес сына к музыке.

Карьера. После окончания Эмхерста в 1999 году Олтер не стал поступать на медицинский факультет, решив целиком посвятить себя музыке и творчеству. В 2008 году, после двух лет работы с отделом продвижения молодых исполнителей, Олтер подписал контракт с «Сони». Его первый музыкальный альбом обещает стать одним из самых успешных дебютов года.

Увлечения. Когда Олтер не работает в студии, он с удовольствием проводит редкие минуты отдыха со своим двортерьером Уолтером Олтером и тусуется с друзьями. Одноклассники вспоминают, что в школе Дальтона он прекрасно играл в теннис, но бросил, потому что спорт «не вязался с его имиджем».

Личная жизнь. Не надейтесь на скорый роман с Лайлой Лоусон, потому что Олтер вот уже пять лет женат на своей давней любви Брук. Впрочем, в последнее время пошли слухи о сгустившихся в раю тучах из-за напряженного графика Джулиана. «Брук проявила редкую самоотверженность и всячески поддерживала мужа, когда он был никем, но сейчас ей очень сложно справиться с обрушившейся на них известностью», – заявляет источник, близкий к ним обоим. Живут супруги в скромной «двушке» возле Таймс-сквер, хотя друзья говорят, что у них есть планы на «квартирный апгрейд»…»
Внизу Брук увидела их с Джулианом снимок с вечеринки съемочной группы сериала «В лучах славы», который ей еще не попадался.

Она жадно всматривалась в фотографию и наконец вздохнула с огромным облегчением: оба получились вполне прилично. Джулиан, наклонившись, приник губами к ее плечу, на его лице можно было различить тень улыбки. Брук одной рукой обнимала его за шею, в другой держала бокал с яркой «Маргаритой» и смеялась, запрокинув голову. Несмотря на коктейль, ковбойские шляпы и пачку сигарет за закатанным рукавом рубашки Джулиана, Брук обрадовалась, что они выглядят счастливыми и беззаботными, а не пьяно-затрапезными. Придирчиво разглядывая снимок, Брук с сомнением изучила свой живот: из-за сильного прогиба назад, необычного ракурса и игры теней в полутемном зале клетчатая ковбойка, слегка вздувшаяся от ветерка, долетавшего с патио, создавала впечатление, что у Брук толстый живот. Ничего катастрофического, просто, как шутят, «запаска» на талии, хотя в действительности никакой жировой складки там не было. Впрочем, Брук не особенно волновал неудачный ракурс. Несмотря на тысячи возможностей изуродовать на снимке любого человека, они с Джулианом выглядели прекрасно.

Но вот статья… Во-первых, Джулиану очень не понравится упоминание о частной школе. Он не выносил намеков, что все, чего он достиг, явилось результатом обучения в элитном заведении. Затем эта фраза об увлечениях, включая времяпровождение с собакой… Как-то унизительно для героя статьи, если вспомнить, что нигде не написано, как он любит проводить время с женой или с родителями, не говоря уж о его хобби. Предположение, что девушки по всей Америке сильно расстроятся от того, что Джулиан с Лайлой не собираются закрутить роман, показалось и лестным, и неприятным, а уж слова о ее, Брук, неизменной поддержке и сложностях в связи со славой мужа!.. Это было правдой, но отчего-то казалось гнусной клеветой. Неужели кто-то из их друзей действительно такое сказал? Или журналисты просто все придумали? Единственная строчка во всей статье, от которой у Брук забилось сердце, – это что они с Джулианом подыскивают жилье получше. Джулиан, конечно, зная, что Брук мечтает перебраться обратно в Бруклин, но пока об этом не приходилось и мечтать.

Она швырнула журнал на пол, медленно встала, чтобы кровь не прилила к голове, и выбралась из ванны. Ей срочно требовалось переговорить с Нолой, прежде чем та отключит на ночь телефон. Завернувшись в полотенце, сопровождаемая Уолтером, слизывавшим капли воды с ее щиколоток, Брук схватила трубку и выбрала в памяти телефона номер Нолы.

Подруга ответила на четвертом звонке, за секунду до включения автоответчика.

– В чем дело? Мало мы сегодня пообщались?

– Я тебя разбудила?

– Нет, но я уже легла. Что стряслось? Не можешь отделаться от мысли, что я отъявленная шлюха?

Брук фыркнула:

– Ты «Ласт найт» читала?

– О нет!.. И что там?

– У тебя же подписка!

– Говори уже!

– Ты можешь сходить взять почту?

– Брук, ты что, головой ударилась? Я в постели с ночным кремом на морде, уже выпила снотворное, не пойду я вниз к ящикам!

– Там на двенадцатой странице огромная статья «Кто такой Джулиан Олтер?» и наша с ним фотография!

– Так, через две минуты перезвоню!

Несмотря на волнение, Брук не удержалась от улыбки. Она едва успела развесить полотенце и забраться обнаженной под одеяло, когда зазвонил телефон.

– Взяла? – спросила Брук.

– Конечно!

– Теперь ты меня бесишь! Ну, говори! Все очень плохо?

Молчание.

– Нола! Скажи хоть что-нибудь, иначе я с ума сойду! Все хуже, чем я думала, да? Меня уволят за нанесение ущерба престижу больницы? Маргарет наверняка не понравится…

– Это круче всего, что я видела.

– Ты на той странице читаешь?

– Ой, кто этот сексуальный исполнитель?.. На той, на той. И это потрясающе!

– Потрясающе? – возмутилась Брук. – Что потрясающего в словах о проблемах с нашим браком? Или в утверждении, что мы ищем новую квартиру, о чем я ни сном ни духом?

– Ш-ш-ш, – сказала Нола. – Медленно подыши и успокойся. Я не позволю тебе волноваться из-за всякой ерунды, как ты привыкла. Сделай паузу и вспомни, что твой муж – твой собственный муж!!! – настолько Известен, что стал темой целого очерка в «Ласт найт», да еще, по моему убеждению, очень лестного! Иначе говоря, его обожает вся страна, а он твой! Подумай об этом!

Брук замолчала, обдумывая услышанное: такая точка зрения была для нее внове.

– Взгляни на ситуацию как бы со стороны: Джулиан наконец-то реально пошел в гору, а ты никакая не сучка и не пустышка, мало ли что пишут!

– Я думала…

– Знаю! В его успехе твой огромный вклад, мы об этом сегодня говорили: он всего достиг благодаря твоей поддержке, твоему упорному труду, твоей любви. Ну так и гордись им! Радуйся, что твой муж стал знаменитым и девушки всей страны тебе завидуют! Это нормально, так и должно быть!

Брук молчала, напряженно слушая. Нола продолжила:

– А все остальное – фигня. Какая разница, кто что и где напишет, главное, чтобы вообще писали. Если статья в «Ласт найт» тебя так взвинтила, что ты запоешь, когда в следующем месяце его фото появится на обложке «Вэнити фэр»? А? Кстати, что Джулиан сказал об этой статье? Держу пари, он в восторге!

Брук это как-то не приходило в голову.

– Я с ним еще не говорила.

– В таком случае позволь дать тебе совет: позвони и поздравь его! Это же знаковый момент, наглядное доказательство славы! И не цепляйся к мелочам, хорошо?

– Постараюсь.

– Возьми журнал, ложись в постель и думай о том, что все девушки Америки готовы отдать что угодно, лишь бы поменяться с тобой местами.

Брук засмеялась:

– Ну, это ты загнула.

– Это правда! Ладно, мне все-таки пора спать. Хватит волноваться, расслабься и радуйся!

– Ага, так и сделаю. Все-таки я тебя очень люблю.

– Я тебя тоже.

Брук подняла журнал и снова принялась изучать их общий снимок, глядя в основном на Джулиана. Нельзя отрицать: было видно, что его переполняли нежность, любовь и счастье. Чего еще желать? Хотя Брук никогда не признавалась ни одной живой душе, но сознание, что ее муж – кумир миллионов, а ее собственные фотографии печатают в журналах, опьяняло, как вино. Нола была права – нужно расслабиться и радоваться, не думая о плохом.

Она взяла мобильный и набрала Джулиану короткое сообщение: «Только что прочла «Ласт найт» – потрясающе, я так тобой горжусь! Спасибо за прикольные цветы, понравились, и ты мне нравишься, целую, обнимаю».

Вот. Именно это сейчас нужно Джулиану – любовь и поддержка, а не истерики и критика. Гордясь одержанной победой над охватившей ее паникой, Брук отложила мобильный и взяла книгу. В каждом браке есть свои ссоры и примирения, подумала она, начиная читать. Разногласия немного обострились из-за необычных обстоятельств, но если приложить небольшие усилия, для них с Джулианом нет ничего невозможного.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23

Похожие:

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconПитер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2
Сэм Левитт почувствовал легкий озноб и плотнее закутался в махровый халат, накинутый на тело, еще влажное после утреннего заплыва...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconБилл Брюстер, Фрэнк Брутон
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconМоим родителям, Виноду и Индре Сваруп, а также покойному прадедушке Шри Ягадишу Сварупу
Прошлой ночью. В такую темень явились, когда последняя дворняга под кустом дрыхнет. Взломали дверь, надели наручники и повели меня...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconBill brewster, Frank broughton last night a dj saved my life the...
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconBill brewster, Frank broughton last night a dj saved my life the...
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconЛорен Вайсбергер Дьявол носит «Прада» Spell&Check Busya, Readcheck...
Вышли из моды в позапрошлом сезоне! Работа в неурочное время? О личной жизни можно забыть! Но все бы ничего, если бы не начальница...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconРазведывательной группы в засаде ночью
Если на изучение темы отведено, скажем, 8 часов, то целесообразно провести три следующих занятия: подготовка к действиям в засаде...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconVii дом. И вообще, о браке
Луна, для родившихся ночью, и Венера, для родившихся днём; у женщин первый брак и обстоятельства, связанные с ним, показывают Солнце,...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconЧавчанидзе Джульетта Леоновна 09. 02. 12
Раньше завершение прошлой общественной и культурной жизни, начинается следующий этап

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconОрден бедных рыцарей Христова и Храма Соломонова
В XII-XIII веках Орден тамплиеров наряду с Орденом госпитальеров (иоаннитов) составлял основную армию христианских государств Палестины....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов