Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР




НазваниеГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
страница24/24
Дата публикации28.07.2013
Размер2.88 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24
Может, все-таки причины особости и обособленно-

сти Ю.В.Андропова следует искать не в теории загово-

ра, а в чем-то другом? Допустим, в обычной человече-

ской природе, с ее причудами, недостатками и комплек-

сами. Что я имею в виду? Ну, например, ощущение себя

чужаком в брежневском Политбюро, в котором доми-

нировали либо фронтовики, либо крупные государст-

венные руководители времен Великой Отечественной

войны. Во времена «застоя» такое деление на своих

и чужих было в порядке вещей. Андропов не являлся

ни фронтовиком, ни членом сталинского правительст-

ва. И как знать, не в этом ли кроется тайна его планов

и поступков... Известно, что среди высших партийных

и советских руководителей Юрий Владимирович слыл

самым ярко выраженным «ястребом». К примеру, в то

время, когда бывшие фронтовики, будущие гэкачепи-

сты (пусть и неформальные), крупнейшие специалисты

и начальники Генштаба С.Ф.Ахромеев с В.И.Варенни-

ковым высказывали сомнения в необходимости ввода

войск в Афганистан, Андропов на этом вводе букваль-

но настаивал.

Чем подпитывался столь радикальный милита-

ризм — не давним ли комплексом человека, в сущности

не шибко причастного к величайшему подвигу совет-

ского народа? А совершенно очевидный андроповский

цинизм— чем он был обусловлен? Не пресловутыми

ли «хрущевскими разоблачениями»?

Сталин при жизни воспринимался как «царь и бог».

Когда же он умер, да еще и удостоился посмертных

218

проклятий с трибуны XX съезда, сработала знамени-

тая «формула» Достоевского: «Если Бога нет, то все по-

зволено». Позволено распивать за милой беседой чаи

с «замаскировавшимися» ненавистниками советской

власти, позволено заступаться за мерзавца-двурушни-

ка, будущего изменника Родины Калугина, позволено

покровительствовать Горбачевым и Яковлевым...

Кстати, меня и некоторых моих знакомых весь-

ма удивило то, что Вы, уважаемый Александр Анд-

реевич, «отправили» А.Яковлева послом в Венгрию,

да еще и во время тамошнего антисоветского восстания

(1956 года). Андропов был тогда послом в этой стране, а

не Яковлев.

Эту Вашу ошибку мы с друзьями сочли преднаме-

ренной. Всем известны Ваши своеобразные, только од-

ному Вам присущие розыгрыши. Наверняка и эта «ди-

пломатическая миссия» Яковлева задумана Вами с тем,

чтобы немного подурачить читателей. А если и нет, то

опять же ничего страшного. Андропов, Яковлев — ка-

кая в сущности разница. Через Горбачева они навеки

«породнились», и Вы справедливо назвали Яковлева

«кибернетиком перестройки». Но читаем далее.

«Перестройка была начата с пафосного заявления

Горбачева о начале модернизации и ускорения. Это

всех вдохновило. Кто же не хотел рывка, преодоления

застоя? Кто же не хотел свежего ветра в наших засто-

явшихся домах? Но вместо этого был нанесен удар по

советской индустрии. При крупных предприятиях, при

огромных монопольных заводах были созданы коо-

перативы, маленькие хищники, которые набросились

на гигантских советских ящеров и стали пить из них

кровь. За год они истощили эти предприятия. Перека-

219

чали к себе ценности, разбазарили сырьевые запасы,

переманили лучшие кадры.

Пришла теневая экономика. Те, кто скрывался, кого

ловили, судили, иногда расстреливали, вышли на свет

со своей грабительской психологией. Одновременно

была введена процедура избрания директоров. Чудо-

вищная идея! Крупные производства нуждались в цен-

трализованном управлении. «Красные директора» об-

ладали огромным опытом, волей, властью и гигантской

ответственностью перед Центром. И теперь их надо

было избирать. Толпы рабочих сминали их, выкидыва-

ли, заменяя дилетантами, избранниками народа. Это

подрывало основы управления советской экономики.

И промышленность начала стремительно разрушаться.

Включилась пропаганда по обвинению военно-

промышленного комплекса во всех наших бедах. Гово-

рили, что ВПК сожрал нашу экономику, высосал из нас

все деньги. Но во всех цивилизованных странах ВПК —

это локомотивы развития. В нем рождаются все совре-

менные технологии. Фундаментальная наука работает

на ВПК, там лучшие умы, там открытия, там все средст-

ва. Под видом конверсии стали убивать закрытые вы-

сокие технологии. ВПК превратился в труху. Теперь мы

можем сделать соломенную ракету, берестяной танк,

деревянные компьютеры».

В процитированном отрывке комментировать и

пытаться оспаривать абсолютно нечего. Лучше Проха-

нова тут, как говорится, хоть умри — не скажешь, не

напишешь. Вот за это, уважаемый Александр Андрее-

вич, Вас и считают бесспорно лучшим, поистине уни-

кальным выразителем народно-патриотической идео-

логии. К Вашим хлестким метафорам можно разве что

добавить парадоксальный факт: на «трухлявом», дав-

220

но устаревшем, морально и физически, оборудовании

как-то исхитрялись до последнего времени произво-

дить оружие и военную технику, разработанные еще

ПРИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. И даже «толкать» эти изде-

лия за рубеж, выйдя на второе место в мире по экспор-

ту военной продукции. Но если все пойдет так и даль-

ше, то очень скоро и этому бизнесу настанет конец. Не

только станочный парк приходит в полную негодность.

Рабочий класс также «устарел», «изношен» до предела.

А молодого пополнения ждать неоткуда, поскольку сис-

тема профтехобучения разрушена. Уже даже олигархи,

паразитирующие на старом ВПК, буквально взвыли, за-

голосив о необходимости возрождать ПТУ. Вот только

найдут ли они желающих обучаться рабочим профес-

сиям? У молодежи-то нынче совсем другие запросы...

«Следующий удар пришелся по армии. Армию сна-

чала бросили с лопатками на толпу, а после этого пре-

дали, обвинив в жестокости. Отреклись от собственно-

ручно отданных приказов, представив солдат кровожад-

ными монстрами. Горбачев уничтожил командующего

округом генерала Родионова, обвинив его в тбилисской

трагедии. Армия была демонизирована и деморализо-

вана. Собчак ратовал за свободу Грузии, защищал гру-

зин от жестоких русских палачей. И во что превратилась

Грузия? В Грузию Гамсахурдия и Саакашвили. Армия пы-

талась усмирить эти безумства, но вышла оттуда уни-

женной, оскорбленной и подавленной. В Вильнюсе про-

изошло то же самое. Сначала военных кинули на подав-

ление мятежей, а потом Горбачев их предал. Алма-Ата,

Фергана— везде один сценарий. Армия, как верней-

ший институт государства, была уничтожена. Как резуль-

тат, во время ГКЧП армия вошла в столицу, погрохотала,

попыхтела и позорно ушла из Москвы».

221

А эти Ваши, Александр Андреевич, в высшей сте-

пени правдивые заметки я почти дословно пересказы-

ваю всюду, где это в той иной степени уместно. И по-

добные заимствования отнюдь не считаю зазорными.

Уверен, что другие члены ГКЧП полностью разделяли

(большинство из них, увы, уже «в прошедшем време-

ни»...) мое мнение относительно Вашего яркого, благо-

родно-яростного творчества. В нем, помнится, в свое

время нашло отражение и такое справедливое замеча-

ние: совершенно безропотно взирают на все, что про-

исходит с нашими вооруженными силами, их «унижен-

ные-оскорбленные» офицеры. Они вместо того, чтобы

припугнуть имеющимся у них оружием могильщиков

армии и всего Отечества или хотя бы решительно вы-

ступить на защиту своих прав, нередко с помощью это-

го же оружия сводят счеты с жизнью...

Пользуясь случаем, кстати или некстати упомяну

один любопытный эпизод, связанный с вышеупомя-

нутым Гамсахурдией: в дни работы ГКЧП он присылал

в Москву своих «эмиссаров», дабы выразить от име-

ни грузинского народа всеобщее стремление «жить и

процветать» в составе СССР. Такая вот грустная ирония

судьбы...

Как бы там ни было, раз уж взялся обильно перепе-

чатывать статью, то доведу это дело до конца.

«Сейчас Горбачев празднует объединение Герма-

нии, сидит вместе с Колем, как триумфатор. Он сдал

соцлагерь, он снял с Советского Союза защитную обо-

лочку. Он раскрыл врата НАТО к советским границам.

Он наслаждается этой победой с лицом иуды.

Еще предстоит узнать, о чем говорил Горбачев, бу-

дучи секретарем ЦК, в Лондоне с Тэтчер. Почему со-

222

стоялась эта аттестация? Почему таинственная леди

Тэтчер, представитель английской аристократии и анг-

лийских спецслужб, дала ход Горбачеву? О чем говорил

Горбачев в Рейкьявике с Рейганом? После завершения

этих переговоров он вышел со страшным лицом, будто

убил свою мать. Он совершил ужасное предательство.

Когда они встречались потом на Мальте на борту ко-

рабля, поднялась страшная буря. Даже море не могло

стерпеть предательства, которое там совершалось.

Горбачев потом признавался, что всю жизнь меч-

тал порвать с коммунизмом. И все, что он делал, он

делал сознательно. Он сознательно уничтожал Совет-

ский Союз».

Верно, уважаемый Александр Андреевич! Но о чем

говорят нам иудины муки, отразившиеся на лице Гор-

бачева после встречи с Рейганом? Наверное, все же о

том, что давно вынашиваемого, якобы разработанного

еще Андроповым стратегического плана развала СССР

скорее всего не существовало. По-видимому, имела ме-

сто «всего лишь» цепь чудовищных предательств и, как

когда-то говорили, перерождений. И абсолютно оче-

видно то, что морально-нравственной основой всем

этим мерзостям послужили укоренившиеся в позднем

советском обществе безыдейность, безверие, бесприн-

ципность.

А они суть прямые следствия хрущевского ПЕРЕ-

ВОРОТА. Переворота не только в политике и общест-

венной жизни, но и, что самое страшное, — в массовом

сознании. Поэтому, как мне кажется, есть все основа-

ния полагать, что не Андропов был первым архитек-

тором перестройки по-горбачевски, а не кто иной, как

Никита Хрущев. И если вспомнить, с чего Горбачев и

223

Яковлев ее начинали — со второй волны «разоблаче-

ний сталинизма» — то все в этой гипотезе становится

на свои места.

Уважаемый Александр Андреевич, то, что вы делае-

те все последние десятилетия, обеспечило Вам достой-

ное место в истории Государства Российского. И даже

Ваши апелляции к В.В.Путину с расчетом на то, чтобы

«чувства добрые лирой пробуждать», свидетельствуют

лишь об одном. О том, что Вы по праву находитесь на

вершине не только литературного, но и общественно-

политического Олимпа.

Искренне желаю Вам отменного здоровья и всяче-

ских успехов на Вашем многотрудном и почетном по-

прище!

С неизменным особым уважением к Вам, Ваш по-

стоянный читатель (и почитатель)

Геннадий Янаев.

Июнь 2010 г.

^ ВОПРОСЫ POST SCRIPTUM

— Геннадий Иванович, в некоторых изданиях опи-

сывается такой случай. В 1972 году Яковлев, «трудив-

шийся» тогда в отделе пропаганды ЦК КПСС, «в один

прекрасный день» зачитывал свою знаменитую русо-

фобскую статью «Против антиисторизма» перед пар-

тийными и комсомольскими работниками, а также

представителями творческой интеллигенции. Во вре-

мя этого выступления «главный пропагандист» нашел

взглядом в зале писателя Валерия Ганичева (нынешне-

го председателя Союза писателей России) и отпустил

в его адрес какую-то ядовитую реплику. Это была оче-

224

видная для всех «черная метка». В тот момент вы под-

нялись со своего места, подошли к Ганичеву и демон-

стративно встали рядом с ним, выразив таким образом

солидарность с писателем. Было такое?

— А где вы это прочитали?

— В частности, в одной биографической книге о Га-

ничеве.

— Ну, если в книге писали, значит, наверное, что-то

подобное было...

— А почему вы «для прессы» об этом своем поступ-

ке никогда не рассказывали? Ведь он дорогого стоит.

— Зачем? Мало ли все мы плохих и хороших дел

наделали. О плохих, может быть, и надо иногда рас-

сказывать, признавая свои ошибки и слабости. Да и то

вряд ли — не так поймут... А бахвалиться по принципу

«сам себя не похвалишь — от других не дождешься»

вряд ли стоит.

— Яковлев, по вашему мнению, работал на амери-

канские спецслужбы?

— Могу сказать на эту тему не больше, нежели со-

держится в «открытых источниках»... Да ведь Влади-

мир Александрович Крючков не раз выступал по это-

му вопросу в прессе. И в своих книгах об этом писал.

Мне известно, что он докладывал Горбачеву о возмож-

ной причастности Яковлева к деятельности американ-

ской разведки. Однако, как я понимаю, неопровержи-

мыми доказательствами этого (возможного) тягчайшего

преступления председатель КГБ не располагал. Да и от-

куда было им взяться. Если Яковлева завербовали аме-

риканцы (как предполагал Крючков — еще в 60-е годы),

то, конечно же, сделали это по всем правилам строжай-

шей конспирации. И чтобы получить об этом достовер-

ные сведения, нужно было иметь свою агентуру в руко-

225

водстве ЦРУ или Белого дома. Ну или как минимум пере-

вербовать тех, с кем Яковлев в Америке контактировал.

Вряд ли такое было возможно. Но, как бы там ни было,

Яковлев и ЦРУ делали общее дело. И этому факту не тре-

буются какие-то дополнительные подтверждения.

РЕТРОСПЕКТИВА

В.Рыньков. Геннадий Янаев: загадка эпохи. Нижний Новго-

род, 2003 г.

— Геннадий Иванович, в СМИ много говорится о

начале распада КПРФ и негативной роли в этом Г.А.Зю-

ганова. Хотелось бы узнать вашу позицию по этому по-

воду.

— Ни к каким негативным оценкам Зюганова я при-

соединиться не могу. Его огромная заслуга в том, что

в сложной политической ситуации он создал одну из

самых крупных политических организаций, представ-

ленных в Государственной думе. Он мобилизует мас-

сы против политики правительства, направленной на

ущемление прав и свобод трудового народа. Вот уже

на протяжении многих лет Г.А.Зюганов является обще-

национальным лидером, удерживает партию на плаву

и проводит ее между Сциллой и Харибдой как реально

существующих политических проблем и разногласий,

так и намеренно раздутых, привнесенных. Но в то же

время в его руководстве КПРФ есть существенные не-

доработки: отказ от принципа историзма, недостаточ-

ное, особенно в провинциях, омоложение рядов КПРФ,

отказ от интернационализма...

Уважаемому мной Г.Зюганову я бы посоветовал раз-

нообразить тематику своих выступлений. Нужно посвя-

226

тить одну пресс-конференцию политике партии в мо-

лодежном вопросе, другую — в женском, третью — во-

просам религии, четвертую — бизнеса и т. д. Пока во

всех этих направлениях ничего другого, кроме полити-

ки антинародных властей, не видно.

Зюганову, может быть, стоит выглядеть несколько

пораскованнее. Это очень импонирует людям...

Успех оппозиции, по моему мнению, зависит от

умения правильно, грамотно, учитывая современные

политические технологии, выстроить свою политику.

Не надо забывать, что Москва — это еще не вся Россия.

Россия — это Волга, Урал, Сибирь, Дальний Восток, и

там решается многое.

Я вполне солидарен с ученым, известным сво-

ей объективностью и провидческой глубиной со-

циального анализа, Александром Александровичем

Зиновьевым. Вот что он пишет по поводу «распада»

КПРФ: «...В партии есть Устав, и ее члены добровольно

принимают обязательство выполнять этот Устав. Они

ДАЮТ СЛОВО выполнять его. А они хотят нарушить Ус-

тав и одновременно оставаться в партии, потому что

они «яркие личности»... (речь идет об исключенных из

партии Селезневе, Горячевой, Губенко).

Партия вправе поступать так, как она поступи-

ла. И с точки зрения интересов партии такое решение

майского пленума (2002 года) было правильным. В этой

ситуации уход людей со своих постов способствовал

бы укреплению партии... Вспомните о Горбачеве, Ель-

цине, Яковлеве, Шеварднадзе и других, которые сдела-

ли карьеру за счет партии. Чем быстрее она избавится

от предателей, тем лучше будет и для нее, и для исто-

рии, и для мира в целом...

227

— Как вы относитесь к президенту Российской Фе-

дерации как к политику?

— Как к политику к В.В.Путину я отношусь неодно-

значно. С одной стороны мне нравится его патриоти-

ческая риторика. С другой — она так и остается поли-

тической риторикой. По существу, Путин продолжает

политику, которую продиктовали Международный ва-

лютный фонд, Международный банк развития и Соеди-

ненные Штаты Америки. До тех пор пока национальные

интересы страны не будут четко определены и гаранти-

рованно защищены, Россия не осознает своего нацио-

нального величия. А для этого нужно изменить эконо-

мическую политику, так как величие государства опре-

деляется его экономической мощью. Если Путин будет

продолжать тот же политический курс, что проводил

Ельцин, то будет происходить дальнейшая стратифика-

ция общества, и это, в конечном счете, приведет страну

к положению «Верхней Вольты с ядерным оружием».

^ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

— Геннадий Иванович, расскажите о начале сво-

ей политической судьбы. Кто и что на нее особенно по-

влияли?

— В первую очередь мать— редкостно энергич-

ная, волевая и умная женщина. Она, не являясь членом

партии, в плане политической, производственной и

любой другой общественной активности была, навер-

ное, на голову выше всех, с кем ей доводилось рабо-

тать, в том числе коммунистов с партбилетами. К тому

же считалась, и видимо небезосновательно, квалифи-

цированным и эффективным специалистом-аграрни-

228

ком, если выражаться современным языком. Не могу

сказать, что мне в полной мере передались ее таланты

или некая «предрасположенность», связанные с сель-

ским хозяйством (в частности, с пчеловодством, кото-

рому она посвятила многие годы), но что-то я от мате-

ри, безусловно, унаследовал. Например, ту же социаль-

но-политическую активность...

Так или иначе, мое поступление в сельскохозяйст-

венный вуз было продиктовано желанием, с одной сто-

роны, «угодить» родительнице, с другой — приобрести

специальность, которая бы позволила трудиться и со-

вершенствоваться не только в аграрной отрасли.

Окончив среднюю школу в родном Перевозе, я сдал

экзамены в Горьковский сельскохозяйственный инсти-

тут и стал учиться на инженера-механика. По окончании,

в 1959 году, получил не только диплом о высшем обра-

зовании, но и — как отличник учебы и комсомольский

активист— преимущественное право выбора при рас-

пределении. Попросил отправить меня на Алтай, и эту

просьбу, пусть и нехотя, удовлетворили. Мне тогда каза-

лось, что молодым специалистам, как в популярной со-

ветской песне, дорога открыта буквально везде. По боль-

шому счету так оно и было, однако вакансии под ногами

не валялись, и, прибыв в административный центр Ал-

тайского края Барнаул, я столкнулся с несколько неожи-

данной для себя проблемой трудоустройства.

Вспоминает Геннадий Иванович Янаев:

Я был неисправимым романтиком. С большим

трудом получил назначение на Алтай. Приехал, а

там — как в известной картине Репина — «не жда-

229

ли». Неделю жил в гостинице. Потом направили

меня в Белокурихинский район— это курортное

местечко на Алтае. Не нужен. Снова вернулся в бар-

наульскую гостиницу ждать назначения. А рядом

на стадионе футбольная команда «Урожай» трени-

ровалась. Во второй лиге играла. От нечего делать

подавал им мячи... С мячом несколько финтов по-

казал. Тренер и говорит: «Полетели во Фрунзе, за

нас сыграешь». Почему нет? Слетали, сыграли, вер-

нулись. Тренер опять говорит: «Зачем тебе в колхо-

зе надрываться, оставайся с нами». Но я-то за пес-

ней приехал, а не за футболом — помните: «Здесь

на далеком Алтае голос услышал я твой...»

(В.Рыньков. Геннадий Янаев: загадка эпохи)

Нарвавшись в нескольких местах на вежливый от-

каз, я уже было приуныл и собрался возвращаться не

солоно хлебавши в родные края. Но удача мне все ж

таки улыбнулась— меня направили в Крутихинский

район, в деревню Заковряжино. Там находился колхоз, в

котором председатель и основные специалисты в боль-

шинстве своем были немцами... Кстати, неподалеку от

этих мест родился наш знаменитый космонавт Герман

Титов. С ним мы, предаваясь воспоминаниям об Алтае,

можно сказать, подружились во время поездки на одну

международную конференцию, когда я уже был на ком-

сомольской работе, а Герман Степанович по обыкнове-

нию тех лет выполнял — наряду с другими прославлен-

ными космонавтами — роль «свадебного генерала» на

различных крупных форумах и мероприятиях...

Так вот, несмотря на то, что в заковряжинском кол-

хозе имелся свой главный инженер (правда, со сред-

230

не-техническим образованием), встретили меня там

радушно и предоставили работу по специальности.

Нетрудно догадаться, что по сравнению с обычными

тогдашними коллективными хозяйствами (например, в

Средней полосе России) в немецком колхозе был, мож-

но сказать, исключительный, образцовый порядок. Но,

видно, не зря у нас говорят: «Что русскому хорошо —

для немца смерть». Это неписаное правило только в

несколько другой трактовке (например, в такой: «что

немцу безразлично — для русского тяжелая головная

боль») сыграло со мной злую шутку. Получив мое пер-

вое письмо с Алтая, мать пришла в ужас от названия де-

ревни, в которой я начал свою трудовую деятельность.

Мы ведь в отличие от немцев — народ «загадочный»,

непредсказуемый и действуем порой под влиянием

каких-то сильных впечатлений-эмоций, а не рассудка.

Представилось русской женщине, что Заковряжино —

это нечто запредельно нехорошее, гиблое, и вот, про-

работав около двух месяцев, я получил с малой роди-

ны телеграмму: мать в тяжелом состоянии, при смерти.

Испуганный-придавленный таким известием, первым

делом обратился, естественно, к председателю колхо-

за: «Как быть, что делать?». А он: «Ну что тут поделаешь.

Получай зарплату за отработанное время да за месяц

вперед и домой срочно отправляйся».

От незаработанных денег отказался, взял причитав-

шееся и моментально собрал вещички. На колхозной

машине повезли меня к Чуйскому тракту. Добрались

туда к сумеркам. Машину пришлось отпустить (случа-

лось «шалили» тогда в тех глухих местах). Переночевал

в стоге соломы на обочине тракта, а наутро с первым

проходившим автобусом поехал в Новосибирск. Отту-

231

да — в Горький и в райцентр Перевоз. Всю дорогу, ко-

нечно, переживал, боялся, что не застану мать живой.

А дома ждал «сюрприз», который поначалу меня, разу-

меется, обрадовал, но потом... Короче говоря, не было

у матери ни малейших оснований в то время считать

себя смертельно больной. Она, может, и прихворну-

ла, однако не сильно. Гораздо сильнее было стремле-

ние вытащить меня во что бы то ни стало из далеко-

го и «ужасного» Заковряжина, дабы не сгубило оно ее

молодого, образованного, подававшего какие-то наде-

жды сына.

Здорово поругались мы с ней в тот день. Хлопнув

дверью, пошел куда глаза глядят. Они же, в сущности,

никуда не глядели. Положение-то у меня было на ред-

кость дурацкое и даже, как мне тогда казалось, безвы-

ходное. Слегка поостыв, вернулся домой и стал думать,

как быть дальше... А дальше устроился в Работкинскую

машинно-тракторную станцию (неподалеку от Перево-

за) начальником торфо-мелиоративного отряда. При-

ступил к заготовке торфа для удобрения.

Гордо шествуя в высоченных болотных сапогах по

непролазной грязи, с семиэтажными матюгами в по-

вседневном лексиконе, я быстро стал в МТС своим, что

называется, в доску. Не скажу, что до этого моя речь

сплошь состояла из сугубо парламентских выражений,

однако так, как «приучился» браниться там (под стать

товарищам по работе, само собой), больше я никогда и

нигде не ругался. Ну да это не суть важно, просто к сло-

ву пришлось...

Не забывал, разумеется, и «международной обста-

новкой» интересоваться. Регулярно проводил по за-

веденному в те времена порядку политинформацию в

232

трудовом коллективе. Помнится, тогда были нередки

всевозможные «реформации-революции» в языкозна-

нии. И в какой-то период вместо слова «лаосский» всем

настоятельно рекомендовали говорить «лаотянский»

(Вьетнам, Лаос, Камбоджа были в центре внимания ми-

ровой общественности, в этом регионе пересеклись

интересы СССР и США и наблюдалась «особая напря-

женность»). Во время политинформации на «лаосские

темы» вначале я один раз употреблял неологизм «лао-

тянский», а затем переходил на использование привыч-

ного слова «лаосский». Вот так, «ориентируясь» в слож-

ной, неимоверно запутанной «лаосско-лаотянской си-

туации», я стал главным инженером Работкинской МТС.

В 1962 году вступил в Коммунистическую партию Со-

ветского Союза.

Однажды в мастерской отделения «Сельхозтехники»,

в котором меня поставили управляющим, прозвенел те-

лефонный звонок, определивший всю мою дальнейшую

политическую жизнь. Звонил завотделом кадров Горь-

ковского сельского обкома партии (тогда, по инициати-

ве Хрущева, обкомы были «двух видов»): «Геннадий, зав-

тра ждем тебя здесь» — «Понял, Иван Федорович. Что-то

брать с собой нужно?» — «Только голову».

На следующий день мне предложили работу в сель-

ском областном комитете ВЛКСМ...

Вспоминает Геннадий Иванович Янаев:

И началась моя стремительная карьера: вто-

рой секретарь сельского обкома комсомола..., из-

брание вторым, а затем первым секретарем Горь-

ковского обкома комсомола. Первое предложение

233

возглавить отдел в ЦК ВЛКСМ. Отказался. Но в мире

партийной номенклатуры не каждый отказ пра-

вильно поймут. Да и зачем всегда отказываться?

В 1968 году во главе молодежной группы я поле-

тел в Гренобль на Олимпийские игры. По возвраще-

нии в аэропорту меня встретил работник «Спутни-

ка» и сказал, что я завтра должен быть в ЦК партии.

Был тогда у секретаря ЦК КПСС Ивана Васильевича

Капитонова первый заместитель — Николай Алек-

сандрович Петровичев. Он встретил меня и сказал:

«Мы решили рекомендовать тебя председателем

Комитета молодежных организаций СССР». Пони-

мая всю важность предложения, я ответил: «Нико-

лай Александрович, Горький— это же закрытый

город. Я одного-единственного иностранца при-

нимал — первого секретаря ЦК ревсомола Монго-

лии Пуревджава!» — «Ничего, поможем, справишь-

ся», — последовал ответ. Тогда в КМО были какие-то

скандалы, какие-то нарушения, сняли председате-

ля, чуть ли не судебные дела начались. В общем, на-

правляют меня туда комиссаром, и разговор закан-

чивается тем, что в 15.00 я должен быть на Секрета-

риате в ЦК КПСС. Все в один день! Вел Секретариат

Суслов Михаил Андреевич. После этого провел я в

Горьком пленум, освободили меня от занимаемой

должности, и— снова в Москву, прямо в аэро-

порт, — полетел в Будапешт на Ассамблею Всемир-

ной федерации демократической молодежи. Так на-

чалось мое вхождение в международную жизнь...

Союз советских обществ дружбы возглавляла

удивительная женщина— Круглова Зинаида Ми-

хайловна, бывший секретарь Ленинградского об-

234

кома партии по идеологии. Я таких никогда не ви-

дел... Знаете, она любила парня, который в первые

же дни войны погиб. И она не стала выходить за-

муж, всю жизнь прожила одинокой. Редкой тепло-

ты человек.

Проработал я там до 1986 года. В субботу, как

сейчас помню, работаю в кабинете с бумагами. Вре-

мя не протокольное. Звонок. Звонит Шалаев Сте-

пан Алексеевич— председатель ВЦСПС. До сих

пор я с трепетом вспоминаю этого замечательно-

го принципиального человека. «Геннадий Ивано-

вич, можете ко мне сейчас приехать?». Я ответил:

«Степан Алексеевич, да я вроде бы не протоколь-

но одет». — «Ничего! Сейчас машину пришлю за

вами». Посылает машину, я к нему приезжаю, он го-

ворит: «Вот, есть предложение— поработать сек-

ретарем ВЦСПС по международным делам». Я го-

ворю: «Степан Алексеевич, это для меня большая

честь, естественно, но как там, в Кремле, к этому

отнесутся?»— «Это,— говорит,— не ваша забо-

та. Послезавтра — на беседу в ЦК КПСС». Опасения

мои были обоснованны. Когда на стол Е.К.Лигаче-

ву легла «объективка» на меня, он ее просмотрел и

отшвырнул со словами: «Опять этот комсомол!»

Я улетел с делегацией в Японию, а на следую-

щий день после возвращения— в Америку. Там

меня встречают и поздравляют с назначением. Ша-

лаев, оказывается, пошел к Лигачеву, говорил с

ним. Тот согласился с моей кандидатурой, а реше-

ние было принято на Секретариате ЦК КПСС да-

же без собеседования: «Рекомендовать пленуму

ВЦСПС избрать...» И через два дня я был избран

235

секретарем ВЦСПС, потом, спустя некоторое время,

заместителем председателя, а в 1990 году — пред-

седателем...

(В.Рыньков. Геннадий Янаев: загадка эпохи)

Все последние годы возвращаюсь мысленно в тот

день и то место, которые были «ознаменованы» полу-

чением тревожной телеграммы от матери. Скорее всего

именно это почтовое отправление кардинально повлия-

ло на мою судьбу. Множество раз спрашивал себя: а что

было бы, если бы?.. Ведь, несмотря на подчеркнутую не-

любовь историков к сослагательному наклонению, прак-

тически все мы то и дело к нему обращаемся...

Далекая «многослойная» эпоха, немецко-советский

колхоз в красивой алтайской провинции, хорошая ин-

женерная специальность и некоторые способности к

профессиональному росту-развитию, неотъемлемое

чувство коллективизма и «высокая политическая ак-

тивность», желание быть полезным стране и общест-

ву и обыкновенные, чисто человеческие качества-на-

клонности — что предвещали все эти исходные дан-

ные, сложись моя жизнь не так, как она сложилась?

Такой бесполезный, в сущности, вопрос время от вре-

мени свербит в мозгу. Но ответа на него при всем жела-

нии не сыскать. А может, это и к лучшему...

^ КРАТКАЯ БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

ЯНАЕВ Геннадий Иванович родился 26 августа 1937 г.

в с. Перевоз Перевозского района Горьковской области. Спе-

циалист по сельскому хозяйству, Геннадий Янаев вступил в

КПСС в 1962 г. Начинал партийную карьеру как комсомоль-

ский лидер в Горьковской области, где занимал должности

второго (1963—1966), а затем первого секретаря обкома

ВЛКСМ. В 1968 г. назначен председателем Комитета молодеж-

ных организаций СССР. В 1980 г. становится заместителем

председателя президиума Союза советских обществ дружбы

и культурной связи с зарубежными странами.

В ходе «перестройки» Янаев занял более значительный

пост — секретаря ВЦСПС по международным вопросам (1986—

1989), затем получил должность заместителя председателя

ВЦСПС (1989—1990). В апреле 1990 г. возглавил ВЦСПС как пред-

седатель (апрель— июль 1990), но на XXVIII съезде КПСС был

избран членом ЦК (1990—1991), который, в свою очередь, ут-

вердил Янаева членом Политбюро и секретарем ЦК по между-

народным вопросам (14 июля 1990— 31 января 1991). 27 де-

кабря 1990 г. Президент СССР М.С.Горбачев выдвинул Янаева

на пост вице-президента СССР. Вскоре после избрания (Съез-

дом народных депутатов СССР) Янаев оставил работу в Полит-

бюро и Секретариате ЦК (31 января 1991). 19 августа 1991 г.

Янаев и семь других высших советских руководителей провоз-

гласили создание Государственного комитета по чрезвычай-

ному положению и объявили о принятии Комитетом верхов-

237

ной власти в стране. В то время, как президент Горбачев был

объявлен неспособным исполнять свои обязанности по со-

стоянию здоровья, Янаев принял на себя полномочия Прези-

дента СССР. Плохо спланированный захват власти провалился

на третий день, и Янаев был арестован 22 августа 1991 г. по

обвинению в государственной измене. Суд над Янаевым и 11

другими политическими деятелями откладывался до мая 1993

г. В феврале 1994 г. Государственная дума Российской Федера-

ции одобрила законопроект об амнистии, в связи с чем уго-

ловное преследование было прекращено.

СОДЕРЖАНИЕ

Вместо предисловия 5

Часть первая. РАСШАТАННЫЕ СКРЕПЫ

Так крушили Союз 7

Голоса «Матросской тишины» 39

В преддверии катастрофы 75

Горячий август девяносто первого 101

Приложение 130

Часть вторая. ГЛАЗАМИ «ПУТЧИСТА»

Что имеем, не храним, или «Десять ударов» по Сталину 142

Кому война, а кому. 168

Судьба «мавра» в России 190

По несвежим следам одной публикации 207

Автобиографическое послесловие 228

Краткая биографическая справка 237

Массово-политическое издание

^ СУД ИСТОРИИ

Янаев Геннадий Иванович

ГКЧП ПРОТИВ ГОРБАЧЕВА. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ЗА СССР

Редактор О. Селин

Художник Б. Протопопов

Художественный редактор А. Финогенова

Компьютерная верстка А. Кувшинчиков

Корректор И. Носкова

ООО «Алгоритм-Издат»

Оптовая торговля:

ТД «Алгоритм» 617-0825, 617-0952

Сайт: http//www.algoritm-izdat.ru

Электронная почта: algoritm-izdat@mail.ru

Интернет-магазин: http//www.politkniga.ru

000 «Издательство «Эксмо»

127299, Москва, ул. Клары Цеткин, д. 18/5. Тел. 411-68-86, 956-39-21.

Home page: www.eksmo.ru E-mail: info@eksmo.ru

Оптовая торговля книгами «Эксмо»;

ООО «ТД «Эксмо». 142700, Московская обл., Ленинский р-н, г. Видное,

Белокаменное ш., д. 1, многоканальный тел. 411-50-74.

E-mail: reception@eksmo-sale.ru

По вопросам приобретения книг «Эксмо» зарубежными оптовыми

покупателями обращаться в отдел зарубежных продаж ТД «Эксмо»

E-mail: intemational@eksmo-sale.ru

International Sales: International wholesale customers should contact

Foreign Sales Department of Trading House «Eksmo» for their orders.

Intemational@eksmo-sale. ru

По вопросам заказа книг корпоративным клиентам, в том числе в специальном оформ-

лении, обращаться по тел. 411-68-59 доб. 2115, 2117, 2118. E-mail: vipzakaz@eksmo.ru

Оптовая торговля бумажно-беловыми

и канцелярскими товарами для школы и офиса «Канц-Эксмо»:

Компания «Канц-Эксмо»: 142702, Московская обл., Ленинский р-н, г. Видное-2,

Белокаменное ш., д. 1, а/я 5. Тел./факс +7 (495) 745-28-87 (многоканальный),

e-mail: kanc@eksmo-sale.ru, сайт: www.kanc-eksmo.ru

Подписано в печать 15.07.2010.

Формат 84x108 1/32. Печать офсетная. Усл. печ. л. 12,6.

Тираж 4000 экз. Заказ № 4002594

Отпечатано на ОАО «Нижполиграф»

603006 Нижний Новгород, ул. Варварская, 32.

ISBN 978-5-699-43860-0

Геннадий Иванович Янаев

с июля 1990-го по январь 1991 г.

был членом Политбюро и секретарем

Центрального комитета КПСС.

С декабря 1990 г. занимал должность

вице-президента Советского Союза.

Во время августовских событий 1991 г.

Г. И. Янаев был назначен исполняющим

обязанности президента СССР.

За участие в ГКЧП был привлечен

к уголовной ответственности, 4 сентября

1991 г. освобожден от обязанностей

вице-президента СССР и помещен в тюрьму

Матросская Тишина; в 1994 г. освобожден

по амнистии Госдумы.

После двадцатилетнего молчания Г. И. Янаев

решил выступить со своей книгой и рассказать

всю правду об августе 1991 г.

и о подлинной роли М. Горбачева

в этих событиях.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Похожие:

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconНадзорная жалоба
Генеральной прокуратуры РФ королевой А. В. по рассмотрению обращений заявителя о возбуждении уголовного дела в отношении Президента...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconИгорь Николаевич Панарин. Первая мировая информационная война. Развал СССР
Iv. А. Даллес и Дж. Кеннан новая стратегия информационной войны против СССР

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconРукопашный бой (ст слав рукопашь от рука и пахать размахивать)
Рукопашный бой в российской армии и полиции развивался, в основном, по трем направлениям

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconСтроительные нормы и правила
Ссср, Трансвзрывпрома, Союздорнии Минтрансстроя ссср, Союзгипроводхода и Мосгипроводхоза Минводхоза ссср, ниипромстроя и Красноярского...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconБог не любовь: Как религия все отравляет
Семнадцатая. Предвижу возражение, или Последний козырь против светского мировоззрения

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconКристофер Хитченз Бог не любовь: Как религия все отравляет Содержание
Семнадцатая. Предвижу возражение, или Последний козырь против светского мировоззрения 78

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconУтверждены Постановлением Госстроя СССР от 4 декабря 1987 г. N 280...
Госстроя ссср; Горьковского инженерно-строительного института им. Чкалова Государственного комитета СССР по народному образованию;...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconЮ. М. Газаев Главный инженер
Согласовано: с Госстроем СССР от 21. 05. 91 г. №8/8-8; ГУПО МВД СССР от 17. 10. 90 г.; №7/6/1205; Минздравом СССР от 01. 10. 90 г....

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР icon1 Международное положение накануне Второй мировой войны
Мюнхенский сговор и раздел Чехословакии состоялся без участия ссср; все это можно было расценить как попытку стран Запада направить...

Геннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР iconГенеральные планы промышленных предприятий
Промстройниипроекта, Уральского Промстройннипроекта Госстроя ссср, Тяжпромэлектропроекта им Ф. Б. Якубовского Минмонтажспецстроя...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов