Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»»




НазваниеЛорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»»
страница2/23
Дата публикации15.08.2013
Размер3.69 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Музыка > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
^

2. Страдает один – страдают все



В родильном отделении медицинского центра Лэнгон при Нью-Йоркском университете Брук задернула занавеску, отделяющую кровать пациентки. Так, восемь в родовой палате, три тут.

Она перебрала оставшиеся карты: беременная несовершеннолетняя, беременная с гестационным диабетом5 и первородящая, неумело нянчащая своих новорожденных близнецов. Взглянув на часы, Брук подсчитала: если все пойдет нормально, она сможет уйти вовремя.

– Миссис Олтер! – окликнула ее пациентка из-за шторки.

Брук вернулась к кровати.

– Да, Алиша?

Брук туже запахнула белую хирургическую куртку, не понимая, почему беременная не дрожит в своей тонюсенькой больничной рубашке.

Алиша нервно заламывала руки, глядя на свои прикрытые простынкой колени:

– Знаете, вот вы говорили, витамины для беременных очень важны, даже если не с самого начала их принимать…

Брук кивнула.

– Конечно, грипп в тяжелой форме – хорошего мало, – начала она, подходя к кровати пациентки. – Но ты хотя бы попала к нам, и у нас появилась возможность дать тебе витамины и составить план до окончания беременности.

– А вот… У вас нет каких-нибудь бесплатных образцов? – договорила Алиша, избегая смотреть Брук в глаза.

– Да, конечно, это не проблема, – улыбнулась Брук, коря себя за то, что не удосужилась выяснить, может ли Алиша позволить себе купить витамины. – Так, тебе ходить еще шестнадцать недель… Я оставлю полный запас на сестринском посту.

– Спасибо, – с облегчением выдохнула Алиша.

Брук ободряюще потрепала ее по плечу и вышла за занавеску. Набрав витаминов для Алиши, она чти бегом припустила в унылую комнату отдыха для диетологов, без окон, со столом на четверых, маленьким холодильником и стеной шкафчиков. Если не терять времени, она успеет выпить чашку кофе и перекусить, не опоздав на следующую консультацию. С облегчением увидев, что комната пуста, а кофейник полон, Брук вынула из своего шкафчика пластиковый контейнер с нарезанными яблоками и выдавила на них натуральное арахисовое масло из маленького дорожного пакетика. Едва она набила рот яблоками, как зазвонил сотовый.

– Что случилось? – спросила Брук, не поздоровавшись.

– Ничего, – ответила мать после паузы. – А что должно случиться?

– Просто я сейчас занята, а тебе прекрасно известно: я не люблю болтать по телефону на работе.

Звук интеркома, висевшего над головой, заглушил конец фразы.

– Что? Я не расслышала.

Брук вздохнула:

– Ничего. Так что все-таки стряслось?

Она представила, как мать в неизменных камуфляжных штанах и балетках «Натуралайзер» – так она одевалась всю жизнь – расхаживает по тесной кухне у себя в Филадельфии. Миссис Грин плотно заполняла свои дни заседаниями книжных и театральных клубов и волонтерской работой, но Брук все равно казалось, что у матери слишком много свободного времени, а поэтому она так часто звонит своим детям спросить, почему они не перезванивают. С одной стороны, слава Богу, что мать с восторгом приняла выход на пенсию, но раньше, когда она ежедневно преподавала с семи до трех, Брук жилось спокойнее.

– Подожди минутку… – Голос матери в трубке на секунду сменился голосом Опры, который резко оборвался. – Вот так.

– Ничего себе, ты выключила шоу Опры! Значит, дело важное?

– А там снова Дженнифер Энистон. Слушать не могу, как она думать забыла о Брэде, счастлива, что ей за сорок, и абсолютно довольна жизнью. Все это поняли, сколько можно муссировать одно и то же?

Брук рассмеялась:

– Слушай, мам, давай я тебе вечером перезвоню, а то у меня через пятнадцать минут перерыв закончится.

– Конечно, детка. Напомни только рассказать о твоем брате.

– А что с ним?

– Ничего плохого, наоборот, наконец хоть что-то хорошее. Но ты занята, поговорим позже.

– Мам…

– Я позвонила тебе в разгар рабочего дня, не подумав. Я даже не…

Брук звучно вздохнула, улыбнувшись себе.

– Ты хочешь, чтобы я умоляла?

– Дочка, если момент неподходящий, значит, неподходящий. Поговорим, когда освободишься.

– Ладно, мам, я умоляю тебя рассказать мне о Рэнди. Просто становлюсь на колени. Ну пожалуйста, пожалуйста, расскажи, что с ним!

– Ну, если ты так настаиваешь… Ладно, слушай: Рэнди и Мишель беременны! Вот, ты заставила меня это сказать.

– Они – что?!

– Беременны. У них будет ребенок. Срок еще небольшой, примерно семь недель, но гинеколог говорит, все в порядке. Разве это не фантастическая новость?

Брук услышала, как снова заработал телевизор, на этот раз тише, но все равно можно было отчетливо различить смех Опры.

– Фантастическая? – переспросила Брук, откладывая пластиковый нож. – Знакомы всего полгода, не женаты и даже не живут вместе…

– С каких пор ты сделалась ханжой, деточка? – укоризненно поцокала языком миссис Грин. – Если бы мне сказали, что моя образованная, стильная тридцатилетняя дочь окажется завзятой традиционалисткой, я бы просто не поверила!

– Мам, вряд ли традиционалистами можно назвать людей, которые считают, что рожать детей нужно, имея более или менее прочные отношения.

– Ах, Брук, смотри на вещи проще. Не всем же выскакивать замуж в двадцать пять лет! Рэнди тридцать восемь, Мишель почти сорок. Неужели ты действительно полагаешь, что в этом возрасте кому-то требуется официальная бумажка? Нам всем уже пора понять, что это практически ничего не значит.

Брук вспомнила, как десять лет назад отец бросил мать из-за медсестры в той самой школе, где учились они с Рэнди, и как мать осадила ее самое после помолвки с Джулианом, заявив, что в наше время женщине для счастья брак совершенно не нужен. Миссис Грин яростно требовала, чтобы Брук подождала с созданием семьи, пока не разберется с карьерой. Интересно, что Рэнди, видимо, жил, руководствуясь другими, совершенно противоположными правилами.

– Знаешь, что меня больше всего забавляет? – продолжала мать как ни в чем не бывало. – А вдруг твой отец с Синтией тоже заведут ребенка – она ведь еще молода! Получится, что у тебя сразу и брат, и отец ожидают прибавления в семействе! Подумай, Брук, многие ли девушки могут этим похвастаться?

– Мам…

– Право же, детка, разве ты не улавливаешь в этом тонкой иронии судьбы? Ну хорошо, пусть не иронии, но странности – жена твоего отца на целый год моложе Мишель!

– Мам, перестань! Ты отлично знаешь, что папа с Синтией не планируют заводить детей. Ему в этом году сравняется шестьдесят пять, а она и слышать не хочет… – Брук замолчала, улыбнулась и покачала головой. – Знаешь, ты права: вдруг они пойдут на поводу у моды! Тогда папа и Рэнди смогут подружиться на почве графиков кормления и сна. Как умилительно!

Мать фыркнула:

– Ну уж конечно! Даже когда вы с Рэнди были младенцами, этот человек видел подгузники только в рекламе по телевизору. Мужчины не меняются, Брук. Твой отец и близко не подойдет к ребенку, пока тот не подрастет и не определится с политическими взглядами. А вот твой брат, смею надеяться, небезнадежен.

– Ага, ага, давай вот так и будем надеяться. Я, конечно, его поздравлю, но…

– Нет! – взвизгнула миссис Грин. – Я ничего тебе не говорила! Я обещала молчать, чтобы это был сюрприз, ведь Рэнди сам тебе позвонит.

– Спасибо, мама, за доверие, – усмехнулась Брук. – Значит, ты и Рэнди все рассказываешь, когда клянешься хранить мои секреты?

– Что ты, нет, конечно! Разве что самые интересные…

– Пламенное мерси.

– Целую тебя, детка. Помни, не проговорись!

– Обещаю и торжественно клянусь.

Нажав отбой, Брук посмотрела на часы. Без пяти пять. Следующая консультация через четыре минуты. Она знала, что не стоит тратить драгоценное время на звонок, но искушение было слишком велико.

Набрав номер, она с опозданием вспомнила, что Рэнди мог задержаться после занятий – он тренировал детскую футбольную команду, но брат сразу взял трубку.

– Привет, Брук, что стряслось?

– Это ты обо мне? Ничего абсолютно, полная тишина. Вот у тебя стряслось так стряслось. Можно сказать, ты сам устроил себе потрясение!

– О Иисусе, я сказал ей восемь минут назад, и она поклялась мне жизнью, что я лично смогу тебя обрадовать!

– Ну а я поклялась не выдавать тебе, что она проговорилась мне. Выходит, теперь все равно. Ну что, поздравляю, братик!

– Спасибо. Мы оба ужасно рады. Никак не придем в себя – это произошло куда быстрее, чем мы ожидали, но какая радость!

Брук даже дышать перестала:

– То есть как это – быстрее? Вы что, планировали рождение ребенка?

Рэнди рассмеялся. Брук слышала, как он сказал кому-то – ученику, должно быть, – чтобы минуту подождал, и ответил:

– Ну да. В прошлом месяце Мишель перестала принимать противозачаточные средства. Врач считал, что цикл у нее восстановится месяца через два и только потом можно будет сказать, возможна ли беременность в ее возрасте. Мы и не представляли, что это может произойти сразу.

Брук просто ушам не верила, слушая, как старший брат, закоренелый холостяк, уставивший дом футбольными кубками и выделивший столу для пула больше места, чем встроенной кухоньке, распространяется о восстановлении цикла, противозачаточных таблетках и мнении гинеколога. Вообще-то подобного торжественного объявления скорее можно было ждать от Брук с Джулианом…

– Вау! Что еще сказать, кроме «вау»…

Прибавить действительно было нечего. Брук боялась, что Рэнди услышит, как у нее дрожит голос, и неправильно истолкует ее реакцию.

От волнения за брата она чувствовала комок в горле. Рэнди давно был самостоятельным и казался вполне довольным жизнью, но Брук беспокоило его одиночество. Он жил в пригороде, населенном в основном молодыми семьями, все его университетские товарищи давно обзавелись детьми, и оставалось только гадать, хочется ему перемен или его все устраивает. Радость в его голосе подтверждала: он страстно мечтал о семье. Растроганная Брук чуть не заплакала.

– Да, это здорово! Первым делом научу его подавать пас. Куплю ему детский футбольный мяч из настоящей кожи – никакого нерфовского6 дерьма для моего мальчика, пусть парень вырастет настоящим футболистом!

Брук рассмеялась:

– То есть возможность рождения девочки ты даже не рассматриваешь?

– В нашей школе три беременных учительницы, и уже известно, что у всех будут мальчики!

– Интересное совпадение, но ты же понимаешь – даже если вы вместе работаете, ваши дети, по теории вероятности, не обязательно будут одного пола.

– Поживем – увидим.

Она снова засмеялась:

– Значит, решили выяснить? Или еще слишком рано?

– Я и так знаю, что у нас будет мальчик, и не вижу необходимости в УЗИ, а Мишель хочет сюрприза, поэтому мы решили подождать.

– Прикольно. И долго ждать?

– До двадцать пятого октября. Малыш родится на Хэллоуин. Он будет везучим!

– Скорее всего, – согласилась Брук. – Сейчас запишу в календарь. Двадцать пятого октября я стану тетушкой.

– Слушай, сестренка, а вы-то с Джулианом что? Нашему не повредит обзавестись двоюродными братьями, близкими по возрасту. Когда обрадуете?

Зная, что Рэнди непросто было решиться на такой личный вопрос, Брук не стала ему сразу грубить, но возмущенно подумала, что братец все же обнаглел. Когда они с Джулианом поженились, ей было двадцать пять, ему – двадцать семь, и она привыкла думать, что к тридцати обязательно родит. Однако ей уже за тридцать, но ничего не изменилось. Она несколько раз начинала разговор на эту тему, стараясь не давить, но получала одни и те же ни к чему не обязывающие ответы: «когда-нибудь» ребенок обязательно появится, и это будет здорово, а пока нужно заниматься карьерой. И хотя Брук очень хотела ребенка – вообще ничего другого не хотела, особенно теперь, после новости Рэнди, – она скрепя сердце согласилась с «генеральной линией» Джулиана.

– Как только, так сразу, – весело бросила она, стараясь не выдать своего напряжения. – Сейчас время неподходящее. Работы знаешь сколько?

– Конечно, знаю, – подхватил Рэнди, и Брук не поняла, искренне ли он говорит. – Вы заняты тем, что для вас важнее.

– Да, и поэтому тоже… Ох, слушай, у меня перерыв закончился, я уже опоздала на консультацию.

– Ладно, беги работай, спасибо за звонок и за поздравления.

– Ты что, это тебе спасибо за прекрасную новость! Ты мне поднял настроение на целый день, да что там, на целый месяц! Я так за вас рада! Вечером еще и Мишель поздравлю.

Повесив трубку, Брук помчалась обратно в отделение, на бегу недоверчиво качая головой. Наверное, она выглядела слегка тронутой, но в больнице этим мало кого удивишь. Надо же, Рэнди – будущий отец!

Она хотела тут же позвонить Джулиану, но в последнее время он ходил такой дерганый, да и времени не было. Второй диетолог взяла отпуск, а утро, как нарочно, выдалось напряженное – по необъяснимой причине рожениц поступило почти вдвое больше обычного, и Брук за день не присела. В принципе это было даже хорошо: чем больше двигаешься, тем меньше думаешь об усталости. Она вообще любила авралы, хотя и сетовала на них Джулиану и матери, и была просто влюблена в свою работу: удивительно непохожие пациентки с самыми разными судьбами попадают в больницу по самым разным причинам, но всем нужен специалист, чтобы подобрать подходящую диету.

Кофеин сделал свое дело – последние три консультации она провела с подъемом. Брук едва успела сменить спецодежду на джинсы и свитер, когда одна из ее коллег, Ребекка, заглянув в раздевалку, сказала, что ее вызывают к начальству.

– Сейчас? – расстроен но спросила Брук, переживая, что долгожданный свободный вечер может быть испорчен.

Вторник и четверг были священными днями, когда после больницы ей не приходилось бежать на вторую работу – консультанта-диетолога в Хантли, элитной частной школе для девочек в Верхнем Ист-Сайде. Родители одной из выпускниц, которая умерла в двадцать лет от анорексии, основали фонд для экспериментальной программы, чтобы прямо в стенах учебного заведения двадцать часов в неделю специалист консультировал учащихся по вопросам здорового питания. Брук была уже вторым специалистом, привлеченным к участию в новой программе, и хотя вначале она воспринимала консультации в Хантли только как подработку, постепенно привязалась к девочкам. От их раздражительности, бестактности, одержимости похуданием у Брук порой опускались руки, но она напоминала себе, что юные пациентки попросту беззащитны. Кроме того, работа в Хантли давала ей опыт работы с подростками, которого у нее не было.

По вторникам и четвергам она работала с девяти до шести. Оставшиеся три рабочих дня Брук приходила в Лэнгдон в семь и заканчивала смену в три, а затем двумя электричками и автобусом добиралась на другой конец города в Хантли, где консультировала учениц – а порой и родителей – до девятнадцати ноль-ноль. Как бы рано она ни ложилась и сколько бы кофе ни пила утром, ей постоянно хотелось спать. Работа отнимала все силы, но Брук рассчитывала продержаться еще год: потом она сможет открыть кабинет по подбору правильного питания беременным и кормящим. О собственной практике Брук мечтала с самого окончания колледжа и ради этого усердно трудилась со дня получения диплома.

Ребекка сочувственно кивнула:

– Она просила тебя зайти перед уходом.

Брук, побросав вещи в сумку, устремилась обратно на пятый этаж.

– Маргарет, Ребекка сказала, вы хотели меня видеть, – произнесла она, постучав в открытую дверь кабинета.

– Входи, входи, – сказала начальница, перебирая бумаги на столе. – Я тебя задержала, но ради хороших новостей.

Брук опустилась на стул, молча ожидая продолжения.

– Мы обработали анкеты пациентов, и я рада сообщить, что ты получила высший балл среди диетологов нашего отделения.

– Что? – изумилась Брук, не в силах поверить, что обошла шестерых коллег.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconПитер Мейл Марсельская авантюра Сэм Левитт 2
Сэм Левитт почувствовал легкий озноб и плотнее закутался в махровый халат, накинутый на тело, еще влажное после утреннего заплыва...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconБилл Брюстер, Фрэнк Брутон
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconМоим родителям, Виноду и Индре Сваруп, а также покойному прадедушке Шри Ягадишу Сварупу
Прошлой ночью. В такую темень явились, когда последняя дворняга под кустом дрыхнет. Взломали дверь, надели наручники и повели меня...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconBill brewster, Frank broughton last night a dj saved my life the...
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconBill brewster, Frank broughton last night a dj saved my life the...
Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск-жокея / Пер с англ. М. Леоновича. — Екатеринбург: у-фактория, 2006. — ??? с. (Серия...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconЛорен Вайсбергер Дьявол носит «Прада» Spell&Check Busya, Readcheck...
Вышли из моды в позапрошлом сезоне! Работа в неурочное время? О личной жизни можно забыть! Но все бы ничего, если бы не начальница...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconРазведывательной группы в засаде ночью
Если на изучение темы отведено, скажем, 8 часов, то целесообразно провести три следующих занятия: подготовка к действиям в засаде...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconVii дом. И вообще, о браке
Луна, для родившихся ночью, и Венера, для родившихся днём; у женщин первый брак и обстоятельства, связанные с ним, показывают Солнце,...

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconЧавчанидзе Джульетта Леоновна 09. 02. 12
Раньше завершение прошлой общественной и культурной жизни, начинается следующий этап

Лорен Вайсбергер Прошлой ночью в «Шато Мармон» ocr: Dinny; SpellCheck: Елена Рудякова «Прошлой ночью в «Шато Мармон»» iconОрден бедных рыцарей Христова и Храма Соломонова
В XII-XIII веках Орден тамплиеров наряду с Орденом госпитальеров (иоаннитов) составлял основную армию христианских государств Палестины....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов