Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси




НазваниеУчебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси
страница2/6
Дата публикации18.06.2013
Размер0.85 Mb.
ТипУчебный курс
zadocs.ru > Право > Учебный курс
1   2   3   4   5   6
б) Мозаики Софии.

Мозаичная декорация размещена в наиболее ответственных частях внутреннего пространства – в куполе, подкупольном компартименте и алтаре. Сохранилась примерно четверть мозаик (было ок. 640 кв. м, осталось ок. 260). Состав сцен и фигур, их размещение дано в соответствии с канонической схемой македонского времени. В куполе – громадная полуфигура Христа Вседержителя в медальоне (d 4 м), поддерживаемом 4 архангелами (сохранился один из них, h 3,85 м). В барабане купола простенки окон занимали 12 фигур апостолов (сохранилась полуфигура Павла). В медальоне (d 1,16 м) над замком восточной подпружной арки поясное изображение Христа-священника, в таком же медальоне над замком западной подпружной арки от поясной фигуры Богоматери сохранилась голова. В парусах изображены евангелисты, но полностью сохранилась лишь фигура Марка (h в вертикальной проекции 1,64 м), от Иоанна – нижняя часть фигуры). В медальонах зенита триумфальной арки, над конхой, Деисус с Марией, Христом и Предтечей (d медальонов 0,84 и 0,9 м). На своде и стенах вимы размещались ныне утраченные фигуры праотцов и пророков, лишь на северном внутреннем склоне триумфальной арки сохранилась фигура Аарона (h 2,3 м). В верхней части лицевой стороны восточных подкупольных столбов - сцена Благовещения (h фигуры Гавриила 2,3 м, Марии 2,23 м). Конху центральной апсиды занимает громадная фигура Богоматери Оранты (h 5,45 м), данная ввиду перспективного сокращения на сферической поверхности конхи в разных пропорциях – голова (h 0,9 м) составляет 1/6 высоты фигуры, но нижняя часть фигуры (h 2,8 м) непропорционально короткая. Ниже, на стене апсиды, помещена многофигурная Евхаристия (средняя высота фигур 6,5 м): справа от Христа (слева для зрителя) Петр, за ним евангелисты Иоанн и Лука, далее, вероятно, Симон и Варфоломей или Иаков. Слева от Христа (справа для зрителя) Павел, евангелисты Матфей и Марк, далее Андрей и, возможно, Варфоломей (две крайние фигуры написаны маслом); крайние фигуры Евхаристии слева и справа Фома и Филипп. Еще ниже, на уровне окон, расположен святительский чин с именами предстоящих (сохранились верхние части фигур) – на северной стене Епифаний Кипрский, римский папа Климент, Григорий Богослов, Николай, в середине стены представлены два первомученика – архидиаконы Стефан и Лаврентий, причем между ними в простенках окон на месте написанных маслом не позднее XVII в. киевских митрополитов Петра и Алексея располагались мозаичные изображения Петра и Павла; на южной стене Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Нисский, Григорий Чудотворец. На подпружных арках размещены медальоны с полуфигурами 40 севастийских мучеников (сохранились 15 полуфигур).

Мозаики Софии – выдающийся памятник византийской живописи македонского периода, для которой характерны материальная ощутимость, объемность и статуарность коренастых, прочно сложенных фигур. С начала XI в. этот монументальный стиль эволюционирует в сторону некоторой отвлеченности образов, приобретающих слабо выраженную уплощенность; это переходная стилистика к линейному оформлению образов раннекомниновского периода, все еще реалистически объемных. В Софийских мозаиках, исполненных на исходе македонского периода, представлены оба стилистических варианта – собственно македонский и переходный, поскольку мозаики выполнены несколькими мастерами. Ведущий художник исполнил образы Вседержителя, архангелов, Деисус, Благовещение, среднюю часть Евхаристии с Христом и ангелами. Для его манеры характерна некоторая архаистичность построения фигур, восходящая к каноническим македонским традициям – они приземисты, коренасты, соотношение роста и головы 1:5, его образы крупны, основательны, объемно выступают над золотым фоном полей, монументально возвышаются над мебелью и прочим антуражем. Этот мастер любит глубокий интенсивный цвет, предпочитает темноватые тона, строит объемную форму притененнными линиями на высветленных фонах одеяний и карнаций, лица персонажей часто стремятся к округлости.

Второй художник исполнил фигуры Павла в барабане, евангелиста Марка, Христа-священника, апостолов Евхаристии и святителей на северной стене апсиды. Он убежденный конструктивист, мастер драпировок, тяжелые недвижные складки которых выявляют объемную конструкцию статичных фигур, столь же архаичных по пропорциям. Лица его персонажей овальны или прямоугольны, отвлеченно типизированы, лишены индивидуального выражения. Этот художник предпочитает растворенные жидковатые цвета со значительной градацией оттенков, преимущественно в сторону их высветленности и поверхностной звучности. Третий мастер выполнил фигуры святителей на южной стене апсиды. Он самый интересный художник, поскольку едва ли не каждый его образ – это яркая индивидуальность, выдающаяся личность, наполненная глубоким духовным знанием. Особенно выделяются образы, в которых он сводит до минимума волосяной прибор: освобождая голову от прически и бороды, он расчищает место для тщательной и дробной линейной проработки лба, щек, подбородка, что позволяет максимально одухотворить образ. Его Иоанн Златоуст и Григорий Чудотворец – интеллектуалы с изможденными постоянной работой мысли лицами, их лица осунулись, черты заострены, высокие лбы изборождены морщинами, горькие складки сжатых губ наглядно иллюстрируют ветхозаветную мудрость, гласящую, что во многом знании много печали. Линии этого выдающегося художника подвижны, они часто меняют направление - этим конструируется многоплановый объем лика. Он мастер личнóго письма, изощренной проработке острых граней лиц он противопоставляет простую линейность одеяний, которым отводится роль пьедестала под портретную голову.

Время исполнения софийских мозаик определяется датой завершения строительства собора - 1037 г., установленным числом художников - их было 3-4 человека, а также близостью софийских мозаик мозаикам нартекса церкви Успения в Никее под Константинополем, выполненным в 1065-1067 гг. Большое подобие в построении лиц и их моделировке выказывают образы никейской Анны и софийской Богоматери над замком западной подпружной арки, обе в медальонах, много общего в лицах Орант обеих церквей, софийского Григория Чудотворца и никейского Иоакима. Поскольку никейские мозаики выполнены столичными мастерами, можно заключить, ввиду близости указанных образов, что и артель работавших в Киеве мозаичистов набрана в Константинополе.. По завершении строительства в 1037 г. должно было пройти не менее 2-3 лет в ожидании усадки и просыхания кладок, не так много было видных мозаичистов в Византии, чтобы сразу можно было найти подходящую столичную артель, словом, ввиду этих и подобных обстоятельств мозаичные работы могли производиться и в 1040-х и в 1050-х гг. В Слове о законе и благодати, произнесенном в конце 1040-х годов, будущий митрополит Илларион, обращаясь к Ярославу и говоря о храме Софии, упомянул не мозаику ее (мусию), не фресковую роспись, а оснащение золотыми и серебряными предметами культа: «дом божий великой святой его премудрости создал на святость и освящение граду твоему, ее же со всякою красотою украси, златом и серебром и камением драгим и сосудами честными». Поэтому следует относить мозаичную декорацию храма к 1050-м гг.
в) Фрески Софии.

Ряд фресковых изображений близок мозаичным фигурам – мозаичного апостола Павла из барабана и фреску с Павлом из Петропавловского придела исполнил один и тот же мастер; сходны мозаичный праотец Аарон и первосвященник Самуил в сцене вручения Марии пурпура; отдельные апостолы из Евхаристии и святители мозаичной декорации опознаются во фресковых фигурах. Это означает, что мозаичисты были заняты и во фресковой росписи собора, следовательно, фресковое убранство производилось после завершения мозаичных работ. Поскольку фрескам не свойственно стилистическое многообразие, художников было немного, как и мозаичистов – 3-4, и работы по росписи храма велись долго, до 1061 или 1067 г., когда состоялось освящение Софии митрополитом Ефремом. (Об освящении Ефремом храма 4 ноября сообщает запись начала XII в. в месяцеслове Мстиславова евангелия; 4 день ноября, воскресенье, когда освящались храмы, в период между 1051 и 1072 гг. приходится на 1061 и 1067 гг.).

Фрески храма светские и религиозные по тематике. Религиозные фрески состоят из сюжетных сцен и многочисленных одиночных фигур и полуфигур святых. Древняя роспись в значительной мере утрачена вследствие неоднократных поновлений живописи, особенно в XIX в. Сюжетные росписи размещены главным образом в трансепте и центральном нефе, где был развернут христологический цикл – иллюстрации к евангельскому рассказу о жизни, мученической смерти и воскресении Христа. На столбах и стенах нефов, галерей и хора нарисовано беспрецедентно большое количество одиночных мужских и женских фигур святых в рост и полуфигур в медальонах. Петропавловский придел (жертвенник, к северу от центральной апсиды) содержит сцены из жизни Петра, диаконник (к югу от центральной апсиды) уделен сценам Богородичного цикла (Иоаким и Анна, Рождество Марии и пр.); крайние апсиды посвящены архангелу Михаилу (юг) и великомученику Георгию (север).

Фресковая роспись Софийского собора в Киеве - замечательный памятник византийской живописи позднемакедонской эпохи со свойственными ей монументальной статикой образов, величественных и объемных, часто грузных. При несомненной близости художественного языка мозаик и фресок есть между ними и отличия, фрескисты тоже принадлежали к столичной константинопольской школе, но несколько иной по стилистике. Общее у них – македонский монументализм, эпический характер сцен, величественность персонажей, возвышающихся над толпой прихожан, мастерское владение цветом как конструктивным средством построения фигур и соотношения их между собой, торжественная многокрасочность одеяний и пр. Мозаичные фигуры по старомакедонски коренасты, недвижны, обезличены типологическим каноном, таковы и бесчисленные фресковые одиночные изображения святых, представленных в позе предстояния. Но в сценических фресковых росписях фигуры высоки, некоторые величаво движутся, многие персонажи острохарактерны. Таким образом, ведущие фрескисты, исполнявшие основную сценическую роспись среднего нефа и трансепта, а также приделов, принадлежали к более продвинутой школе, их стилистика ближе к комниновской живописи второй половины XI в., в которой отмеченные принципы развились в художественную программу. Среди мозаичистов эту стилистику исповедовал только мастер правой стороны святительского чина апсиды. Наличие среди фрескистов значительного числа мастеров, придерживавшихся исконно македонского художественного языка, какими были и мозаичисты, а также присутствие в среде фрескистов и мозаичистов носителей передовых предкомниновских принципов, соответствует дате окончания фресковой росписи, устанавливаемой по освящению собора в 1061 или 1067 г.

Светские росписи размещены в среднем нефе и в обеих башнях, ведущих на хоры. В среднем нефе под парапетом хор помещена ктиторская фреска - изображение семьи Ярослава. Ввиду обрушения западной стены реконструкция фрески проблематична, сохранились лишь изображения сыновей и дочерей князя на южной и северной стенах. По-видимому, на западной стене в центре располагался Христос на троне, по правую его руку предстояли мужские персонажи - Владимир и Ярослав с моделью храма, по левую руку стояли женщины - княгиня Ольга и жена Ярослава Ингигерда, на южной стене изображены 4 сына Ярослава, на северной 3-4 дочери. Возможное время создания фрески 1037 г., время торжественного освящения только что завершенной постройки. Идейный замысел ктиторской фрески – прославление княжеского рода, утверждение Христом власти Ярослава и его сыновей, что стало актуальным после смерти в 1036 г. не оставившего наследника Мстислава Черниговского, после которой Ярослав нуждался в легитимизации своего единовластия. Этой же цели служило и строительство Ярославом близ Софии Георгиевской церкви (его крестильное имя Георгий) и Ирининской церкви (крестильное имя его жены Ингигерды). Значимость киевского княжеского стола подчеркивалась его связями с константинопольским двором. На стенах южной башни изображен константинопольский ипподром, конские ристания на нем, охота на вепря и праздничные игрища. Фрески северной башни представляют визит княгини Ольги ко двору византийского императора Константина Багрянородного, также сцену выезда византийского императора, изображение борьбы ряженых и охоты на медведя. Понятно, что сцены из повседневной жизни константинопольской придворной знати могли изобразить только столичные фрескисты, видевшие все это в Константинополе.
г) Наследие мастеров Софии.

Итак, византийские зодчие строили Софийский собор в Киеве с 1017 по 1037 гг., с перерывом примерно с 1026 по 1035 гг. Часть их могла вернуться домой, другая часть могла быть занята в строительстве черниговского Спасского собора, заложенного Мстиславом Храбрым (ряд деталей одинаков в Спасском и Софийском соборах). Поскольку к 1036 г., когда Мстислав скончался, Спасский собор был возведен на высоту поднятой руки всадника, можно полагать, что собор был заложен для погребения единственного сына Мстислава Евстафия, умершего в 1033 г. Завершив Спасский собор ок. 1040 г., византийские зодчие перешли в Новгород, где в 1045 г. заложили местный Софийский собор, придерживаясь плана и размеров киевской Софии, что и дает основание видеть в них строителей Софии в Новгороде, бывшей вотчине Ярослава, который оставил тут на княжении сына Владимира. В перерывах между строительством храмов Чернигова и Новгорода мастера византийской артели могли быть заняты сооружением княжеских и митрополичьих палат в Киеве. Длительная работа византийской строительной артели в Киеве, Чернигове и Новгороде с 1017 по 1050 г., когда была завершена новгородская София, не могла обойтись без участия русских строителей, которые поначалу учились у греческих мастеров, а уже в середине столетия могли работать самостоятельно, на что указывает известие «Проложного сказания об освящении церкви Георгия перед вратами Св. Софии» о наборе Ярославом строителей упомянутой церкви на киевском торге.

Вероятно, большое наследие оставили на Руси и работавшие в киевской Софии фрескисты, хотя их следы опознаются с трудом. Поскольку известно, что одни и те же мастера работали и в иконе и в монументальной живописи, интересующие нас следы киевских фрескистов можно искать и в иконах и во фресковых росписях других церквей. Определенно опознается связь новгородской иконы с фресковой росписью киевской Софии. Сравнение мозаичного образа апостола Павла и фрескового апостола Петра из Уверения Фомы в софийской росписи с фигурами иконы Петр и Павел Новгородского историко-художественного музея обнаруживает близость по удлиненным пропорциям, постановке фигур, легкому развороту, трактовке одеяний и их красочности. Значительным сходством обладают новгородская икона Св. Георгий (Успенский собор Московского Кремля) и фресковый эскиз изображения Св. Георгия в апсиде Георгиевского придела Софии киевской. Это дает основание предполагать, что упомянутые иконы были сделаны в Киеве теми же художниками, которые расписывали местную Софию и которые, стало быть, продолжали работать там и после окончания Софийской росписи в качестве иконописцев. Несомненная близость образов Гавриила и Марии Устюжского Благовещения из Новгорода и мозаичного Благовещения в Киевской Софии позволяет предполагать, что по меньшей мере тот ведущий мастер артели мозаичистов, которого мы выделили выше, остался в Киеве и работал иконописцем. Аналогичным образом, константинопольские строители и художники, соорудившие Успенскую церковь Киево-Печерского монастыря в 1073-1078 гг. и украсившие ее мозаикой и фреской, по словам Печерского патерика, остались работать в Киеве и были погребены в Печерском монастыре.



  1. Успенская церковь Киево-Печерского монастыря. Система

пропорционального построения храмов.
Следующая по времени большая постройка Киева - Успенский собор Печерского монастыря, строившийся с 1073 по 1078 гг. При Ярославе Мудром церковь целиком зависела от княжеской воли, однако при следующих князьях она стремилась к большей независимости от них с целью усиления своей власти. Особую политику вело начальство возникшего в середине XI в. Киево-Печерского монастыря, который пользовался популярностью в среде знати и потому быстро разбогател. К 1070-м гг. монастырь располагал достаточными средствами для сооружения крупного собора, который наглядно выражал бы значительность монастыря. Поскольку монастырская знать порой бывала в конфронтации с князьями, она не хотела уступать в величественности постройки княжеским храмам. Поэтому, подобно Владимиру и Ярославу, они пригласили 4 архитекторов из Константинополя, столицы православного мира, с которыми сторговались о стоимости постройки. Известно, что строительство пристроенной к храму в конце XI или начале XII в. крещальни обошлось в 2 тысячи гривен, и поскольку строительный объем ее составлял примерно 1/8 храма, можно предположить, что сооружение самой Успенской церкви обошлось примерно в 15 тысяч гривен (ок. 64 кг золота, 1 гривна = 4,266 грамм золота). История заложения, строительства и украшения монументальной росписью Успенского собора изложена в «Киево-Печерском патерике», сборнике житий местных монастырских «святых», составленном в XIII в. и отредактированном в XVII в. При всей легендарности рассказов о «святых» отдельные сочинения Патерика дают интересные сведения об организации строительства. Пригласив зодчих и определившись с масштабами постройки и затратами, заказчик приглашал строительную артель, заготавливал дрова для обжига кирпича, известь. Сообщению Патерика о приглашении зодчих из Царьграда нисколько не противоречат метки кириллическими буквами кирпичей, найденные при раскопках Успенской церкви – византийские архитекторы спроектировали здание и руководили строительством, которое осуществлялось русской артелью. Это организация работ, сложившаяся еще при Ярославе. Сказание Патерика о постройке Успенского собора сообщает, как нашли место для него, затем выровняли дневную поверхность, обмеряли ее, выкопали рвы фундамента (раскопки показали его глубину – 1,8 м), определив место подкупольного квадрата как главной части здания. Для измерений и составления «проекта» здания строители пользовались так называемым поясом Шимона – это легендарное обозначение реально использовавшегося в строительной практике мерного пояса или цепи длиной в 4 греческих фута (= 123,2 см = половина великой косой сажени) или 4 римских фута (= 118 см; 1 римский фут = 29,5 см). В числе археологических находок есть серебряная цепь длиной 4 фута от конца до конца, украшенного головами зверей.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconТема Вопросы, выносимые на самостоятельное изучение
Тема Становление государственности и государственного управления в Киевской Руси (IX-XI вв.)

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси icon-
Ую религию в лето 6496 от смзх (988 год), организованного через Владимира Кровавого, псевдорусского князя, было уничтожено практически...

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconЛитература Киевской Руси (серединаxi первая треть XII в в.) «Повесть временных лет»
Литература периода феодальной раздробленности (вторая треть xii– первая половина XIII в в.)

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconТема № «Введение в историческую науку»
Норманисты и антинорманисты: история спора о происхождении Новгородско-Киевской Руси

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconЛитература Основным фактором, повлиявшим на формирование украинской
Киевской Русью христианства. Содной стороны, оно привело к вхождению Киевской Руси в общеев

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconКонспект лекций по дисциплине «История государственного управления в России»
Тема Становление государственности и государственное управление в Киевской Руси 9-11 вв

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconКурс лекций по социологии образования учебное пособие для студентов высших учебных заведений
В. И. Астахова, д-р ист наук, проф.; Е. В. Астахова, д-р ист наук, проф.; Л. Н. Герасина, д-р социол наук, проф.; В. А. Лозовой,...

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconУчебный курс фгу «Управление человеческими ресурсами в ХХI веке»
Тема 1: «Человеческие ресурсы: понятие, место и роль в системе управления организацией»

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconРусские земли в XII-XIV вв
Вопрос Культура Киевской Руси и периода феодальной раздробленности (X—xiii вв.)

Учебный курс проф. В. П. Яйленко Тема первая Эпоха Киевской Руси iconРусские земли в XII-XIV вв
Вопрос Культура Киевской Руси и периода феодальной раздробленности (X—xiii вв.)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов