М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант




НазваниеМ. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант
страница2/5
Дата публикации01.07.2013
Размер0.5 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Музыка > Документы
1   2   3   4   5
(Перевод П. Грушко)
В 1922 году в Гранаде состоялся фестиваль песен «канте хондо»(23). Цель фестиваля — по замыслу его организаторов –– Мануэля де Фальи и Федерико Гарсиа Лорки — состояла в собирании подлинных напевов канте хондо, в выявлении талантливых исполнителей, в возрождении интереса к этому древнему искусству.

«Подлинная андалусская песня — сокровище красоты — не только находится под угрозой искажения, но и близка к полному исчезновению. От настоящего искусства андалусского пения остается лишь тень того, чем оно было и чем должно быть. Вызывает тревогу и то, осталось очень немного настоящих исполнителей канте хондо» (24).

Федерико приглашает принять участие в фестивале певцов цыганского квартала Гранады — Альбайсина. С этой же целью едет он и в Севилью. Там Лорка посещает знаменитое кафе Сильверио — своеобразную школу андалусских певцов. Он всегда искал их общества и гордился своим знакомством с одним и лучших исполнителей андалусских напевов Мануэлем Торресом, по его словам, человеком большой культуры. Лорка посвящает ему «Цыганские виньетки» (25).

7 июня 1922 года Федерико вместе с Андресом Сеговией выступает в концерте, посвященном предстоящему фестивалю. Участие Федерико в подготовке к фестивалю во многом содействовало его успешному проведению. К этому времени, несмотря на свою молодость, Лорка был уже известен как талантливый поэт. Гранада гордилась им. Газета «Защитник Гранады» 8 июля 1922 года писала: «Гранада считает его своим поэтом. Завтра мальчику — мечтателю, влюбленному во все прекрасное и возвышенное, будет принадлежать слава» (26).

Огромное впечатление на слушателей произвело выступление народных певцов и музыкантов: Диего Бермудеса из Севильи, получившего первую премию, Мануэля Ортеги, Марии Амайи (Гаспача), Пасторы Павон, Хосе Солера и др.

Фестиваль андалусских песен канте хондо явился значительным событием музыкальной жизни Испании (27).

Еще за четыре месяца до фестиваля в гранадской газете «Noticiero granadino» была опубликована лекция Гарсиа Лорки об искусстве канте хондо, представляющая значительный интерес для всех интересующихся андалусской культурой.

«Исторических факторов, — говорил поэт, — неравноценных по своей значимости, которые имеет в виду де Фалья и которые так повлияли на песни канте хондо, существует три. Принятие испанской церковью литургического песнопения, нашествие сарацин и приход в Испанию многочисленных таборов цыган. Они-то, эти загадочные, кочующие люди, придали окончательную форму канте хондо. Не случайно у сигирийи сохранилось определение «цыганская», не случайно и употребление цыганских слов в текстах песен. Не следует, конечно, думать, что природа песен канте хондо цыганская. Цыгане живут во многих странах Европы, а также и в других областях Испании, но песни канте хондо родились только на нашей андалусской почве. Речь идет о чисто андалусской песне, которая существовала в зародыше еще до того, как появились здесь цыгане. ...Согласно легенде, в 1400 году нашей эры цыганские племена, преследуемые тысячами всадников великого Тамерлана, покинули Индию. Двадцать лет спустя эти племена появились среди различных народов Европы. В Испанию они вошли вместе с сарацинскими войсками, которые периодически высаживались на наших берегах, приплывая из Аравии и Египта. Канте хондо возникло на основе андалусских напевов в сплаве с древними цыганскими элементами. Вот почему мы обязаны этой душе наших душ, по которой льются все печали и проявления андалусской расы» (28).

Особый интерес представляют высказывания Гарсиа Лорки о русских композиторах, об использовании ими песен канте хондо.

«В 1847 году,— говорил Гарсиа Лорка в лекции,— Михаил Иванович Глинка приехал в Гранаду29... Он подружился со знаменитым гитаристом того времени Франсиско Родригесом Мурсиано и часами слушал его импровизации... По возвращении к себе домой он рассказывал об особенностях наших песен, которые изучил и использовал в своих сочинениях. Композитор нашел подлинный источник творчества. К этому источнику обращались и другие русские композиторы. Доказательство тому — «Воспоминание о летней ночи в Мадриде» Глинки, фрагменты «Шехеразады» и «Испанское каприччио» Римского-Корсакова, который всем вам знаком. Итак, вы видите, как своеобразие канте хондо повлияло на Москву из Гранады, как печаль de la Vela (30) подхватили далекие колокола Кремля. В Испании канте хондо не случайно оказало влияние на всех музыкантов, которых я называю великой испанской струной,— от Альбениса до Фальи через Гранадоса. Еще Педрель использовал народные песни в опере «Селестина», к нашему стыду так и не поставленной в Испании, и указал этот путь. Но гениальным решением было решение Исаака Альбениса, который ввел в свои произведения лирическую основу андалусской песни».

«На международной выставке, — продолжал Гарсиа Лорка, — организованной в Париже в 1900 году, в Испанском павильоне группа цыган пела канте хондо во всей их чистоте. Эти выступления привлекли внимание всего города и, особенно, молодого музыканта, который в это время вел поиски, как и все мы, молодые артисты, нетронутых эмоций. Молодой человек изо дня в день ходил слушать андалусских певцов. Его широко раскрытая душа наполнилась духом наших мелодий. Это был Клод Дебюсси. Со временем он стал самой высокой музыкальной вершиной — открывателем новых путей, создателем новых теорий. Действительно, во многих произведениях этого музыканта возникают тончайшие отзвуки Испании и прежде всего Гранады, которую он считает настоящим раем. Влияние канте хондо особенно заметно в пьесах «Вечер в Гранаде» и «Ворота Альгамбры». И самое удивительное то, что Дебюсси, постигший дух канте хондо, не знал Гранады. Речь идет об удивительном случае художественной прозорливости, гениальной интуиции».

Отметив, что новое поколение испанских музыкантов — Адольфо Саласар, Роберто Эрар, Федерико Момпу — также обращается к канте хондо, Федерико следующими словами закончил свою лекцию: «Итак, вы видите, сеньоры, какое значение имеют песни канте хондо. Какое удачное название дал им народ! Они действительно глубокие. Более глубокие, чем колодцы и моря всего мира»31.

К моменту проведения фестиваля Гарсиа Лорка был уже автором сборника стихов «Канте хондо», в который входят четыре поэмы: «Сигирийя-гитана», «Солеа», «Саэта» и «Петенера». Многочисленными нитями связаны эти стихи с искусством канте хондо, к которому Гарсиа Лорка питал подлинную страсть. Здесь он чувствовал себя как в родной стихии: напевы канте хондо были напевами его детства. И хотя в стихах ничего не говорится о песнях, их мелодии словно слышатся рядом. Это — фон, на котором звучат стихи, вернее — их источник. Лорка как бы размышляет вслух, импровизирует, слушая печальные напевы канте хондо о трагических судьбах родной земли, о ее людях, их любви, о неповторимом пейзаже Андалусии. Разве не печальный напев солеа угадывается сквозь строки «Солеа»:
На темени горном,

на темени голом

часовня.

В жемчужные воды

столетние никнут

маслины.

Расходятся люди в плащах,

а на башне

вращается флюгер.

Вращается денно,

вращается нощно,

вращается вечно.

О, где-то затерянное селенье

в моей Андалусии слезной.

(Перевод М. Цветаевой)
С непостижимой тайной поэт умел связывать краски, линии и звуки. И потому, слушая «Поступь сигирийи», мы словно видим этот нежный, лирический и удивительно пластичный танец:
Идет она пленницей ритма,

который настичь невозможно.

С тоскою в серебряном сердце,

с кинжалом в серебряных ножнах.

Куда ты несешь, сигирийа,

агонию певчего тела?

Какой ты луне завещала

печаль олеандров и мела?

(Перевод А. Гелескула)
Сигирийя — это не только танец, но и песня. Песня, начинающаяся резким гортанным криком, который производил незабываемое впечатление, если сигирийю исполняли такие прославленные андалусские певцы, как, например, Сильверио Франконетти или, позднее, Мануэль Торрес:
Эллипс крика

пронзает навылет

молчание гор,

и в лиловой ночи,

над земными купами рощ,

вспыхнет черной радугой он.
А-а-а-а-ай!
И упругим смычком

крик ударил

по туго натянутым струнам,

и запела виола ветров.
А-а-а-а-ай!
(Люди в пещерах

вдруг погасили свечи.)
А-а-а-а-ай!

(«Крик». Перевод Г. Шмакова)
Без гитары нет искусства канте хондо. Гитарист не только аккомпанирует певцу, он его вдохновляет и своей импровизацией властно захватывает внимание слушателей. «Гитара» — одно из лучших стихотворений «Канте хондо»:
Начинается

плач гитары.

Разбивается

чаша утра.

Начинается

плач гитары.

О, не жди от нее

молчанья,

не проси у нее

молчанья!

Неустанно

гитара плачет,

как вода по каналам — плачет,

как ветра над снегами — плачет,

не моли ее

о молчанье!

Так плачет закат о рассвете,

так плачет стрела без цели,

так песок раскаленный плачет

о прохладной красе камелий,

так прощается с жизнью птица

под угрозой змеиного жала.

О гитара,

бедная жертва

пяти проворных кинжалов!

(Перевод М. Цветаевой)
Гитара вдохновила Лорку на создание ряда стихотворений, ее образ присутствует во многих его сочинениях. Чувства к «королеве» инструментов, как испанцы называют гитару, Лорка выразил следующими словами:
Когда умру,

схороните меня с гитарой...

(«Помни». Перевод Инны Тыняновой)
В поэзии Лорки гитара одухотворена, ей доверяется самое сокровенное:
И вторит мужскому вздоху

открытая грудь гитары.

(«Квартал Кордовы». Перевод А. Гелескула)
Испанские народные музыканты достигли высокого уровня игры на гитаре. Виртуозное владение этим инструментом является их национальной чертой. Именно гитаре поэты и музыканты Испании отдавали свое вдохновение.

Федерико был талантливым гитаристом, участником многих музыкальных вечеров. Друзья поэта вспоминают об одном из них, состоявшемся в 1918 году во дворе таверны, принадлежавшей отцу гитариста Барриоса. Находившиеся здесь участницы гастролировавшего в Гранаде Русского балета Сергея Дягилева устроили импровизированное представление. Их танцы, особенно танцы знаменитой Тамары Карсавиной, сопровождались игрой двух гитаристов — Гарсиа Лорки и Барриоса. Среди друзей поэта — крупнейшие гитаристы — Андреc Сеговия и Рехино Сайнс де ла Маса, которому Лорка посвятил стихотворение «Загадка о гитаре». Лорке принадлежит и статья, написанная под впечатлением состоявшегося в мае 1920 года в Гранаде концерта Рехино Сайнса де ла Маса.

Через несколько дней в «Gaceta del Sur» появилась рецензия, в которой поэт высоко оценил мастерство гитариста. Эта статья — одно из свидетельств глубоких познаний Лорки музыкального искусства Испании, и, в частности, искусства виуэлистов XVI века (виуэла - разновидность гитары). В XVI веке виуэла была одним из самых распространенных инструментов, под аккомпанемент которого исполнялись песни. Наиболее значительными исполнителями и авторами пьес для виуэлы были Луис Милан, Диего де Нарваес-и-Мударра и другие, имена которых упоминает Гарсиа Лорка. Эти талантливые музыканты превратили виуэлу из инструмента аккомпанирующего в инструмент солирующий, достигнув высокого уровня искусства вариационной разработки (диференсиас). Известны, например, «120 вариаций на романс про графа Клароса» Вальдеррабано.

«Двадцатого, — писал Гарсиа Лорка, — в четверг гранадской публикой выступил один из самых интересных представителей артистической молодежи Испании, интересный как своей жизнью, так и своим искусством. Подобно Льорету и Сеговии, он тоже странствующий рыцарь, который с гитарой за спиной бродит из края в край, впитывая в себя пейзажи тех мест, где звучит старинная музыка. Это Сайнс де ла Маса, человек, исполненный прежде всего волнения и меланхолии... Идеал Сайнса де ла Маса — бродить, видеть новое, менять горизонты. Это же стремление искать что-то новое в жизни, наслаждаться новыми и неведомыми цветами на своем пути заставило Сайнса де ла Маса извлечь испанских виуэлистов XVI века из старых ларей, покрытых паутиной. Искусство Сайнса де ла Маса делает чудеса. Этот великий гитарист сумел встать рядом с теми, кто терпеливо открывал и распространял старинную испанскую музыку. В этом его двойная заслуга — художника и патриота. В основе сочинений испанских виуэлистов всегда лежит народная мелодия. Не усложняя ее, они достигали звучания, полного обаяния и простоты... Эти изумительные музыканты XVI века — свидетели создания фуги и канона, — открывшие путь, который потом должны были пересечь Бах и Моцарт, вернулись к новой жизни... Грусть и радость Диего де Нарваес-и-Мударра и скрытая печаль такого тонкого артиста как Луис Милан (Мирафлор), были услышаны снова в XX веке в Испании благодаря выдающемуся музыканту, с нежностью разыскивающему в библиотеках пожелтевшие страницы и удостоившему особой чести бедную и оклеветанную гитару» (32).

Искать, записывать и обрабатывать народные напевы было для Лорки потребностью. За влюбленность в фольклор друзья полушутя, полусерьезно называли его «фольклоркистом».

С юных лет музыкальная одаренность Лорки позволяла ему удерживать в памяти слышанные в Гранаде напевы крестьян, погонщиков мулов, цыган Альбайсина. Так были записаны мелодии песен «Юные пилигримы», «Тарара», «Между вами, юноши», «Карточные короли» и др. Постепенно круг фольклорных исследований Лорки расширялся. В этой работе значительную роль Лорка отводил изучению сборников песен — cancionero. В цитированной выше лекции о песнях канте хондо Лорка с уважением говорит о благородной, патриотической деятельности их авторов.

Он называет имена Дамасо Ледесмы, Федерико Ольмеды, Эдуардо Торнера, усилиями которых были собраны и записаны народные песни различных областей Испании. Гарсиа Лорка внимательно изучал труды этих неутомимых исследователей фольклора, многие напевы из их сборников гармонизовал. Федерико де Онис в статье «Лорка — фольклорист» приводит названия некоторых из них (33). Из сборника Федерико Ольмеды — песня «Я не хочу больше награды», из сборника Дамасо Ледесмы — фанданго «Вот мое сердце», романс «Герцог Альба», «Ла Кларе», «Дядюшка Висенте», «Осел из Вильярино», галисийские песни, колыбельная «Бадахос» и др. Из сборника Эдуардо Торнера — песни «Дядюшка Бабу», «Сеньор Сан-Хуан», «Пастух а горах», «Я чувствую дыхание любимой», «Дом священника».

Значительная. роль в благородной деятельности изучения и пропаганды испанской народной музыки принадлежит Фелипе Педрелю — «великому учителю, — по словам Гарсиа Лорки, — одному из первых испанцев, обратившихся к научному исследованию проблем фольклора»34. Идейный вдохновитель Ренасимьенте — испанского музыкального возрождения конца XIX — начала XX века, воспитатель целого поколения композиторов (Альбениса, Мануэля де Фальи, Гранадоса), Педрель оказал огромное влияние на студенческую молодежь Мадридской и Барселонской консерваторий.

Федерико изучает статьи Педреля о фольклоре, его сборники народных песен и, особенно, его «Саncionero musical popular espanol» –– четырехтомное собрание народных песен различных областей Испании.

В предисловии к этому изданию Педрель писал: «...моей постоянной заботой было раскрывать посредством соответствующей гармонизации сущность, дух того, что мне подсказывала мелодия...» (35). В своих обработках Гарсиа Лорка, несомненно, следовал этим принципам Педреля.

Запись и гармонизация народных песен обнаруживают в Гарсиа Лорке тонкого знатока музыкального фольклора Испании. Собирая, записывая и исполняя народные песни, он объединял в своем лице поэта, композитора, певца. Его благородная деятельность была продолжением славных традиций испанских народных музыкантов, которые бережно сохраняли для следующих поколений любимые народом песни и танцы. В этом — одна из заслуг Федерико Гарсиа Лорки перед национальной культурой Испании. «Я пишу стихи, — говорил Лорка, — для того, чтобы люди любили меня». Людям отдавал он и свои песни. У Лорки была потребность разделить с друзьями восхищение записанной мелодией или старинным напевом из саncionerо. Для него это было необходимо, и, сам себе аккомпанируя, Лорка пел, напоминая странствующих по дорогам Испании народных певцов — хугларов. В сущности, Лорка и был хугларом.

Музыкальная одаренность Гарсиа Лорки восхищала не только его соотечественников. Среди восторженных отзывов о нем иностранных деятелей культуры интересно высказывание французского музыковеда Марчелы Швейцер, изучавшей в Испании музыкальный фольклор. «Пламенность чувства, — писала М. Швейцер, — объединяла в нем творца и исполнителя. Перед нами вставала Испания с ее суровой душой, с ее изяществом, яркими праздниками, гаданьями, поединками, цыганами, жандармами, погонщиками мулов» (36).

Вот Лорка в США. С пребыванием поэта в Нью-Йорке связан эпизод, рассказанный Дамасо Алонсо: «В просторных залах разбросаны кучки жестикулирующих людей... Вдруг все эти люди, словно обезумев, устремляются к роялю. Что случилось? Оказывается, Федерико, сам себе аккомпанируя, поет испанские песни. Слушатели не знают испанского языка и не имеют никакого представления об Испании. Но исполнение таково, что умы их озаряются невиданным светом, а сердце наполняется тихой печалью» (37). В Нью-Йорке Лорка прочел лекцию «Песни о бое быков» и дирижировал хором студентов Колумбийского университета, исполнявшим песни Испании. Здесь Федерико, как утверждает Васкес Оканьо (38), после одной из своих импровизаций за фортепиано создает два стихотворения — «Маленький венский вальс» и «Вальс сквозь листья».

Во время пребывания в США Федерико встречается с выдающейся испанской танцовщицей Антонией Мерсе, и на вечере в ее честь 16 декабря 1929 года читает посвященные ей стихи из «Канте хондо» — «Балладилью о трех реках», «Силуэт петенеры» и ряд других (39). Возвращаясь из США, Лорка посетил Кубу. В Гаване произошла его встреча с Сергеем Прокофьевым. В беседе с композитором после его концерта (исполнялись «Сказки старой бабушки», «Мимолетности» и др.) Лорка рассказал, что еще в Мадриде он познакомился с этими сочинениями, и теперь ему было интересно услышать их в авторском исполнении. По приглашению Испано-кубинского института культурных связей Гарсиа Лорка выступил с несколькими музыкально-литературными лекциями в Гаване, среди которых «Канте хондо», «Теория и игра вдохновения» (40).

В лице Гарсиа Лорки музыкальный фольклор Испании имел талантливого пропагандиста. Лекции в Испании, США, на Кубе, а позднее в Аргентине и Уругвае были увлекательным повествованием о том, что Лорка, поэт и музыкант, нашел в песне. Просто и естественно переходил он от рассказа о песнях к их исполнению. После лекций Лорки в Южной Америке мадридские газеты справедливо называли его «чрезвычайным послом» культуры Испании. В Аргентине с помощью актрисы Лолы Мембривес Гарсиа Лорка осуществил инсценировку нескольких испанских народных песен, превратив их в своеобразные драматические сценки.

«Я считаю, — говорил Лорка, — что инсценирование песни — работа более важная, чем может показаться. Инсценированная песня имеет своих действующих лиц, свои характеры... Это короткий спектакль, полный вдохновения и красоты» (41).

Относящаяся к этому периоду запись беседы аргентинского журналиста Октавио Рамиреса с Гарсиа Лоркой рисует обаятельный облик поэта, помогающего актерам почувствовать сущность инсценированных песен, проникнуть в их своеобразие. Записи О. Рамиреса сохранили и ряд интересных высказываний поэта о музыке, его отношении к фольклору и его замечания артистам. До нас дошла лишь незначительная часть народных песен, обработанных Гарсиа Лоркой. Тем больший интерес приобретает запись указанной беседы, из которой мы узнаем, что вместе с известными песнями «Четыре погонщика мулов» и «Юные пилигримы». Лорка инсценировал еще и «Кастильскую песню».

Эта песня, — говорил Гарсиа Лорка, — полна красоты и меланхолии. Поется она в Бургосе и напоминает Кастилию — равнину золотых тополей:
Листья уносит ветер,

А влюбленных — их мысли.

Разве это не прекрасно?

Что может быть прекраснее?»

1   2   3   4   5

Похожие:

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Гарсия Лорка. Канте хондо
Группа интеллигентов и энтузиастов, выдвинувшая идею конкурса, хочет лишь одного пробудить тревогу. Господа! Музыкальная душа нашего...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Моччиа Три метра над небом. Я хочу тебя Сканирование u-la,...
Эта книга – продолжение нашумевшего романа Федерико Моччиа «Три метра над небом», получившего мировую известность благодаря удачной...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconГабриэль Гарсиа Маркес Сто лет одиночества
Много лет спустя, перед самым расстрелом, полковник Аурелиано Буэндия припомнит тот далекий день, когда отец повел его поглядеть...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДжей Эллиот, Вильям Саймон Стив Джобс. Уроки лидерства
Моей жене Лилиане и сыновьям Джею-Александру и Федерико за их любовь и поддержку, а также Эйрин, Виктории и Шарлотте, Шелдону, Винсенту...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconМеня зовут Филип Тосио Судо. Мое додзё для всех, кто хочет заниматься...
Меня зовут Филип Тосио Судо. Мое додзё для всех, кто хочет заниматься музыкой. Не смущайтесь, если вы не музыкант. Вы желанный участник,...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconГабриэль гарсиа маркес
В южной Америке Маркес является, пожалуй, самым почитаемым и популярным латиноамериканским писателем всех времен. И даже в Европе...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Моччиа Три метра над небом
Они из разных миров, но они полюбили друг друга. Теперь Баби не узнают даже родители, а Стэп внезапно открывает в себе качества,...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДать логическую характеристику понятий: стол, куча, Шерлок Холмс
Изобразить в кругах Эйлера отношения между понятиями: музыкант, толстяк, немец; ученый, русский, академик Павлов

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconФедерико Андахази Милосердные ocr roland «Милосердные»: Махаон; Москва;...
Сестры поддерживают едва теплящуюся в ней жизнь весьма оригинальным способом Как именно? Вот тут-то и начинает приоткрываться жуткая...

М. Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка музыкант iconДревней Руси Михаил Николаевич Щрилев Cкоморохи
Их развернутую характеристику дает В. Даль: «Скоморох, скоморошка, музыкант, дудочник, чудочник, волынщик, гусляр, промышляющий пляской...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов