Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной




НазваниеБета: ^Aume-chan^ собсной персоной
страница9/29
Дата публикации06.04.2014
Размер4.08 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29
Глава 17. Неожиданность.

Много отзывов — вот вам скорая прода :3

[27 декабря. Вторник.]

В школе что-то случилось, какое-то ЧП, поэтому это был последний день второй четверти. Обычно мы идем на каникулы 30, но… да, какая разница?!

Наверное, я никогда не был так счастлив. Это чувство, когда сначала жутко волнуешься, а потом испытываешь облегчение … это что-то просто невообразимое! «Камень с души упал». Да тут не камень, с меня весь Эверест сошел! Я ведь говорил, насколько дорог для меня папа. Даже однокашки заметили, что всё образовалось. А ведь… Александр Андреевич выполнил своё обещание. Мне становится стыдно от того, что я какое-то время сомневался в нём, даже на секунду. Я так хотел его поблагодарить, так хотел пожать его руку… да что там! Я расцеловать его был готов! Э… ну, может, с последним я погорячился. Он же всё-таки мой учитель. Да и парень.

Весь день я не мог его поймать. Его не было в классе на переменах, а на уроках я сам должен был находиться в другом кабинете. Но в этот день английский у нас был (последним уроком), поэтому я бы с ним обязательно встретился.

И вот, звонок на последний урок. Я вытянулся в струнку у парты, ожидая прихода учителя (детектива?). И, когда он вошел в класс, опустив глаза в какую-то книгу, я чуть не расплакался от радости. Я ведь все эти два дня молился, что бы ему удалось найти папу, представлял те моменты счастья, когда он сообщит мне об успехе… А ещё я представлял улыбающегося Александра Андреевича. Тепло так, нежно, а в глазах уверенность, передающаяся и мне. И как он треплет меня по голове, чуть нагнувшись, чтобы заглянуть в мои глаза, будто проверить, найти что-то в них. И представлял, как он снова смеется над моими взъерошенными волосами, а я дуюсь, но всё равно тоже смеюсь… Всё же, Александр Андреевич очень хороший человек.

За своими мыслями я и не заметил, как прошло десять минут от урока. Я думал, не надо огорчать учителя, а надо понять тему, поэтому вникнуть в суть урока, но я всё это уже знал. Вспомнил, как выучил всё назло учителю, а на самом деле порадовал. На незапланированных выходных это было. Ещё в конце первой четверти. И турбаза с психами… ого, сколько сразу воспоминаний… И вообще, если сложить всё вместе… Александр Андреевич и правда много мелькает в моей жизни. Даже слишком много для обычного учителя.

Я подумал, что всё-таки стоит послушать рассказ англичанина, но его голос просто зазвучал для меня как мелодия. Не очень громкий, приятный, преподаватель рассказывал понятно, без запинок – точно знал свой предмет. А его движения… В простом взмахе руки всё равно были видны его грация, надменность, всё же присущая ему. И твердость, если не царская, то точно какого-нибудь босса. А выражение лица. Спокойное, иногда на губах проскальзывала тень улыбки, а глаза в это время немного прищуривались и он наклонял голову. Надо же, сколько всего можно увидеть просто в том, как он ведет у нас.

Сердце билось действительно быстро.

Незаметно пролетел целый урок. По его окончании я начал медленно собирать вещи, сказал ребятам, что бы не ждали меня. Так класс опустел.

— У Вас… последний? – робко поинтересовался я.

— Да, — он посмотрел на меня и тихо засмеялся.

— Расскажете всё?

Англичанин кивнул, закрыл дверь на замок и присел ко мне за первую парту.

— Во-первых! – прервал его я. – Почему вдруг Вы – детектив? И как Вы вызвали скорую так быстро, да ещё и отвезли моего папу в такую хорошую больницу? – я строго посмотрел на него, ожидая ответа.

— Понимаешь… — он обвел глазами потолок. – Раньше я работал… в полиции.

— Детективом?

— Типа того. А про больницу – там работает мой знакомый… Но это не важно. Давай к нашему делу. – Он вздохнул. — Бывают же такие друзья…

— Это точно! – я стукнул кулаком по столу, забыв о своем любопытстве. – Вообще не понимаю, как такое могло случиться! Я ведь с самого детства их знаю! Они были такими добрыми… — моё лицо приняло выражение растерянности – до сих пор не хотелось верить в то, что хорошие люди совершили нечто настолько ужасное. Александр Андреевич обнял меня за плечи:

— Понимаешь, в наше время почти каждый человек больше всех на свете любит себя. И чтобы дать самому любимому всё, что он хочет, нужны деньги. А ты сам знаешь, что прибыль начальника куда больше прибыли его заместителей.

— Ну, да, — я кивнул. – А почему именно сейчас?! Они не могли раньше этого сделать? Или позже?

— В этом-то и была главная трудность. Они бы не получили фирму, если б твой отец не написал завещание, в котором, при всём раскладе дел, всё получали бы они.

— А если б не написал?

— Фирма бы перешла государству.

— Как?!

— Это всё тонкости. Не имеют значения.

— Тогда проехали. Но… почему тогда не убили папу сразу?

— Они пытались выпытать у него, где хранится завещание. Видишь ли… твой отец пожелал не оставлять его у нотариуса, а забрать с собой и хранить всё в секрете. То есть, единственная копия была в сейфе. А сейф найти дружки не смогли, поэтому им нужно было выпытать всё у твоего отца. Но он держался.

— Погодите… а как тогда Савиров и Фёдоров о завещании узнали, если об этом знал только папа?

— Нотариусом оказался двоюродный брат Савирова. Он-то и рассказал родственничку о возможном крупном наследии. Он, кстати, тоже привлечен к уголовному делу.

— Вот сволочь! – я даже закусил губу.

— Ночью, когда твой отец возвращался с работы, его, на тот момент, друзья встретили и вырубили. Он не оказал сопротивления, потому что доверял им и не ждал подвоха. – Мои руки сами сжались в кулаки.

— Значит, в тот день их всё-таки не было на даче?

— Как сказать. Их алиби было определено по показаниям свидетелей и записи видеокамеры.

— Тогда… как Вы догадались? – сморгнул я. Учитель улыбнулся.

— Понимаешь, камера записала то, как они у себя в фирме, стоя у автоматов с кофе, договариваются выпить. Однако именно это и показалось мне странным. Каждый день до этого, без исключения, они брали кофе, садились за один и тот же столик и тихо беседовали о чем-то. А в этот раз они остались у автоматов, поближе к камере, причем говорили уж слишком громко. Так, что всё отчетливо было слышно. – Я раскрыл рот от удивления. Это ж сколько надо всего видео просмотреть, чтобы понять уловку и заметить её! – А соседи сказали, что видели дружков на даче. Но, как потом выяснилось, это были не они, а переодетые ими подкупленные люди.

— А как же папа? Всю дачу ведь обыскивали. Если его избивали в сарае… То там должна была быть его кровь! Он сам, в конце концов!

— Фёдоров и Савиров знали, что и дачу будут обыскивать. Поэтому… — он замолчал.

— Ч-что?..

— Они… э… спрятали его.

— Куда? – я нахмурился – как-то странно англичанин об этом говорил.

— Ну…

— Ну. Говорите прямо, — не выдержал я.

— Они закопали твоего отца. – Мои глаза расширились от ужаса, дыхание аж перехватило. – Не волнуйся, не волнуйся! – замахал руками Александр Андреевич. – Он был в…таком деревянном сооружении…

— В гробу, Вы имеете в виду, — понял я.

— Ну… да. Он в расколоченном виде тоже находился в сарае. А рядом – аппаратура для дыхания под водой. Этим и объясняется, почему твой отец не задохнулся – у него был воздух из баллонов, и на всякий случай они оставили дыру для кислорода снаружи. – Я нервно сглотнул. На что только люди не идут, чтобы обогатиться… Даже на такое. — Закопав его, Савиров и Фёдоров выпили, чтобы в них нашли алкоголь, а их копии смылись.

— Ужас… — я честно был ошарашен. Чтобы лучшие друзья так поступили… Даже ради больших денег… Это просто неприемлемо.

— В общем, — он вздохнул, – Я всё рассказал, — он улыбнулся и потрепал меня по голове.

Уголки моих губ сами поползли вверх.

— Спасибо Вам… Я даже не могу передать словами, насколько Вам благодарен…

Он кивнул и дотронулся своим лбом до моего:

— Если будут ещё проблемы – всегда говори мне. Я обязательно помогу тебе.

— Д-да…

Он так часто стал так прикасаться ко мне. Сердце начинало биться быстрее, щеки розовели и…становилось тепло. Не знаю, почему, но тело как-то само, без приказа мозга, разума, здравого смысла, в конце концов… Я дотронулся губами до губ учителя. Теплые, его дыхание горячее. Ничего такого, просто легкое прикосновение, но оно разлило по всему телу такое приятное ощущение, что хотелось окутаться им навсегда. Я отстранился. Александр Андреевич смотрел на меня расширенными глазами, приобретшими сейчас оттенок светлее, чем обычно, его рот приоткрылся, а брови высоко взметнулись вверх. Никогда я не видел его таким потрясенным.

И тут я понял, что только что сделал.

Я свалился со стула, опрокинув и предмет мебели за собой, кое-как поднявшись, схватил рюкзак, налетел на парту, врезался в закрытую дверь, благо, ключ был в замке, и я с пятого раза открыл его и побежал, куда глаза глядят.

Слава Богу, наступают каникулы, и через две недели мы оба забудем про это маленькое недоразумение…

Глава 18. А всё из-за ливня.

Кхм, честно говоря, какая-то корявая вышла глава Т.Т вот совсем что-то… извиняюсь Т.т

Но дальше так не будет, честно :3

И проды не было, потому что не было Инета.

О, и пометка «Макси» оправдала себя *О* более 70 машинописных страниц (и пока не было извращений, бедные вы мои xD). Честно говоря, в голове всё это как-то компактнее выглядело… Да и некоторые детали добавлялись по ходу. В общем, я в шоке.

Ладно, а теперь читайте часть (корявую же, черт побери Т.Т).

[28 декабря.]

Папа, конечно, выглядел не очень, даже очень «не». Нескоро его ещё выпишут. Но хотя бы шел на поправку. Он назначил нового зама, который прекрасно справлялся с работой за него. В силу обстоятельств, папа не работал, но зарплату получал. Мы бы радовались этому, если б расклад дел был другой.

Мама всё время проводила с ним в больнице, ухаживала. В обычные дни я заглядывал после школы, а когда наступили каникулы, я бы тоже всё время был с папой, но меня отправили к маминой подруге в деревню, сразу после окончания четверти, двадцать седьмого вечером. На праздник я бы вернулся, тридцать первого, потом снова уехал бы уже до конца каникул. Нет, я, конечно, протестовал бы, но папа сказал, что так будет лучше. Ослушаться его я не смог.

Именно поэтому я сидел у окна в деревянном домике и смотрел вдаль. Скоро наступал Новый Год, а снега так и не было. Да и температура не опускалась ниже семи градусов плюс, что не могло не удручать. Вот такая неприятная аномалия образовалась в этом году. В общем, находился я в совершенно подавленном состоянии, и ничто не могло меня развеселить, даже наивкуснейшие оладьи маминой подруги.

[29 декабря.]

Этот день с утра вообще не сулил ничего хорошего. Разыгралась буря. Дул сильный ветер, ливень шел, не переставая, громыхало так, что уши закладывало. В принципе, многие, как и я, любят такую погоду за окном, когда ты сидишь в мягком креслице, закутавшись в плед. Я бы тоже, наверное, наслаждался, но было, увы, одно, просто гигантское НО: с цивилизацией нас связывал только один-единственный мост через речку, который мог уйти под воду или сломаться, не выдержав напора стихии. А это значило то, что я не смог бы попасть к родителям на праздник. Хотелось выть и рыдать в подушку, это был наихудший вариант развития событий.

Тётя Лена, а именно так я называл мамину подругу, крутилась рядом, что-то говорила мне своим веселым задорным голоском, но я совершенно не слушал, и её голос смешивался с монотонным шумом дождя.

— Боже, Боже! – она настолько сильно это прокричала, что даже я отвлекся от своих грустных мыслей. – Совсем промокли! – прокричала она.

— Спасибо, что впустили… мне бы только мотоцикл заправить…

Погодите… Этот голос… Нет… этого не может быть… я медленно повернулся, и, о, Боги! За преследование срок полагается!

— Соколов? /Александр Андреевич? – одновременно произносим мы, каждый своё. – Что ты тут делаешь? / Что Вы тут делаете? – и снова вместе.

Учитель стоял в черно-красном кожаном мотоциклетном костюме и с шлемом в руках.

Тётя Лена непонимающе похлопала рыжими ресницами, а потом сообразила:

— Аааа…так вы знакомы? Вот это да! Ну, э… Александр? Останетесь на ночь?

— Нет, мне нужно в город, спасибо, — твердо заявил он.

И тут я понял, что это мой шанс.

— Александр Андреевич! – я вскочил, вцепился в мокрого учителя мертвой хваткой. – Пожалуйста, заберите меня с собой!!! Мост может сломаться, а я хочу к родителям на праздники!!!

Я умоляюще на него смотрел, а он на меня – непонимающе. Но, вздохнув, наконец, сказал:

— Хорошо. Мне всё равно по пути, — он взъерошил мои волосы, я начал прыгать от радости, а на глаза стали наворачиваться слёзы счастья.

Хочется учителя прям расцело… я резко замер. Мои глаза в ужасе распахнулись. Накатили воспоминания о недавнем поцелуе. Я медленно повернул голову в сторону англичанина. Тот смотрел на меня, изогнув бровь. Я кивнул и сказал, что пошел собирать вещи.

О, Господи! Я и забыл уже про это недоразумение! Может, и он забыл? Это была всего лишь случайность, маленький необдуманный поступок…

Так лихорадочно мысля, я собрался и оделся. Учитель уже заправил своего черного железного коня. Он дал мне шлем, надел такой же сам, сел за руль, а я сзади, обнимая его за талию… черт побери! Соколов! Не думай ни о чем таком… ты просто держался за него, чтобы не упасть… и всё…а поцеловал ты его случайно…совершенно случайно… Ладно… лучше просто не думай об этом… думай о том, как ты приедешь к папе с мамой и все будут счастливы…

Немного, но помогло. Пока хватит.

А вообще я хвалил небеса за появление Александра Андреевича. Мост мы проехали, когда на нем уже был тонкий слой воды, а каждая секунда была на счету. Да, к тому же, если мост развалился, то я точно не приехал бы к тете Лене, а остался дома или в больнице с родителями. Я сильнее прижался к англичанину. Подарок Богов, ну, надо же…

Странно, но всего полчаса спустя ливень и ветер прекратились. Я сказал это учителю, он ответил, что мы просто выехали из зоны тучи.

Сначала мы ехали по асфальтированной дороге, машины встречались изредка. Ничего примечательного не было, только лес справа и река слева. Правда, смотря на безлиственную чащу, мне чудились волки и маньяки с солдатами. Благо, больше не снились «голые деревья», желтые кусты и озабоченный учитель. Хоть я и не показывал этого, я всё ещё боялся оставаться один, и мне часто снились кошмары. Хоть прошло уже два месяца с тех ужасных дней на турбазе. «Мужчина должен всегда держаться молодцом, и не расстраивать женщин!» — с детства говорил мне папа. Ослушаться опять же я его не мог, поэтому после поездки один дрожал под одеялом и пил кучи успокоительных, ничего не говоря маме. Что ж, держусь я молодцом, это точно. Я же, в конце— то концов, мужик! О, если мама узнает, что будет!.. Я тяжело вздохнул.

Стало темно уже и от времени суток, и от серой занавеси туч, закрывающей небо.

— Держись, сейчас повернём, — услышал я голос Александра Андреевича, и покрепче в него вцепился.

Мы и правда свернули вправо, поехали по широкой тропе вглубь леса. Моё внимание привлекло одно двухэтажное строение рядом с поворотом:

— Домик? – спросил я.

— Мотель, если быть точным.

И его мы проехали. Я подумал, кто остановится в такой глуши? Ну, разве что любители природы.

Лес с двух сторон, вечер, затянутое небо – всё это ужасно пугало, я бы уже, наверное, дрожал от страха, но, ощущая присутствие учителя, обнимая Александра Андреевича, того, кто точно меня защитит, я не боялся.

Неожиданно мы остановились.

— Слезай. – Сказал мне англичанин. Внутри всё почему-то похолодело, я не мог двинуться с места. – Соколов, слезай, говорю.

Мне пришлось подчиниться. Что он сделает? Бросит меня? Одного оставит? Или… Он тоже слез с мотоцикла и стал его осматривать.

— Ну, всё, приехали, — недовольно сказал он и вздохнул. – Я такое не починю… Придется переночевать в мотеле.

— А как же…

— Не бойся, к Новому Году успеем. Пошли.

Он вручную повез своего коня, я шел рядом.

Скоро показался и тот маленький двухэтажный домик светло-желтого цвета, небольшой садик возле него, огороженный заборчиком. Мотоцикл Александр Андреевич оставил у входа, мы пошли внутрь строения.

Войдя в дверь, колокольчик которой огласил наше появление, я стал оглядываться: всё скромно, как и ожидалось, но уютно. Небольшая деревянная стойка регистрации, мягкий персиковый диванчик и два кресла такого же цвета, с длинным ворсом ковер, дверь в, судя по столикам, столовую и лестница наверх.

— Иду, иду! – послышался чей-то голос.

К нам вышла женщина в очках, лет пятидесяти. Маленькая, пухленькая с копной рыжих кудрявых волос и в фартучке.

— Здравствуйте! Я хозяйка, Марь Степановна! Вы поселиться?

— Да, ненадолго, — ответил Александр Андреевич. – У Вас есть кто-нибудь, кто сможет починить мотоцикл?

— Да, как раз мой племянничек приехал, он в этом разбирается. Миша! – позвала она. Вышел брюнет с щетиной на лице, парень лет двадцати. На нем был перемазанный в чем-то комбинезон.

— Да?

— Почини-ка этому молодому человеку его мотоцикл. А вы снимете номер? – обратилась она к нам. – Сейчас совсем никого в мотеле нет. И… правда, номера только с двуспальными кроватями.

— Ничего, давайте номер.

Я немного покраснел. Я буду спать в одной постели с Александр Андреевичем… что ж, не страшно. Подумаешь…

Хозяйка что-то написала у себя и вручила ключи учителю. Он кивнул, и мы пошли в номер на втором этаже. Там всё было тоже в персиковых тонах, уютно, хоть и недорого. Что-то вроде небольшого коридорчика с дверью в ванную, после него сама комната: застеленная кровать, стоящая боком к выходу, далее маленький столик с креслом, напротив – телевизор, небольшой холодильник. И в конце помещения находилось окно, прикрытое легкими шторами.

— Неплохо, — сказал Александр Андреевич, я кивнул. – Обещали ужин сейчас принести. А я пока в душ, — он скрылся за дверью ванной.

Я присел на краешек кровати и включил телевизор и, найдя очередной ситком, стал его смотреть, дивясь глупости некоторых «шуток». Вскоре принесли ужин, я постучал Александру Андреевичу, тот сказал, что скоро выйдет. А я пока принялся за принесенные борщ и пюре с котлетами. Вкусно было, кстати.

Англичанин вышел в джинсах и футболке, мокрый мотоциклетный костюм был повешен сушиться. Учитель тоже стал кушать, управился куда быстрее меня:

— Доедай и иди в душ. А мне надо кое-что в аптеке купить.

— Ладно.

Под теплыми струями воды было очень приятно находиться. Я весь продрог из-за мокрой от дождя одежды, поэтому душ был моим спасением. Гелем, который стоял на полочке я вымылся, шампунем помыл голову. Всё это было с персиковым запахом, видимо, у хозяйки какой-то сдвиг на персиках…

Вдоволь нанежившись, я выключил воду, вытерся полотенцем и надел свою сменную одежду – штаны и футболку, которые были в чемодане.

Выйдя, я закрыл дверь ванной и прислонился к ней, выдохнув. В комнату вошел Александр Андреевич. Мы на секунду встретились глазами, и я сразу покраснел. Всё-таки, случай в школе пока не выветрился из моей головы. Я опустил голову, смущаясь. По крайней мере, англичанин ещё не упоминал то недоразумение. Думаю, он понял, что так будет лучше. Я вздохнул. Забыть бы это поскорее…

Александр Андреевич шагнул ко мне. Моя макушка была ему по плечи, поэтому я задрал голову, вопросительно на него смотря, и тут почувствовал прохладные пальцы на подбородке. Лицо учителя как-то странно приблизилось, и в следующую же секунду он впился в мои губы своими… В мой, приоткрытый от удивления рот, скользнул его язык, свою руку он переместил мне на талию. А я так и стоял, не двигаясь и не понимая, что происходит…

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29

Похожие:

Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной iconБета-адреноблокаторов
АР) ос и Р, различающихся по чувствительности к медиаторам адреналину и норадреналину. В дальнейшем были выявлены субпопуляции ар...

Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной iconНазвание Состав/активные
Мыльная основа sls-free, бетаин, д-пантенол, бета-циклодекстрин, Honeyquat, экстракты крапивы, хмеля, хвоща, эфирные масла мяты и...

Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной iconКальций, магний, фосфор, витамин В3, витамин В5, бета-каротин, много...
Противоопухолевое, антиоксидантное, очистка кишечника, отличный источник клетчатки, антибиотик, антивирусное (сера) — стимулирует...

Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной iconИсточники поступления витаминов в организм и признаки гиповитаминоза
Витамин а содержится в продуктах животного происхождения (рыбьем жире, печени, сливочном масле, молочных продуктах и т д.). Во многих...

Бета: ^Aume-chan^ собсной персоной iconДжеймс Кори Пробуждение Левиафана Джеймс Кори пробуждение левиафана
За мной огромный долг Тому, Сэйк‑Майку, Не‑Сэйк‑Майку, Портеру, Скотту, Радже, Джефу, Марку, Дэну и Джо. Спасибо, ребята, за бета‑ридинг....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов