Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой




НазваниеКурс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой
страница9/22
Дата публикации06.04.2014
Размер3.39 Mb.
ТипЛекция
zadocs.ru > Право > Лекция
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

План


1. Совершенствование уголовного законодательства в Российской империи в XVIII в.

2. Изменения в процессуальном праве России в XVIII в.
^ 1. Совершенствование уголовного законодательства

в Российской империи в XVIII в.
Перемены, происходившие в российском обществе и государстве в XVIII в. повлекли за собой существенные изменения в сфере уголовного права. Значительный шаг вперед в совершенствовании уголовного законодательства был сделан в первой четверти ХУШ в. За время царствования Петра I, по подсчетам исследователей, было издано 392 законодательных акта уголовно-правового характера. Крупнейшим нормативным уголовно-правовым законодательным актом явился «Артикул воинской с кратким толкованием» (1715 г.), издание которого во многом определило оформление уголовного права в качестве самостоятельной отрасли. Заметим, что все новые законодательные акты, как правило, ужесточали, расширяли и конкретизировали уголовные репрессии, предусмотренные Соборным Уложением 1649 г.

Артикул воинский состоял из 24 глав и 209 артикулов (статей), и был включен в качестве второй части в Воинский устав. В Артикуле содержались толкования каждой статьи. При создании Артикула воинского использовались иностранные источники, а именно в основу его были положены шведские артикулы Густава Адольфа.

Артикул представлял собой своеобразный комплексный боевой, военно-административный, военно-уголовный и уголовно-исполнительный кодекс России. Ввиду очевидного совершенства и большей полноты артикулов по сравнению с Соборным уложением царя Алексея Михайловича (1649 г.), Петр I приказал руководствоваться артикулами во всех судах.

Юридическая техника этого кодекса была весьма высока. Именно в Артикуле воинском законодатель впервые стремился отойти от характерного для предшествующего законодательства казуального характера изложения норм права и использовать абстрактные юридические формулировки. Кроме того, в этом кодексе впервые был использован прием толкования. В «толке» либо конкретизировались правовые ситуации, уточнялись обстоятельства, приводились примеры, либо указывалось на открытый характер нормы, давалась свобода судебного толкования. Так, в одном из приложений к артикулам отмечалось, что суды могут устанавливать наказания, применяя принцип аналогии.

Усиление государственного регулирования общественных отношений определило и само понятие преступления. Преступления более четким образом делились на государственные и партикулярные (частные).

Именно в Артикулах впервые появился современный термин для обозначения уголовного правонарушения – преступление. В последствии в Манифесте 1763 г. подчеркивался характер преступления как деяния, запрещенного законом. Устав Благочиния (1782 г.) впервые проводил разграничение между проступком и преступлением.

В законодательстве доминировал материальный взгляд на преступление и преступника, но затем все более и более преобладающее значение получил чисто формальный взгляд на преступление, возникший и упрочившийся под влиянием церковных учений. В преступлении церковь видела, прежде всего, грех, нарушение божественного закона, и называла преступников «забывателями страха Божия». Отсюда естественно вытекало понятие о преступлении как о нарушении закона светского, который, прежде всего, должен служить поддержкой церковного учения. Вина преступника оказывалась, таким образом, двойственной: перед Богом и перед властью. Государство сурово преследовало круг деяний, признаваемых более важными. Это: «лихие дела» - душегубство, разбой, кража с поличным, совершаемые «лихими людьми».

При Петре I преступлениями начали считать деянием не только причиняющим вред отдельным лицам или нарушающим закон, но грозящим опасностью государству и обществу, а потому перестали быть делом личным или семейно-родовым и становились делом государевым и земским. Поэтому, преследование преступлений, зависевшее раньше от инициативы частных лиц, теперь становится обязанностью органов государства. Таким образом, объектами преступной деятельности признавались не только личность и имущество, но и государство и общество.

Субъектами преступлений закон продолжал считать как отдельных лиц, так и группы. Наиболее опасными считались групповые преступления; они влекли за собой наиболее суровые меры наказания. Соучастники преступления, как правило, наказывались одинаково, независимо от степени виновности каждого.

Законодатель детализировал соучастников преступления. Наряду с подстрекателями, организаторами и исполнителями наказывались попустители, укрыватели, недоносители. Недоносительство очень часто составляло самостоятельное преступление, обычно по антигосударственным делам.

Не до конца проводился принцип индивидуальной ответственности. По ряду преступлений отвечали не только виновные, но и совершенно безвинные их близкие – жена и дети.

Возраст, по достижении, которого можно было привлекать к уголовной ответственности, остался без четкого определения. Видимо определялся визуально по степени физического развития подростка, его трудоспособности и боеспособности.

Артикул воинский мало нового привносил в субъективную сторону преступления. Различались, как и ранее, действия умышленные, неосторожные и случайные. Ответственность наступала только при совершении умышленных или неосторожных преступных действий. Случайные деяния не влекли за собой уголовной ответственности. Наказание зависело от степени вины, строже наказывались умышленные преступления, мягче – совершенные по неосторожности.

Ответственность за преступное деяние зависела от объективных обстоятельств. Так, отягчавшим вину обстоятельством признавалось опьянение (прежде бывшее смягчающем вину обстоятельством), сам факт которого считался преступным. Смягчавшими вину обстоятельствами были явка с повинной, малолетство, состояние аффекта и «непривычка по службе». Душевная болезнь освобождала от наказания.

Основательно был разработан в законодательстве институт необходимой обороны. Вред, причиняемый нападавшему, должен быть соразмерен нападению. В законе необходимая оборона значительно ограничивалась. При этом учитывались все обстоятельства. Не считалось необходимой обороной убийство, совершенное зачинщиком драки. Преступление, совершенное при необходимой обороне, не наказывалось.

Вводилось понятие крайней необходимости, применительно к незначительным кражам «из крайней голодной нужды»; наказание в таких случаях или совсем не применяется, или было малым Деяния, совершенные в состоянии крайней необходимости (сдача крепости, обороняемой «до последнего человека», кража пищи от крайнего голода), наказывались мягче или не наказывались совсем.

В законодательстве конца XVII - первой четверти XVIII вв. углублялась дифференциация преступных деяний по стадиям совершения преступления. В законах были представлены преступные намерения, в том числе уголовный умысел, приготовление преступления, оконченное и неоконченное покушения.

Наказание применялось не только за совершенное преступление, но и за умысел. В отдельных случаях предусматривалось наказание за приготовления к совершению преступления. Законодательство еще не знало понятия покушения, однако ответственность за начатое, но не оконченное преступление была предусмотрена. Умысел на государево здоровье наказывался наравне с оконченным деянием, умысел на жизнь господина - наравне с покушением.

Закон расширял наказание за умысел в преступлениях против императора. Морской устав распространял это правило и на общие преступления: «все убийцы и намеренные к тому будут казнены смертью».

В законе присутствовал фактор повторности. Наиболее яркий пример – кража. Первая кража наказывается шпицрутенами (прогоном через строй 6 раз), вторая – удвоенной мерой, третья – урезанием носа, ушей и ссылкой на каторжные работы, четвертая смертной казнью.

В связи с изменением общих воззрений на наказание и преступление, иное значение получили, и отдельные виды преступлений. Постепенно выдвигались на первый план деяния, направленные против церкви и государства.

В законе предусмотрены такие преступления против церкви, как чародейство, идолопоклонничество, богохульство, непосещение церкви и т.д. Наказаниям подвергались волхвы, чародеи, идопоклонники, чернокнижники, заговорители ружей, сеятели суеверий. Суровому возмездию подлежало совращение в «бусурманскую» веру, т.е. в магометанство, иудаизм, язычество. Многие преступления против веры вели к смертной казни и телесным наказаниям.

Старообрядцев, упорно отвергавших официальную церковь, называли раскольниками и высылали в отдаленные места и монастыри. Церковный раскол был приравнен к ереси, и самые стойкие старообрядцы, которые от своих религиозных убеждений не отказывались даже на пытке, подлежали сожжению живыми в срубе.

Так же наказывалось святотатство (церковная кража). Нахождение пьяным, ссоры и посторонние разговоры в церкви рассматривались как церковный мятеж и соответствующе наказывались.

Особо опасными считались государственные преступления, так называемые по «первым двум пунктам» (имелись в виду пункты царского указа - о всяком злом умысле против персоны его величества или измене, о возмущении и бунте).

Жестокому наказанию подлежали лица, обнажившие шпагу вблизи места пребывания царя, а также находившиеся там неправомерно или не снявшие шапок по пути его следования, или непристойно державшие себя. Жестоко каралась измена государю. Самозванец, объявивший себя царевичем Алексеем Петровичем, был живым посажен на кол. Смертной казни подлежали изменники - военнослужащие и лица, подстрекавшие к бегству за границу или организовавшие переход.

На первое место среди них было поставлено всякое выступление против жизни, здоровья, чести государя. Подробно говорилось об измене (вооруженное выступление против государя, тайная переписка и тайные переговоры с неприятелем, открытие пароля и т.д.). Специальная глава посвящена такому преступлению, как возмущение и бунт. За политические преступления была установлена, как правило, смертная казнь.

Особенно подробно перечислялись должностные преступления по службе, против порядка управления, против общественного порядка и спокойствия и т. д.

К должностным преступлениям законодатель в первую очередь относил взяточничество. За получение «посула» должностные лица подлежали жестокому наказанию «на теле», лишению имения, шельмованию, удалению из общества или смертной казни

Особый состав должностных преступлений составляло казнократство. В него входили разные (таможенные, кабацкие) недоборы, утайка подушного населения при обложении налогами, уклонение от уплаты пошлин или поставка недоброкачественных товаров, завышение цен по поставкам для армии.

В первой четверти XVIII в. происходит увеличение составов и систематизация воинских преступлений, ужесточение наказаний за них. Преждевременная сдача крепости комендантом, изменческие контакты, самовольные переговоры с неприятелем о сдаче крепости, о капитуляции влекли для начальников смертную казнь, а для рядовых - наказание шпицрутенами и повешение каждого десятого по жребию. Уклонявшихся от воинской службы дворян лишала имения, а лиц податных сословий - ссылали на каторгу с предварительным вырыванием ноздрей.

Тяжкими преступлениями считались не только нападение на старшего по чину или сопротивление ему, но и обнажение шпаги в присутствии высшего начальства. Ограбление охраняемых объектов, угрозы оскорбления или неповиновения начальникам в лагере, брань высшего командования в неофициальной обстановке, неисполнение приказа «от лености, глупости или медления», непристойные отзывы об указах, неуважительное отношение к судьям и другим официальным лицам также были тяжкими преступлениями.

Офицер, применявший к подчиненному побои или оскорбления, мог быть лишен чина, кроме «крепкого» наказания. Офицеров, присваивавших казенные средства или солдатское довольствие, ждало также лишение чина и ссылка на галеры или смертная казнь. К преступлениям против воинского имущества относились «небрежение» ружьем или обмундированием, умышленное уничтожение, утрата или повреждение вверенного имущества. Уголовная ответственность предусматривалась за самовольное убийство пленных, присвоение штандартов и знамен и другие воинские преступления.

Среди преступлений против порядка управления уточнялся и расширялся состав фальшивомонетничества. В него включался и переплав монеты на другие изделия, незаконная продажа красной меди, шедшей на монетное дело. К фальшивомонетничеству приравнивалась подделка гербовой бумаги. Фальшивомонетчики объявлялись врагами государства и народными разорителями.

Расширялся состав предусмотренной Соборным Уложением 1649 г. подделки документов (подлог), в него включаются написание в документах искаженных сведений и неотражение фактических данных.

К преступлениям против порядка управления относились так же попустительство преступникам, нарушение работы органов управление и суда, порядка судопроизводства.

Из преступлений против личности тягчайшим являлось убийство. За простое умышленное убийство (например, из мести) предусматривалось обезглавливание. За непредумышленное убийство следовал год церковного покаяния, за вытравливание плода - кнут и каторга. Неумышленное убийство (например, в драке) наказывалось торговой казнью, тюремным заключением, штрафом и церковным покаянием. Самоубийство в условиях дефицита рабочих рук и больших потерь на войнах рассматривалось как преступление. Также наказания предусматривались и для участников дуэли.

Дальнейшую дифференциацию получили преступления против чести достоинства человека, при этом состав оскорбления сужался, клевета в устной и письменной формах рассматривалась более серьезно.

Среди преступлений против нравственности наиболее подробным регулированием отличалось прелюбодеяние. Как прелюбодеяние рассматривалось и многоженство. Впервые вводится понятие проституции. «Непотребных жен и девок» следовало направлять на принудительные работы. За скотоложство и мужеложство предусматривались телесные наказания.

В ряду имущественных преступлений самым тяжким был разбой. Далее следовали грабеж и кража. К квалифицированным видам татьбы относились: тайное похищение вещей из церкви или со святых мест, кража человека с корыстной целью, кража вещей у господина или товарища, кража во время наводнения или пожара. К краже приравнивался обмер и обвес покупателей, мошенничество, присвоение чужого имущества. Как тяжкое преступление рассматривалось незаконное завладение землей.

Среди других видов преступлений были известны: «кормчество» - незаконное производство и продажа спиртных напитков, а также табака; расточительство в частной жизни. Например, согласно указу 1717 г. «великим штрафом» подлежали те, кто носил украшения из нового золота и серебра.

Так, в XVIII в. дополнялась система преступлений, включавшая в себя преступления против церкви¸ государства, должностные преступления, преступления против порядка управления, против личности, против чести и достоинства человека, против нравственности, имущественные и другие виды преступлений.

Развивалась и усложнялась система наказаний. Воззрения на наказание существенно изменялись, в связи с задачами укрепления российского абсолютизма, со значительным усилением государственной власти, берущей в свои руки, как оценку преступных деяний, так и определение за них наказания. Государство опиралась на православное учение о божественном происхождении государственной власти: что власти установлены Богом «в отмщение злодеям и в похвалу благотворящим, чтобы люди, если презрят страх Божий, вспомнили бы страх властителей земных».

Особое внимание законодателя к институту наказания проявилось в уточнении определения цели и задач наказания. Причем, цели наказаний, определялись исключительно государственными и общественными интересами, в угоду которым преступник всецело приносился в жертву. Основной целью наказаний было устрашение (общая превенция).

Это предполагало, во-первых, ограждение общества от преступников посредством полного их истреблением («чтобы лихих людей извести»), или изувечением их, чтобы предупредить возможность совершения новых преступлений. Например, виновным в подделках подьячим отсекали пальцы, «чтобы впредь к письму были непотребны». Или путем изъятия преступников из среды общества в тюрьму или в ссылку. Во-вторых, устрашение преступников и всех подданных от совершения преступных деяний тяжестью и жестокостью наказаний: «да и прочие страх примут таковая не творити», «чтобы на то смотря другим неповадно было так чинить». В-третьих, извлечение материальных выгод из имущества и личных сил преступника - конфискации, денежные пени и эксплуатация труда преступников со времени введения каторжных работ при Петре. Устанавливая наказания, законодатель, преследовал новую цель - привлечение осужденных на многочисленные государственные стройки и т.д.

Цели наказаний определили их жестокость, что нашло отражение особенно в законодательстве первой четверти XVIII в. Из всех видов наказаний наибольшее распространение получила смертная казнь. Если в Соборном Уложении 1649 г. этот вид наказания был предусмотрен в 60 случаях, то в Артикуле воинском 1715 г. уже - в 122, причем в половине из них способ казни не был определен.

За наиболее тяжкие преступления законодательство предусматривало квалифицированные виды казни: колесование, четвертование, сожжение в срубе, залитие горла металлом, повешение за ребро на крюке. Применяли тогда и другие виды казни, в частности, предусмотренное в Соборном Уложении «окопание в земле» мужеубийц, но замененное в 1689 г. отсечением головы. К простым видам смертной казни относились повешение, отсечение головы, аркебузирование (расстрел из аркебузы - для военнослужащих).

Смертная казнь приводились в исполнение, как правило, публично (в Москве - на Красной площади или на Болоте). О предстоявшей казни широко оповещалось. Казнь совершалась при стечении больших масс людей. Останки казненных подолгу находились на месте казни или их отдельные части выставлялись в людных местах города, затем они бросались на съедение собакам или погребались в присутствии палача в непристойном месте.

Некоторые указы петровской эпохи угрожали смертною казнью за сравнительно ничтожные проступки, например, за хитрость и нераденье, за поклепные иски и пр.

Однако следует учесть, что сама по себе строгость уголовного закона в силу конкретных исторических причин не повлекла массовых казней после принятия Устава. Развитие России в рамках современной цивилизации сопровождалось ростом мануфактурного производства, интенсивным строительством городов, кроме того, страна участвовала в нескольких войнах, поэтому смертные приговоры зачастую заменялись принудительным трудом на возведении всякого рода фортификационных сооружений и гражданских объектах («извлечение выгод из преступника»). Нередко назначенные наказания отменялись актами о помиловании по случаю военных побед, заключения мира со Швецией в 1721 г. и т.д.

Заметим, что в европейских государствах в ХУШ в. абсолютизм развязал кровавый террор. В 1764 г. итальянский просветитель, юрист Ч. Беккариа опубликовал книгу «О преступлении и наказании», в которой доказал бессмысленность казней и призвал к ограничению террора. Эти и другие его идеи сыграли важную роль в формировании уголовного права цивилизации нового времени. Успех этого труда был колоссальный, он был переведен на многие языки, под его воздействием началось ограничение смертных приговоров. Однако в России эта тенденция, как было отмечено выше, наметилась уже ранее до появления этой книги. Императрица Елизавета Петровна указами 40-50-х гг. XVIII в. приостановила применение смертной казни. В мае 1744 г. появился знаменитый Указ о том, что в стране безвинно чинится смертная казнь, и последовало указание о пересылке в Сенат всех дел со смертными приговорами, их применение было приостановлено. Несмотря на недовольство на местах, данный указ был подтвержден в 1746 г. В 1753-1754 гг. казнь заменялась «политической смертью», в 1754 г. ее отменили для участников дуэлей. До издания Свода законов Российской империи в 1832 г. смертная казнь была фактически приостановлена, и имелось лишь несколько случаев вынесения смертных приговоров: В.Я. Мировичу в 1764 г. (подпоручику Смоленского полка, пытавшемуся освободить из Шлиссельбургской крепости Ивана У1 Антоновича); двум участникам чумного бунта в Москве в 1771 г.; Е. И. Пугачеву - предводителю крестьянской войны в 1775 г. (любопытно, что приговор Пугачеву сначала не был утвержден); пятерым декабристам в 1826 г. А во Франции революционные суды отправили в конце ХУШ в. на гильотину около 19 тысяч человек.

В Наказе Екатерины II провозглашался самый демократичный принцип презумпции невиновности: «Человека нельзя считать виновным ранее приговора судейского». Целью наказания называлось не устрашение, а исправление. После пугачевского бунта Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кроме кнута). Императрица Екатерина II отменила смертную казнь А.Н. Радищева.

И все же карательная практика в России оставалась жестокой. Так, например, В 1775 г. 49 человек, арестованные за участие в башкирском восстании, умирало под пытками вовремя допросов.

Кроме смертной казни, Артикул воинский предусматривал целый ряд телесных наказаний, которые подразделялись на членовредительские и болезненные. К членовредительским наказаниям относились: отсечение рук, ушей, пальцев, вырывание ноздрей. При применении членовредительских наказаний использовался принцип Талиона. Преступнику повреждали ту часть тела, которой совершалось преступление (за богохульство и оскорбление царя - прожжение и усечение языка, за драку с ножом - пробитие руки этим же ножом; ворам отсекали руку, клятвопреступникам - пальцы).

Самым тяжким из болезненных наказаний было битье кнутом. Широко применялось битье розгами, батогами, плетьми, шпицрутенами, кошками, линьками. Число ударов в законе, как правило, точно не определялось и зависело от усмотрения присутствующих при экзекуции судей или воинских начальников. Болезненные виды наказаний включали заковывание в железо, хождение босиком по деревянным кольям и т.п.

Особым видом телесных наказаний можно считать клеймение, которое заключалось в наложении каленым железом особых знаков на тело преступника. Оно применялось для обозначения лиц, осужденных за опасные преступления. Клейма выжигали на лбу и щеках, натирали неоднократно порохом, чтобы они оставались заметными до смерти.

Указом 1765 г. была проведена градация телесных наказаний: преступники, не достигшие 10-и летнего возраста, от них освобождались; 10 – 15-летние наказывались плетьми. В 1798 г. от телесных наказаний были освобождены 70-и летние преступники и более старые.

Каторжные работы назначались в виде работы по строительству гаваней, крепостей, работы в рудниках и на мануфактурах, навечно или на неопределенный срок. Осужденных широко использовали на тяжелых непрестижных работах, ими заселялись неосвоенные земли (особенно - на юге и востоке страны).

К каторге приравнивалась ссылка на галеры гребцом. Ссылали на галеры или каторжные работы (каторга, как и галера, - гребное судно) или на поселение в отдаленные местности на срок от года до 10-15 лет, «до указу» или «на вечно».

Расширялось применение такого вида наказания как тюремное заключение. Обычно оно было бессрочным. Заключенные («сидельцы») были в оковах. Ручные и ножные кандалы («железы») часто дополнялись или заменялись прикрепленными на цепь колодками (для ограничения возможности передвигаться, а, следовательно, - сбежать).

Дальнейшее развитие получили позорящие наказания. К таким наказаниям относились, например, получение пощечины от профоса (должностного лица в войсках, ведавшего поддержанием чистоты, а также исполнением наказаний) перед ротой, прибитие имени к виселице и т.д. Широко применялось лишение чина и сана, временное понижение в чине, разжалование в рядовые, «крепкий выговор» офицеру, ношение нижними чинами оружия на плацу. Наряду с этими наказаниями, которые влекли «легкое нарушение чести», применялось и «тяжелое нарушение чести» – шельмование. Так процедура шельмования включала следующие действия: имя преступника прибивалось к виселице, палач над головой коленопреклоненного преступника ломал шпагу и объявлял его «шельмой». Преступник предавался церковной анафиме и объявлялся вне закона, отлучался от церкви и ее обрядов, от таинств, брака и возможности принесения присяги. Преступник фактически исключался из общества.

Близким к шельмованию видом наказания была политическая смерть, заключавшаяся в конфискации имущества, лишении чести, всех прав, состояния и службы.

Имели место и имущественные наказания, которые включали конфискацию имущества, штрафы, вычеты из жалования. Конфискация имущества могла быть полной (обычно при смертной казни и вечной ссылке) и временной, при которой имения у дворян отписывались в казну. Штрафы, в качестве самостоятельной или дополнительной меры наказания, определялись как в конкретной сумме, так и в кратном соотношении с суммой жалования или суммой причиненного ущерба. При неуплате штрафа виновного посылали на принудительные работы.

Кроме перечисленных наказаний Артикул воинский предусматривал церковное покаяние.

Особенности карательной системы российского законодательства проявлялись в формах уголовной санкции. Господствующей была неопределенная санкция: не определялся вид наказания, или указывался вид, но не определялся размер наказания. Например: «учинить наказание, что государь укажет», или «учинить наказанье, смотря по вине»; или же: «взять пеню, что государь укажет», «посадить в тюрьму до государева указа». Рядом с этим существовали санкции по форме, безусловно определенные, но в практическом применении столь же неопределенные, как и вышеуказанные, и имевшие лишь характер угрозы (например, в целом ряде случаев относительно смертной казни). Вследствие этого, учесть преступника нередко совершенно зависела от политических интересов правительства.

К числу особенностей карательной системы в рассматриваемый период следует отнести отсутствие принципа индивидуальности наказаний. Как в эпоху мести нередко страдали невинные родственники, так и позже подвергались наказанию невинные члены семьи: жена при муже, дети при отце.

Уголовное право носило ярко выраженный сословный характер, который проявлялся в отсутствие равенства всех перед законом, например, нижние чины могли быть подвергнуты любому наказанию, а в отношении высших чинов телесные наказания не применялись.

Заметим, что именно в это время в законе появляются такие виды наказаний, которые в общих чертах напоминают цивилизованные формы уголовной репрессии (ссылка, изгнание со службы, публичное извинение, политическая смерть, тюремное заключение). Это в основном связано со становлением основ современной правовой системы.

Таким образом, в России XVIII в. происходит дальнейшее развитие уголовного права. Предпринимается попытка создания первого уголовного кодекса «Артикула воинскиого». Причем в уголовном законодательстве отразились потребности становления и укрепления абсолютной монархии и бурного развития общественных отношений на путях цивилизации Нового времени, что придало ряд существенных особенных черт развитию российского уголовного права в этот период.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Похожие:

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconСправочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве И. В. Решетникова
Под редакцией доктора юридических наук, профессора И. В. Решетниковой 3‑е издание, переработанное Коллектив

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное...
...

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconУчебник написан и структурирован с учетом профиля подготовки специалистов...
Авторы: доктор технических наук, профессор С. М. Доценко, кандидат технических наук, доцент А. И. Примакин / Под общ ред заслуженного...

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconПособие для логопедов и студентов дефектологических факультетов педагогических...
Под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Л. С. Волковой

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconУчебник для вузов
Криминология. Учебник для вузов / Под общей редакцией ту о о доктора юридических наук, профессора А. И. Долговой. – М.: Издательство...

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconПод редакцией доктора педагогических наук, профессора А. В. Родионова
Психологические закономерности возрастного развития детей и подростков – В. Н. Непопалов, Л. Г. Уляева

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconПособие для общеобразовательных учебных заведений Под редакцией доктора...
Рекомендовано Департаментом общего среднего образования Министерства образования Российской Федерации

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconУчебное пособие для преподавателей и студентов медицинских институтов...
Ценность брошюры заключается также и в том, что в ней напоминается о многих ученых, внесших большой вклад в развитие неврологии и...

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconРоссийская Криминалистика Учебник для вузов Рекомендован Министерством...
Под редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р. С. Белкина

Курс лекций Под редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ н. В. Михайловой iconВопросы к тестовым заданиям по курсу
Подготовлено коллективом кафедры микробиологии с вирусологией и иммунологией мма им. И. М. Сеченова под общей редакцией заведующего...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов