М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант




НазваниеМ. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант
страница1/5
Дата публикации01.07.2013
Размер0.5 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Музыка > Документы
  1   2   3   4   5
М. Вайсборд
Федерико Гарсиа Лорка — музыкант
Гранада –– один из самых древних и прекрасных городов Испании. "Кто не видел Гранады, тот не видел ничего", — гласит старинная испанская поговорка. Расположенный среди холмов, город напоминает цветок грата, за что, по преданию, и получил свое поэтическое название.

"...Мы ехали, — писал путешествовавший по Испании в 1845 году русский литератор В. П. Боткин, — по знаменитой Vega de Granada, Гранадской равнине, так любимой и прославленной мавританскими романсами...

Из-за садов, вправо, на холму, внизу громадной горы с широкою снеговою вершиною, видна была Гранада; над ней, на зеленом пригорке — темно-красные стены и башни Альамбры... Эта ярко блестящая снежная вершина Сиерры с радужными оттенками отлогостей, темная зелень садов, густо облегающая город, темно-красный цвет старых укреплений Альамбры и цепи гор в сизом, прозрачном тумане, окружающие равнину, — все это вместе составляло картину удивительную, единственную. Прибавьте к этому, что в воображении эти места неразрывно слиты с маврами, что в нем бродит множество романсов, прославивших каждый шаг на этой земле... словом, прибавьте к этой картине природы ее прошедшее невольно охватывающее чувство и воображение, — и вы поймете то, что я передать не в силах, –– эту поэтическую красоту местоположения Гранады"(1).

Музыка всегда была неотъемлемой частью жизни Гранады. Если кто-то на улице, площади или в скромном кабачке касался струн гитары и начинал петь, то не проходило и нескольких минут, как собирались слушатели. Слушатели не пассивные, слушатели-участники. С первых же звуков гитарной импровизации, мастерством которой гранадцы славились по всей Испании, исполнителей и слушателей объединяла воедино любовь к музыке, танцу, песне. Не случайно образ родного города Федерико Гарсиа Лорка связал с песней:
Для тебя, о парус белый,

Путь широкий у Севильи,

Но для волн твоих, Гранада,

Песни-весла, песни-крылья.

("Балладилья о трех реках". Перевод Ф. Кельина)(2)
Первыми музыкальными впечатлениями Федерико обязан матери –– донье Висенте Лорке Ромеро, учительнице начальной школы, неплохо владевшей фортепиано. Навсегда остались в памяти мальчика андалусские напевы, которые пел отец, аккомпанируя себе на гитаре.

В Гранаде Федерико обучался игре на рояле у композитора Антонио Сегуры. И первый в жизни успех Федерико –– это успех пианиста. Лорка выступал публично с сочинениями Моцарта, Бетховена, Шумана, Шопена. Это были концерты Литературно-художественного центра Гранады, в котором регулярно читались лекции, выступали писатели, философы, поэты, музыканты.

Профессор Гранадского университета и президент Литературно-художественного центра Фернандо де лос Риос часто приглашал Федерико принимать участие в этих концертах в качестве пианиста (Лорка с 1914 года был студентом юридического факультета).

С особенным удовольствием Федерико музицировал дома, исполняя любимые произведения своих друзей. А как талантливо импровизировал он в стиле Шопена, Брамса, Скарлатти, Дебюсси! Иногда в шутку Федерико выдавал свои импровизации за сочинения этих композиторов. Играя однажды что-то близкое по характеру к музыке Дебюсси, он обратился к одному из друзей: «Чье это?» — «Это? Дебюсси?» — неуверенно произнес товарищ. Лорка рассмеялся и со свойственной ему веселостью ответил: «Да... эта музыка, вводящая в заблуждение, — сочинение Федерико Гарсиа Дебюсси»(3).

Когда из дома 64 по улице Асеро дель Дарро неслись мелодии Моцарта или Шумана, все знали: Федерико мечтает за фортепиано.

Антонио Сегура занимался с Федерико и композицией. Среди фортепианных сочинений Лорки известны два –– поэма "Альбайсин" (в пяти песнях) и "Самбра-гитана". Эти пьесы Федерико исполнял во время своей встречи с выдающимся поэтом Испании –– Антонио Мачадо. Названия двух упомянутых фортепианных сочинений Федерико позволяют высказать предположение, что их основой был музыкальный фольклор Андалусии –– знакомые автору напевы цыганского квартала Гранады — Альбайсина.

По словам Лорки, Антонио Сегура помог ему сделать первые шаги в изучении фольклора.

О жизни Антонио Сегуры Меса известно очень немногое. Лишь недавно появилась статья Гибсона «Федерико Гарсиа Лорка, его учитель музыки и одна неизвестная статья», в которой рассказывается о жизни Меса 4.

Антонио Сегура родился в 1842 году в Гранаде. П словам Федерико, Сегура был учеником Верди. Опера Сегуры «Las hijas de Jephte» так и не увидела сцены, несмотря на усилия друзей композитора. Среди учеников Сегуры — Пако Алонсо — автор сарсуэл, Анхель Барриос—известный гитарист, организатор трио «Иберия» и др. Сегура пользовался уважением музыкантов Гранады. 15 апреля 1871 года газета «Еl Liceo de Granada» сообщала об избрании его почетным членом клуба музыкантов. Вместе со своим другом, известным итальянским певцом Ронкони, Сегура организовал в Гранаде консерваторию пения.

Об отношении Федерико к Антонио Сегуре Меса лучше всего говорят слова посвящения его первой опубликованной книги «Впечатления и пейзажи» («Impressiones y paisajes»):

«Незабвенной памяти моего старого учителя музыки, руки которого, как гибкие: побеги виноградной лозы, нежно касались клавиатуры или дирижировали... Он мог вновь воскрешать свои старые страдания, вступая в заговор с какой-либо из сонат Бетховена. Он был святым. С глубокой благодарностью и почтением. Автор»(5).

В Гранаде Федерико был известен не только как талантливый пианист. Вместе с друзьями Лорка участвовал в организации Общества камерной музыки (Sociedad de Musica de Camara). В концертах Общества впервые звучали ранее не исполнявшиеся в Испании квартеты композиторов-классиков.

Одним из любимых композиторов Федерико был Альбенис — создатель классических образцов испанской музыки нового направления. Хотя Альбенис и родился в Каталонии, но горячо любил Гранаду — город, сыгравший важную роль в его творчестве. «Гранада –– это сокровищница андалусской музыки. Я ищу сейчас золотые россыпи народного искусства, и это наполняет меня таким чувством, словно я касаюсь струн гитары», — писал Альбенис из Гранады в 1886 году6. Именно в Гранаде на основе андалусского фольклора Альбенис написал известную фортепианную пьесу «Гранада». С большим интересом знакомится Федерико и с другими сочинениями композитора, вдохновленными образами древней мавританской столицы, ее цыганского предместья Альбайсин, вечнозеленой Веги, Альгамбры («Альбайсин», «Вега», «В Альгамбре», «Алая башня»).

Любовь к творчеству Альбениса Лорка сохранил на всю жизнь. И когда много лет спустя в Барселоне был воздвигнут памятник Альбенису, Гарсиа Лорка в присутствии многочисленных музыкантов, литераторов и художников прочитал у могилы композитора посвященные ему стихи:
Над холодом камней и мрачной глиной

воздвигнут камень. Плоть его вместила

немую лиру, спелое светило

и урну с грустной песнью лебединой.
Из Кадиса соленого к старинной

Гранаде, чья стена в воде застыла,

конь андалусский, скачущий уныло,

храпя, несет тебя дорогой длинной.
Добром согрел ты нотные страницы,

но руки детские сковала нега...

О, сердца чистота и зоркость птицы!
Спи, небо, завернувшись в полог снега.

Над серым летом зимние зарницы...

Спи, отдыхай от жизненного бега.

(«Эпитафия Исааку Альбенису». Перевод П. Грушко)
В 1917 году с группой студентов университета, возглавляемой профессором Мартином Домингесом Берруэтой, Федерико отправляется в поездку по Испании. Недавно была обнаружена неизвестная статья Федерико Гарсиа Лорки, написанная во время этого путешествия и опубликованная 17 августа 1917 года в газете «El Diario de Burgos» под названием «Рассуждения. Правила в музыке»7. То, что одно из первых выступлений Федерико в печати посвящено музыке, не являлось случайностью. Вся его предшествовавшая жизнь теснее всего была связана с музыкой. Статья представляет интерес прежде всего тем, что раскрывает эрудицию девятнадцатилетнего юноши, размышляющего о природе музыкальной одаренности, о творчестве Глинки, Рамо, Бетховена, Дебюсси, Равеля, Рихарда Штрауса. Нам не известны причины, побудившие Федерико взяться за перо. Возможно эта статья — ответ на возникший во время путешествия спор. Но с кем? Не с профессором ли Мартином Берруэтой, читавшим в университете лекции по искусству? Страстный, полемический тон статьи как бы вызван горячим спором. Федерико активно отстаивает свои взгляды на искусство. Он выделяет музыку среди других и за безграничные возможности выражения. «Если слова, — пишет он, — способны выразить конкретные понятия, то они бессильны передать тончайшие оттенки человеческой души. Это способна сделать музыка. Для понимания музыки необходима духовная глубина, интимная с ней связь. Никто не передаст словами ту глубину чувств, которую выразил Бетховен в сонате «Аппассионата». Мы никогда не выразим словами души женщин так, как это сделал Шопен в своих «ноктюрнах».

Понять язык музыки, по мнению автора статьи, может только тот, кто обладает богатой фантазией. «Преодолев дракона техники, — пишет Лорка, — можно интимно говорить с музыкой». Главное внимание в статье отведено вопросу о взаимоотношениях таланта и правил в искусстве. Автор не отрицает необходимости изучения правил. «Для начала, — говорит Лорка, — правила необходимы. Но подлинный талант, встречаясь с правилом, может его и нарушить. Он не может быть скован правилами. При создании произведения, открывающего новые пути в искусстве, композитор руководствуется не правилами, но вдохновением». Свои высказывания Федерико подкрепляет ссылками на Глинку, Рамо, Дебюсси. Он резко обрушивается на формалистов, «которые, несмотря на дипломы, духовно кастрируют музыку хватаются за правила, как голодный ребенок за грудь. Они, как гиены, кусали Бетховена, а теперь препятствуют славе современных гениев. Нет ничего более стерильного и бесплодного, чем формалист, который находит в произведении лишь нарушения правил. Если большой мастер, нарушив правила, создает талантливое сочинение, то нужно лишь преклонить перед ним голову. Подлинный талант не может быть ограничен правилами потому, что он идет вперед. И тогда появляются Вагнер, такой презираемый и такой любимый, или виртуозный и своеобразный Равель, или глубоко меланхоличный Дебюсси. О новизне стиля Дебюсси могут сказать: мне нравится или мне не нравится. Но никогда: это плохо или хорошо. И это логично и неопровержимо, потому что вкусы людей индивидуальны. Как закрыть одно сердце в тюрьме другого! То, что есть загадочного в музыке, порой мешает почувствовать то необыкновенное, что проникает в самую душу, и то, что не в состоянии выразить ни одно другое искусство... Это искусство не вмещается в правила. Ночь тоже не имеет правил, и день не имеет правил. Пусть не все могут понять сущность музыки — вампира, медленно пожирающего мозг и сердце. Кого? Всех музыкантов»(8).

Статья Лорки написана в период, когда он решал жизненно важный для себя вопрос: кем быть? В это время им все сильней овладевает потребность высказываться в стихах. И Лорка отказывается от поездки в Париж для продолжения музыкального образования. Музыка не становится его профессией, но она входит неотъемлемой частью в его поэзию. И потому нас не удивляет обилие музыкальных образов в его стихах, не удивляет и сама музыкальность его поэтического мышления.

...Гарсиа Лорка сидит за фортепиано и импровизирует. Музыкальная импровизация незаметно переходит в импровизацию поэтическую. Федерико признавался друзьям, что сочиняет стихи за фортепиано.

Многими вдохновенными страницами Лорка-поэт обязан Лорке-музыканту. Разве не в содружестве поэзии и музыки возникли чудесные строки «Прерванного концерта»?
Нарушила гармонию

Ночи глубокой

Холодная фермата

Луны далекой.
Грустной музыки не слышно

В таверне старинной,

И звезда на луч певучий

Надела сурдину.

(Перевод М. Кудинова)
Лорка страстно любил родную природу. Преклонение перед природой, перед ее непрестанным обновлением, каждый миг которого слышался Лорке чудесной музыкой, рождало отзвук в лирических раздумьях поэта. С каким благоговением вслушивается поэт в окружающие его звуки в стихотворении «Элегия тишины».
Убегающая от звуков,

ты сама являешься звуком...
Просверленная звездами,

налившаяся музыкой,

куда, тишина, идешь ты

с нечеловеческой грустью...

(Перевод М. Павловой)
Музыкальная одаренность Гарсиа Лорки расширяла горизонт его творческого видения. Звучание многих строк поэта напоминает то лирически-задумчивую мелодию песни, то искрометный ритм танца, то все наполняющий колокольный звон...

«Сюита воды» — один из многочисленных примеров проявления музыкальной и поэтической одаренности Гарсиа Лорки:
Восток

Гамма ароматов,

нисходящая

к югу

(диатоническая).

Запад

Лунная гамма,

восходящая к северу

(хроматическая).

(Перевод Вл. Бурича)
Тонкой музыкальностью Федерико рождены и его яркие образные сравнения, удачные поэтические находки:
Лягушки превратили канаву в дудку,

Которая фальшивит еще усердней

Во мгле вечерней.

(«Пейзаж». Перевод М. Кудинова)
Избрав поэзию главным делом жизни, Федерико, однако, не расстается и с музыкой. Напротив, с каждым годом растет его увлеченность испанской народной музыкой, испанским музыкальным фольклором. Содружество поэзии и музыки становится важнейшей чертой искусства Гарсиа Лорки.

В 1914 году в Гранаду приехал выдающийся испанский композитор Мануэль де Фалья.

Небольшой домик композитора, расположенный неподалеку от Альгамбры, был местом интереснейших музыкальных встреч. К де Фалье приезжали известные артисты, композиторы, музыканты. Так, например, в 1916 году его посетил Игорь Стравинский, а в 1918-м –– артисты Русского балета Дягилева. Не раз в саду композитора звучала испанская музыка в исполнении знаменитого коллектива — «Трио Альбениса» (гитара, бандуррия, лютня) (9). Часто здесь бывал и Федерико, которого сблизила с хозяином дома горячая влюбленность в народную музыку. Мануэль де Фалья делился с юным другом творческими планами, знакомил с новыми сочинениями. В свою очередь, Федерико читал стихи, высоко ценимые де Фальей, и, аккомпанируя себе на фортепиано, пел народные песни. Восхищенный музыкальной одаренностью Федерико, композитор говорил: «Я хотел бы писать стихи с таким же искусством, с каким Федерико играет на рояле».

Юного поэта и композитора объединяли теснейшие творческие связи (10). Федерико помогал М. де Фалье в инсценировке эпизода из XXVI главы второй части «Дон-Кихота» («Театр мастера Педро» — «Еl retablo de Maese Pedro»), на сюжет которого де Фалья написал камерную оперу того же названия. Вместе они совершили поездку в Севилью, где опера прозвучала в концертах «Севильского камерного оркестра Бетика» (Бетика — древнее название Андалусии), созданного М. де Фальей.

Композитор сочинял музыку к спектаклям, которые Федерико ставил в доме родителей. Вместе они устроили рождественский «Праздник детей» в Гранаде. Драматические сценки, поставленные Федерико, сопровождались музыкой Педреля, Альбениса Дебюсси, Стравинского в обработке М. де Фальи.

«Маэстро де Фалья,— Говорил Лорка, — мой учитель: Он не только большой музыкант, он — святой. Он преподал мне великий урок скромности».

Высокие нравственные принципы Мануэля де Фальи, его рыцарское служение искусству оказали влияние и формирование личности Федерико. Долг художника, по мнению де Фальи, — в неустанном труде, в служении обществу. Эти принципы композитора разделял и Федерико. Лорка вспоминает об одном из высказывании М. де Фальи: «Музыка — наше ремесло, обычный труд». «Эти прекрасные слова учителя, — говорил Лорка, — удивили пианистку Ванду Ландовскую. Некоторые считают, что люди искусства имеют право на особое отношение («Художникам все разрешено»). Я присоединяют к мнению де Фальи. Создавая произведения, я лишь выполняю свой долг» (11).

Через всю жизнь Федерико пронес чувство глубокой уважения к Мануэлю де Фалье — музыканту и человеку (12).

Еще в 1919 году Федерико поступил в Студенческую резиденцию — учебное заведение в Мадриде, созданное по типу свободных университетов. Это был один из культурных центров столицы. Здесь с молодежью встречались выдающиеся писатели, философы, поэты: Мигель де Унамуно, Хуан Рамон Хименес, Антонио Мачадо, Валье Инклан, Рамон Менендес Пидаль и др. Резиденция издавала много книг, таких, например, как «Жизнь Бетховена» или «Жизнь Толстого» Ромена Роллана. Среди студентов Резиденции было немало энтузиастов народной песни. Часто в ее стенах звучали напевы различных областей Испании — Андалусии и Басконии, Галисии и Астурии, Каталонии и Кастилии. Студенты Резиденции принимали участие в создании сборника «40 испанских народных песен» Эдуардо Торнера, изданного в Резиденции в 1924 году. «Моим старым друзьям по Студенческой резиденции», — гласит посвящение автора (13).

Разносторонняя талантливость и личное обаяние делают Федерико любимцем Резиденции. Многочисленных товарищей влечет к нему редкая поэтическая одаренность и необыкновенная музыкальность. Друзья вспоминают, что поэт был в состоянии играть и петь в течение долгих часов. А как проникновенно и задушевно он пел! Как много знал песен! Как только Федерико касался клавиш старого «Плейеля», стоявшего в зале, вокруг него собирались слушатели. Навсегда остались в памяти друзей эти выступления и та непринужденная обстановка, какую могло создать только безграничное обаяние поэта. «Незабываемыми остались вечера и ночи весны или начала лета, — вспоминал поэт Рафаэль Альберти, –– которые мы проводили у рояля, слушая, как поднимается огромная волна неисчерпаемых духовных богатств Испании, богатств многоголосых, проникновенных, острых, печальных и веселых. «Откуда это? Кто знает?» — спрашивал у слушателей Федерико, начиная петь песню «Парни из Монлеона», аккомпанируя себе на рояле:
Парни из Монлеона

пахать отправились рано,

чтоб вовремя быть на корриде,

и переодеться заранее.
«Это поют в Саламанке», ответил кто-то из слушателей. «Правильно, согласился Федерико, лицо которого стало полувеселым, полупечальным. –– Эту песню я нашел в песеннике Ледесмы» (14).

В Студенческой резиденции Федерико выступал и в качестве пианиста-солиста. Здесь, как и в Гранаде, он исполнял пьесы Баха, Моцарта, Бетховена, Шопена, Дебюсси, Альбениса, Гранадоса, Равеля, де Фальи.

В первые же годы после переезда в Мадрид у Федерико появляется много друзей. К нему, словно к магниту, тянулась талантливая молодежь, ищущая новых путей в искусстве, — художники, скульпторы, литераторы. Это талантливейший художник и скульптор Альберто Санчес (15), художник и поэт Морено Вилья, художник и поэт Рафаэль Альберти, художники Грегорио Прието и Сальвадор Дали, поэт Хорхе Гильен и др. Федерико жадно тянулся к дружбе, к общению. Об этой черте своего характера он мог бы сказать прекрасными словами Сент-Экзюпери: «Единственная настоящая роскошь –– это роскошь человеческого общения».

Многие музыканты стали друзьями Федерико. Среди них один из основателей Национального музыкального общества, учрежденного в Мадриде в 1915 году, Адольфо Саласар — известный музыкальный критик и композитор, которому Федерико посвятил стихотворение «Прерванный концерт». Это и Эрнесто Альфтер — ученик де Фальи, автор известной «Симфониетты», балета «Сонатина» (Лорка посвятил ему стихотворение «Срубили три дерева»). Дружба Федерико с композитором Густаво Питталугой (16) содействовала их совместному творчеству. Так был создан на текст Лорки балет Густаво Питталуги «Паломничество рогоносцев», поставленный труппой известной испанской певицы и танцовщицы Архентиниты в Мадриде (17).

Федерико познакомился с Энкарнасьон Лопес (Архентинитой) вскоре после приезда в Мадрид. С тех пор их связывала большая творческая дружба. 22 марта 1920 года Архентинита исполнила танцы в пьесе Лорки «Чары бабочки» (спектакль сопровождался музыкой Грига и Дебюсси).

Вместе с Архентинитой Лорка-пианист неоднократно выступал с исполнением испанских народных песен. Сохранившиеся записи донесли до нас живое звучаний этих выступлений (18).

Музыкальная жизнь испанской столицы к моменту приезда Гарсиа Лорки была исключительно разнообразной. Федерико стал постоянным слушателем концертов Национального музыкального общества, пропагандировавшего творчество отечественных композиторов — Альбениса, Гранадоса, Бретона, Конрадо дель Кампо, Луиса Алонсо, Хоакина Турины, Переса Касаса. Часто Лорку можно было встретить на концертах, в которых исполнялась музыка Мануэля де Фальи — балет «Треугольная шляпа» (в исполнении Русского балета Дягилева), фортепианный концерт «Ночи в садах Испании» (солист Хоакин Нин), фантазия «Бетика», «Семь испанских народных песен» и т. д. Огромное впечатление произвело на Гарсиа Лорку исполнительское искусство негритянской певицы Мариан Андерсон, певца Тито Скипы, клавесинистки Ванды Ландовской, пианистов Рикардо Виньеса, Э. Рислера, Клаудио Аррау, гитаристов Андреаса Сеговия и Рехино Сайнса де ла Маса.

На концертах Национального музыкального общества Лорка познакомился с сочинениями Глинки, Римского-Корсакова, Мусоргского, Скрябина, Сметаны, Рихарда Штрауса, Сибелйуса. Значительное место в программах нового общества занимали сочинения Дебюсси и Равеля (отрывки из «Пелеаса и Мелисанды», «Иберия», «Могила Куперена», «Дафнис и Хлоя» и др.).

«У этих художников, — говорил Гарсиа Лорка,— была сила убеждения, благодаря которой они пробили дорогу к сердцам людей»19. 1918 году умирает Дебюсси.

Памяти Дебюсси испанские музыканты посвятили ряд концертов, в которых принимали участие Мануэль де Фалья20, пианист Рикардо Виньес — первый исполнитель многих сочинений основоположника музыкального импрессионизма. Творчество и личность Дебюсси привлекали внимание Гарсиа Лорки в течение всей жизни поэта. Еще в Гранаде он познакомился со многими его фортепианными пьесами. Вдохновенные импровизации Федерико в стиле выдающегося мастера красноречиво говорили об удивительном проникновении в мир музыки Дебюсси (21). Этому способствовала и внутренняя общность Лорки и Дебюсси проявившаяся, в частности, в их любви к природе. Дебюсси любил слушать «совет ветра, который напевает историю мира», а Лорка — «побеседовать с ветром». Стихотворение Лорки «Дебюсси» — это поэтическая импровизация, вдохновленная музыкой французского композитора. В стихотворении, наряду с отражением музыкального импрессионизма Дебюсси нельзя не почувствовать импрессионистических влияний живописцев, общих, по-видимому, как для Дебюсси, так и для Гарсиа Лорки (22).

Нежно и проникновенно, подобно тончайшей импрессионистической звукописи, звучит стихотворение Лорки «Дебюсси»:
Молчаливо по ряби канала

плывет моя тень куда-то.

На тени моей покачиваются

зеленых звезд лягушата.

Тень роняет на тело

застывших предметов отсветы.

Тень моя — как огромный

комар фиолетовый.

Сто сверчков в камышах высекают

золотые искры созвучий.

И в душе моей брезжит свет,

отраженный от ряби текучей.

  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Гарсия Лорка. Канте хондо
Группа интеллигентов и энтузиастов, выдвинувшая идею конкурса, хочет лишь одного пробудить тревогу. Господа! Музыкальная душа нашего...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Моччиа Три метра над небом. Я хочу тебя Сканирование u-la,...
Эта книга – продолжение нашумевшего романа Федерико Моччиа «Три метра над небом», получившего мировую известность благодаря удачной...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconГабриэль Гарсиа Маркес Сто лет одиночества
Много лет спустя, перед самым расстрелом, полковник Аурелиано Буэндия припомнит тот далекий день, когда отец повел его поглядеть...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconМеня зовут Филип Тосио Судо. Мое додзё для всех, кто хочет заниматься...
Меня зовут Филип Тосио Судо. Мое додзё для всех, кто хочет заниматься музыкой. Не смущайтесь, если вы не музыкант. Вы желанный участник,...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconГабриэль гарсиа маркес
В южной Америке Маркес является, пожалуй, самым почитаемым и популярным латиноамериканским писателем всех времен. И даже в Европе...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Моччиа Три метра над небом
Они из разных миров, но они полюбили друг друга. Теперь Баби не узнают даже родители, а Стэп внезапно открывает в себе качества,...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДать логическую характеристику понятий: стол, куча, Шерлок Холмс
Изобразить в кругах Эйлера отношения между понятиями: музыкант, толстяк, немец; ученый, русский, академик Павлов

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Андахази Милосердные ocr roland «Милосердные»: Махаон; Москва;...
Сестры поддерживают едва теплящуюся в ней жизнь весьма оригинальным способом Как именно? Вот тут-то и начинает приоткрываться жуткая...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДревней Руси Михаил Николаевич Щрилев Cкоморохи
Их развернутую характеристику дает В. Даль: «Скоморох, скоморошка, музыкант, дудочник, чудочник, волынщик, гусляр, промышляющий пляской...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов