Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР




НазваниеГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
страница14/24
Дата публикации28.07.2013
Размер2.88 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

заседания ГКЧП. Председатель правительства В.Пав-

лов, к сожалению, побывал лишь на одном из них. За-

тем сказался больным и слег с гипертоническим кри-

зом. Его первый заместитель Догужиев, казалось, при-

119

нял на себя обязанности главы кабинета министров,

но мои распоряжения фактически саботировал. А по-

ручил я ему принять экстренные правительственные

меры по снижению цен на детские товары, продоволь-

ствие и другую продукцию повышенного спроса, а так-

же по всемерному обеспечению сельскохозяйственных

работ (ведь была в разгаре уборочная кампания). Впо-

следствии некоторые явно «недружелюбно» настроен-

ные граждане пытались попрекать меня этими, на их

взгляд, чисто популистскими (и, к огромному для меня

сожалению, невыполненными) поручениями. Отвечал

я этим «оппонентам» примерно так: «Популизм — это

когда провозглашают одно, а делают нечто совершен-

но противоположное. К примеру, «борьба» вашего ку-

мира Ельцина с привилегиями... Действия же властей,

направленные на улучшение жизни народа, не толь-

ко облегчают его трудное существование, но и укре-

пляют государство. Снижение цен, на взгляд обычных

людей, — несомненное благо (лучше всех это понимал

Сталин), а повышение— несомненное зло. Вот какую

простую истину не мешало бы вам всем уяснить»...

С Догужиевым у меня вроде бы сложились к тому

времени весьма неплохие профессиональные и това-

рищеские отношения. В свое время мы по поручению

Горбачева совместно корпели «денно и нощно», в ча-

стности, над разработкой схемы кабинета министров и,

можно сказать, сдружились. Но друзья, как известно, в

беде познаются...

Когда провал операции по спасению Советского

Союза стал очевиден для всех, я позвонил этому «дру-

гу» и сказал ему: «Спасибо тебе за неоценимую помощь

в нашем общем правом деле. Ведь наше дело правое,

120

не так ли? Вот только отчего-то победа не за нами. На-

верное, потому, что без иуд-предателей в этом деле

явно не обошлось...».

Геннадий Янаев был в состоянии к 19 августа

1991 года заблокировать, к примеру, все выходы

и входы в метро, наладить патрулирование улиц

Москвы, не допустить того, чтобы народ собрался

у Белого дома. Янаев мог, как это делает демокра-

тическая власть, разогнать толпы мирных людей

омоновскими дубинками, принять меры для того,

чтобы народные депутаты России с периферии не

смогли добраться до Москвы на чрезвычайную сес-

сию Верховного Совета. По команде Янаева сотни и

сотни людей могли бы в ночь с 18 на 19 августа на

нужное время исчезнуть бесследно. Янаев мог сде-

лать это и многое другое. Но...

Ничего подобного сделано им не было и не пла-

нировалось. Только потому, что Янаев, Крючков, Пуго

и другие делать этого не хотели. Я расцениваю дейст-

вия Янаева как акт гражданского мужества, героиз-

ма. Если же говорить об отношении общества к про-

исходящим процессам... Сточки зрения правящей

демократии, революция 1917 года считается чуть ли

не величайшим злом. Хотя раньше вся страна счита-

ла наоборот. Что же касается событий августа 91-го,

то государственные мужи, люди большого мужества

и совести, хотели спасти великую страну и ее народ

от горя и нищеты. Не получилось. Несомненно, они

войдут в историю как декабристы XX века.

(Абдулла Хамзаев, заслуженный юрист РФ,

адвокат Г.И.Янаева в «деле ГКЧП»)

121

^ ВОПРОСЫ POST SCRIPTUM

— Геннадий Иванович, известно ли вам, кто из жур-

налистов или литераторов писал «Обращение к совет-

скому народу», ну или занимался его литературной об-

работкой?

— Ну, насколько мне известно (воззвание ГКЧП го-

товилось еще до того, как согласился войти в него), ос-

новной автор и у «Слова к народу», и у «Обращения

к советскому народу»— один, замечательный писа-

тель, публицист, трибун А.А.Проханов. Но это совсем не

удивляет. Гораздо удивительнее другое. В разработке

других документов, планов, операций ГКЧП принимал

самое деятельное участие тогдашний командующий

ВДВ Грачев, который, как заправский Труффальдино,

умудрился послужить в те августовские дни сразу не-

скольким «господам». Сначала активно «помогал» Язо-

ву, а 20 августа открыто переметнулся к Ельцину. Упот-

ребляю слово «открыто» потому, что втайне Грачев об-

служивал-информировал Ельцина, по всей видимости,

еще до объявления о создании ГКЧП. Стоит ли после

этого мучиться вопросом: отчего наше начинание за-

вершилось крахом?..

— За время вхождения в высшее руководство стра-

ны у вас был, по-видимому, самый высокий уровень до-

пуска к секретным материалам. Если это возможно, в

общих чертах расскажите, пожалуйста, что это были за

секреты.

— Многие секреты содержались в той самой «Осо-

бой папке», которую вовсю использует в своих теле-

программах наверняка известный вам Л.Млечин. Не

122

стану акцентировать внимание на «творчестве» этого

журналиста, однако отмечу один любопытный факт. По-

сле Августа-91, когда ельцинские «демократы» упива-

лись победой над союзным государством, многие сек-

ретные архивы, относящиеся к советской эпохе, были

ими опрометчиво приоткрыты. Причем для исследова-

телей самой разной политической и морально-нравст-

венной ориентации. Тогда же уважаемый мной историк

Юрий Жуков почерпнул немало сведений для своих,

основанных на подлинных документах, книг. «Порабо-

тали» с этими архивами, само собой, и всякие-разные

волкогоновы. Когда же ельцинисты осознали, насколь-

ко опасна для них правда о прошлом нашей страны,

они, как ни в чем не бывало, опять засекретили мега-

тонны официальных бумаг.

— Вы никогда не задумывались над таким доволь-

но «странным» в нашей новейшей истории феноме-

ном, как вице-президентство? «Странность» его в сле-

дующем. Два вице-президента, вы и Руцкой, брали на

себя в августе 91-го и в сентябре — октябре 93-го вре-

менные президентские полномочия, и оба раза это за-

канчивалось историческими «белодомовскими» собы-

тиями. Правда, вопреки известному афоризму, в пер-

вый раз инцидент больше походил на фарс (хотя и с

привнесенными элементами трагедии), во второй же

завершился самой настоящей трагедией— чудовищ-

ным расстрелом защитников «Белого дома». После той

кровавой расправы вице-президентство приказало у

нас долго жить...

— Я, конечно же, думал над этим любопытным сов-

падением. Действительно, в истории страны только мы

с Руцким были вице-президентами. Причем в августе-

123

91 находились, как говорится, по разные стороны бар-

рикад. Ну что тут можно сказать... Такие совпадения, как

правило, бывают обусловлены какими-то объективны-

ми или субъективными причинами. Я понимал, что Гор-

бачев толкал страну к пропасти. Руцкой, по-видимому, в

1993-м осознал, что Ельцин в этом плане ничем не луч-

ше Горбачева. Примешивались ли тут какие-то личност-

ные факторы — тщеславие, властолюбие и т. п.? В слу-

чае со мной — однозначно нет. За Руцкого говорить не

стану, пусть он сам за себя отвечает.

В связи с этими событиями весьма примечатель-

ны и другие обстоятельства. Например такое. Многие

из тех, кто в августе 1991 года были, по сути, «защитни-

ками Белого дома» в кавычках, в начале октября 93-го

от этих кавычек (к сожалению или даже прискорбию)

«избавились». Кто-то — ценой собственной жизни, тя-

желого ранения или глубочайшей морально-психоло-

гической травмы. И как бы наши сограждане ни отно-

сились и к тому и к другому противостояниям, в обоих

принимали участие прекрасные романтики, героиче-

ские идеалисты, настоящие патриоты, истинно нерав-

нодушные люди. Хотя и мерзавцев-провокаторов там

тоже наверняка было немало...

РЕТРОСПЕКТИВА

Павел Коробов, «Коммерсант», 18 августа 2001 г.

— Так что, идея создания ГКЧП принадлежала Гор-

бачеву?

— Горбачев не отвергал эту идею. Более того, за

день до его отпуска, 3 августа, было заседание кабинета

министров. Президент как глава исполнительной власти

присутствовал на нем. Министры тогда прямо говори-

124

ли, что страна катится в пропасть, что необходимо при-

нимать меры. Горбачев же сказал, что «мы не позволим

развалить Советский Союз, будем принимать все меры

вплоть до введения чрезвычайного положения». Вот с

этими словами Горбачев улетел в Форос. И тот документ,

который был нами обнародован 19 августа,— это один

из вариантов, который готовился для Горбачева. И когда

группа товарищей прилетела 18 августа в Форос, Горба-

чев не сказал, что не надо вводить чрезвычайное поло-

жение. Он сказал, что «надо меры принимать, но вы пой-

мите меня, я не могу в этом участвовать». Почему? Ему

было выгодно нашими руками решить все свои пробле-

мы, включая проблему Ельцина.

Олег Капитанов. Интервью с Г.И.Янаевым. «Ленинская

смена», Нижний Новгород, 27 февраля 1993 г.

— У вас было много времени для раздумий... Если

бы повторилось 18 августа 1991 года, вы поступили бы

также?

— По мотивации — да, но действовал бы по-друго-

му. Все дело в том, что мы не руководствовались логи-

кой путча. Да и вообще какой может быть заговор, ко-

гда вице-президент ничего еще не знает, а в Форосе уже

идут переговоры с Горбачевым... Узнав о том, что про-

изошло в Форосе, об изоляции или самоизоляции прези-

дента Горбачева, я совершил тогда, в августе-91, как гра-

жданин Союза и вице-президент, Поступок с большой

буквы и нисколько не жалею об этом. Ситуация была та-

кова, что как только 20 августа подписывался бы Союз-

ный договор — Союз исчезал как таковой. И принимать

решительные меры по спасению великой страны дол-

жен был в первую очередь президент... Горбачев само-

125

устранился от дел, я тоже бы мог отойти в сторону, но

это была бы подлая и трусливая позиция, позиция Гор-

бачева. В условиях крайней необходимости я взял на

себя ту грязную работу, которую не взял Горбачев...

— Вернемся к первым дням «путча», к тому, что

связано со штурмом Белого дома...

— Кроме декларации мы, увы, ничего не сдела-

ли... Белый дом... Мы даже по мелочи ничего не сдела-

ли. Уж при желании хотя бы свет и канализацию у Ель-

цина могли отключить. Да если уж на то пошло, приве-

ду такой факт. Мои телефоны, как выяснилось, начали

прослушивать уже 16 августа, а у Ельцина только с утра

19-го. Когда Ельцин (в 6 часов 30 минут утра) уже знал

о всех первых решениях ГКЧП, ему позвонил тогда ко-

мандующий ВДВ всего Союза, нынешний министр обо-

роны Грачев. Они с Ельциным познакомились, когда Бо-

рис в свое время разъезжал по военным частям, и то-

гда очень хорошо спились или спелись. Так вот Грачев

говорит тогда Ельцину по телефону: «Имейте в виду,

ВДВ против вас не пойдут, я направлю к вам генерала

Лебедя с танками для охраны Белого дома. Но нам нуж-

ны гарантии...». Ельцин тогда пообещал обоим хорошие

должности. В общем, Ельцин абсолютно точно знал, что

никакой атаки не будет, чувствовал себя спокойно —

при такой-то поддержке. Не надо было нам выводить

на улицу танки... Ведь весь этот психоз — «ГКЧП сейчас

начнет стрелять» — нагнетался и был выгоден Ельцину.

Людей будоражили те, кто был в Белом доме, это дела-

лось вполне сознательно...

— Так получилось, что вы в глазах миллионов гра-

ждан СССР явились тогда главным действующим лицом

тех событий. Поэтому основной, волнующий всех граж-

дан вопрос о вводе войск «повесили» на вас...

126

— Крючков, Язов, Пуго «зарядили» свои ведомст-

ва на полную готовность. Почему? Поступила инфор-

мация: у Белого дома — 250 тысяч человек. Люди на-

электризованы слухами о готовящемся штурме. 20 ав-

густа я сообщил в Белый дом, что с нашей стороны мы

не допустим кровопролития. У Белого дома было мно-

го людей, которые искренне пришли защищать себя и

свое будущее. Потому что им сказали, дескать, ГКЧП хо-

чет вас уничтожить...

Павел Коробов, «Коммерсант», 18 августа 2001 г.

— А вдруг все-таки пришлось бы применить силу

для наведения порядка?

— Я думаю, что элемент силы надо было проде-

монстрировать. Но никакого интернирования, ника-

ких арестов не было бы. Я скажу, что и без силовых мер

многие перетрусили. Мы столько получали заверений

в лояльности! Вот, например, Ельцин с танка призвал

народ к всеобщей политической забастовке. Но ведь

ни одно предприятие не пошло на это.

Александр Головенко. Сборник «Августовская драма или

правда об узниках "Матросской тишины"», 1991—1992 гг.

— Как, по-вашему, почему следствие возобновле-

но как раз после того, когда почти все арестованные

закончили знакомиться с делом?

— С самого начала следствие, по-моему, столкну-

лось с большими трудностями. После 1937 года вроде

таких процессов не было. Утрачивалась практика, нет

«опыта». Зато есть политический заказ: Указ Президен-

та РСФСР № 59 от 19 августа 1991 г. В нем он квалифи-

цировал действия организаторов ГКЧП как «государст-

127

венный переворот, являющийся не чем иным, как го-

сударственным преступлением». В Указе № 63 того же

дня Б.Ельцин констатировал, что ряд лиц — Янаев, Пав-

лов, Крючков, Пуго, Язов, Бакланов, Стародубцев, Тизя-

ков— совершили тягчайшие преступления, нарушив

ст.ст. 64,69 70-1 УК РСФСР. И далее утверждается, что

указанные лица поставили себя вне закона. Эти указы

нарушают Конституцию РСФСР (ст. 172), которая гла-

сит: «Никто не может быть признан виновным в совер-

шении преступления, а также подвергнут уголовному

наказанию иначе как по приговору суда и в соответст-

вии с законом».

Таким образом, указами нарушено установленное

в России разделение законодательной, исполнитель-

ной и судебной ветвей власти. Игнорировался тот факт,

что группа руководителей Союза пошла на образование

ГКЧП, как указывалось, в целях защиты жизненных инте-

ресов народов и граждан Союза ССР, независимости и

территориальной целостности страны. Да, ГКЧП был соз-

дан как орган, не предусмотренный Конституцией СССР.

Однако наши действия связаны с целым рядом предше-

ствующих нарушений Конституции СССР, Конституции

РСФСР высшими должностными лицами, что создавало

реальную угрозу строю и целостности страны.

Но для «нашей» прокуратуры указ стал отправным

политическим указанием. Уже 22 августа я был аресто-

ван по ст. 64 — «измена Родине»... В течение несколь-

ких месяцев я и мои товарища «подавались» общест-

венному мнению в стране и за рубежом как «изменни-

ки Родине». Скажу, что для истинного патриота страны

нет более тяжкого обвинения. Это было мое первое

«возведение» на юридическую Голгофу и первая «гра-

жданская казнь».

128

Вопрос о чрезвычайном положении в стране

достаточно длительное время, что называется, ви-

тал в воздухе. Хорошо помню, что еще в начале ав-

густа 1991 г. сам Горбачев на одном из заседаний

Кабинета министров, которые в то время широко

транслировались по телевидению и освещались в

газетах, заявил, что в стране сложилась сложная,

предкризисная социально-экономическая ситуа-

ция, требующая «чрезвычайных мер». И все вос-

приняли это как должное.

Более того, позже стала известна стенограмма

заседания Кабинета министров СССР от 3 августа

1991 г., которое состоялось за день до отлета Гор-

бачева в Форос. В ходе этого заседания много го-

ворилось о чрезвычайных мерах как средстве вы-

хода из охватившего страну кризиса. Финансовая

система к началу 1991 г. потерпела крах. Внутрен-

ний долг приближался к 940 млрд руб., то есть за

время перестройки увеличился более чем в 6 раз.

Причины этого, как заявил заместитель предсе-

дателя Госбанка СССР,— непрофессионализм, не-

компетентность, нерешительность, отсутствие еди-

ной стратегии, популизм и цинизм тех, кто прини-

мал решения в годы перестройки и уклонялся при

этом от ответственности. Вот как закончил свое вы-

ступление генсек: «Поэтому нужны чрезвычайные

меры, значит, чрезвычайные... Речь идет о том, что

в чрезвычайных ситуациях все государства дейст-

вовали и будут действовать, если эти обстоятельст-

ва диктуют чрезвычайные меры». И в завершение

сказал: «Я завтра уеду в отпуск, с вашего согласия,

чтобы не мешать вам работать»...

129

Янаев сообщил также Исаеву, что, проща-

ясь, Горбачев сказал членам делегации 19 августа:

«Черт с вами, действуйте, но учтите, что я не хочу

терять свой демократический имидж. Пусть Янаев

возглавляет». И всем пожал руки. Позднее, прав-

да, Горбачев открестился от этого и сказал, что

его изолировали от управления страной. Однако,

по свидетельству участников августовских собы-

тий, Горбачева никто не изолировал, он самоустра-

нился и, как хитрый лис, ждал — чья возьмет. Ведь

если, как утверждал Горбачев позднее, он не был

согласен с введением в стране чрезвычайного по-

ложения, то почему же он не приказал охране аре-

стовать прилетевших к нему членов делегации, по-

чему не удержал от этого шага участников ГКЧП,

почему не вернулся срочно в Москву и не восполь-

зовался своими конституционными полномочия-

ми, чтобы воспрепятствовать введению в стране

ЧП? Ждал и надеялся, что будет в выигрыше в лю-

бом случае, при любом исходе событий?

(Ю. Воронин. Стреноженная Россия. М.: Респуб-

лика, 2003)

ПРИЛОЖЕНИЕ

Выступление В.И. Варенникова на процессе по делу ГКЧП

Против чего я и мои товарищи выступили в августе

1991 года? Против государственного переворота и раз-

рушения СССР изнутри руками прозападных полити-

ков, выполняющих команды из Вашингтона. Напомню

высказывание бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтца,

напечатанное в «Известиях» 12.12.91 г.: «Мы понимали,

130

что Советский Союз ни экономическим давлением, ни

гонкой вооружений, ни тем более силой не возьмешь.

Его можно было разрушить только взрывом изнутри».

Но почему у Запада такое неотступное влечение к

Советскому Союзу, а сейчас — к его бывшим республи-

кам, в первую очередь к России? Да потому, что здесь

несметные природные богатства, без которых Западу в

перспективе не обойтись, а Европа вообще задохнет-

ся через 10—15 лет. Плюс человеческие ресурсы с ог-

ромным природным даром. Однако, чтобы добраться

до этих сокровищ, им надо было сломить нас. Что и вы-

полнено с помощью, а точнее— из-за предательства

Горбачева, Яковлева и др.

Предвидя трагедию, мы предпринимали всяче-

ские шаги по недопущению падения нашего государст-

ва. Бездействие Горбачева казалось в то время для нас

результатом его ограниченных физических и умствен-

ных возможностей (власти дали больше, чем любому

монарху, но он ею якобы не мог и не знал, как распо-

рядиться). Некоторые объясняли это также и его нере-

шительностью, трусостью. Фактически все это действи-

тельно присутствовало. Но главное, как теперь ясно, в

другом: бездействие было умышленным, и оно пресле-

довало одну стратегическую цель — довести все про-

цессы развала государства до такой степени, когда они

уже будут необратимы. Чью волю выполнял Горбачев?

Тогда нам еще не до конца это было ясно.

Главный враг, который дирижировал всем и все-

ми, в том числе Горбачевым, Шеварднадзе, Яковлевым

и т.п., был не на ладони. Его надо было умело выде-

лить, разоблачить и разгромить. Но этого не произош-

ло. Горбачев не дал. И эта третья сила, воспользовав-

131

шись благоприятными условиями, подготовила и с по-

мощью предателей нашего Отечества провела взрыв

Союза изнутри (впоследствии это многократно под-

твердил Р.Гейтц).

Эта сила, к которой никаких эффективных мер не

было предпринято (о ее существовании только робко

говорилось, в том числе и на закрытом заседании Вер-

ховного Совета СССР 17.06.91 г.), и сейчас глубоко заин-

тересована в дальнейшем распаде нашего государства,

в разграблении наших богатств и проведении в жизнь

своих замыслов навсегда обосноваться в России, на-

правляя, так сказать, ее дальнейшее развитие.

Что же это за сила? Это элита западных держав, в

руках которых формирование внешней и внутренней

политики плюс наша продажная компрадорская бур-

жуазия, наши продажные политики и агенты влияния

(собственно, это почти одни и те же лица).

Важно отметить, что на каждом этапе так называе-

мого нашего развития за последние годы третья сила

делает ставку и на соответствующего лидера. Я согла-

сен с утверждениями тех средств массовой информа-

ции, которые сейчас говорят, что как в 1990—1991 го-

дах Запад переориентировался с Горбачеева на Ель-

цина (там убедились, что «лучший немец» все-таки

слабак), так и сегодня Запад уже начинает менять свои

ориентиры.

Был ли у нас в стране путч, государственный пере-

ворот? Ответ однозначен: да, был! И, на мой взгляд, он

имеет три этапа.

Первый этап — подготовительный. По времени он

занял все годы перестройки до августовских событий

1991 года. В этот период определенными силами была

132

создана идеологическая, социально-политическая, ма-

териально-техническая и даже кадровая основа для

изменения советского общественного и государствен-

ного строя, социалистической системы хозяйства и со-

циалистического порядка. Начался развал государст-

венности, хаос в экономике, стал в полный рост нацио-

нализм. Все это видел ЦК КПСС. Но, воспитанные в духе

беспрекословного подчинения генсеку, члены ЦК смот-

рели на него как загипнотизированные. Лишь отдель-

ные лица могли, хотя и робко, говорить об этой си-

туации. Что же касается Съезда народных депутатов и

Верховного Совета СССР, то эти органы тоже наблюда-

ли сложившуюся картину, но, не имея в новом соста-

ве практики, опыта парламентской работы и борьбы, а

также (что самое главное) представляя крайне неодно-

родных лиц по своим убеждениям в смысле способно-

сти отразить интересы народа, не могли предпринять

каких-либо радикальных мер по пресечению смертель-

но опасных для страны тенденций. Хотя отдельные вы-

ступления были — в интересах нашего государства

предлагалось Горбачеву сложить с себя обязанности

Президента СССР. Но эти предложения развития не по-

лучили. И на вопрос государственного обвинения од-

ному из подсудимых: «Управлял ли Горбачев страной

единолично?»— я бы ответил только утвердительно!

А все существовавшие в стране структуры были толь-

ко прикрытием. И он использовал это для развала го-

сударства.

Второй этап— промежуточный и очень корот-

кий. Это фактически 19 и 20 августа 1991 года. Он был

вспышкой и знаменуется выступлением руководите-

лей высшего эшелона законодательной и исполнитель-

133

ной власти против распада государства. Это выступле-

ние явилось протестом против бездействия Горбаче-

ва по пресечению негативных тенденций, втягивающих

страну в катастрофу, против подписания предательско-

го нового Союзного договора, узаконивающего распад

нашей страны. Но это выступление ничем и никак не

обеспечивалось. Этим быстро воспользовалась псев-

додемократия. В тот период были сброшены все маски,

ликвидирована вся декорация, которой прикрывались

псевдодемократические и профашистские (как в Лит-

ве) силы, рвущиеся к власти и уже ранее, в ходе пере-

стройки, пустившие в обществе глубокие корни.

Кроме того, в итоге этого периода были незакон-

но арестованы и посажены в следственную тюрьму все

основные руководители законодательной и исполни-

тельной власти Советского Союза (кроме, разумеется,

президента), уволен или отправлен в отставку ряд от-

ветственных не угодных новому режиму работников.

Что, конечно, нанесло ущерб государственности. Эйфо-

рия борьбы со всеми теми, кто отстаивал Конституцию,

была максимальной! Этим был открыт путь к беспре-

пятственным, неограниченным и, что самое главное,

беззаконным и бесконтрольным действиям псевдоде-

мократии.

Третий этап— основной. С 21 августа 1991 года и

все последующие годы идет процесс политического,

экономического, национального, физического распада

Советского Союза, советской социалистической систе-

мы, ее экономической основы, единой культуры, нау-

ки, искусства, обороны. Кто же подготовил и осущест-

вил этот переворот, а с ним и развал нашего государ-

ства? На первом этапе главенствующая роль, конечно,

134

принадлежала Горбачеву и всем тем, кто вместе с ним

непосредственно вел страну к катастрофе в течение

всей перестройки.

На втором этапе — 19 и 20 августа — создалось, на

мой взгляд, безвластие. Причина? Члены ГКЧП втяну-

лись в тяжбу с Президентом РФ. Ельцин обвинял ГКЧП

в антиконституционности его появления и действий, а

также объявил членов ГКЧП преступниками, издал ряд

указов, призвал народ к неповиновению, к всеобщей

безвременной забастовке, к борьбе против ГКЧП, соби-

рал по этому поводу у здания Верховного Совета РФ ми-

тинги, где разжигались страсти, прибегая к самым низ-

менным методам. ГКЧП, включившись в эту перепалку,

объявил все указы Ельцина неконституционными, а по-

сему не имеющими законной силы. Кроме того, факти-

чески все время и всю энергию ГКЧП затратил на поиск

путей к погашению скандальной ситуации на Красной

Пресне, вместо того чтобы эффективно влиять на поло-

жение в стране.

Своим появлением и особенно действиями ГКЧП,

не предвидя того, создал для сил, рвущихся к власти,

исключительно благоприятную возможность и условия

не только для смены политической декорации, но и для

реальных действий по захвату власти. Гарантия была

создана фактически абсолютная, и использована она

была этими силами быстро, нахраписто, не считаясь ни

с какими законами, приличием, нравственностью. И не

встречая ни малейшего сопротивления — ни идеоло-

гического, ни тем более силового, потому что никто из

членов ГКЧП не мог допустить и мысли, что они имеют

дело с какими-то врагами, что может применяться на-

силие. Эта сила, к своему изумлению и радости, смог-

135

ла (но это уже на третьем этапе) в течение нескольких

дней разгромить все, что считала нужным. За три по-

следующих месяца она окончательно закрепила свое

властное положение.

А что же прежняя, союзная, власть? Оставшись без

руководителей и преданная Горбачевым, она тихо и

безропотно оставила всех и все (помещения, имуще-

ство, созданные всем Советским Союзом и на средства

членов КПСС). Оставила и расползлась по своим квар-

тирам, как протоплазма, не принимая никакого участия

в судьбе народа. Это позорно, стыдно! Но это факт. Са-

мое же главное то, что ГКЧП не допускал в лице субъек-

та российской власти врага. Да и как можно было в сво-

их соотечественниках, выросших и воспитанных вроде

бы в равных условиях, имеющих на вооружении вроде

бы одну идеологию, видеть врага? В то же время рос-

сийское руководство ярлык врага на ГКЧП повесило и,

используя полную свободу в применении средств мас-

совой информации, обливало грязью членов комитета,

призывая народ буквально к разгрому ГКЧП. Члены же

ГКЧП, как и многие в стране, наивно полагали, что их

врагами могут быть только те, кто посягает на интере-

сы народа извне!

На третьем этапе решающую роль, конечно, сыгра-

ли организаторы беловежского сговора. При этом лич-

ное соперничество и даже вражда Ельцина и Горбаче-

ва предопределили судьбу Советского Союза. А ведь

даже последовавшие за августом обстоятельства еще

не говорили о развале — страна могла остаться в рам-

ках конфедерации или даже новой Федерации. Но по-

литики сделали все насильно!

Мне, как военному человеку, нельзя обойти внима-

нием Вооруженные Силы.

136

Во все годы перестройки все делалось Горбачевым

только в ущерб стране и Вооруженным Силам, оборо-

носпособности государства, а прокуратура не сделала

ему даже замечания. То, что армию надо было сокра-

щать (как и вооружения), это никогда ни у кого из во-

енных сомнений не вызывало. Но то, что это надо было

делать на условиях равной безопасности с Западом, а

не односторонне, как фактически имело место, — это

также всем было понятно. Но что было на самом деле и

что у нас вызывало особое возмущение? Приведу лишь

некоторые примеры.

Первый пример. О стратегических ядерных силах.

Под лозунгами «нового мышления», «общечеловече-

ских ценностей» и якобы в целях «прорыва» в отно-

шениях между Западом и Востоком подписали особо

ущербный для Советского Союза договор о сокраще-

нии ракет меньшей и средней дальности. Мы сократи-

ли в 2,5 раза больше своих носителей и в 3,5 раза боль-

ше своих боеголовок в сравнении с США!

Совершенно непонятно, почему в число подлежа-

щих уничтожению был включен ультрасовременный,

превышающий все зарубежные аналоги по всем пара-

метрам оперативно-тактический ракетный комплекс

«Ока»? Ведь, кроме того, что в то время он только по-

шел в производство, перешли на это вооружение не-

которые соцстраны и наши военные округа на Западе,

что он стоил большого труда ученых и рабочих, что он

обошелся народу в миллиарды рублей,— он просто

по своим параметрам не подпадал под сокращение.

И не должен был быть ликвидирован! Кто бы инициати-

ву ни проявлял — Шульц или сам Горбачев с Шевард-

надзе. Даже у многих американцев этот дикий шаг вы-

137

звал удивление — по договору подлежали ликвидации

ракеты наземного базирования с дальностью 500 км и

выше (кроме межконтинентальных), а у «Оки-1»— до

400 км. Ведь это государственное преступление!

Второй пример. Преступлением является и то, что

без ведома Верховного Совета передан американцам

шельф с нефтью в Беринговом море. Это лишило наш

Военно-морской флот районов рассредоточения в этих

водах, а армию и погранвойска заставило пересматри-

вать свои планы обороны. Не говоря уже о колоссаль-

ном материальном ущербе — запасы нефти на шельфе,

как известно, соизмеримы с кувейтскими.

Третий пример. О сокращении обычных вооруже-

ний и Вооруженных Сил. Да, у нас сухопутных войск

было больше, чем в США, и танков больше. Но у нас и

с соседями сухопутная граница — десятки тысяч кило-

метров. Но Горбачев все-таки пошел почему-то на чрез-

вычайное сокращение, предложив американцам од-

новременно рассмотреть крупное сокращение своего

ВМФ, который значительно превышает все флоты мира.

Однако США не только не допустили обсуждения это-

го вопроса, но и как в насмешку над нами в 1992 году

Буш присутствовал на церемонии ввода в строй нового

авианосца. Четвертый пример. О выводе наших войск с

территории стран Восточной Европы и Монголии. Это

не вывод, а позорное, трусливое бегство! Бегство в со-

вершенно неподготовленные районы. Даже высокораз-

витая, весьма экономически благополучная Канада вы-

водит из Европы свою одну тысячу человек в течение

2—3 лет. А мы в год выводим по 100—120 тысяч.

В итоге все это нанесло колоссальный ущерб госу-

дарству, нашей обороне. Итак, преступление соверше-

138

но! Но его надо видеть не в измене Родине с целью за-

хвата власти членами ГКЧП и поддержавшими их ли-

цами, а в измене Родине с целью не только нанесения

ущерба государственной независимости, безопасности

и обороноспособности, но и вообще полного развала

Советского Союза, изменения его общественного и го-

сударственного строя. Причем людьми, которые и сей-

час продолжают вершить судьбы страны. Это особой,

исключительной важности вопрос, которому суд, наде-

юсь, уделит должное внимание.

Считаю необходимым отметить, что прежняя Гене-

ральная прокуратура РФ, выдвинув против меня (как и

против других обвиняемых по делу ГКЧП) версию в из-

мене Родине и заговора с целью захвата власти, сама

стала заложницей этого обвинения. В этой обстанов-

ке, на мой взгляд, у Генпрокуратуры сейчас может быть

два варианта действий.

Первый — совершенно бесперспективный — про-

должать настаивать на том, что имела место попытка

захватить власть, естественно, власть Советскую. И хо-

тя совершенно ясно, что предмет обвинения отсутству-

ет и все обвинение — это фантазия, но даже если это

представить гипотетически, получается следующее.

Меня и всех нас обвинила еще Советская власть, со-

ветская прокуратура в захвате Советской власти, и обви-

няемся мы, естественно, по советским законам. Но ведь

сейчас нет Советской власти, и, следовательно, не может

существующая власть жить по советским законам.

Советская власть в СССР была ликвидирована в

сентябре 1991 года в лице Съезда народных депутатов

и Верховного Совета СССР. А в декабре 1991 года Со-

ветский Союз был вообще развален. Затем Советская

власть была насильственно ликвидирована и в России.

139

И в том и в другом случае это делалось без моего

участия и участия других товарищей, проходящих по

делу. Выходит, что мы способствовали существующему

режиму? Это по меньшей мере дико.

Второй вариант действий Генпрокуратуры может

быть полярно противоположным: выставить против

меня и других товарищей обвинение в защите Совет-

ской власти. А попытка в захвате власти была, мол, с

целью не допустить закрепления новой «демократиче-

ской власти». Этот вариант уже имеет что-то близкое к

истине. Ведь Советская власть признана нынешним ру-

ководством ущербной. Непонятно только, почему Руц-

кого, Хасбулатова и других не привлекают к ответствен-

ности за защиту Советской власти, а лишь за органи-

зацию беспорядков? Кое-кто, наверное, сожалеет, что

организатором беспорядков в августе 1991 года в Мо-

скве был не ГКЧП. Не он призывал к неповиновению, к

бессрочным забастовкам. Не он спаивал людей вокруг

Белого дома и не он организовывал провокацию — на-

падение на военный патруль, следовавший на БМП.

Но в отношении меня и других товарищей предъ-

явление обвинения за выступление в защиту Совет-

ской власти вполне применимо. Ведь я действительно

защищал Советскую власть на протяжении всей жиз-

ни, начиная с Великой Отечественной войны. На вой-

не — на многих фронтах боролся не только против не-

мецко-фашистских захватчиков, но и против изменни-

ков — власовцев и бандеровцев, на знамени которых

было написано: «Уничтожим Советы!»

Правда, нет пока закона, который бы карал тех, кто

защищает Советскую власть сегодня. Но награды за за-

щиту Советской власти у меня уже отобрали. Учиты-

140

вая отсутствие такого закона, а суд надо форсировать,

то дело можно было бы передать иностранному госу-

дарству. А то, что мы граждане России, так это не пре-

пятствие — уже прецеденты были: даже приезжали из

другого государства (например, из Латвии), арестовы-

вали, увозили, судили и держали в тюрьме. С этим хо-

рошо бы справился немецкий суд. Он генералу Миль-

ке (министру госбезопасности ГДР), Герою Советского

Союза, кавалеру 5 орденов Ленина, 4 орденов Красно-

го Знамени и 4 орденов Карла Маркса, нашел же повод

для обвинения — якобы в 1931 году тот был причастен

к убийству полицейского. А для меня повода искать не

надо — я в течение всей войны уничтожал фашистов, а

заодно и власовцев, бандеровцев.

Одновременно заявляю, что я полностью согласен

с выводом нового Генерального прокурора России Ка-

занника о том, что суд над нами по делу ГКЧП — это

фарс. Но только не потому фарс, что он затягивается

по причине болезни многих его участников, и в пер-

вую очередь подсудимых (тюрьма, конечно, сказалась).

А по причине абсурдности обвинения.

Есть и третий вариант вероятных действий проку-

ратуры — это найти в себе мужество и честно заявить,

что выдвинутое обвинительное заключение является

неправомерным. В том числе и в связи с изменившей-

ся в стране обстановкой. Но для этого, повторяю, тре-

буется иметь мужество и честь.

17—18 февраля 1994 г.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

Похожие:

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconНадзорная жалоба
Генеральной прокуратуры РФ королевой А. В. по рассмотрению обращений заявителя о возбуждении уголовного дела в отношении Президента...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconИгорь Николаевич Панарин. Первая мировая информационная война. Развал СССР
Iv. А. Даллес и Дж. Кеннан новая стратегия информационной войны против СССР

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconРукопашный бой (ст слав рукопашь от рука и пахать размахивать)
Рукопашный бой в российской армии и полиции развивался, в основном, по трем направлениям

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconСтроительные нормы и правила
Ссср, Трансвзрывпрома, Союздорнии Минтрансстроя ссср, Союзгипроводхода и Мосгипроводхоза Минводхоза ссср, ниипромстроя и Красноярского...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconБог не любовь: Как религия все отравляет
Семнадцатая. Предвижу возражение, или Последний козырь против светского мировоззрения

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconКристофер Хитченз Бог не любовь: Как религия все отравляет Содержание
Семнадцатая. Предвижу возражение, или Последний козырь против светского мировоззрения 78

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconУтверждены Постановлением Госстроя СССР от 4 декабря 1987 г. N 280...
Госстроя ссср; Горьковского инженерно-строительного института им. Чкалова Государственного комитета СССР по народному образованию;...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconЮ. М. Газаев Главный инженер
Согласовано: с Госстроем СССР от 21. 05. 91 г. №8/8-8; ГУПО МВД СССР от 17. 10. 90 г.; №7/6/1205; Минздравом СССР от 01. 10. 90 г....

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР icon1 Международное положение накануне Второй мировой войны
Мюнхенский сговор и раздел Чехословакии состоялся без участия ссср; все это можно было расценить как попытку стран Запада направить...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconГенеральные планы промышленных предприятий
Промстройниипроекта, Уральского Промстройннипроекта Госстроя ссср, Тяжпромэлектропроекта им Ф. Б. Якубовского Минмонтажспецстроя...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов