Тема XII




Скачать 371.49 Kb.
НазваниеТема XII
страница1/3
Дата публикации25.07.2013
Размер371.49 Kb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
  1   2   3
Государственный университет

Высшая школа экономики
«Интернет-школа политологии»
ТЕМА XII

Политические технологии
Список использованных источников

  1. Соловьев А.И.Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2000. С. 285-295

  2. Анохин М.Г.Политические технологии//Вестник Российского университета дружбы народов. –Сер.: Политология. – 200. -№2 -С. 101-104.


Соловьев А.И.Учебник.

Понятие политических технологий


Реальные политические процессы в любом сложноорганизованном обще­стве и государстве исключительно многообразны. С одной стороны, на них можно смотреть как на про­явление специфической общественной сферы, обладающей соци­альными границами, внутренними и внешними взаимозависимостя­ми, набором акторов, отличительными признаками и т.д. С другой стороны, эти властные взаимосвязи можно представить как совокуп­ность конкретных проблем, требующих решения со стороны государ­ства и других политических субъектов, осуществления ими соответ­ствующих целенаправленных действий, применения конкретных средств и ресурсов. Но тогда ситуация существенно меняется: все макросоциальные межгрупповые отношения в сфере власти преобразу­ются во взаимозависимость отдельных структур и институтов, в конк­ретные поступки и чувства действующих лиц, совершаемые в опреде­ленном месте и в реальное время. Таким образом, межгрупповая конкуренция в сфере власти предстает в качестве практических спо­собов и процедур управления, принятия решений, урегулирования конфликтов, установления коммуникаций и других процессов, выяв­ляющих иной уровень политических зависимостей и связей. В этом смыс­ле процессы осуществления власти и управления обществом будут ориентироваться на факторы, фиксирующие сложное переплетение самых разнородных – психологических, материальных и прочих – явлений, реально воздействующих на ход событий.

Таким образом, решение конкретной проблемы означает не столько понимание человеком целей и средств их достижения, сколько выра­ботку конкретных способов их воплощения на практике, т.е. приме­нение определенных технологий решения задачи. В целом технологи­ческое решение проблемы означает не понимание того, ЧТО она из себя представляет, а КАК разрядить конкретную ситуацию. Именно поэтому с помощью технологий выявляется новый смысл и суть вла­сти. Технологии по-новому ставят проблему измерения политических событий, закладывают основу для специализированной деятельности по урегулированию (контролю) политических явлений. Образуя осо­бый ракурс понимания политических процессов, технологии показы­вают, что от применяемых способов решения той или иной задачи может кардинально зависеть сущность этого явления. Например, мас­совая клевета, распространение дезинформации, отказ в предостав­лении телеэфира представителям определенных партий могут превра­тить процесс формирования органов власти из свободного выбора граж­данами своих представителей в навязывание им интересов и воли кругов, контролирующих СМИ.

Итак можно сказать, что политические технологии представляют собой совокупность последовательно применяемых процедур, приемов и способов деятельности, направленных на наиболее оптимальную и эффективную реализацию целей и задач конкретного субъекта в опре­деленное время и в определенном месте. В целом как совокупность оп­ределенных знаний и умений, обеспечивающих решения субъектом конкретных задач в сфере власти, политические технологии имену­ются также и как политический маркетинг.

Как правило, потребность в формировании политических техно­логий проявляется там и тогда, где и когда имеются повторяющиеся, порой даже стеореотипизированные действия и при этом наличеству­ют вполне определенные требования к условиям и результатам данного типа деятельности. Конкретнее к причинам их появления можно отнести:

  • необходимость более рационального, простого и эффективного способа реализации практических целей, стоящих перед различными участниками процесса применения политической власти и управле­ния государством;

  • снижение непредсказуемости взаимодействий в сфере власти, скачкообразности процессов перераспределения государственных ресур­сов, развертывающихся в условиях непредсказуемого развития ситуа­ции, чреватых неожиданными взрывными формами протестной соци­альной активности и другими форс-мажорными обстоятельствами;

  • потребность в применении экономичных и ресурсосберегающих способов управления государственным (корпоративным) имуществом, кадровыми и техническими структурами;

  • необходимость придания устойчивости взаимоотношениям уча­стников того или иного процесса, ускоряющего обучение персонала передовым методикам действия и, в конечном счете, расширяющего возможности достижения целей большим числом субъектов в различ­ных, но схожих условиях;

  • необходимость управления объектом человеческих притязаний;

  • возможность более четкого определения критических, порого­вых значений того или иного процесса, за рамками которого субъек­ты утрачивают возможность осуществления эффективных и результа­тивных действий по управлению ситуацией.

Иными словами, основной пафос применения политических тех­нологий заключается в оптимизации выполнения разнообразными субъектами своих .задач и обязанностей. Технологии функционально направлены на достижение целей в соответствии с интересами, фун­кциями и целями субъектов, которые могут состоять в привлечении и экономии ресурсов, стабилизации или дестабилизации положения в государстве, организации выборных кампаний, оперативном инфор­мационном обеспечении принятия решений, согласовании интере­сов при выработке государственных программ и т.д.

Политические технологии как совокупность приемов и процедур целенаправленной деятельности не только упорядочивают средства достижения цели, но и закрепляют очередность действий, выработку соответствующих алгоритмов поведения субъекта. Именно алгоритмы вычленяют и закрепляют наиболее оптимальные и эффективные спо­собы решения той или иной задачи, а также дают возможность пере­давать и тиражировать обретенный опыт.

По сути дела алгоритмы представляют собой определенный «су­хой остаток» целевой активности субъекта, результат рационализа­ции, упрощения и стандартизации применяемых им приемов и про­цедур. Практически технологии выкристаллизовываются из многообразного числа способов и механизмов взаимоотношений субъектов и объектов, взаимодействий контрагентов, внешних и внутренних фак­торов. Иначе говоря, технология устанавливается лишь тогда, когда в процессе достижения цели складывается (и определенным образом закрепляется) известная последовательность операций, фиксирующая очередность применения определенных приемов и средств достиже­ния конкретной цели.

Таким образом, технологии нельзя смешивать с отдельными меха­низмами, техниками или приемами взаимодействия. Технологии – это и процесс применения техник, направленных на достижение кон­кретной цели реально действующим субъектом, и результат этой де­ятельности. А если еще точнее, то технология есть итог определенного взаимодействия этих приемов деятельности, появляющийся тогда, когда неоднократные действия по достижению поставленной цели продемонстрировали более оптимальные и экономичные способы ре­шения вопроса.

Конечно, некоторые виды целенаправленной деятельности лю­дей в силу своей сложности могут быть технологизированы не цели­ком и полностью, а лишь в отдельных точках процесса достижения цели. То есть в процессе деятельности субъект может использовать только локальные технологии, способные лишь частично рационали­зировать и упорядочить те или иные участки взаимодействия. Напри­мер, в сфере принятия политических решений, где, как правило, решаются плохо структурируемые задачи и где поэтому велик удель­ный вес непредвиденных обстоятельств, политические технологии обычно представляют собой набор действий, обслуживающих в ос­новном лишь отдельные фазы разработки и реализации целей (напри­мер, согласование действий законодательных и исполнительных ор­ганов власти). В целом же они не способны рационализировать и опти­мизировать данный процесс.

Следовательно, политические технологии могут действовать в ре­жиме полного завершения цикла осуществления того или иного про­цесса, а могут быть связаны с оптимизацией только отдельных его фаз и этапов. Еще более сложные комплексы властно-управленческих взаимоотношений (например, отношения внутри неформальных, те­невых группировок, интегрированных в процесс принятия государ­ственных решений) в принципе не способны сформировать техноло­гические цепочки даже для своих отдельных фрагментов.

Технологии как определенные алгоритмы действий представляют собой форму политической инженерии, обусловленную как свойства­ми действующего человека (его знаниями, опытом, настроем на реа­лизацию и т.д.), так и используемыми в его деятельности материаль­ными (духовными) ресурсами и техническими компонентами. По этой причине формирование и применение технологий, ритм (темп) их осуществления жестко связаны с квалификацией и компетентностью субъекта, его практическими знаниями и умениями использования определенных технических ресурсов. Как правило, низкая обеспечен­ность техническими или кадровыми ресурсами снижает эффектив­ность применения технологий. Поэтому не столько эффективность применения, сколько само существование политических технологий непосредственным образом зависит от состояния действующего субъек­та, от его умения использовать накопленный опыт, реализовывать имеющиеся возможности в конкретной ситуации. Ошибки и неком­петентность субъекта (тем более наделенного полномочиями и ответ­ственностью), от которых не спасают никакие статусы и титулы, мо­гут не только снизить функциональное значение технологий, но и полностью изменить направленность их действий. Так что использова­ние политических технологий (прежде всего в наиважнейших для го­сударства и общества сферах) предполагает отбор субъектов с точки зрения квалификации, наличия практического опыта, психологичес­кой устойчивости, способности действовать в нестандартной обста­новке и др.

Найденные алгоритмы действий могут выступать и в качестве сред­ства инициации, источника побуждения внутренних механизмов регуляции как политической системы, так и ее отдельных элементов. Иными словами, став элементом деятельности того или иного инди­вида (группы лиц), постоянно занятого принятием решений, урегу­лированием конфликтов или выполнением иных определенных функ­ций, технологии становятся одним из механизмов самонастройки и самоорганизации этой области деятельности человека. В данном смысле технологии могут быть не просто перечнем оптимальных и эффектив­ных действий, но и выступать способом усиления контроля за про­цессом достижения целей, формой управления этой деятельностью. И в любом случае высшим критерием эффективности применения технологий является реальное достижение намеченного результата.

В то же время оценка эффективности технологий представляет собой чрезвычайно рисковую деятельность, ибо она нацелена на получение достоверной информации о реальных механизмах власти и управле­ния. Учитывая же, что в сфере политической власти перераспределя­ются очень важные и значительные ресурсы, деятельность многих вовлеченных в этот процесс людей (структур, институтов) принципи­ально направлена на сокрытие необходимой информации о принятии соответствующих решений и применяемых технологиях. Поэтому цена такой информации может быть предельно высокой.

Однако важность оценки технологических процедур связана не только с опасностью контроля за реальными процессами властвова­ния. Ее важность обусловливается и тем, что в сфере политической власти, например, в области государственного управления, постоян­но появляются различного рода попытки создания таких способов взаимодействия структур и институтов власти, которые, обладая фор­мальными признаками технологического усовершенствования процесса (скажем, согласования отраслевых интересов), на самом деле являют­ся средством достижения совсем других целей (в частности, прикры­тия частного предпринимательства тех или иных чиновников). Так что политические технологии нередко сознательно имитируются, скры­вая за своими внешними формами совершенно иные цели и интересы действующих субъектов.

Политические технологии распространяются на все поле полити­ческой власти и государственного управления. В силу этого они вклю­чаются как в конвенциональные (легальные) процессы применения политической власти и соответствующего распределения ресурсов го­сударства, так и в неконвенциональные, предполагающие использо­вание приемов и процедур, прямо запрещенных законом или проти­воречащих политическим традициям (технологии подрывных акций, терроризма или проведения режиссируемых выборов, манипулирова­ния общественным мнением и т.п.).

Технологии ограничены по месту и времени их применения. У кон­кретного сочетания техник, способов и приемов деятельности как определенной системы этой деятельности существует свое «внутрен­нее время» (И. Пригожин). Но при всей своей определенности, фиксированности действий, привязанных к пространственно-временным параметрам ситуации, технологии имеют и механизмы преодоления такой зависимости. И прежде всего эта зависимость преодолевается за счет присутствия в них «гена самонастройки», адаптируемости к си­туации.

Иными словами, в технологиях всегда есть место творчеству субъек­та, импровизации, нестандартным действиям. Усиление такого имп­ровизационного начала служит своеобразным сигналом для перехода к новым типам взаимодействий с контрагентами, совершенствования структуры и выработки оригинальных приемов деятельности. В то же время технологии – враг произвола. Они по природе своей противо­стоят интуиции и прецеденту как ведущим способам реализации че­ловеческих целей. Технологии направлены на рационализацию и уп­рощение действий во имя достижения цели и именно поэтому склон­ны к известной формализации и институциализации, нормативному закреплению.

В силу этого у технологий существуют некие верхние пределы, которые они не должны переступать, чтобы не превратиться в форму откровенного субъективизма. Но они не должны и застывать, чтобы не нарушить соответствие процесса целедостижения динамично раз­вивающейся ситуации. Вращаясь между этими полюсами формализа­ции и субъективации, технологии постоянно подвергаются опаснос­ти перерождения либо в набор догм, либо в сплошную импровиза­цию субъектов.

В зависимости от характера и масштаба действующего субъекта технологии существенно отличаются по своим параметрам: ресурсам, оценкам их эффективности и т.д. Так, технологии, рассчитанные на оптимизацию деятельности массовых политических субъектов, как правило, являются более прерывистыми, а потому и менее надежны­ми. Поэтому, чтобы уверенно управлять поведением крупных соци­альных слоев, регулировать динамику общественных настроений и т.п., необходимо использовать более строгие и жесткие регуляторы, нужны большие вложения, ресурсное обеспечение и т.д.

^

Структура политических технологий


В структуру политических технологий, как правило, входят три наиболее значимых компонента: специфичес­кие знания; конкретные приемы, процедуры и методики действий; а также различные технико-ресурсные компоненты.

Принципиальная роль знаний обусловлена тем, что политические технологии по сути своей есть воплощение особых форм отражения действительности, которые направлены на нахождение средств и спо­собов практического решения проблем, возникающих в сфере власти и управления государством. В этом смысле технологический уровень по­знания действительности не только представляет собой форму научно-прикладного знания, но и одновременно выражает оценку политических проблем с точки зрения заинтересованных в их решении субъектов.

Таким образом, технологическое знание является познавательно-проективной, идеально-преобразующей деятельностью, которая вклю­чает в себя приемы не только обыденного, но и научного познания действительности, как бы синтезируя их подходы для решения конк­ретной задачи. Это задает технологическому знанию собственную ло­гику отражения и объяснения явлений, которая не присуща ни науч­ным формам отражения, ни обыденным подходам в отдельности.

В отличие от теории, которая напрямую не связана с практикой и опосредует свои отношения с ней некими идеальными конструкция­ми, не исключающими разнообразных трактовок реальных явлений, технологическое знание непосредственно и вполне однозначно вос­принимает действительность, внутренне организуясь на основе отра­жения реальности, конкретных событий. Технологическое знание от­личает то, что оно является не «идеально сконструированной абст­ракцией, которая... привязана к конкретному трехмерному пространству с определенной точкой отсчета»,а работает с конкретной пробле­мой, ситуацией, существующей в масштабе реального времени и об­ладающей такими топологическими (глубиной, шириной и другими метрическими характеристиками) и темпоральными (временными) параметрами событий, которые исключают саму возможность умоз­рительного достраивания происходящих событий логически выводи­мыми свойствами.

Если научное знание идеализирует событие (ситуацию), то техно­логическое знание конкретизирует логические объекты; если научное знание обращено к практике-универсуму, то технологическое ото­бражение – к отдельному фрагменту действительности, отражаемому столь же конкретным субъектом. Поэтому с точки зрения технологи­ческого отношения к миру данный фрагмент практической реальнос­ти требует не логического осмысления, а практического ответа. Такой ответ должен формироваться в рамках принципиальной ограниченно­сти конкретной ситуации и не предполагать теоретического расшире­ния конкретного события до класса однотипных явлений. Вследствие этого все истины технологического знания принципиально подвиж­ны (релятивны), исключительны и уникальны.

Технологическое знание рассматривает любое событие как некий фрагмент действительности, обладающий собственной логикой дви­жения, источниками развития, пределами роста и т.д. и предполагаю­щий выдвижение некой требующей решения проблемы. Таким обра­зом, содержание технологического знания формируется на основе позиций того, кто отражает событие (технолог, аналитик); того, кто задает конкретные цели решения связанной с данной ситуацией проблемы (заказчик), а также того, кто действует на стадии решения задачи (исполнитель). Следовательно, каждый из них способен изме­нить содержание и форму технологической информации.

Такое утроение субъекта технологического знания свидетельству­ет о том, что вся его познавательная стратегия строится на сведении объективных условий к субъективно интерпретируемой ситуации как на стадии диагностики, так и на стадии актуализации знаний. Вклю­чение представлений этих субъектов в оценку ситуации показывает, что целевых ориентации в рамках технологического знания об одной и той же проблеме может быть сколько угодно. Поэтому конкретные проблемы технологически могут быть интерпретированы и «встрое­ны» в самые разнообразные политические процессы.

При технологическом подходе на первый план выступает проблема выработки такой системы координат, которая способна привести к по­ниманию состава, структуры, формы, характера изменений тех или иных событий (ситуаций). Это предполагает включение в базу технологичес­ких данных не только выводов и оценок специального характера (оце­нок соотношения политических сил, их идеологических программ и т.д.), но и той информации, которая раскрывает данную ситуацию с эконо­мической, бытовой, экологической и др. точек зрения.

В зависимости от характера решения практических задач техноло­гическое знание может занимать самые различные позиции относи­тельно тех теоретических выводов, которые сделаны академической наукой по поводу данного типа объектов. Если перефразировать О. Конта, то можно сказать, что технологии – это такие представле­ния, которые установку на «знание» опосредуют установкой на «дей­ствие». Поэтому в ряде случаев носитель технологического знания может, выполняя свою задачу, не обращать внимания на те или иные теоретические выводы. Таким образом, научно-теоретические резуль­таты исследований могут быть абсолютно индифферентными к реше­нию конкретной практической задачи. Причем выводы фундаменталь­ной науки могут быть проигнорированы даже тогда, когда они объек­тивно необходимы для решения конкретной задачи. И такой выбор может быть продиктован не только целями или особенностями под­хода аналитика, заказчика или исполнителя, но и их ресурсными воз­можностями, а также другими практически значимыми факторами.

Технологическая оценка ситуации формирует и собственные зна­ковые (семантические) структуры. Так, если язык науки всегда предполагает хотя и разноообразную, но все же строгую категориально-понятийную форму, то технологическое знание основывается на зна­чительно более свободном порядке образования семантических структур. В его аналитической лексике строгие понятия соседствуют с чувствен­ными образами, определенные в смысловом значении термины – с многозначными. Здесь присутствуют не только языковые формы, ото­бражающие сложные смысловые оттенки, но и неспециализирован­ные структуры общения (просторечия, бытовая лексика, аббревиату­ры живого языка, слоганы, фольклор и т.д.). Так что технологическое знание базируется на более подвижном языке, знаковых структурах, подчеркивающих субъективность, индивидуальность исследователя и ориентированных на инструментальные цели, эмпирическую комму­никацию и расширение информации о событиях.
^

Процедурные и технические компоненты политических технологий


Технологическое знание в конечном счете представляют собой субъектив­ную основу политической инжене­рии, которая занимается политичес­ким проектированием (прогнозированием, планированием и програм­мированием) и организацией практической деятельности институтов власти. Поэтому основной ценностью для технологий является даже не самое знание о том, как можно нечто сделать, совершить, а кон­кретное умение, навыки свершения действий и достижения целей.

Содержание таких конкретных навыков и умений, которые выра­жаются в применении определенных приемов, процедур, техник и методик действий, непосредственно задается конкретными целями или, в конечном счете, особенностями той или иной предметной сферы политики. Например, в сфере принятия решений это могут быть при­емы согласования и соизмерения интересов сторон при выработке тех или иных целей государственной политики; в рамках разрешения международных конфликтов – способы поиска компромиссов между конфликтующими сторонами или воздействия на них со стороны примиряющих (арбитражных) структур; в информационной сфере поли­тической власти – приемы дезинформирования общественности или, напротив, борьбы против клеветнических измышлений соперников и т.д.

Использование тех или иных приемов и процедур непосредствен­но зависит и от состояния действующих субъектов, и от конкретных условий, в которых решается задача. Так, не знакомый с современны­ми методами организации и ведения избирательных кампаний техно­лог не может применить приемы и техники, способные обеспечить победу на выборах его заказчику. В условиях же жесткого контроля государства за проведением выборов, как правило, не удается ис­пользовать многие «черные» и незаконные технологии борьбы с кон­курентами и т.д.

Конкретные приемы и способы деятельности непосредственно зависят и от наличия тех или иных кадровых структур, технического оснащения действующих лиц, наличия тех или иных (финансовых и проч.) ресурсов, влияющих на содержание политических технологий. Например, применение технологий информационного обеспечения государственной политики (особенно если дело касается целей, име­ющих стратегическое или существенное коммерческое значение) не­возможно без технических структур, призванных защищать государ­ственную тайну; стесненный в материальных средствах избиратель­ный штаб того или иного кандидата, как правило, вынужден отказываться, к примеру, от организации его выступлений на телеви­дении или применения других эффективных, но дорогостоящих тех­нологий соперничества, которые необходимы для достижения побе­ды на выборах; использование управленческих технологий в условиях кризисов невозможно без структур, дублирующих принятие решений, без дополнительных ресурсов, кадрового резерва и т.д. Таким обра­зом, наличие данных компонентов политических технологий накла­дывает самые существенные ограничения на способы решения задач, применение тех или иных приемов деятельности или, напротив, мо­жет существенно увеличить эффективность последних.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Тема XII iconУчреждение образования «белорусская государственная сельскохозяйственная...
В. А. Сивцова (тема 5), Л. Н. Ковалева (тема 7), И. Т. Эйсмонт (тема 2), Н. А. Беляцкая (тема 6), М. А. Михайлова (тема 13), равовой...

Тема XII iconЛитература Киевской Руси (серединаxi первая треть XII в в.) «Повесть временных лет»
Литература периода феодальной раздробленности (вторая треть xii– первая половина XIII в в.)

Тема XII iconXii конференции городов-побратимов России и Германии Тема: «Диалог...
В течение дня встреча российских делегаций прибывающих автомобильным и железнодорожным транспортом

Тема XII iconСергей Цветков Карл XII. Последний викинг. 1682-1718 (Исторические портреты)
Россия в ходе войны с Карлом XII была поставлена перед необходимостью реорганизовать всю систему государственных и общественных отношений,...

Тема XII iconСказка потерпевшего кораблекрушение Рассказ Синухе Правда и Кривда...
Древнего Востока, берущими начало в ii—I тыс до н э и продолжающимися непрерывно до настоящего времени: древнекитайской (XII в до...

Тема XII icon4 Русские земли и княжества в XII – первой половине XIII в
Руси. В княжение Владимира Всеволодовича Мономаха и его сына Мстислава Владимировича еще удавалось сохранять хрупкое единство… По...

Тема XII iconУчебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси
С середины XII в первенство перешло к Владимирскому княжеству в Северо-Восточной Руси, которая сыграла важнейшую роль в дальнейших...

Тема XII iconТезисы по теме выступления (до 4 тыс знаков) принимаются до 14 января...
Приглашаем вас принять участие в XII международной конференции «Средства массовой информации в современном мире. Молодые исследователи»,...

Тема XII iconТезисы по теме выступления (до 4 тыс знаков) принимаются до 4 февраля...
Приглашаем вас принять участие в XII международной конференции «Средства массовой информации в современном мире. Молодые исследователи»,...

Тема XII iconТезисы по теме выступления (до 4 тыс знаков) принимаются до 14 января...
Приглашаем вас принять участие в XII международной конференции «Средства массовой информации в современном мире. Молодые исследователи»,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов