Дипломатия древнего мира




НазваниеДипломатия древнего мира
страница8/14
Дата публикации24.08.2013
Размер1.3 Mb.
ТипДиплом
zadocs.ru > Право > Диплом
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

^ Дипломатическая борьба в эпоху Пелопонесской войны (431 — 404 гг. до нашей эры). Усиление Афин, нарушавшее систему политического дуализма в пользу Афин, послужило причиной Пелопонесской войны (431 — 404 гг. до нашей эры). Пелопоннесская война обострила все внутренние и внешние противоречия эллинского мира. Для всевоз­можных дипломатических комбинаций открывалось самое ши­рокое поле.

Открытию военных действий предшествовала ожесточенная Дипломатическая борьба, продолжавшаяся целых пять лет (436 — 431 гг. до нашей эры). В ней приняли участие все гре­ческие государства, которые входили в Лакедемонскую и Афин­скую симмахии.

Ближайшим поводом к войне послужил эпидамнекий ин­цидент. То было столкновение чисто местного значения, воз­никшее на почве географической тесноты эллинского мира. Вскоре, однако, местный спор перерос в конфликт обще­греческого значения. Канва событий такова.

В богатом и многолюдном городе Эпидамне (современный Дураццо), колонии острова Керкиры на западном берегу Греции, в 436 г. до нашей эры произошло столкновение демо­кратов с олигархами. Последние призвали себе на помощь соседей-варваров. Теснимые противниками, эпидамнские демо-краты, не получая помощи от Керкиры, своей метрополии, отправили посольство в Дельфы за советом, не передать ли им своего города Коринфу, оспаривавшему права у Керкиры на Эпидамн. Дельфийское жречество высказалось за такое решение.

Тогда керкиряне со своей стороны отправили посольство в Коринф с требованием передать вопрос об Эпидамне на ре­шение третейского суда. Не получив определенного ответа от Коринфа, поглощенного подготовкой к войне, керкиряне отправили посольство в Афины, прося принять их в Афин­скую симмахию и признать их право на Эпидамн. Керкирские послы доказывали афинянам, что если Керкире не будет ока­зана помощь, они вынуждены будут подчиниться коринфянам. Тогда Афинам придется сражаться с двумя сильнейшими морскими державами Греции — Коринфом и Керкирой.

Вслед за посольством Керкиры в Афины прибыло и ко­ринфское посольство. Оно обвиняло керкирян в наглости и корыстолюбии и протестовало против принятия их в Афин­скую симмахию. Афиняне решили не принимать керкирян в свою симмахию, а заключить с ними лишь оборонительный союз. Формально они не нарушали условий Тридцатилетнего мира, который запрещал одной симмахии расширяться за счет другой. Вступая с керкирянами в дружественный союз, Афины рассчитывали достигнуть сразу двух целей: 1) посеять вражду между двумя сильнейшими в то время морскими державами Греции — Керкирой и Коринфом — и тем самым ослабить этих главных своих противников и 2) закрепиться в важнейших гаванях на западном торговом пути в Италию и Сицилию.

Расчеты Афин на поединок Керкиры и Коринфа оправда­лись. В разразившейся Керкиро-коринфской войне обе воюю­щие стороны были обессилены. Но военная помощь, оказанная Афинами Керкире, вызвала протест Пелопоннесского союза по поводу нарушения Афинами договора 445 г.

К этому присоединился и второй конфликт между пело-поннесцами и афинянами — из-за колонии Потидеи на Хал-кидском полуострове. На Потидею имели виды и афиняне и коринфяне. На сторону последних стал и македонский царь Пердикка. Он был обижен на афинян за их союз с его братом и врагом Филиппом и поднял против афинян пограничные племена. Воспользовавшись этим случаем, большая часть городов Халкидского полуострова восстала против афинян. Однако отправленная Афинами эскадра в 30 кораблей разбила войска потидеян и коринфян и положила конец восстанию.

^ Союзная конференция в Спарте (432 г. до нашей эры). После этого коринфяне, потидеяне и Пердикка направили посольства в Спарту с требованием немедленного созыва общесоюзного совещания (силлогос) по поводу на­рушенияАфинамидоговора445г.Этот протест поддержали и другие греческие города, недовольные Афинами. В результате в 432 г. в Спарте было созвано сове­щание всего Пелопоннесского союза.

Совещание 432 г. было настоящей дипломатической кон­ференцией. На ней резко столкнулись интересы ряда гре­ческих государств. Прения носили бурный характер. Пер­выми выступили коринфские делегаты. Они обрушились на своего гегемона Спарту. Заинтересованные в немедленном открытии военных действий против Афин, они обвиняли спар­танцев в бездеятельности, медлительности и неосведомлен­ности в общегреческих делах. «Вы, — говорили коринфские представители спартанцам, — отличаетесь рассудительностью, но вы плохо знаете, что творится за пределами вашей страны». Другое дело — афиняне. Осведомленностью, быстротой и со­образительностью они далеко опередили всех остальных греков. Благодаря этому они одну часть греков уже поработили, а другую намерены покорить в скором времени. «Афиняне всегда на словах выступают против войны; на самом же деле они усиленно к ней готовятся».

Коринфяне делали вывод о необходимости создания анти­афинской коалиции и немедленного открытия военных дей­ствий против Афин, похитивших греческую свободу. С ответом на речь коринфян выступили афинские делегаты.

В высшей степени искусно построенная аргументация афинских послов развертывалась по двум линиям. С одной стороны, они доказывали, что гегемонию в эллинском мире и среди варваров афиняне приобрели ненасилием и интригами. Они достигли ее вполне законным путем во время националь­ной войны с персами, проявив в защите общегреческих инте­ресов «величайшее рвение и отвагу».

Приходится удивляться не тому, говорили послы, что Афины занимают руководящее положение в эллинском мире. Удиви­тельно то, что при такой мощи они столь умеренно пользуются своими преимуществами и проявляют больше справедливости, чем это вообще свойственно человеческой природе. «Мы полагаем, что всякий другой на нашем месте лучше всего показал бы, насколько мы умеренны».

Афинские делегаты предлагали Союзному собранию учесть, с каким могущественным государством предстоит борьба членам Пелопоннесского союза, коль скоро они склонятся к решению предпочесть миру войну. «Подумайте, сколь велики неожиданности войны. Не принимайте на себя ее тяжелого бремени в угоду чужим замыслам и притязаниям. Не нару­шайте договора и не преступайте данной вами клятвы».

После этого все союзные послы покинули собрание. Оставшись одни, спартанцы стали обсуждать вопрос в за­крытом совещании, взвешивая доводы за и против немедлен­ного объявления войны Афинам. Мнения самих спартанских представителей поэтому вопросу разделились.

Первым выступил царь Архидам. «Человек рассудительный и благоразумный», он высказался за осторожную политику. Исходя из чисто военных соображений, Архидам советовал не доводить дела до вооруженного конфликта с первоклассной морской державой — Афинами, при недостаточности союз­нического флота. «Не следует, — говорил он, — ни про­являть слишком много военного задора, ни обнаруживать излишней уступчивости. Нужно умело устраивать собствен­ные дела, заключая союзы не только с греками, но и с вар­варами. Главное, всеми способами необходимо увеличивать свою денежную и военную мощь».

Против Архидама выступил эфор Сфенелаид. Он предлагал голосовать за немедленное объявление войны. Только быстрым налетом, полагал он, можно захватить Афины врасплох и выполнить свой долг перед союзниками. По окончании речи Сфенелаид поставил вопрос на голосование уполномоченных государств, которые присутствовали на конференции. Боль­шинство высказалось за предложение эфора, признав, что мирный договор 445 г. нарушен Афинами и что неизбежным следствием этого нарушения является война.

Таким образом, усилия дипломатов не предотвратили Пело­поннесской войны. Однако они оказали существенное влияние как на ее подготовку, так и на все последующее течение со­бытий. Во всяком случае благодаря дипломатии общегрече­ская катастрофа была отсрочена на целых пять лет.

^ Никиев мир (421 г. до нашей эры).Обмен посольствами продолжался и после объявления войны. Разница состояла лишь в том,что переговоры велись воюющими странами «без глашатаев», т. е. полуофици-альным путем. В 423 г. обессиленные войной противники пришли к согла­шению и заключили перемирие, завершившееся так назы­ваемым Никиевым миром 421 г. Текст Никиева мира инте­ресен как образец дипломатических документов античной Греции. В передаче Фукидида текст договора гласит: «Настоя­щий договор заключили афиняне и лакедемоняне с союзниками на следующих условиях, утвержденных клятвами каждого города... Да не позволено будет лакедемонянам с их союз­никами браться за оружие с целью нанесения вреда афинянам и их союзникам, ни афинянам с их союзниками — для нане­сения вреда лакедемонянам и их союзникам, какими бы то ни было способами».

Далее определялись права городов, возвращаемых лаке­демонянами афинянам и обратно. Эти города объявлялись независимыми. «Городам, — гласил подписанный текст дого­вора, — быть независимыми, пока они уплачивают дань, уста­новленную Аристидом. Да не позволено будет по заключении договора ни афинянам, ни их союзникам браться за оружие во вред городам».

Вторым центральным пунктом Никиева мира был вопрос о возвращении захваченных территорий и об обмене военно­пленными. В последнем были больше всего заинтересованы спартанцы, которые потеряли в сражении при Сфактерии свой отборный корпус.

«Лакедемоняне и союзники обязуются возвратить афинянам Панакт, афиняне лакедемонянам — Корифаси... и всех лакедемонских граждан, содержащихся в заключении в Афинах или в какой-либо другой части Афинского государства, а равно и всех союзников... Также и лакедемоняне с их союзниками обязуются возвратить всех афинян и их союзников». Особой статьей были оговорены права Дельфийского храма.

Договор заключался на 50 лет. Он должен был соблюдаться заключившими его сторонами «без коварства и ущерба на суше и на море» и скреплялся присягой: «буду соблюдать условия и договор без обмана и по справедливости». Присягу условлено было возобновлять ежегодно и в каждом городе отдельно. В конце договора имелась оговорка, которая позво­ляла в случае нужды вносить в текст необходимые изменения. Договор входил в силу за шесть дней до конца месяца Елафеболиона. В конце следовали подписи лиц, заключивших договор.

В том же году между Афинами и Спартой было заключено еще одно характерное для рабовладельческих государств «Дружественное соглашение». Оно предусматривало взаимо­помощь обеих сторон в случае нападения какой-либо третьей Державы или восстания рабов, которые всеми без исключения правительствами античных государств признавались опасной силой. В этом сказался вполне определившийся рабовла­дельческий характер греческого государства того времени. На Древнем Востоке в известном договоре Рамсеса II с Хаттушилем III также предусматривалась взаимная помощь двух царей в случае внутренних восстаний. Но там имелись в виду мятежные выступления подвластных племен. Здесь, в Греции периода Пелопоннесской войны, Афины и Спарта заключают соглашение о взаимной интервенции против класса рабов. Несмотря на свою политическую борьбу, они оказы­ваются солидарными перед лицом враждебного класса рабов, выступления которых угрожали основам античного рабовла­дельческого строя.

Через несколько лет вооруженный конфликт между Афи­нами и Спартой возобновился и принял чрезвычайно широкие размеры. Исходным моментом второго периода Пелопоннес­ской войны послужила военная экспедиция Афин в Сицилию (415 г. до нашей эры). Посылка этой экспедиции была серьез­ной ошибкой афинской дипломатии, предварительно не изу­чившей политического состояния Сицилии и слепо доверившей­ся сообщениям сицилийских посольств, которые прибыли в Афины просить помощи против Сиракуз.

Сицилийская катастрофа имела своим последствием государственный переворот в Афинах (411 г. до нашей эры) и глу­бокие изменения в международных отношениях греческого мира. «Вся Эллада пришла в сильное возбуждение ввиду тяже­лого поражения Афин». Каждое государство спешило объявить себя врагом Афин и примкнуть к антиафинской коалиции. Все враги Афин, замечает Фукидид, были убеждены, что «дальнейшая война будет кратковременной, а участие в ней почетным и выгодным».

^ Дружественный договор Спарты с Персией (412 г. до нашей эры). Однако враги Афин скоро убедились, что могущественная Афинская республика даже и после сицилийской катастрофы продолжает сохранять свою морскую мощь. Победить Афины можно было лишь при наличии большого флота, которого ни Спарта, ни союзники не имели. Постройка же флота предполагала наличие богатой казны, которой также не обладали ни Спарта, ни ее друзья. Един­ственный выход из создавшегося положения антиафинская коалиция видела в том, чтобы обратиться за денежной по­мощью к персидскому царю Дарию II.

Царь охотно принял на себя роль международного банкира. Дарий считал создавшееся положение как нельзя более благо­приятным для восстановления своего могущества в Эгейском море и Малой Азии. В качестве дипломата персидского царя в эти годы выступал человек незаурядных способностей — Тиссаферн, царский наместник (сатрап) в Приморской области, в которую входили греческие города.

По предложению Тиссаферна в Спарту было отправлено сразу два посольства: от островных греков, которые отпали от Афинского союза, и от самого Тиссаферна. Оба посольства предложили лакедемонянам мир и союз. Тиссаферн надеялся достичь сразу двух целей: ослабить Афины и при поддержке Спарты обеспечить более регулярное поступление дани царю от подвластных ему греческих городов Малой Азии. Имея за своей спиной Афины, малоазиатские греки уплачивали дань крайне неаккуратно и притом постоянно грозили отпадением. Кроме того, при поддержке Спарты Тиссаферн рассчитывал наказать своих врагов, проживавших в Греции.

В результате недолгих переговоров в 412 г. в Лаке де­моне был заключен союз между Спартой и Персией на вы­годных для царя условиях. Согласно этому договору, персид­скому царю передавались «вся страна и все города, какими ныне владеет царь и какими владели его предки». По другой статье, все подати и доходы указанных стран и городов, ко­торые до тех пор получали Афины, отныне передавались пер­сидскому царю. «Царь, лакедемоняне и их союзники обязуются общими силами препятствовать афинянам взимать эти деньги и все остальное». Следующая статья гласила, что войну против Афин должны вести сообща царь, лакедемоняне и их союзники. Прекращена война может быть только с общего согласия всех участников договора, т. е. царя и Спартанской симмахии. Всякий, кто восстанет или отложится от царя, Спарты или союзников, должен считаться общим их врагом. Текст договора был скреплен подписями Тиссаферна от имени Персии и Халкидеем, спартанским навархом (начальником морских сил), от имени Спарты.

Договор 412 г. был навязан Спарте ее безвыходным поло­жением. Он вскоре вызвал недовольство самих спартанцев, потребовавших его пересмотра. С другой стороны, и Тисса­ферн не вполне точно соблюдал принятое им на себя обяза­тельство — выплачивать содержание лакедемонским морякам.

Начались новые переговоры. В результате между спартан­цами и персами был заключен договор в городе Милете. По сравнению с прежним соглашением Милетский договор был более выгоден для Спарты. Царь подтвердил свое обязательство поддерживать и оплачивать войско Лакедемонского союза, находящееся на персидской территории.

Впрочем, и этот договор не мог вполне удовлетворить лакедемонян, ибо они претендовали на общегреческую гегемонию. Притом в силе оставалась весьма растяжимая статья, передававшая царю все города и все острова, какими владел не только он сам, но и его предки. «По смыслу этой статьи,— говорит Фукидид, — лакедемоняне вместо обещанной всем эллинам свободы вновь наложили на них персидское иго».

Требование Спарты устранить эту статью вызвало гнев Тиссаферна. Персидского сатрапа уже начинал беспокоить твердый тон спартанских дипломатов. С этого времени персид­ская дипломатия делает поворот от Спарты в сторону Афин, своего недавнего врага.

^ Система политического дуализма Алкивиада. Советником Тиссаферна был афинянин Алкивиад. В это время он состоял на спартанской службе, но тяготился тамошними порядками и подготовлял почву для своего возвращения в Афины. Алкивиад советовал Тиссаферну вер­нуться к исконной дипломатии восточных царей: поддерживать в греческом мире систему политического дуализма и, таким образом, не допускать чрезмерного усиления ни одного из греческих государств. Если, говорил Алкивиад, господство на суше и на море в Греции будет сосредоточено в одних руках, царь не будет иметь себе союзника в греческом мире. Вследствие этого, в случае обострения отношений с греками, он будет вынужден вести войну один с большими расхо­дами и риском. Гораздо легче, дешевле и безопаснее для царя предоставить эллинским государствам истощать друг друга.

С точки зрения интересов персидской политики, в данный момент целесообразнее было поддерживать не спартанцев, а афинян. Диктовалось это тем соображением, что афиняне стремились подчинить себе лишь часть моря, предоставляя в распоряжение царя и Тиссаферна всех прочих эллинов, живущих на царской территории. Между тем, в случае пере­хода гегемонии к Лакедемонскому союзу, спартанцы не только освободили бы эллинов от афинского гнета, но, весьма ве­роятно, пожелали бы также освободить их и от персидского ига. Из всего этого Алкивиад делал практический вывод: не торопиться с окончанием войны, истощить афинян до по­следней степени, а потом, соединившись с ними, разделаться также и с пелопоннесцами. Первым шагом к этому должно было явиться уменьшение жалованья пелопоннесским морякам, по крайней мере, наполовину.

Алкивиад своей политикой преследовал прежде всего личные цели. Он мечтал вернуться в Афины и заменить демо­кратический строй республики олигархией. Достигнуть этого он и его друзья надеялись при помощи Тиссаферна и царской казны. Предательская деятельность Алкивиада достигла своей цели. Персия стала оказывать поддержку Афинам против Спарты.

После смерти Алкивиада афинскому стратегу Конону удалось организовать в 395 г. до нашей эры антиспартанскую коалицию в составе Афин, Коринфа, Фив и других городов. Началась долгая и ожесточенная Коринфская война (395 — 387 гг. до нашей эры). В результате ее гегемония Афин воз­родилась, зато Спарта былавконец разорена и истощена.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Похожие:

Дипломатия древнего мира iconИстория древнего Рима последний этап в развитии древнего мира, охватывает...

Дипломатия древнего мира iconДипломатия в средние века
Европы. Наконец, в связи с возникновением крупных феодально-абсолютистских монар­хий дипломатия средних веков становится орудием...

Дипломатия древнего мира iconТема 5: Афганистан в 1918-1945 гг
Бойко В. Афганская дипломатия в годы войны и мира: персональное измерение // мэмо. 1997. №1

Дипломатия древнего мира iconВопросы к экзамену по истории педагогики Зарождение воспитания в...
Зарождение и развитие педагогической мысли в трудах философов Древнего мира (Сократ, Платон, Аристотель, Демокрит, Квинтилиан)

Дипломатия древнего мира iconКурс: история государства и права зарубежных стран часть История...
История государства и права Древнего мира (рабовладельческие государства и право)

Дипломатия древнего мира iconВопросы к экзамену по истории древнего мира
Раннеклассовые общества и первые государства на Крите и в Ахейской Греции (конец III-II тыс до н э.)

Дипломатия древнего мира iconПрава человека Курс лекций
Становление и развитие прав человека от Древнего Мира до Великой Французской революции

Дипломатия древнего мира iconI цивилизационное наследие Древнего мира, Средние века и Беларусь
Определите, какой из не восточнославянских языков оказал влияние не только на лексику, но и на фонетику белорусского языка

Дипломатия древнего мира iconВсероссийская научная конференция Томск, 24-25 февраля 2012 г
Кандидат исторических наук, заведующий кафедрой истории древнего мира, средних веков и методологии истории исторического факультета...

Дипломатия древнего мира iconТемы рефератов по курсу «История ландшафтной архитектуры» история древнего мира
Вавилон. Мифы о Вавилонской башне и легенды о Висячих садах Семирамиды, их образы в живописи, описания и реконструкции

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов