Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс




НазваниеУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
страница14/55
Дата публикации18.11.2013
Размер8.78 Mb.
ТипУчебник
zadocs.ru > Право > Учебник
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   55
^

2. Сущность, структура и функции политической элиты




Место и роль элит в политическом процессе



Согласуя накопленный теоретичес­кий потенциал элитизма с практи­ческим опытом развития сложноорганизованных обществ можно сказать, что политическая элита пред­ставляет собой социальную группу, которая прежде всего выполняет специализированные функции в сфере управления государством и обществом. Политическая элита – это группа лиц, профессионально занимающаяся деятельностью в сфере власти и управления государ­ством (партиями, другими политическими институтами). На государ­ственном уровне она концентрирует в своих руках высшие властные и управленческие прерогативы в обществе, предопределяя за счет этого пути и формы его политического развития. В этом смысле у большинства населения власть, понимаемая как процесс реального управления и распоряжения общественными ресурсами, по сути дела отсутствует.

Политическая элита – это лишь определенная часть более широ­ких элитарных слоев общества в целом, в которые входят наиболее видные и авторитетные представители экономических кругов, гума­нитарной и технической интеллигенции, других профессиональных образований. Большинство ученых сходится на том, что те немногие люди, которые принадлежат к политически властвующему кругу, не являются типичными представителями общества, формируясь по пре­имуществу из представителей высших социально-экономических слоев. Практика не подтвердила тезис о том, что деятельность элит непос­редственно определяется интересами населения. Эти круги вообще слабо подвержены влиянию со стороны основной части населения, строя свою деятельность согласно правилам и нормам по преимуще­ству внутриэлитарного характера. Поэтому государственную полити­ку образуют скорее не требования масс, а интересы господствующих элитарных слоев (впрочем, не отрывающиеся абсолютно от потреб­ностей широких социальных слоев). Перемены в политическом курсе в основном осуществляются изнутри этой управляющей подсистемы общества. Таким образом, в любом обществе могут складываться серь­езные противоречия между составом и интересами элитарных и неэлитарных групп.

Пополнение или изменение состава политической элиты зависит не только от позиции населения или конкретной ситуации, при ко­торой представители широких социальных слоев начинают прини­мать определенное участие в принятии решений, но в значительной, степени и от позиции самих элитарных группировок. В этом смысле элита является скорее саморегулирующейся общностью, которая из­бирательно допускает в свою среду представителей массы. Предста­вители как правящих, так и оппозиционных элит, как правило, еди­ны в своих представлениях относительно властных предпочтений. И их скорее объединяют, чем разъединяют основополагающие подходы к действительности и социально-экономическим ценностям. В то же время расхождения корпоративных интересов и амбиции отдельных лиц неизбежно порождают внутригрупповую конкуренцию, от сте­пени и форм проявления которой непосредственно зависит стабиль­ность политических отношений в обществе. Поэтому стабильность по­литических порядков обусловливается постепенностью внутриэлитарных изменений и установлением сбалансированных внутригрупповых отношений.

В зависимости от условий деятельности правящих кругов во влас­ти формируются различные типы политических элит, обладающие большей или меньшей закрытостью или открытостью, наличием гегемонистских или демократических, автократических или олигархи­ческих черт, той или иной степенью внутригрупповой солидарности или конфронтационности (Э. Гидденс) и т.д. При этом в рамках от­дельных политических систем могут действовать уникальные элитар­ные образования, например, такие, как «номенклатура» в бывшем СССР.

Учитывая сказанное, политическую элиту можно определить как группу лиц, подготовленных для выражения социальных интересов той или иной общности, приспособленных для продуцирования определен­ных политических ценностей и целей и контролирующих процесс при­нятия решений. В этом смысле политическая элита представляет со­бой результат институциализации политического влияния различных социальных групп, структурирующей всю политическую жизнь об­щества по вертикали.

^

Основные функции политической элиты


В полном соответствии с занимаемым ею местом в общественной жизни политическая элита выполняет ряд важнейших задач и функций.

Прежде всего к ее социальным задачам относятся принятие и кон­троль за реализацией решений, раскрывающие ее центральную роль в управлении государством и обществом. В число основных функций включается также формирование и представление (презентация) груп­повых интересов различных слоев населения. Следует указать и на необходимость продуцирования элитой разнообразных политических ценностей, способных превращать население в активных участников перераспределительных процессов в сфере власти. Формируя различ­ные идеологии, мифы или социальные проекты, политическая элита пытается мобилизовать граждан, взять под контроль их энергию для решения необходимых общественных задач. Как свидетельствует опыт, без активного обновления элитами этих средств своего духовного гос­подства руководящие идеи обращаются в догмы, а политическая власть начинает испытывать стагнацию.

Главным условием эффективного осуществления политической элитой ее главных функций является обладание ею всеми возможны­ми в конкретном обществе способами управления и власти. В этом отношении особое значение имеют ее способность и умение исполь­зовать принудительные, методы, оперативно, в зависимости от меня­ющейся обстановки, переходить к применению силовых ресурсов.

Показателем безусловной крепости положения политической эли­ты служит и ее способность к манипулированию общественным мне­нием, такому использованию идеологических и иных духовных инст­рументов, которые могут обеспечить требуемый уровень легитимности власти, вызвать расположение и поддержку ей со стороны общественного мнения.

В то же время опыт продемонстрировал и ряд факторов, препят­ствующих укреплению положения элитарных группировок во власти. Так, существенно подрывает позиции политических элит нарастание информационной открытости в работе институтов власти и управле­ния, критика общественностью всяческих злоупотреблений должнос­тных лиц. К таким же ограничителям можно отнести и растущую спо­собность общества к контролю за деятельностью власть предержащих, неразрывно связанную с целенаправленной деятельностью обществен­ных объединений и СМИ, активизацией контрэлит. Снижает возмож­ности волюнтаризма в управлении государством и дифференциация элит, ведущая к росту внутриэлитной конкуренции, а равно и про­фессионализация аппарата управления государством (партией).

Благодаря своим функциям, политическая элита является веду­щим звеном, направляющим развитие общества. Все попытки при­низить ее статус и возможности и даже, как это нередко случалось в российской истории, уничтожить, принизить ее общественный ав­торитет в конечном счете наносят ущерб самому обществу. Накоп­ленный обществом опыт убеждает в том, что элитарные механизмы скорее всего навсегда останутся в структуре общества, сохранив свою лидирующую роль. С течением времени, очевидно, будет меняться лишь степень и характер их соотношения с механизмами самоорганизации общественной жизни. В то же время наиболее продуктивное поведение элитарных слоев, включение их в процесс демократиза­ции общества возможно только при условии снятия всех искусствен­ных границ на пути обновления ее рядов, предотвращения ее загни­вания вследствие олигархиизации и закостенелости.

^

Структура политической элиты


Строение элитарного слоя, осуществляющего в государстве и обществе функции власти и управления, чрез­вычайно сложно. Для понимания механизма формирования государ­ственной политики уже недостаточно использовать только категории элиты и контрэлиты. Многие ученые указывают на наличие в правя­щих кругах общества экономических, административных, военных, интеллектуальных (научных, технических, идеологических), поли­тических сегментов. Каждый из них выстраивает собственные отно­шения с массами, определяет место и роль в принятии решений, тепень и характер влияния на власть.

Известный польский политолог В. Милановски предложил рас­сматривать структуру элитарных кругов в зависимости от выполне­ния их внутренними группировками своеобразных функций в сфере политического управления обществом. Так, прежде всего следует учи­тывать особое место «селектората», включающего в себя тех лиц, которые потенциально готовы к выполнению профессиональных фун­кций в политической сфере. В «селекторат» входят и те, кто оказывает влияние на выдвижение представителей населения, и те, кто сам готовится к исполнению этих ролей. Иными словами, «селекторат» – это широкий круг политических активистов, который еще не диф­ференцирован на различные, более специализированные сегменты.

Следующим элитарным образованием выступают «потенциальные элиты», представляющие собой разрозненные элитарные группиров­ки, еще только стремящиеся к власти и соответственно проясняю­щие свои идеологические приоритеты и позиции, формирующие в связи с этим «команды» отдельных лидеров. В «потенциальных эли­тах» происходит относительное закрепление конкретных лиц на фун­кциональных позициях (лидер, идеолог, аналитик, член штаба и т.п.), оформляются инструменты и механизмы межэлитарной конкурен­ции, налаживаются первичные отношения между сторонниками раз­личных (в том числе союзных) направлений.

После выборов судьбы элитарных группировок принципиально расходятся. Те из них, которые проиграли выборы, но при этом оста­лись в поле публичной политики, составляют «самодеятельные эли­ты». Авторитетные в обществе представители этих кругов могут лишь косвенно влиять на принимаемые в государстве политические реше­ния. В свою очередь, в этом сегменте формируются два основных эли­тарных образования: оппозиция и сторонники проправительственных сил. Тех и других объединяет стремление укрепить свои позиции во власти, сформировать механизмы постоянного влияния на ее ин­ституты, осуществить целенаправленное воздействие на обществен­ное мнение. Однако оппозиция нередко сопровождает свою деятель­ность попытками поставить под вопрос результаты выборов, посеять сомнения в правомерности проводимого правительством курса, выс­казать требования смены власти до очередных выборов, призвать на­селение к выражению политического протеста.

Победившая на выборах элита приобретает статус «правящей по­литической элиты», которая непосредственно осуществляет процесс управления и руководства обществом и государством. В силу сложно­сти данного, крайне многогранного процесса и эта, важнейшая в обществе, группировка также разделяется на ряд составляющих. В нее входят представители центральной и региональной властей, предста­вители высшей (по характеру полномочий), средней и низшей (мес­тной) элиты. Наряду с избираемыми политиками непременным уча­стником этого круга являются и определенные слои государственной бюрократии.

Тот факт, что в правящей политической элите всегда действует несколько функциональных группировок, позволяет отдельным тео­ретикам уточнить характер ее функционирования. Например, совре­менные сторонники плюралистической концепции считают, что в правящей элите могут складываться строго иерархизированные от­ношения, когда одна группа четко контролирует деятельность дру­гих, а могут взаимодействовать несколько слабо связанных друг с другом группировок (например, контролирующих законодательную и исполнительную ветви власти и имеющих при этом различные ин­тересы и направления деятельности). Такой «фрагментарный элитизм», когда реальная власть становится доступной не всем, неизбежно про­воцирует появление «группы вето», от которой зависит окончатель­ное принятие решений. Например, Ш. Линдблом считал, что такие группы оказывают решающее влияние на этот процесс за счет своего контроля за капиталом, а С. Файнер в качестве фактора влияния рас­сматривал ориентацию на поддержку профсоюзов и т.д.

Особым структурным элементом политической элиты являются «элиты в политике», которые представляют собой разновидность не­избираемой элиты, состоящей из наиболее авторитетных представи­телей технической и гуманитарной интеллегенции, которые за счет своего авторитета помогают укреплению позиций как правящих, так и самодеятельных элит. Видные писатели, ученые, спортсмены, пред­ставители шоу-бизнеса могут помочь не только выиграть выборы тем или иным партиям, но и поддержать их политические требования в условиях кризисов или рутинного течения политических процессов.

Но пожалуй, самой мощной и одновременно таинственной эли­тарной группировкой в структуре политической элиты является «связанная группа», которая представляет собой неформальное объеди­нение политиков, оказывающее решающее влияние на принятие ре­шений. Это анонимное сообщество может включать и чиновников, и даже лиц, не обладающих никаким формальным статусом в системе власти. Однако ядро данной группы практически всегда составляют обладатели высших властных полномочий в государстве. Они-то и пре­допределяют те решения, которые впоследствии могут оформлять коллективные органы (правительство или парламент), изменять по­литику страны, существенно влиять на международные процессы. Иначе говоря, данная группировка действует в рамках полутеневого и теневого правления, зачастую перехватывая функции официаль­ных органов власти.

^

Способы определения состава правящей политической элиты


Роль и влияние элитарных кругов на политику общества в значительной степени определяется их размером, соотношением с основной частью населения. Общеизвестна идея Н.А. Бердяева о том, что при сокраще­нии элитарных слоев до критических значений (приблизительно 1% населения) политическая система начинает испытывать стагнацию и даже может прекратить свое существование. Таким образом, опреде­ление состава правящей политической элиты имеет важное значе­ние.

Несмотря на обилие теоретических схем и нередко кажущуюся простоту задачи, определение состава правящих политических кру­гов представляет собой весьма непростую проблему. В принципе она может быть решена только при условии применения соответствую­щих методик. В целом состав группы лиц, контролирующих процесс принятия решений, может определяться с помощью трех основных методов. Первый, статусный метод предполагает, что в состав правя­щей элиты входят только обладатели и носители ключевых, высших властных полномочий в различных сферах государственного управле­ния: экономической, оборонной, научной и др. Иными словами, к элите могут быть отнесены лишь те, кто, как считал Т. Дай, обладает формальной властью в политических организациях и институтах. Та­кой метод дает возможность выделить наиболее важные сегменты власти и управления в конкретном обществе, относя к элите вполне конкретных военных, ученых, представителей бизнеса и т.д., т.е. тех, кто обладает необходимыми официальными прерогативами. В то же время само определение этого статусного ряда представляет собой произвольный и субъективный процесс, меняющий свои очертания в зависимости от ситуации в той или иной стране.

Весьма распространенным является и репутационный метод, по­зволяющий относить к правящим кругам лиц, обладающих наиболее высоким авторитетом и престижем в глазах общественного мнения. Такая методика помогает выделить в сфере государственного управ­ления наиболее популярных политиков, вычленять те связи государ­ства и общества, которые легитимизируют правящий режим. Однако при всех положительных качествах данного метода следует признать, что в круг власть предержащих могут попасть и те, кто хотя и имеет авторитет, но не обладает должностными и другими возможностями влияния на институты политической власти.

Потенциально самым надежным и точным методом отбора пра­вящих кругов является десизиональный (от англ. decision – решение) метод. Его применение позволяет отнести к правящим элитам те лица и группы, которые реально участвуют в принятии конкретных управ­ленческих решений. Но камнем преткновения здесь является часто возникающий информационный дефицит, недостаточность сведений о том, кто же действительно принимал участие в решении вопроса. Следует также иметь в виду и то, что такого рода информация в госу­дарственных структурах нередко относится к строго охраняемой, что еще более увеличивает трудности в использовании данного метода при решении поставленной задачи.

На практике, как правило, используются одновременно все ука­занные методы в их совокупности, позволяющие более или менее точно определить состав правящей политической элиты.

В то же время следует иметь в виду, что на изменение состава элиты существенно влияют и процессы качественного перерождения ее отдельных групп. Как уже отмечалось, Г. Моска и Р. Михельс одни­ми из первых указали на возможность вырождения и олигархиизации правящих структур. Как показывает практика, закостенелость, уси­ление закрытости элит, их кастовость влекут за собой прекращение осуществления ими многих социальных функций. В этом случае их роль становится по преимуществу негативной, что стимулирует рас­пад общественных связей, падение авторитета власти и т.д. Преодо­леть такого рода явления можно путем активного формирования контр­элитарных образований.

^

Государственная бюрократия как составная часть политической элиты



Как уже говорилось, часть государ­ственной бюрократии неизбежно вхо­дит в состав правящей политической элиты. Это определяется той ролью, которую играет высшее и часть среднего чиновничества в управле­нии государством и обществом.

Исторически бюрократия формировалась как управленческий ап­парат государства индустриального типа. В XIX в. складывавшаяся бур­жуазная государственность послужила основанием для Г. Гегеля и М. Вебера назвать бюрократию основным носителем рациональных форм организации власти. Согласно выработанной ими идеальной модели этот аппарат управления отличается квалифицированностью, дисциплинированностью, ответственностью, следованием букве и духу законов, уважением к чести мундира. Негативные с точки зрения таких нормативных представлений явления бюрократизма (т.е. отступ­ления от этих норм поведения, выражающиеся в нарастании форма­лизма, волокиты, подчинении деятельности государственных струк­тур собственным групповым интересам и иных негативных чертах ис­полнения чиновниками своих профессиональных обязанностей) рассматривались как аномальные явления, преодоление которых дол­жно обеспечивать усиление общественного и административного кон­троля за их поведением, более оптимальное распределение их слу­жебных полномочий, повышение ответственности и иерархичности системы управления и т.д.

В то же время с чисто политической точки зрения бюрократия должна была оставаться политически нейтральной и ни при каких условиях не проявлять ангажированность теми или иными властны­ми группировками. Исполнение чиновничеством сугубо администра­тивных функций, его невмешательство в политическую борьбу рас­сматривались как одно из предпосылок сохранения стабильности об­щественных порядков. Более того, М. Вебер полагал, что перерождение государственной бюрократии в политическую таит в себе угрозу че­ловеческой свободе и независимости.

Марксизм иначе трактовал политическую роль бюрократии, ус­матривая в ее деятельности разновидность политического господства аппарата управления над государством и обществом, проявление та­кого стиля правления, который однозначно отчуждает население от власти, не давая гражданам, прежде всего трудящимся, использовать государство в своих корыстных целях.

Динамика развития современных сложноорганизованных госу­дарств выявила ряд принципиальных тенденций формирования и раз­вития государственной политики, которые заставили иначе подхо­дить к оценке роли государственной бюрократии. В частности, усиле­ние роли государства в организации социальных процессов неизбежно повысило и роль госбюрократии. Занимаемое чиновниками место в системе государственного управления давало им громадные возмож­ности в деле реального перераспределения ресурсов.

Иначе говоря, само положение высших и части средних чинов­ников в системе исполнительной власти объективно придавало их должностям политический масштаб, увеличивало их роль и значение в системе принятия решений. Не случайно, в ряде государств после выборов практически весь контингент высших чиновников подлежит замене в соответствии с политическими пристрастиями вновь избран­ного президента или главы правительства. Например, в США дей­ствует система «spoil system», в соответствии с одним из требований которой каждый вновь избранный президент назначает на ключевые посты в правительстве из своих сторонников приблизительно 1200 новых чиновников. Это является условием обеспечения политичес­кой целостности исполнительной власти, призванной решать совер­шенно определенные задачи.

Усиление политических функций госбюрократии связано и с по­вышением роли профессиональных знаний чиновников, что дает им известное преимущество перед избираемыми на определенный срок политиками. Причем чиновничество имеет преимущество перед рас­колотым, конкурентным миром политиков и в силу того, что является более сплоченным социальным слоем, обладающим своей корпо­ративной этикой и традициями.

Несомненным фактором, повышающим политический вес и зна­чение государственной бюрократии, являются и ее тесные связи с различными лоббистскими группировками, представляющими сегодня одну из наиболее мощных структур политического представительства интересов. Нередко происходящее сращивание бюрократических и лоббистских структур становится мощным каналом трансляции груп­повых интересов и влияния на центры политической власти.

Отмеченные тенденции в эволюции государственной бюрокра­тии характеризуют ее высших и часть средних представителей как вполне определившегося в своем статусе относительно самостоятель­ного субъекта (актора) политической власти. Эта часть неизбираемой правящей политической элиты неизменно повышает свою роль в со­временном государстве, оказывая все возрастающее влияние на про­цесс выработки, принятия, а нередко и реализации политических решений.

^

3. Политическое лидерство

Основные трактовки политического лидерства



Пожалуй, важнейшим элементом политической элиты является поли­тический лидер. Персонализируя си­стему власти и управления, он олицетворяет собой эту власть в глазах всего общества или групп граждан.

На протяжении веков фигуры вождей, полководцев, героев, мо­нархов, законодателей не только привлекали к себе пристальное вни­мание мыслителей, но и служили живым воплощением власти. Незави­симо от того, поклонялись, боялись или ненавидели люди того или иного правителя, в глазах населения именно он олицетворял сложив­шуюся систему власти. В XIX в. французский социолог Э. Дюркгейм, как, впрочем, и ряд других ученых, выдвинул идею о том, что со временем роль личностных компонентов власти будет уменьшаться, уступая мес­то структурам и институтам. Прогноз, однако, не оправдался. Оказа­лось, что и в сложноорганизованном государстве граждане легче дове­ряют находящимся во власти людям, а не анонимным структурам.

Явный персональный характер политического лидерства побуж­дал многих ученых ставить во главу угла те или иные личные свой­ства правителя. Беря свои истоки в трудах выдающихся философов (Конфуция, Платона, Ницше), историков (Геродота, Плутарха), со­циологов (Н. Михайловского), психологов (Г. Тарда, 3. Фрейда), ант­ропологов (Ф. Гальтона) и других мыслителей, такой способ описа­ния лидерства нашел свое концептуальное воплощение в работах Т. Карлейля, считающегося основоположником «теории черт» – док­трины, рассматривавшей политического лидера как носителя опре­деленных (аристократических) качеств, возвышающих его над ос­тальными людьми и позволяющих ему занимать соответствующее по­ложение во власти. Теория Карлейля является ярчайшим примером широкого круга личностных («волюнтаристских») концепций, ста­вящих политику государства в зависимость от качеств и намерений лидера. Ее основные положения, предполагающие описание разно­образных, в основном психологических, идеологических и иных ка­честв лидеров, в XX в. развивались К. Бэрдом, Е. Вятром, Р. Такером, Р. Эмерсоном, К. Стинером, Д. Гоу и другими учеными.

Авторитетным и распространенным способом описания полити­ческого лидерства являются ситуационные концепты, усматриваю­щие природу политического лидерства не в личных, а во внешних факторах. Так, Т. Хилтон, В. Дилл и многие другие ученые рассматривали лидера как функцию ситуации, что указывало на доминирую­щую роль обстоятельств, внешних по отношению к его личным ка­чествам. Не отрицая определенного значения личных качеств лидера, эти ученые ставили их в зависимость от динамики внешней среды. Они признавали, что лидер как величина зависимая вынужден де­монстрировать те черты и свойства, которые программировались са­мой ситуацией, например, войной, экономическим кризисом, пе­риодом благополучного для страны развития и т.д. Причем отдельные ученые (М. Шлезинджер-младший) абсолютизировали такую зави­симость, рассматривая лидера не более чем «игрушку» расы, класса, нации, прогресса, всеобщей воли и т.д. Однако в любом случае, в известной степени принижая автономность и индивидуальные каче­ства лидера, сторонники этого подхода выносили источники его активности в сферу отношений с обществом и внешней средой.

В политической теории сложилось и личностно-ситуативное на­правление в оценке политического лидерства. Сторонники данного направления пытаются найти компромисс в признании роли вне­шних и внутренних факторов, детерминирующих деятельность лиде­ра (Г. Гертц, Е. Уэсбур, Дж. Браун, К. Кейс и др.). Наиболее характер­ной концепцией такого типа является «теория конституэнтов», гла­сящая, что лидер – не кто иной, как выразитель ожиданий внешней по отношению к нему группы последователей. Таким образом, соответствие лидера своему статусу определяется не столько его личными качествами, сколько его способностью удовлетворить интересы тех, кто содействовал его возвышению. В силу преобладающего внешнего влияния лидер превращается в своеобразную «марионетку», «куклу» поддерживающих его кругов, утрачивая необходимые ему как лидеру самостоятельность и инициативу. Такие подходы широко распрост­ранены в реальной политике. Например, в США огромным влиянием пользуются кланы Моргана и Рокфеллера, во Франции – наиболее богатые «двести семей», в России – известные группы олигархов (Б. Березовского, Р. Абрамовича и др.). Широко известно высказыва­ние Крупна в 1932 г.: «Мы наняли г-на Гитлера».

Одна из наиболее показательных современных трактовок полити­ческого лидерства – «рыночная теория» (Н. Фролих, Дж. Опенгеймер, О. Янг и др.). С точки зрения этой теории лидер выступает как своеобразный торговец особого рода благами (безопасностью, правосудием и т.п.), а его целью является получение дохода от разницы между мобилизуемыми и реально затраченными на решение опреде­ленной задачи ресурсами. Поэтому лидеры должны заботиться преж­де всего об экономии средств налогоплательщиков, разумном расхо­довании государственных запасов, минимизации хозяйственных и по­литических рисков и т.д.

К влиятельным современным доктринам, объясняющим природу и назначение лидерства, относится и реляционная теория (Дж. Шен­нон, Л. Селигмен), в которой доводы и аргументы строятся на основе комплексного, системного учета факторов, относящихся к внешней среде, индивидуальным и личностным качествам властвующего лица, а также особенностям ситуации и иным обстоятельствам, определяю­щим поведение лидера. В рамках данной теории создаются многочис­ленные методики эффективного отбора и подготовки лидеров.

^

Сущность политического лидерства как института власти


Характеристика политического ли­дерства должна исходить прежде все­го из понимания того, что лидерство, как таковое, является универсальным и неотъемлемым механизмом функционирования любой человечес­кой общности. Благодаря ему, сообщество людей получает дополни­тельные возможности для усиления внутренней интеграции, повы­шения степени целостности и, как следствие, укрепления своей жиз­нестойкости.

Лидерство является способом внутреннего структурирования со­циальной группы, выделения тех основополагающих элементов, ко­торые способствуют реализации ими своих общих интересов. В этом смысле лидерство характеризует не только персональные качества осуществляющего эти функции лица (группы лиц), но главным об­разом их отношения с основной частью населения. Лидер – это эле­мент поддержания отношений «верхов» и «низов», их институциализации в целях самосохранения общности и осуществления ею своих интересов. По сути дела, лидер – это институт, связанный отноше­нием ответственности перед населением.

Учитывая социальную природу таких отношений, лидер наряду со своими статусными характеристиками отражает и наличие особых нравственно-этических отношений с населением, которые могут сви­детельствовать о том или ином уровне авторитетности правления. Ины­ми словами, деятельность любого руководящего лица неизбежно опосредована моральными оценками населения, которые отражают тот или иной уровень неформальной поддержки его господствующего положения.

Все названные общие свойства лидерства присущи и его полити­ческой форме. Однако для характеристики сущности собственно по­литического лидерства наиболее важное значение имеют два компо­нента: статусный и нравственно-этический. Первый предполагает на­личие формальных (официальных) возможностей, позволяющих тому или иному лицу (группе лиц) устойчиво влиять на власть, возглавлять реальный процесс принятия решений, осуществлять определенные должностные обязанности и нести в их рамках определенную ответ­ственность. Второй, нравственно-этический компонент, демонстрирует лишь моральную ответственность руководителей перед населением как условие сохранения и стабильности политической власти.

Таким образом, политическое лидерство как институт власти об­ладает двоякой сущностью, включающей как институциональный, так и моральный аспекты. Со своей статусной стороны политическое лидерство выступает как высший сегмент власти, достраивающий пирамиду управления, как центр принятия решений, который опре­деляет стиль и характер деятельности всех других основных управлен­ческих структур и организаций. В то же время наличие морально-эти­ческих связей лидера с населением придает организации власти до­полнительные ресурсы для решения политических задач.

Отличительные черты политического лидерства определяются и его масштабностью, органической связью с интересами социальных групп, взаимодействием с таким социальным институтом, как госу­дарство. Учитывая это, на деятельность любого политического лиде­ра нельзя механически переносить те особенности поведения, моти­вации или иные черты деятельности лидера, которые проявляются в малых группах (например, рассматривать его только как фокус груп­повых отношений или с точки зрения его искусства вызывать согла­сие, занимать особую ролевую позицию, оказывать постоянное вли­яние на власть и т.п.).

Политический лидер, особенно лидер общенационального мас­штаба, обладает и особым характером общения с населением, опосредуя этот процесс деятельностью особых структур – аппарата уп­равления, специализированных политических организациий, например, партий, СМИ и др., которые создают особые социальные ком­муникации власти и общества. Такие «дистанционные» информаци­онные связи порой исключают непосредственные контакты лидеров с населением, побуждая население фетишизировать их фигуры, со­здавая неадекватный образ верховной власти.

Выражая интересы крупных социальных групп, политический ли­дер в процессе осуществления власти неизбежно решает различные социальные задачи, играя множественные роли, выполняя многооб­разные функции. Причем в политическом пространстве многофунк­циональный характер деятельности лидера, сориентированный на сбалансированность различных интересов, как правило, придает его поведению корпоративно-групповой характер.

Наряду с этими – назовем их общеполитическими – характери­стиками политические лидеры обладают также особыми чертами и качествами, которые дают им возможность не только контролиро­вать деятельность аппарата, конкурировать с другими представителя­ми правящего класса, но и завоевывать авторитет у населения. С нор­мативной точки зрения эти персональные качества должны иметь демонстрационный характер, т.е. показывать гражданам те социальные благодетели, которые он оценивает положительно. Еще Макиавелли писал, что для государя главное – создавать «видимость наличия» тех качеств, которые нравятся его подданным. Только так можно обес­печить власть и «духовное княжение» над народом. Поэтому лукав­ство, обман населения являются необходимыми для политиков тако­го уровня качествами, которые позволяют им контролировать поли­тические процессы.

^

Функции политического лидерства



Наиболее полно функциональные особенности политического лидер­ства проявляются на общегосудар­ственном уровне. Здесь самая главная задача этого политического ин­ститута состоит в осуществлении широкого круга организационно-управленческих функций, предполагающих многочисленные действия по выработке, подготовке, принятию и реализации решений; коор­динации действий участвующих в этом процессе структур; согласова­нии интересов тех или иных звеньев и т.д.

Высшее положение лидера в структуре власти и управления пред­полагает его целенаправленные усилия по интеграции как общества в целом (объединения масс), так и усилению его солидарности с политическими, прежде всего государственными, структурами и фор­мами организации жизни.

Заинтересованность лидера как представителя власти в усилении своего положения и сохранении стабильности правящего режима по­буждает его стремиться к минимизации конфликтов, умиротворению политических дискуссий, снижению напряженности конкуренции за власть. Таким образом, политическое лидерство – это в основном фактор стабильности действующего режима правления.

Как субъект особых нравственно-этических отношений с населе­нием политический лидер выполняет коммуникативную функцию, в рамках осуществления которой он олицетворяет в глазах общества персональную и политическую ответственность за гарантии прав и свобод населения и, как следствие, за совокупную деятельность ре­жима. Следуя этим целям, лидер обязан бережно относиться к тради­циям и обычаям народа, достигнутому им уровню осознания и по­нимания политических реалий, быть терпимым к его заблуждениям и недостаткам.

Близким по значению к этой задаче является и такая задача лиде­ра, как мобилизация активности населения на решение тех или иных конкретных проблем в государстве и обществе. В данном отношении первостепенную роль играет его личный авторитет, умение вдохно­вить население на те или иные солидарные с режимом действия.

Политический лидер, направляя деятельность государственных (по­литических) структур, сам по сути дела представляет собой тот инсти­тут, который обязан творчески отвечать на вызовы сложившейся ситуа­ции, адекватно оценивать существующее положение, инициировать соответствующие проекты, способствовать необходимым изменениям, совершенствованию средств и методов деятельности власти.

Памятуя о том, что лидер является высшим представителем по­литического класса, следует указать и на его функцию сплочения пра­вящей элиты, укрепления ее внутренней целостности, повышения конкурентной способности в отношениях с другими, например оп­позиционными, группировками.

С учетом такого рода функций политическое лидерство можно оп­ределить как особый институт власти, позволяющий отдельному лицу (группе лиц) за счет обладания решающими полномочиями в процессе принятия решений в масштабах государства (партии, движения, региона) и наличия авторитета проводить определенную политическую линию.

Политический лидер способен и к изменению своих качествен­ных характеристик, перерождению и вырождению в иные полити­ческие ипостаси. Так, в авторитарных и тоталитарных государствах хорошо видно, как лидирующая роль политика неизбежно трансформируется в поведение тирана или диктатора, который руковод­ствуется только собственным видением ситуации и игнорирует влия­ние общественного мнения на политическую сферу.

^

Типология политического лидерства


Многообразие выполняемых полити­ческим лидером задач, условий их осуществления, а также иных вне­шних и внутренних факторов деятельности находит свое отражение в его типологии. Можно сказать, что типология политического лидерства является одним из самых развитых теоретических компонентов. Так, политических лидеров различают по уровню их контроля за вла­стью (правящие и оппозиционные), масштабу деятельности (обще­национальные и региональные), стилю поведения (авторитарные и демократические), характеру руководства (формальные и неформаль­ные), отношению к социальным изменениям и реформам (консерва­торы, реформисты, догматики, фундаменталисты), ролевым отно­шениям к целям политического движения (идеологи, идеалисты, прагматики), отношениям к противникам (соглашатели, фанатики) и т.д.

Классическую типологию политического лидерства дал М. Вебер, который, в частности, выделил следующие типы:

- традиционный, он означает, что люди занимают лидерское ме­сто в связи с действием определенных традиций и обычаев, господ­ствующих в конкретном (в основном доиндустриальном) обществе;

- рационально-легальный, при котором лидер получает свой ста­тус в связи с действием определенных политических (бюрократичес­ких) процедур и механизмов (выборов);

- харизматический, предполагающий наличие у соответствую­щих лиц большого авторитета среди населения, которое некритичес­ки воспринимает этих лиц.

Американский ученый К. Ходжкинстон также выделяет ряд типов политических лидеров, а именно: лидеров-карьеристов, ориентирую­щихся на достижение личных эгоистических интересов во власти; лидеров-политиков, действующих в сфере власти в интересах пред­ставляемых ими граждан; лидеров-техников, умело использующих ап­паратные структуры и механизмы в процессе организации власти; и лидеров-поэтов, действующих в политике во имя высоких целей, ре­ализации идеологических целей и ценностей.

Весьма популярна в науке и классификация, предложенная со­временной американской исследовательницей М. Херманн. В частно­сти, она указывает следующие типы: лидер-знаменосец, обладающий высоким общественным престижем; лидер-торговец, воплощающий стиль поведения, позволяющий ему вести торг по обмену услуг на поддержку; лидер-служитель, успешно действующий в рутинных ус­ловиях во имя интересов населения; лидер-пожарник, демонстриру­ющий умение действовать в условиях кризисов, и, наконец, лидер-марионетка, зависимый от воли и интересов своего ближайшего ок­ружения.

Богатая политическая практика способствует постоянному воз­никновению в разных странах новых типов политического лидерства. Особенно заметны новые очертания типов лидерства в переходных обществах, где еще только выкристаллизовываются новые связи и отношения в сфере власти.

^

Способы рекрутирования политических лидеров и элит



Принципиальным вопросом для обеспечения жизнедеятельности лю­бой системы власти является вопрос отбора и формирования состава пра­вящих элит и лидеров. Причем даже закрытые элиты так или иначе обновляются под влиянием социально-экономических сдвигов, фор­мирования новых групп влияния, перемещения богатства из одних рук в другие и т.д. Приход к власти тех или иных людей может изменить характер самой власти, в корне изменить деятельность государ­ственных органов, отношения государства и общества.

Отбор элитарных кругов и лидеров обычно проходит в острой конкурентной борьбе представителей различных сил, стремящихся завоевать поддержку населения. Сбои в этом важнейшем для обще­ства процессе приводят к отбору нерепрезентативных (неадекватно представляющих интересы населения) лиц, временщиков, не подго­товленных к осуществлению должных функций и ориентирующихся лишь на узкокорыстные цели в сфере власти.

В целом политическая теория описывает два класса способов рек­рутирования (отбора) лидеров и элит. Это – универсальные способы, а также применяемые в отдельных странах в зависимости от характера сложившихся в них политических систем. Среди общих способов ис­следователи выделяют в основном два принципиально различающих­ся способа, или метода – гильдийский и антрепренерский.

Первый из них, гильдийский, характеризует систему в основном закрытого от общественности способа отбора руководящих кадров, в которой важнейшую роль играют заранее определенные критерии, правила и процедуры отбора. По сути это бюрократическая система селекции кадров, предполагающая множество институтов фильтра­ции претендентов на руководящие посты, иерархичность, протекци­онизм, медленный, эволюционный путь движения наверх. Напри­мер, в советской системе весь отбор кадров был именно таким. Там были заранее известны необходимые требования для продвижения во власть: социальное происхождение, необходимость опыта хозяй­ственной работы, партийное образование, работа в провинции и т.д. При этом в качестве потенциального резерва для элитарного отбора рассматривались в основном члены партии, большое внимание уде­лялось национальности претендентов, наличию родственников за границей и т.д.

Второй метод, антрепренерский, представляет собой по преиму­ществу способ демократического отбора элит, при котором оценка качеств претендентов зависит от общественного мнения и выполне­ния известных процедур (выборов). При этом статусные свойства лю­дей не играют здесь особой роли.

Каждый из названных способов рекрутирования лидеров и элит имеет свои достоинства и недостатки. Даже бюрократизм и закрытость гильдийской модели обладают рядом преимуществ за счет своей легальности, прогнозируемости и формализации. Как подчеркивал французский социолог П. Бурдье, там, где критерии профессио­нального отбора менее всего формализованы, там возникают пред­посылки олигархиизации элиты. Именно они предупреждают отбор в элиту претендентов на принципах землячества, родства, дружбы или клиентелы (В. Рейнхард).

Наряду с этими методами отбора в каждой стране могут склады­ваться и национальные, присущие только ей и соответствующие осо­бым политическим условиям механизмы отбора и выдвижения лю­дей в структуры власти. Например, в конце 80-х – начале 90-х гг. в России действовал целый ряд таких механизмов, одни из которых обеспечивали так называемую «смену волн» партийно-хозяйствен­ной номенклатуры у рычагов власти; другие характеризовали про­цесс «конвертации» многочисленными носителями партийно-ком­сомольских статусов в обладание собственностью, таким образом они становились ведущими фигурами в правящем классе; третьи раскры­вали особенности действий региональных элит, делегировавших на федеральный уровень своих представителей, и т.д.

В демократических государствах принципы и методы рекрутирования элит должны стараться учитывать как деловые качества людей, их приспособленность к выполнению сложных общественных функ­ций, так и их моральные качества, препятствующие отрыву целей их профессиональной деятельности от интересов рядовых граждан.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   55

Похожие:

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconУчебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс
Охватывают 480 членов федерации или федеральных земель, которые могут сравниться с 180 политически суверенными государ­ствами.*

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconУчебники и учебные пособия для студентов высших учебных заведений оперативная хирургия
Допущено Управлением высшего и среднего специального образования Государственного агропромышленного комитета СССР в качестве учебника...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconУчебник для студентов вузов железнодорожного транспорта
Управлением кадров, учебных заведений и правового обеспечения Федерального агентства железнодорожного транспорта в качестве учебника...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconГеология
Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconУчебника по дисциплине «Психология»
Допущено Министерством образования РФ в качестве учебника по дисциплине «Психология» цикла «Общепрофессиональные дисциплины» для...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconПсихологию
...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconА. А. Реформaтcкий
Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов филологических специальностей высших...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconУчебник для вузов
Рекомендован Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconРекомендовано Министерством общего и профессионального образования...

Учебника для студентов высших учебных заведений аспект пресс iconН. А. Воронков Основы общей экологии
Рекомендовано Министерством образования Российской Федера­ции в качестве учебника для студентов высших учебных заведений

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов